TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Декабрь 2005 года
     
СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ: Захват укрепленного района "Горы Хадигар"
     
  Февраль 1986 года для кандагарского отряда специального назначения выдался довольно горячим. Меньше чем за месяц удалось подготовить и провести две специальные операции по захвату и ликвидации крупных баз боевиков в своей зоне ответственности. При этом в отряде погиб лишь один человек и десять получили ранения. Главные трудности при выполнении задачи возникли из-за плохого взаимодействия с приданными силами. Именно это и стало причиной потерь.

ИНФОРМАЦИЯ об объекте была получена от авиаразведки в самом начале февраля. Летчиками было установлено перемещение от пакистанской границы на запад, в глубь провинции Кандагар большого числа вьючных животных, груженных тюками. Проследив путь караванов, летчики установили, что все они двигались в направлении ущелья в горах Хадигар.
Командир 238-го авиационного полка полковник Руцкой попытался провести разведку ущелья на самолете Су-25, но был обстрелян из крупнокалиберных зенитных установок.
О данном факте он доложил начальнику штаба Туркестанского военного округа генерал-лейтенанту Гусеву, который приказал нанести бомбоштурмовой удар (БШУ) по ущелью. При попытке повторно провести авиаразведку ущелья самолеты вновь подверглись обстрелу. Это позволило сделать вывод о том, что цели в районе не подавлены. Для решения этой задачи по ущелью наносились БШУ с определенными интервалами в течение двух суток.
После завершения бомбардировки для проверки ее результатов в район была направлена досмотровая группа во главе со старшим лейтенантом А. Паршиным. Задача на высадку не ставилась. Однако под прикрытием вертолетов огневой поддержки, используя фактор внезапности, группа высадилась на краю ущелья у сторожевого поста и захватила противотанковые мины и упаковки боеприпасов к стрелковому оружию. При эвакуации группы один из вертолетов Ми-24 получил повреждение от огня зенитных пулеметных установок, но самостоятельно прибыл на аэродром.
За проявленное самовольство Паршин получил дисциплинарное взыскание от командира отряда капитана С.Бохана. Однако добытая группой информация помогла установить, что, хотя объект подвергся длительным бомбардировкам, он продолжает успешно функционировать. Удалось установить также, что ущелье прикрывают четыре позиции ПВО, имеющие в своем составе по 2-3 крупнокалиберных пулемета ДШК. Долговременные огневые позиции, хорошо оборудованные в инженерном отношении, размещались на гребнях хребтов по две с каждой стороны ущелья. Эти позиции являлись ключевыми.
В связи с этим было принято решение на проведение захвата ущелья в горах Хадигар.

ЗАМЫСЕЛ был разработан штабом 173 ооСпН. Для его исполнения отряд спецназа должен был создать РОСпН № 300 в составе передового отряда — БГ № 310 и четырех штурмовых групп.
Командовать РОСпН № 300 должен был капитан Бохан. Своих сил и средств для проведения операции у кандагарского отряда было недостаточно. Поэтому пришлось привлекать соседний 370 ооСпН для формирования резерва в составе двух групп. Но даже привлечение этих подразделений не позволяло создать необходимую группировку сил. Для этого было решено использовать приданные силы и средства 70 омсбр в составе десантно-штурмового батальона, танкового батальона и артдивизиона гаубиц Д-30.
Ряд серьезных задач в ходе операции предстояло решать авиации. Для этого от 280 овп назначались эскадрилья Ми-8мт, эскадрилья Ми-24, а от 238 ошап — звено Су-25.
В соответствии с замыслом передовой отряд в составе четырех БМП-2 с десантом от 1-й роты 173 ооСпН под командованием заместителя командира батальона капитана К.Невзорова должен был, двигаясь во главе колонны боевой техники 70 омсбр, обеспечить ее продвижение по намеченному маршруту через населенные пункты Тахтапуль, Бар-Мель, Наргаль, Гракалай-Макиян. К 8.00 колонне предписывалось прибыть к ущелью в горах Хадигар.
Приданные силы под командованием заместителя командира 70 омсбр подполковника Николенко во главе с передовым отрядом начинали движение в 00.00 5 февраля 1986 года в направлении гор Хадигар по указанному маршруту.
Прибыв в назначенный район, артдивизион должен был занять огневые позиции для нанесения артиллерийского удара по укрепленному району моджахедов, а с 08.00 до 08.30 — нанести удар по позициям ПВО моджахедов. Танковому батальону предстояло занять огневые и оборонительные позиции, чтобы не допустить прорыва моджахедов из укрепленного района.
Десантно-штурмовой батальон должен был занять исходные позиции в готовности оказать поддержку действиям групп специального назначения.
Эскадрилья Ми-24 и два звена Су-25 с 8.30 до 9.00 планировали нанесение БШУ по позициям ПВО и площадкам высадки спецназа с целю нанести противнику максимальное огневое поражение и не допустить противодействия ПВО моджахедов на этапе десантирования.
Сразу же за БШУ четыре звена Ми-8мт с десантом на борту должны были зайти на намеченные площадки приземления и в 09.05 завершить высадку десанта.
Четыре группы специального назначения должны были десантироваться на указанные площадки для того, чтобы дерзкими и решительными действиями уничтожить расчеты ДШК, захватить их позиции и нанести огневое поражение противнику, находящемуся в ущелье.
Десантно-штурмовой батальон должен был войти в укрепленный район после захвата спецназом и провести проверку элементов его инфраструктуры под прикрытием огня РГСпН.

ЗАХВАТ. 4 февраля 1986 года генерал-лейтенант Гусев, возглавивший операцию, поставил задачу всем ее участникам.
При постановке задач особое внимание было уделено скрытности действий и взаимодействию. В этих целях генерал-лейтенант Гусев особое внимание обратил на порядок связи и работу в общей сети.
Для обеспечения скрытности 70 омсбр начала вытягивать колонну боевой техники с наступлением сумерек, а не в светлое время суток, как это было обычно.
В полночь передовой отряд начал движение. Вслед за ним выдвинулась колонна подразделений 70 омсбр. Первоначально она двигалась по шоссе Кандагар — Чаман в направлении Пакистана. Механики-водители передового отряда, имевшие богатый опыт ночного вождения, ехали, не включая фар. Вся остальная колонна шла с включенным фарами.
Пройдя примерно 50 километров, передовой отряд свернул влево с дороги и двинулся на север по пересеченной местности. Важную роль в выполнении задачи передового отряда сыграло отличное знание района действий старшим лейтенантом С.Кривенко.
В 7.40 передовой отряд прибыл в назначенную точку, о чем было доложено на ЦБУ. Оттуда сообщили, что для организации передового КП и непосредственного управления ходом операции вылетел командир 173 ооСпН капитан Бохан. В 8.00 начался артобстрел позиций моджахедов. В строгом соответствии с замыслом операции в 8.30 артобстрел прекратился, и начала работать авиация. К этому времени прибыл и капитан Бохан.
В 9.00 сразу за последним БШУ восемь вертолетов Ми-8мт с десантом на борту, пользуясь тем, что расчеты средств ПВО в это время находились в укрытиях, беспрепятственно осуществили высадку десанта.
Всего было высажено четыре группы спецназначения, которые в коротком бою подавили слабое сопротивление противника и захватили ключевые позиции в укрепленном районе "Горы Хадигар". Часть мятежников, находившихся в ущелье, была уничтожена, а часть поспешно отошла в юго-восточном направлении. Бой прекратился к 9.30. После этого десантно-штурмовому батальону была дана команда войти в ущелье и произвести его тщательный осмотр для выявления складов, позиций и других элементов инфраструктуры укрепрайона.

ОДНАКО информация о том, что укрепленный район уже захвачен спецназом, до командиров рот не была доведена. Поэтому батальон начал действовать, как обычно при захвате: одна рота пошла по левому склону, другая по правому, а еще одна рота начала движение по дну ущелья. Общие частоты взаимодействия, а также сигналы взаимного опознавания до командиров рот и взводов также не были доведены. Из-за этого рота, которая шла по правому склону натолкнулась на группу, которой командовал лейтенант Марченко.
Десантники, обнаружив на горе людей, приняли их за противника и открыли огонь. В результате получил ранение один из разведчиков. Ни попытка связаться по радио, ни подача световых сигналов "Я свой" ни к чему не привели. На разведчиков обрушился шквал огня. Спецназовцы связались с передовым КП с просьбой выйти на связь с командиром десантно-штурмового батальона. Но тот ушел из эфира и на запросы не отвечал.
Когда десантники подошли ближе, на них обрушился… отборный русский мат. Это наконец смогло их остановить и заставить задуматься. Спустя некоторое они задали вопрос: "Вы кто?" Когда же поняли, что это спецназ, с удивлением спросили: "А что вы здесь делаете?" Им ответили в максимально доступной форме, после чего заставили связаться со своими и предупредить, что на высотах также работает спецназ. Только после этого бойцы спустились вниз и приступили к досмотру и разгрузке ущелья.
Трофеев было настолько много, что в первый день загрузить их на автомашины не удалось. Для того чтобы исключить вероятность возвращения моджахедов в ущелье под покровом темноты на занятых позициях были оставлены три группы спецназа.
Однако эту информацию командование 70 омсбр также не довело до своих офицеров. В результате около 21.00 позиции одной из групп подверглись обстрелу из гаубиц Д-30. По счастливой случайности никто не пострадал. Попытка связаться с артиллеристами по радио для прекращения огня ни к чему не привела. Только личное вмешательство капитана Бохана, прибывшего на броне, помогло прекратить огонь.

НА СЛЕДУЮЩИЙ день вывоз трофеев возобновился. В 17.00 колонна боевой техники начала движение в пункт постоянной дислокации по несколько измененному маршруту. Утром захваченные трофеи были выставлены на плацу 70 омсбр перед зданием штаба.
Генерал-лейтенант Гусев провел разбор операции, отметив четкие и слаженные действия спецназа и слабую организацию действий в мотострелковой бригаде, которые привели к единственной потере со стороны советских войск — ранению разведчика одной из РГСпН.
Как доложила агентура, укрепленный район "Горы Хадигар" был недавно создан моджахедами для противовеса формированиям "генерала Истмата", перешедшего на сторону правительства со своим отрядом, базировавшимся в горах Адигар, расположенных южнее гор Хадигар на 10-15 километров. Уничтожение базы моджахедов на долгое время стабилизировало ситуацию в данном районе.
В заключение разбора операции генерал-лейтенант Гусев сказал, что подобную практику надо развивать, и поставил задачу капитану Бохану наметить очередной объект захвата и подготовить операцию к его следующему приезду. Бохан немедленно доложил, что такой объект есть — базовый район Всатичигнай. Командующий войсками Туркестанского военного округа дал на подготовку операции две недели.

Сергей КОЗЛОВ
Фото из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum