TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Март 2001 года
     
СПЕЦНАЗ ЗАРУБЕЖЬЯ: "Лаванда" и "Кобра" идут в горы
     
  —Эх, нам бы их снаряжение, — мечтательно подытоживает разговор о прошлых “боях” с коллегами из США и Аргентины и преимуществе в них своих горных стрелков из батальона “Лаванда” командир бригады специального назначения внутренних войск Украины Сергей Алеров.

В свое время, когда этот батальон — так же, как его собрат с менее романтичным, но по-военному более конкретным названием “Кобра” — еще входил в состав уже несуществующей в Украине Национальной гвардии, представители заграничных родственных воинских формирований бывали здесь частыми гостями. И всякий раз никто из них не отказывался посоревноваться в мастерстве и специальной выучке, помериться силами с украинцами в рукопашном бою или посчитать дырки в мишенях. Комбриг, которому этот батальон подчинен, не без гордости вспоминает, как украинские горнострелки обставляли заокеанских гостей со всем их навороченным снаряжением (оружие иностранцам выдавали наше) в умении обезвреживать “преступников”, выдерживать длительные переходы по горам, разворачивать походные лагеря, сутками питаться в буквальном смысле подножным кормом — тем, что стрелкам удавалось находить в Крымских горах.
Впрочем, отклоняясь немного в сторону и в очередной раз давая читателю повод поразмышлять о загадках славянской души, скажу, что почти то же самое я слышал и видел в Житомирской аэромобильной бригаде — фактически том же спецназе, только воздушном. Заместитель командира бригады полковник Козлов признался мне, что натовцы у них бывают почти каждые два месяца. Ну, эффект от сравнения их выучки с выучкой украинских десантников (никак не могу привыкнуть к слову аэромобилист), как я уже сказал, такой же. “А вот россиян мы здесь не видели уже года четыре, да и то последний раз приезжал лишь военный атташе из посольства России... Почему так? Вроде как не родные...” — удивляется замкомбрига. Что я мог ответить ему? Сам не понимаю.
Однако продолжим наш рассказ о двух элитных батальонах внутренних войск Украины. Во многом они схожи — и по своей недолгой истории, и по боевому предназначению, и по существующим в них проблемам. “Лаванда” и “Кобра” начали формироваться в 1996 году. “Кобра” вошла в состав полка, который дислоцировался в Севастополе. Сейчас места дислокации спецназовцев — Симферополь и Балаклава. План создания батальонов с нуля, программу специальной альпинистской подготовки предложили разработать тем офицерам, которым затем и предстояло командовать подразделениями “Лаванды” и “Кобры” — майорам, капитанам... Им приходилось заниматься даже разработкой символики спецподразделений. Понятно, что о требованиях классической геральдики тогда никто не задумывался — главное, чтобы смотрелось покрасивее, более броско. К слову, сейчас вообще во всех силовых структурах Украины за это дело — я имею в виду геральдику — намерены взяться всерьез и на научной основе, а то ведь дошло до того, что чуть ли не каждый комбат норовил изобрести для своего родного подразделения что-нибудь, как говорил Райкин, “спиц-фицское”.
Горно-стрелковые батальоны “Кобра” и “Лаванда” предназначены для действий в горных условиях Крыма и побережья. Изначально подразделения в тактическом плане применялись для осуществления обходных маневров и захвата флангов противника, проникновения в его тыл и завладения перевалами, мостами, КП, удержания особо важных объектов, борьбы с воздушными десантами, организации засад. С переходом в состав внутренних войск функции батальонов несколько видоизменились: горных стрелков стали обучать поиску и приемам ликвидации бандформирований, террористических группировок в горах. То есть задачи горно-стрелковых батальонов изначально были определены так, что их — батальоны — можно было расценивать и как спецподразделения чисто армейского профиля. Причем “Кобра” и “Лаванда” могут действовать не только самостоятельно (в составе от взвода до батальона), но и во взаимодействии с подразделениями других родов войск Украины — чаще всего с вертолетными эскадрильями и артиллерией.
В процессе формирования батальонов офицеры благоразумно позаботились о том, чтобы наладить самые тесные связи с руководителями действующих в Крыму альпинистских и туристических клубов, к примеру, с клубом “Содружество”, который возглавлял неоднократный чемпион СССР и Украины, член сборной команды Украины по альпинизму Александр Ляпун. Именно он первым и начал тренировать военнослужащих 1-го горно-стрелкового батальона “Кобра”. Естественно, изучали и западные методики, в частности итальянскую — итальянцы содержат пять альпийских бригад.
Подавляющее большинство бойцов, служащих в горно-стрелковых батальонах, до призыва занимались в соответствующих альпинистских и туристических клубах и секциях, коих в Крыму достаточно, имеют спортивные разряды. То есть народ приходит в батальон в спортивном отношении более или менее подготовленный. А здоровье, выносливость здесь нужны более, чем в обычном подразделении. Нередко бойцам приходится в течение длительного времени, в автономном режиме, без запасов продовольствия действовать скрытно в составе мелких групп. Одна из важнейших дисциплин — “выживание в горах”. Один месяц бойцы обязательно живут в горном палаточном лагере, питаются тем, что произрастает, ползает и бегает рядом. Принцип выживания таков: настоящий спецназовец никогда от голода и жажды умереть не должен, а уж терпеть и то и другое — само собой разумеется.
Жаль, конечно, что коррективы в эту в общем-то понятную с точки зрения специалиста программу постоянно вносит и будничная жизнь горных стрелков, когда они спускаются “вниз”, к местам постоянной дислокации. О спецпайке, в который должны входить, как в старые времена, молочные продукты, дополнительное количество мясных продуктов, кондитерских изделий (сладкого молодому организму ой как недостает), им приходится только мечтать. О каком усиленном питании можно говорить, если солдаты нередко вынуждены просить в письмах родных выслать им новый камуфляж или берцовки — обувь это, пожалуй, самое слабое место в вещевом обеспечении спецназовцев. А ведь приходят они сюда служить — кто в этом сомневается? — далеко не из самых обеспеченных семей...
Вообще же индивидуальное снаряжение горного стрелка составляет 44 предмета: карабины, репшнуры, ледорубы и альпенштоки, транспортивочные и спальные мешки, “кошки” и прочее. Причем офицеры признаются, что зачастую часть снаряжения приходится докупать за денежки из своего кармана. К этому надо добавить еще 20 наименований снаряжения группы: палатки, топливо, лавинные лопаты и многое другое. Плюс ко всему этому еще и оружие, сухой паек. Летом вес индивидуального снаряжения спецназовца, согласно инструкции, может достигать 41,5 кг, зимой — 57,4 кг... В горах бойцы действуют только в парных связках, даже если командиру нужно отправить лишь связного, который в условиях равнины мог бы справиться со своей задачей и один. Но в горах один — не воин. Здесь уважают и другой неписаный закон: горы не прощают, прежде всего, переоценки собственных сил.
Некоторая специфика имеется у горных стрелков даже в таком деле, как рукопашный бой. Здесь учат применять против атакующего ледорубы и альпенштоки. Спарринг-бои тоже проходят несколько необычно: чтобы бойцы привыкали уверенно себя чувствовать в скоротечной схватке на ограниченном участке, учебные схватки проводятся на деревянных колодах шириной до 30 см, на высоте три метра от земли. Говорят, что даже рукопашники со стажем поначалу теряются в таких условиях.
Учтен и опыт Афганистана, в частности, в огневой подготовке, при метании гранат. Классические РГД-5 и Ф-1 взрываются с замедлением в 3,14 сек. Если в горах бросать такие гранаты, то они за это время успевают скатываться до пределов опасной близости к метавшему. Горных спецназовцев начали оснащать специальными гранатами РГН и РГО. Они имеют взрыватель двойного действия, который срабатывает в основном от удара. Если удар слабый (граната, к примеру, упала в снег), то взрыв произойдет с обычным для РГД запозданием. Впрочем, с таким гранатами тоже напряженка.
Особая методика у горных стрелков и в таком разделе огневой подготовки, как стрельба на лыжах и при спуске (подъеме) со скал. Учатся здесь тому, как в бою самому не стать безвольной мишенью во время скоротечной схватки в горах.
С момента перехода из состава расформированной Национальной гвардии Украины во внутренние войска батальоны начали осваивать и тактику действий вэвэшников, в частности, по блокированию и захвату вооруженных преступников, освобождению заложников и т.п. Если надо, “Лаванду” и “Кобру” привлекают и к ликвидации стихийных бедствий. В минувшем году спецназовцам пришлось даже участвовать в тушении лесного пожара, вспыхнувшего в районе Большой Ялты. Горели реликтовые рощи излюбленных многими россиянами курортов — Гурзуфа, Массандры, Ливадии, Гаспры... За мужество, проявленное при тушении пожара, несколько военнослужащих были отмечены правительством Автономной Республики Крым.
В последнее время обсуждается вопрос формирования в Украине еще одного подобного батальона в западном регионе страны. Даже название для него придумали — “Карпаты”. Но опять-таки все упирается в деньги, точнее, в их отсутствие. И будь ты хоть трижды спецназовец, а без них что в горах, что на равнине прожить тяжело. Но живут, и учатся, и работают. Чем не загадка славянской души?

Григорий НЕСМЯНОВИЧ

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum