TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Июнь 2003 года
     
СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ: «Дегустация» в Бад-Кляйнене
     
  Операция по захвату лидеров террористической организации RAF на вокзале маленького немецкого городка Бад-Кляйнен является самой скандальной в истории германской контртеррористической группы GSG-9. Эта операция стоила львиной доли финансирования одной из лучших в мире групп антитеррора и едва не стоила GSG-9 доброго имени.

АКЦИЯ по внедрению своего человека в ряды RAF, террористической левоэкстремистской организации, была очень хорошо спланирована Комитетом по охране конституции. Комитету удалось внедрить в ряды RAF Клауса Штайнмеца еще в 1982 году. Шаг за шагом, находясь в структуре левого движения, он подбирался к хорошо законспирированному руководству организации. Клаус активно участвовал в демонстративных акциях и акциях вторжения. К началу 1992 года он уже пользовался особым доверием лиц, близких к руководству RAF. В феврале 1992 года его пригласили в Париж, где он и встретился с Биргит Хогефельд — одной из руководителей RAF. Доверие к Штайнмецу продолжало расти, через полгода он вновь встретился с Биргит в Боппарде на Рейне. Третья их встреча произошла в апреле 1993 года в Кохеме. В ней принял участие еще один из руководителей RAF Вольфганг Грамс, но Штайнмецу удалось узнать об этом в последний момент. Следующую встречу назначили на 24 июня на вокзале Бад-Кляйнена, маленького городка около Шверина.
Комитет по охране конституции, постоянно получавший информацию о развитии событий от Штайнмеца, принял решение разработать план операции по аресту Биргит Хогефельд в Бад-Кляйнене. Разрабатывая этот план, группа координации «Терроризм» определила два основных условия: операция по захвату террористов должна гарантировать защиту агента; операцию нужно провести так, чтобы при достижении результата работа с агентом могла продолжаться.
22 июня 1993 года началась подготовка операции «Weinprobe» — «Дегустация вина». Было организовано видеонаблюдение за вокзалом, установлена аппаратура для прослушивания. Произведены фото- и видеосъемка вокзала, а также измерения линейных параметров подземного перехода. Поскольку работа раций в некоторых участках вокзала оказалась неудовлетворительной, во время операции в районе барражировал вертолет полиции, на котором был установлен ретранслятор. Организовано прослушивание всех телефонов, которыми могли воспользоваться объекты в день операции. Смонтирована видеокамера у входа в дом, где должна была остановиться Биргит Хогефельд. Клаус Штайнмец получил «радиопередатчик персональной защиты», с помощью которого полиция могла прослушивать всё, что говорится на расстоянии нескольких метров от агента.
СНАЧАЛА все шло по плану. Штайнмец прибыл в Бад-Кляйнен 24 июня 1993 года в 11.57, Биргит Хогефельд — в 13.11. Поездом они отправились в Висмар, где сняли себе комнату. Все это время Штайнмец носил при себе радиомаяк.
27 июня 1993 года к 12.58. они вернулись в Бад-Кляйнен. Здесь их уже ждали 38 сотрудников Федерального ведомства уголовной полиции, 35 сотрудников GSG-9 и 22 сотрудника других служб.
Пока Клаус Штайнмец и Биргит Хогефельд ждали прибытия Вольфганга Грамса в привокзальном ресторане «Billard-Cafй», за ними вела наблюдение сотрудница федеральной криминальной службы (ФКС). C 13.25 до 14.15 там же находились два сотрудника GSG-9. Несколько позже, чтобы не привлекать внимание объекта, их сменил другой сотрудник группы. Кроме того, за пределами ресторана два сотрудника прослушивали «радиопередатчик персональной защиты», и один осуществлял визуальное наблюдение через окна ресторана, располагаясь на 1-й платформе.
К этому времени в подземном переходе уже находились две группы захвата, каждая в составе девяти сотрудников GSG-9.
Первая группа расположилась на входе в переход со стороны привокзальной площади. Вторая — у выхода на 1-й и 2-й пути. Выход на 3-й и 4-й пути, расположенный между двумя группами, остался почти не прикрытым. Поэтому «Четвертый»*, состоявший номинально в составе 1-й группы, непосредственно перед операцией получил приказ занять позицию на этой платформе. Из оставшихся восьми сотрудников «Третий» и «Восьмой» стояли наверху, у входа в подземный переход, осуществляя связь с «Четвертым». «Шестой» стоял немного ниже, имея визуальный контакт с сотрудниками, стоявшими наверху, и непосредственно с группой захвата. Он же должен был дать команду к проведению захвата.
В 14.00 Биргит Хогефельд вышла из кафе, чтобы встретить прибывающего Вольфганга Грамса, и вскоре вернулась с ним в кафе. Посидев еще немного, все трое в 15.13 вышли на улицу и двинулись через подземный переход. По дороге Биргит Хогефельд остановилась у расписания движения поездов. Штайнмец и Грамс, пройдя еще немного, остановились на подесте (4 ступени возвышения над самим переходом) возле лестницы, ведущей на платформу 3-го и 4-го пути, чтобы дождаться Хогефельд.
«Четвертый» незадолго до этого сменил на платформе 3-го и 4-го пути «Восьмого», у которого отказала рация. Согласно официальной версии, «Четвертый» начал спускаться в переход, так как ошибочно посчитал, что сигнал к захвату уже дан. Он прошел мимо Штайнмеца и Грамса. На дойдя нескольких шагов до Хогефельд, «Четвертый» услышал в наушниках условный сигнал «Шестого»: «Jetzt» — «Сейчас!». Выхватив пистолет, он произвел захват Биргит Хогефельд. Спустя всего несколько секунд двое сотрудников GSG-9 были рядом с «Четвертым» и страховали его.
В этот момент Штайнмец и Грамс находились всего в пятнадцати метрах от группы захвата. Быстро оценив происходящее, Вольфганг Грамс бросился наверх по лестнице к платформе 3-го и 4-го путей. После того как оттуда ушел «Четвертый», платформа осталась без присмотра. Сотрудники GSG-9 рванули следом. Во главе группы были «Третий», «Пятый» и Неврцелла. В это время «Первый» произвел «захват» агента Штайнмеца.
Шестеро сотрудников GSG-9 («Второй», «Третий», «Пятый», «Шестой», «Седьмой» и Неврцелла) еще бежали за Вольфгангом Грамсом, когда тот, преодолев по лестнице 14 ступеней к платформе, резко повернулся и открыл огонь. Держа двумя руками пистолет Czeska 75 Brunner, Грамс, не целясь, бил в преследователей через перила и успел выпустить 10 пуль. Позже там собрали все десять гильз, поэтому заявления о том, что Грамс начал стрелять еще на ступенях, ошибочны. Из десяти выстрелов шесть достигли цели. Три попали в «Пятого» и три — в бегущего первым Неврцеллу. По инерции Неврцелла успел сделать несколько шагов, достиг платформы и упал. «Пятый» был ранен уже на верхних ступенях и тоже упал на платформу. «Третий» успел уйти влево под защиту стены и с колена открыл огонь наверх.
В ответ на выстрелы Грамса и другие сотрудники GSG-9 открыли огонь. Их пули угодили как в Грамса, так и в одного из железнодорожников. Стреляли из пистолетов и из одного пистолета-пулемета.
Всего сотрудниками GSG-9 было произведено 33 выстрела. Четыре пули попали в Грамса. Вся стрельба длилась не более шести секунд. Раненый Вольфганг Грамс упал на пути, где и остался лежать на спине.
СПУСТЯ мгновения несколько сотрудников GSG-9 оказались на платформе. Первыми были «Шестой» и «Восьмой». Они остановились над Грамсом, слегка наклонившись и направив на него оружие. То, что произошло дальше, скорее всего не удастся установить никогда. По официальной версии, Вольфганг Грамс застрелился еще до того, как к нему подошли сотрудники GSG-9, или же был убит одним из выстрелов во время перестрелки (тогда нужно считать, что в него попало 5 пуль). Однако смертельный выстрел был произведен в висок с правой стороны.
Свидетелями по делу проходили продавщица киоска Йоханна Барон, сотрудник журнала «Шпигель» (он же сотрудник федерального криминального управления, принимавший участие в операции, но, несмотря на гарантии генерального прокурора, отказавшийся дать официальные показания) и наблюдатель, находившийся в это время на платформе 1-го и 2-го путей. По их словам, первый из сотрудников GSG-9 («Шестой»), подошедший к Грамсу, направил пистолет в голову Вольфгангу, а второй — в район живота. Затем первый сотрудник приставил пистолет вплотную к голове Грамса и произвел один или два выстрела. Выстрел был глухим, как громкий хлопок. Того, что Грамс застрелился сам, не видел никто.
Несмотря на то, что операция готовилась заранее и не исключалось применение оружия, ни на самом вокзале Бад-Клейнен, ни поблизости не было ни одного врача. Единственным медиком был штатный санитар группы GSG-9. Через несколько минут после окончания стрельбы он приступил к оказанию медицинской помощи раненому Михаэлю Неврцелле. Еще через несколько минут прибыл автомобиль скорой помощи из клиники Висмара. Экипаж состоял из врача, санитара и медсестры. Они также получили указание заняться Неврцеллой. К их прибытию у раненого уже была повязка на груди. Когда санитар, видя, что возле Неврцеллы он не нужен, попытался оказать помощь Грамсу, ему преградили дорогу два человека в гражданской одежде со словами: «У этого ничего нет. Займитесь другим раненым». Еще через 2-3 минуты прибыл специальный вертолет 63-й воздушно-транспортной эскадрильи с врачом и санитаром на борту. Они тоже получили приказ заняться Неврцеллой. И только следующая группа врачей-спасателей, прибывшая на медицинском вертолете GSG-9, получила доступ к Грамсу. Прошло уже 25 минут с момента окончания перестрелки.
ПО ОФИЦИАЛЬНОЙ версии, на платформе 3/4 не было других сотрудников, кроме «Четвертого». По словам начальника отдела «Терроризм» федерального криминального управления (ФКУ) Райнера Хофмайера, руководившего операцией в Бад-Кляйнене, платформа 3/4 просматривается из окон ресторана, где сидели Грамс и Хогефельд. Однако, как выяснилось в ходе следствия, из ресторана просматривалась только платформа 1/2.
По показаниям свидетелей, навстречу Грамсу, выбежавшему из подземного перехода, двигались три человека с оружием. Один из них был сотрудником ФКУ. Однако на этой платформе никого не должно было быть. Как известно, на платформе 1/2 находилось несколько сотрудников GSG-9 из 1-й группы захвата и один сотрудник ФКУ.
Далее начинается уже полная неразбериха. Сотрудники GSG-9 из 1-й группы захвата были допрошены только однажды. Их одежда и оружие не были подвергнуты досмотру и экспертизе, так как, согласно официальной версии, они не принимали непосредственного участия в перестрелке и захвате. Последнее заявление выглядит неубедительно. В момент начала операции они находились всего на несколько метров дальше от Грамса, чем сотрудники 2-й группы и Хогефельд.
По показаниям сотрудников 1-й группы захвата, они сначала побежали в сторону задерживаемых. Но затем, видя, что двое уже задержаны, а Грамс поднимается по лестнице на платформу 3/4, они развернулись и начали подниматься на платформу 1/2. Когда они поднялись, стрельба уже прекратилась.
По показаниям Хогефельд, через 2-3 секунды к сотруднику, задержавшему ее, присоединились два других. По показаниям других свидетелей, несколько вооруженных людей поднялись на платформу 1/2 спустя 1-2 секунды после того, как на платформе 3/4 появился Грамс. При этом двое из них успели выстрелить.
Кроме того, по показаниям свидетелей, находившихся на платформе 5/6 и ожидавших своего поезда, в одном из вагонов поезда, стоявшего на 5-м пути, находился человек с рацией и биноклем. А после окончания стрельбы из кустов вышли два человека с винтовками.
Из всего этого следует, что стрелять в Вольфганга Грамса могли не только с одной стороны. По крайней мере, по пулевому отверстию в районе живота экспертиза не смогла однозначно определить, спереди или сзади был произведен выстрел.
Также вызывает сомнение версия поведения «Четвертого». Согласно записи переговоров, между «ошибочным» сообщением и действительным прошло 3 секунды. За это время «Четвертый», по официальной версии, успел преодолеть 15 метров, отделявших его от входа в подземный переход, спуститься на 20 ступеней и пройти еще 5 метров до Биргит Хогефельд. Всё это он проделал так, что не вызвал подозрения у Грамса. Но, если рассчитать скорость движения «Четвертого», станет ясно, что он побил мировой рекорд в беге на 100 метров. Одна из свидетельниц, ждавшая на платформе свой поезд, показала, что в подземный переход перед стрельбой никто не спускался. Недалеко от нее стоял «молодой симпатичный мужчина с рацией в руке». Перед началом стрельбы он произнес: «Они поднимаются по лестнице». В следующее мгновение свидетельница уже увидела его в полусогнутом положении с выставленным вперед пистолетом и двигающимся в сторону перехода. Вслед за этим началась стрельба. Это подтвердила и другая свидетельница, стоявшая ближе к входу в подземный переход.
В беседе с журналистом «Фокуса» психолог GSG-9 Залевски (Salewski) заявил, что он узнал от одного из сотрудников группы имя человека, который произвел «смертельный выстрел» в Грамса. Им оказался «Четвертый». Пикантности ситуации добавляет тот факт, что «Четвертым» являлся не простой сотрудник GSG-9, а командир группы.
Несмотря на эти показания, прокуратура города Шверин не произвела досмотр и экспертизу оружия, принадлежавшего «Первому» и «Четвертому», так как они, согласно официальной версии, не принимали участия в перестрелке.
Вся эта путаница в расследовании гибели двух человек во время проведения операции на вокзале Бад-Кляйнена скорее всего является следствием того, что официальные структуры решили закрыть глаза на просчеты, которые допустили сотрудники GSG-9. Впрочем, дело сделано, а победителей, как известно, не судят.

* Сотрудники GSG-9 в ходе прокурорского расследования в целях сохранения секретности получили номера от 1 до 8. Девятым был скончавшийся от ран Михаэль Неврцелла.

Александр КУНТСМАН
Сергей КОЗЛОВ
Фото из архива А. КУНТСМАНА

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Только болван может воображать, будто если в мирное время приучить человека быть трусом, так тот на войне станет вести себя как лев.

Артур Конан Дойл

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum