TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика
ENFORCE TAC

 

        Январь 2004 года
     
Снайперы в "малой войне"
     
 

ПО РЯДУ причин понятия «малая война» и «терроризм» идут рядом, поэтому нужно рассмотреть проблему и с этой точки зрения. Применение снайперского оружия террористическими организациями имеет гораздо более глубокие традиции, чем обычно принято считать. Задолго до убийства Джона Кеннеди и появления боевиков-«кукушек» ИРА, стреляющих по английским патрулям с крыш Белфаста, немецкий анархист Иоганн Мост (автор знаменитой в свое время книги «Революционная война» и изобретатель бомбы в виде почтовой посылки) в статье «Советы террористам» (1884 год) считал необходимым формирование высокопрофессиональных мастеров-снайперов, которые должны использовать оружие против «командиров буржуазии».

В ряде случаев высокоточное оружие используется так называемыми «безыдейными» террористами – «сумасшедшими стрелками». 1 августа 1966 года 25-летний студент университета, бывший морской пехотинец Чарльз Уитмен убил свою мать и жену, а затем, забравшись на площадку для наблюдения на башне городского парка, начал расстреливать прохожих. С высоты 70 метров университетский городок Остин (штат Техас) представлял собой идеальное стрельбище. За два с половиной часа (пока несколько полицейских не смогли добраться до террориста и застрелить его) Уитмен убил 16 и ранил 31 человека. При себе обезумевший стрелок имел три винтовки, дробовик, револьвер, пистолет и более 700 патронов.

Аналогичный случай произошел в августе 1974 года в Новом Орлеане. Бывший моряк Джеймс Эссекс, вооруженный винтовкой с оптическим прицелом, в течение 11 часов оборонялся от полиции на крыше отеля. Он смог застрелить 7 человек и ранить 21, пока полицейский вертолет не уничтожил его огнем из пулемета. К сожалению, подобные случаи уже давно не исключение.

До сих пор острым остается вопрос о безопасности высших руководителей государств. К сожалению, нужно констатировать, что на все 100 процентов защитить главу государства не может ни одна служба безопасности. В конечном итоге, все меры по охране VIP при массовых мероприятиях (например, во время пресловутого «общения с народом», вошедшее в моду после М. Горбачева) сводятся к профилактике возможных покушений: на высотных зданиях выставляются посты наблюдения, проверяются квартиры близлежащих домов, а жильцам запрещают открывать окна. Это может отпугнуть только осторожного профессионала, работающего за деньги, а не за идею. Психопатам и фанатикам (а таких среди покушающихся более 60 процентов) такие преграды не помеха: они полностью увлечены идеей убийства и не думают о своей жизни.

Действие, как известно, рождает противодействие. Поэтому для противодействия террористам давно и с большим успехом используются снайперы антитеррора. Одной из первых операций с использованием снайперов антитеррористического подразделения стало освобождение заложников в Джибути (февраль 1976 года). Тогда террористы из Фронта освобождения Сомали захватили французский школьный автобус, в котором помимо водителя и учителя находилось двадцать восемь детей. Группа захвата национальной жандармерии под командой лейтенанта Кристиана Пруто вскоре прибыла на место события. Боевики требовали вывода французских войск из колонии Джибути, угрожая в противном случае убить заложников. Четверо снайперов взяли под прицел автобус, еще двое контролировали сомалийский военный пост, находившийся неподалеку. После нескольких часов ожидания лейтенант Пруто убедился, что переговоры ни к чему не приведут, и отдал снайперам приказ на открытие огня. Четверо террористов были уничтожены в течение нескольких секунд, при этом каждый получил не менее двух пуль. Пятый боевик оказался вне зоны поражения и успел открыть огонь из автомата, убив одного и ранив пятерых заложников. Он был уничтожен во время штурма автобуса. Тем не менее эта операция считается одной из наиболее удачных, поскольку все террористы были нейтрализованы, а потери среди заложников – минимальны.

Снайперская война в Чечне

В ходе первых же вооруженных столкновений на территории Чеченской республики зимой 1994 — 1995 годов выявилась практически полная неподготовленность российских войск к снайперской войне. Во время боев в Чечне в 1995 – 1996 годах более 26 процентов ранений военнослужащих федеральных войск составляли пулевые ранения. По утверждению некоторых очевидцев, в боях за Грозный в 8-м армейском корпусе на начало января 1995 года снайперским огнем была уничтожена большая часть офицеров в звене «взвод – рота».

К обороне города вообще и к снайперской войне, в частности, чеченские боевики готовились заранее: были оборудованы и подготовлены позиции, налажена связь, скоординированы действия и отработана тактика. Времени для подготовки у боевиков было достаточно, оружия тоже хватало: уходя из Чечни, армия в числе другого оружия оставила 533 снайперские винтовки СВД. Чеченские снайперы работали очень грамотно, качественно и жестоко. Чаще всего снайперские пары служили основой мобильных огневых групп, куда кроме снайперов входили два автоматчика, пулеметчик и гранатометчик.

Наша пехота оказалась абсолютно не готова к снайперской войне в городе. Известен случай, когда пехотный полковник отправил целую мотострелковую роту «поймать» сильно досаждавшего снайпера: «Он где-то вон там сидит».

Однако не везде забыли боевой опыт Великой Отечественной войны. В полку спецназа ВДВ при подготовке к командировке в Чечню было создано несколько снайперских групп. Волгоградский корпус генерала Рохлина во время боев в центре Грозного в день терял от снайперского огня до 30 человек, а после того как там поработали снайперы спецназа воздушно-десантных войск, потери сократились до двух человек в день. Уже к началу февраля большинство дудаевских снайперов-профессионалов было уничтожено – об этом свидетельствовал прежде всего изменившийся характер ранений военнослужащих федеральных войск.

Тем не менее опыт первого месяца боев показал, что наши солдаты были вынуждены вновь начинать с нуля и ценой своей крови учиться тому, чему их должны были бы научить задолго до боев.

По окончании первой чеченской наше военное руководство сделало вполне логичный вывод, что снайперская война была проиграна. Около полувека Российские Вооруженные силы не имели специальных учебных подразделений для снайперов, вследствие чего был утрачен опыт их тактического применения. В войсках нет ни вооружения, отвечающего современным требованиям, ни снаряжения для войскового снайпера.

Наглядным подтверждением того, насколько большую эффективность имеют профессионально подготовленные снайперские кадры, может служить боевая практика личного состава российского снайперского учебного центра «К-43». Это учебное подразделение было создано в сентябре 1999 года. Для комплектования снайперской школы в ее распоряжение из округов были направлены офицеры, наиболее подготовленные в области снайпинга. Отобранные военнослужащие прошли 6-месячную подготовку и получили корочки снайпера-инструктора. Основная задача учебной роты – подготовка инструкторов для снайперских школ в военных округах, разработка учебных программ и углубленное развитие тактических действий одиночных снайперов и снайперских групп в различных видах боевых действий.

В учебной роте учатся и солдаты срочной службы, прошедшие жесткий квалификационный отбор. «К-43» регулярно отправляет своих учеников для прохождения боевой стажировки в горячие точки. По сообщениям средств массовой информации, под Бамутом в ходе контртеррористической операции в Чеченской республике снайперы уничтожили с полсотни боевиков, вывели из строя 8 единиц техники. Во время штурма Грозного весной 2000 года этим подразделением уничтожен 51 боевик, выведено из строя 20 единиц техники. За весь период боевых действий весной-летом 2000 года российские стрелки ликвидировали 28 чеченских снайперов, сохранив тем самым жизни десяткам солдат.

В плане развития тактики чеченская война дала очень много, теперь важно не растерять оплаченный кровью боевой опыт. Одной из специфических черт боев в Северо-Кавказском регионе является массовое использование снайперов в партизанской войне. Во время боевых действий в Дагестане и Чечне (1999-2000 гг.) масштаб и эффективность их действий были такими, что российские военные справедливо говорили о «снайперской войне». Чеченские стрелки использовали не только штатное оружие российского производства (СВД и ВСС), но и автоматы, оснащенные оптикой, а также спортивные винтовки, приспособленные для снайпинга.

Типовое вооружение отделения боевиков, состоящего из 9-10 человек, составляют 6 автоматов Калашникова различных модификаций (7,62-мм АКМ или АКМС), 1 ручной или единый пулемет (7,62-мм РПК, 5,45-мм РПК-74 или 7,62-мм ПКМ), 1 гранатомет РПГ-7, 4-5 гранатометов одноразового использования (РПГ-18, РПГ-22 или РПГ-26) и одна снайперская винтовка СВД.

Основными способами боевых действий незаконных вооруженных формирований являются обстрелы гарнизонов, сторожевых застав, КПП и постов охранения; проведение нападений (налетов); устройство засад; совершение диверсионных и террористических актов; захват важных объектов и заложников.

При проведении обстрелов выделяются группы численностью от 10 до 50 человек. Чаще всего обстрелы проводятся ночью, с использованием всех видов вооружения, имеющихся в наличии, в том числе и снайперского.

Засады, как правило, проводятся на дорогах или вероятных путях движения федеральных войск с целью уничтожения личного состава, захвата пленных, вооружения и материальных средств; снайперские группы обычно входят в состав огневой группы, обеспечивающей поражение живой силы и уничтожение техники, и группы, препятствующей маневру противника.

В ходе боевых действий на территории республики Дагестан (август-сентябрь 1999 года) чеченскими боевиками практиковался захват господствующих высот, наиболее выгодных маршрутов, перевалов и расположение там дальнобойных огневых средств, в том числе и снайперов. Часто применялись малые огневые группы, состоящие из минометного расчета, гранатометчика и снайперской пары. Снайперы при этом вели огонь под прикрытием звуков от минометных и гранатометных выстрелов из пещер и других укрытий. При осуществлении отхода боевики использовали сводные огневые группы прикрытия – 1-2 минометных расчета, 2 расчета крупнокалиберных пулеметов, 2 снайпера, 2 гранатометчика, 1-2 расчета АГС-17.

Чуть позднее, при ведении боевых действий на территории Чеченской республики (октябрь 1999 года) незаконные вооруженные формирования применяли методы партизанской войны. Так же как и во время первого чеченского конфликта 1994 — 1996 гг., не вступая в непосредственное соприкосновение с федеральными силами, НВФ предпочитали действовать малыми группами по 3-5 человек, включающими гранатометчика, снайпера, пулеметчика и 1-2 автоматчиков. В эту группу во многих случаях включались и саперы, минировавшие позицию после ухода группы. Принцип их действий очень простой: основная группа открывает огонь (иногда даже не прицельный) по объекту федеральных сил, а снайпер под прикрытием шума боя выбирает цели и уничтожает их.

Боевики не рассчитывали больше на результаты, довольствуясь короткими, но частыми и успешными обстрелами без потерь со своей стороны. Снайперы при этом часто занимали позиции на деревьях. Невдалеке от стрелков (по кругу или квадрату лесного массива) располагались наблюдатели, которые вскрывали цели и наводили на них огонь снайперов.

Особое внимание обращает на себя тактика действий так называемых «боевых троек», состоящих из снайпера, гранатометчика и автоматчика. Этот метод ведения боя был отработан чеченскими боевиками еще во время первого штурма Грозного зимой 1995 года. На местности такая тройка располагается рассредоточенно. Автоматчик начинает бой, обстреливая противника и тем самым вызывая огонь на себя; снайпер выявляет огневые точки, обозначившие себя огнем, и уничтожает их; гранатометчик, используя шум боя как прикрытие, поражает бронетехнику и автотранспорт.

При обороне участка, непосредственно перед началом артподготовки федеральных сил или при ударах авиации, группы боевиков делали быстрый рывок в сторону российских войск в безопасную зону и скрывались на местности. После начала атаки федеральных войск боевики расстреливали солдат почти в упор – с расстояния 100-150 метров. При этом снайперы стремились в первые минуты боя уничтожить командный состав и наиболее активных солдат и сержантов, чтобы посеять панику.

Наиболее эффективно снайперские группы применяются боевиками при ведении боя в населенном пункте. Прежде всего они выводят из строя офицеров, водителей и радистов. Каждый снайпер действует под прикрытием пяти-шести боевиков, один из которых, как минимум, является гранатометчиком. Позиции для стрельбы обычно выбираются по классическому принципу – на средних этажах зданий, в глубине комнат. Широко используются проломы в стенах домов. Автоматчики занимают нижние этажи, а гранатометчики располагаются на верхнем уровне.

Очень распространен среди чеченских снайперов прием, когда для уничтожения как можно большего количества людей он сначала «подстреливает» одного военнослужащего (обычно ранение в конечность), затем таким же образом обездвиживает пришедших к нему на помощь товарищей и в конце концов методично добивает всех.

Использовались и снайперы-одиночки. Эти люди, как правило, профессионалы, заранее детально планировали свои действия, выбирая наиболее выгодные малозаметные позиции на чердаках и верхних этажах домов (чаще в угловых квартирах – оттуда удобно вести огонь в нескольких направлениях). На подготовленных позициях оборудовались тайники с оружием и боеприпасами.

В качестве еще одной характерной особенности войны в Чечне нужно отметить применение боевиками специального снайперского оружия российского производства – крупнокалиберной винтовки ОСВ-96 и бесшумных винтовок ВСС и ВСК-94.

Перспективы

ДлЯ российских силовиков главная проблема сегодня заключается в необходимости тщательного анализа накопленного опыта ведения боевых действий малыми тактическими подразделениями в условиях локальной войны. Должны быть внесены существенные изменения в боевые уставы, наставления и методические рекомендации. Причем это касается не только снайперов. Американцы, наш бывший потенциальный противник, подошли к этой проблеме вполне серьезно. Достаточно посмотреть на выдержки из полевых инструкций армии США, чтобы понять, насколько мы отстали. И дело здесь совсем не в том, у кого более сильные стрелки или более крутые винтовки. Просто у нас практически повсеместно снайпинг двигают энтузиасты, на свой страх и риск, не имея ни финансирования, ни поддержки сверху. Особенно важной в приведенном ниже тексте является та его часть, которая касается обязанностей «офицера, использующего снайперов»: нужно не только подготовить отличных «сверхметких стрелков», но и научить командный состав грамотно их использовать. Подготовка снайперов

(Извлечение из наставления армии США FM 23-10) 1-2. БОЕВАЯ ЗАДАЧА

Первостепенная задача снайпера в бою заключается в поддержке боевых операций за счет обеспечения точного огня по избранным целям на больших расстояниях. Посредством этого снайпер создает потери во вражеских войсках, замедляет передвижение противника, запугивает вражеских солдат, снижает боевой дух и добавляет беспорядок в их действия. Вторичная задача снайпера заключается в сборе и передаче информации на поле боя.

Хорошо тренированный снайпер, вкупе с присущей его оружию и боеприпасам точностью, представляет собой разносторонний род войск поддержки для пехотного командования. Значимость снайпера не может быть измерена просто числом потерь, которые он наносит противнику. Осознание присутствия снайпера внушает страх элементам вражеских войск и оказывает влияние на их решения и действия. Снайпер усиливает огневую мощь подразделения и увеличивает количество различных способов уничтожения и беспокойства противника. Является ли снайпер штатным или приданным, он будет обеспечивать это подразделение дополнительным огнем поддержки. Роль снайпера уникальна в том смысле, что это единственный способ, которым подразделение может поразить точечные цели на расстояниях, превышающих эффективную дальность служебного стрелкового вооружения. Эта роль становится более значимой, когда цель окопалась или располагается среди гражданских лиц, или во время миссий по устранению нарушений общественного порядка. Огонь автоматического оружия в таких операциях может привести к ранениям или убийствам людей, не участвующих в боевых действиях.

Снайперы используются на всех уровнях конфликта. Это включает обычную оборонительную и наступательную схватку, в которой прецизионная стрельба ведется на большие расстояния. Это также включает боевые патрулирования, засады, контрснайперские операции, элементы передового наблюдения, военные операции в городской местности и отступательные операции, в которых снайперы являются частью сил, остающихся в контакте с противником, или сил второго эшелона.

1-3. ОРГАНИЗАЦИЯ

В дивизиях легкой пехоты снайперское подразделение включает в себя шесть батальонных разведчиков, организованных в три команды по два человека. Они могут выполнять двойные задачи, в зависимости от необходимости. В батальонах мотопехоты подразделение снайперов состоит из двух стрелков (одна команда), располагающихся в штабе каждой стрелковой роты. Командир определяет задачи и приоритеты целей для каждой команды и может прикомандировать или передать команду под оперативное управление роты или взвода. В некоторых специализированных подразделениях снайперы могут быть организованы в соответствии с требованиями тактической ситуации.

А) Команды снайперов должны централизованно управляться командиром или офицером, использующим снайперов. Этот офицер (ОИС) ответствен за командование и управление снайперами, закрепленными за подразделением. В подразделениях легкой пехоты офицером, использующим снайперов, будет командир разведвзвода или взводный сержант. В тяжелых или механизированных подразделениях офицером, использующим снайперов, будет командир роты или старший помощник командира.

Обязанности в области ответственности ОИС следующие:
— консультирование командира подразделения по поводу использования снайперов;
— издание приказов командирам команд;
— определение боевых задач и способов использования снайперов;
— координация снайперской команды и командира подразделения;
— инструктаж командира подразделения и командиров команд;
— разбор задачи с командиром подразделения и командирами команд;
— тренировка команд.

Б) Командир снайперской команды отвечает за виды ежедневной деятельности снайперской команды. Его области ответственности включают:
— принятие на себя обязанностей ОИС, которые имеют отношение к команде, в случае его отсутствия;
— тренировку команды;
— издание необходимых приказов команде;
— подготовку к боевым заданиям;
— управление командой во время боевого задания.

В) Снайперы работают и тренируются в командах, состоящих из двух человек. Основные обязанности одного человека — это обязанности снайпера, тогда как другой служит наблюдателем. Оружие снайпера представляет собой снайперскую оружейную систему. Наблюдатель имеет стандартную служебную винтовку, которая обеспечивает команде более мощный огонь на подавление и защиту. При установке устройства ночного видения возможности снайперских команд в ночных условиях увеличиваются.

Олег Рязанов

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
В управлении не должно быть полуответственности.Наполеон
Реклама

Самоактивируемая подскетка Trigalight

Соцсети

Братишка facebook

Братишка вконтакте

105005, Москва а/я 29, e-mail: mail@bratishka.ru
momentum