TraserH3.ru
Актуально
Реклама

термос Stanley

Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Предзаказ часов Traser OdP Evolution

 

        Январь 2006 года
     
АРХИВ: Камикадзе: полет в один конец
     
  EЖЕГОДНО морской кадетский корпус, расположенный на уединенном японском острове Этадзима и являющийся кузницей офицерских кадров императорского флота, посещают тысячи экскурсантов. Заезжих туристов из Старого и Нового света сюда, в святая святых военно-воздушных сил Страны восходящего солнца, допускают редко, и потому основную массу посетителей составляют японские школьники и студенты. С пестрой, гудящей, словно пчелиный рой, толпой молодежи резко контрастирует группа держащихся особняком пожилых мужчин. Примерно так смотрелось бы сегодня на скоростной магистрали мегаполиса тихоходное авто начала прошлого столетия. Эти седовласые старики появляются на острове каждый август, в канун очередной годовщины капитуляции Японии во Второй мировой войне. Их маршрут по территории кадетского корпуса вот уже более полувека остается практически неизменным. Сначала, о чем-то тихо переговариваясь, они проходят вдоль кромки одетого в гранит морского берега, осматривают экспозицию оружия и техники времен войны. На несколько минут задерживаются у поставленного здесь же на вечный прикол легендарного истребителя "Зеро". А потом долго молчат, стоя в зале памяти погибших в боях камикадзе. О чем думают они, вглядываясь в потускневшие от времени портреты боевых товарищей, читая выбитые на мраморных плитах имена? Эта тайна надежно скрыта от окружающих под самурайской невозмутимостью изборожденных беспощадным временем лиц. Но говорят, будто те немногие летчики-смертники, которые дожили до наших дней, даже на закате лет сожалеют лишь об одном: война закончилась, а они так и не успели совершить свой последний полет, полет в один конец…

ВОЗВРАЩЕНИЕ "БОЖЕСТВЕННОГО ВЕТРА"

СЛОВО "камикадзе" вопреки расхожему мнению появилось задолго до Второй мировой войны. В XIII веке орды монгольских завоевателей, поработившие к тому времени Китай, все чаще обращали свои взоры на восток, где непокоренной оставалась лишь Япония. В 1274 году китайский богдыхан из монгольской династии Хубилай, внук Чингисхана, направил к берегам Страны восходящего солнца свои боевые корабли. Но планы монголов были сорваны страшнейшим тайфуном, который, словно щепки, разметал непобедимые флотилии. Спустя семь лет Хубилай предпринял повторную морскую экспедицию, но история повторилась снова. Будучи весьма религиозным народом, японцы посчитали, что здесь не обошлось без вмешательства свыше, и назвали спасительные штормы "ками кадзэ", что в переводе означает "божественный ветер".
Спустя семь столетий архипелаг в очередной раз оказался под угрозой завоевания. В 1944 году Япония, еще помнящая Перл-Харбор и военные успехи начального этапа войны, бесповоротно катилась к поражению. Высшему японскому командованию становилось очевидно, что со дня на день союзники отвоюют Филиппины, тем самым отрезав метрополию от нефтеносной Индонезии и лишив милитаризированную экономику Японии основного источника сырья. Силы империи, противостоявшей коалиции серьезных противников, таяли с каждой неделей. При этом наиболее существенные потери несли военно-морской флот и морская авиация — то есть основная ударная сила, с которой японские "ястребы" связывали последнюю надежду на победу.
Но все же корень зла крылся не в количестве потопленных авианосцев или сбитых американскими асами истребителей. Самым тяжелым было то, что большинство опытных японских пилотов погибло еще в 1942 году. И положение продолжало ухудшаться. Летные школы просто не успевали подготавливать пилотов взамен выбывших. В довоенной Японии опытным считался пилот, если у него было не менее 700 часов налета. В курсанты принимали с 15-17 лет. Программа подготовки пилота была рассчитана на 4-5 лет, в течение которых будущий пилот должен был закончить курс общеобразовательной средней школы, 14 месяцев общей и не менее 12 месяцев специальной летной подготовки. Также флот набирал курсантов из числа офицеров или мичманов. Они учились в течение 12 месяцев и считались нормальными пилотами. Однако им требовалось еще не менее года, чтобы получить квалификацию пилота палубной авиации. В условиях надвигающейся военной катастрофы командованию пришлось сокращать сроки подготовки летчиков-офицеров сначала с года до 10 месяцев, а затем и до трех. Понятно, что такие наспех обученные зеленые юнцы практически не имели шансов выйти победителями из воздушного боя с более опытным противником и фактически становились смертниками.
Анализ сложившейся на тихоокеанском театре военных действий ситуации заставлял японских военачальников искать новые пути. Как и семь веков назад, спасти Японию могло лишь чудо, но дожидаться его от богов не было времени. Идея использовать в войне против флота США летчиков-смертников принадлежала вице-адмиралу Ониси Такидзиро — жесткому и волевому служаке, принимавшему активнейшее участие в разработке плана нападения на Перл-Харбор. По его мнению, военно-техническому и количественному превосходству союзников истощенная Япония могла противопоставить лишь силу духа своих солдат. "Камикадзе токебуцу когекитай", то есть "Специальный ударный корпус божественного ветра" был сформирован осенью 1944 года, в самый разгар боев за Филиппины. От живых воплощений "божественного ветра" не требовалось особого мастерства пилота: их задача состояла в том, чтобы поднять самолет в воздух, дойти до цели и, прорвавшись сквозь заградительный огонь, врезаться в палубу вражеского корабля. Отец камикадзе и командир вновь сформированного корпуса вице-адмирал Ониси и командующий объединенным флотом адмирал Тоёда прекрасно понимали, что война уже проиграна. Создавая корпус летчиков-смертников, они рассчитывали, что ущерб от атак камикадзе, нанесенный американскому флоту, позволит Японии избежать безоговорочной капитуляции и заключить мир на относительно приемлемых условиях.

Справка "Братишки"

Создатель корпуса камикадзе вице-адмирал Ониси Такидзиро родился в 1891 году. Окончил военно-морскую академию Этадзима. Участвовал в Первой мировой войне, в которой Япония сражалась на стороне Антанты. Будучи летчиком зарождавшейся тогда морской авиации, Ониси получил первую боевую награду за потопление немецкого минного заградителя в Циндао. После окончания войны Ониси стал одним из энтузиастов морской авиации. Работал вместе с адмиралом Ямамото над созданием авиации японского военно-морского флота. Уже получив звание контр-адмирала, Ониси командовал авиационными флотилиями во время войны в Китае, вместе с капитаном 2-го ранга Гэнда Минору он разрабатывал план нападения на Перл-Харбор. Он также руководил крупными операциями морской авиации на Филиппинах и в Голландской Вест-Индии. В октябре 1944 года Ониси перешел со штабной службы на командную и начал формирование первых подразделений пилотов-смертников.


Ранним утром 16 августа 1945 года военный грузовик медленно ехал по пустынным улицам Токио. В машине стоял ящик, сколоченный из сосновых досок, в котором лежало тело Ониси. Услышав решение императора о капитуляции Японии, адмирал свел счеты с жизнью, чтобы избежать позора. Ониси вернулся домой и сделал себе харакири. Отказавшись от какой-либо помощи, он пролежал в кровавой луже на полу около 18 часов. Когда же смерть наконец пришла к нему, он сжимал руку своего друга...

"Я ПО СОВЕСТИ, УКАЗУ ЗАПИСАЛСЯ В КАМИКАДЗЕ…"

19 ОКТЯБРЯ 1944 года вице-адмирал Ониси прибыл на аэродром Кларк Филд на острове Лусон, главную базу истребительной авиации на Филиппинах, где провел совещание с командирами подразделений. Здесь он впервые официально предложил применять тактику самоубийственных атак. После этого адмирал обратился с пламенной речью к пилотам: "Япония в величайшей опасности. Ее спасение теперь не под силу министрам, генеральному штабу и нижестоящим командирам вроде меня. Только вы, молодые, сильные духом люди, можете спасти родину. Поэтому я от имени 100 миллионов наших соотечественников прошу вас пойти на эти жертвы и молюсь за ваш успех. Вы уже боги, без земных желаний". Надо отметить, что недостатка в добровольцах не было. Подразделения морской и армейской авиации просто переименовывались в отряды камикадзе, так как все до единого пилоты выражали готовность отдать свои жизни. Весьма показателен пример лейтенанта Хаджиме Фуджи, который буквально на следующий же день после призыва Ониси пришел в пункт набора камикадзе. Но на его заявлении поставили визу "отказать": в корпус смертников не брали семейных. Спустя неделю жена офицера сначала убила своих годовалых детей, а потом покончила жизнь самоубийством. В предсмертной записке женщина написала, что не хочет мешать мужу в выполнении его миссии. Японское правительство, кстати, не предавало этот случай огласке вплоть до самого конца войны.


В качестве самолета для камикадзе было решено использовать истребитель Мицубиси A6M "Зеро-Сен" — один из лучших истребителей Второй мировой войны, — с подвешенной к фюзеляжу 250-килограммовой бомбой. Кому-то может показаться, что этого не вполне достаточно для нанесения серьезных повреждений. Однако следует учитывать, что авианосец представлял собой очень удобную мишень, особенно в определенные моменты. К примеру, чтобы выпустить самолеты, авианосец должен был развернуться против ветра, на время теряя возможность менять курс, а значит, и уклоняться от атак. Кроме того, на полетной палубе авианосцев самолеты, как правило, стояли с полными баками горючего, снаряженные бомбами и торпедами. Взрыв одного такого самолета мог привести к катастрофе, особенно если сдетонируют запасы авиационного бензина, которые на авианосцах некоторых типов могли достигать нескольких тысяч тонн. Позже помимо истребителей "Зеро" стали использоваться пикирующие бомбардировщики "Вэл" и "Джуди", а также бомбардировщик "Фрэнсис". "Вэлы", например, могли нести до 1250 килограмм бомбовой нагрузки.
Первая атака камикадзе была совершена утром 25 октября 1944 года в районе филиппинского острова Лейте. Для участия в операции, которой руководил лейтенант Иукио Секи, были подготовлены 26 истребителей: часть из них обеспечивала прикрытие, остальным же, разделенным на четыре звена, отводилась роль смертников. В 10.45 пилоты заметили соединение американских кораблей, выделенное для прикрытия берегового плацдарма. Японские самолеты пошли на снижение. Поначалу американцы не придали значения небольшой группе истребителей, приближавшихся со стороны Филиппин. А когда в молчавшем до этого радиоэфире прозвучало тревожное предупреждение, было уже слишком поздно…Первый "Зеро" зашел с кормы авианосца "Сенти" и обрушился впереди кормового самолетоподъемника. Полетная палуба оказалась сильно исковеркана, возник пожар. При взрыве погибло 16 и было ранено 27 членов экипажа. Через несколько минут другой истребитель протаранил авианосец "Суони", выведя корабль из строя. Американцы, пытаясь спасти свои жизни, открыли ураганный огонь, и на авианосце "Уайт Плейнз" даже сумели отбить несколько атак. Экипаж стоявшего за ним авианосца "Сент-Ло" проявил большую беспечность: "Зеро" с подвешенной бомбой проревел над кораблем, вошел в крутое пике и разбился на взлетной палубе недалеко от средней линии. Загорелись топливные резервуары, расположенные под палубами. Двумя минутами позже прогремел сильный взрыв — сдетонировали торпеды и бомбы, и огромная часть взлетной палубы откололась от корабля. По словам выживших, впечатление было такое, будто корабль разорвало пополам, как лист бумаги. Пламя взметнулось вверх на 30 метров, превратив "Сент-Ло" в гигантский факел. 21 минуту спустя авианосец затонул, унеся с собой в пучину 114 членов команды. В этот день японцы потопили один и существенно повредили шесть авианосцев противника, потеряв при этом 17 самолетов. Первый боевой вылет корпуса камикадзе оказался более чем удачным, и адмирал Ониси немедленно приступил к формированию новых групп.

"ДО ВСТРЕЧИ В ХРАМЕ ЯСУКУНИ"

КТО ЖЕ становился новым спасительным тайфуном? Существовало два способа вербовки в камикадзе. Начинающие летчики могли подать заявление о приеме в корпус по собственной инициативе. Документы свидетельствуют, что количество желающих позволяло даже проводить весьма строгий отбор кандидатов. В первую очередь принимали отличников, избегая к тому же брать старших сыновей в семье — тем надлежало продолжать фамильный бизнес. Иначе обстояло дело с более опытными летчиками. Среди них распространяли анкеты с вопросом типа: "Хотите или не хотите вы стать камикадзе? Ненужное зачеркнуть". Отбирали тех, кто выбирал первый вариант. Но здесь необходимо учитывать национальный менталитет. Умереть, если это потребуется, в Японии традиционно считалось долгом мужчины. Анкеты были именными, и подписаться под нежеланием стать самоубийцей фактически было равносильно тому, чтобы повесить на грудь табличку с надписью: "Я трус".


Сохранились дневники и предсмертные письма камикадзе. Многие из них пишут, что, уходя из жизни, не только не испытывают горьких сожалений, но, напротив, горды и счастливы умереть за страну. Не исключено, что все не соответствовавшее это бодрой формуле вымарала военная цензура, которая жестко контролировала переписку, не допуская ни единой червоточины, потенциально способной подорвать боевой дух в войсках. Однако искренность писавших похожа на правду, тем более что в Японии традиционно интересы группы превалировали над интересами личности, а общинное сознание стало подвергаться все более заметной эрозии лишь в самые последние годы.
У камикадзе быстро сформировались собственные ритуалы и обычаи. Кроме трех лепестков сакуры, выбитых на пуговицах летной формы, пилотов-смертников отличали белые головные повязки-хатимаки, на которых был изображен красный солнечный диск. Часто на них писали патриотические лозунги (например, "Семь жизней за императора!"). Такие повязки носили воины-самураи феодальной Японии для того, чтобы они впитывали пот, а волосы не попадали в глаза. Перед вылетом обязательно устраивалось небольшое застолье, и летчики выпивали по чашке саке. Каждому вручали именной короткий самурайский меч в парчовых ножнах. Многие камикадзе перед последним полетом в лучших самурайских традициях сочиняли предсмертные стихотворения-танки:

Подобно вишневому цвету
По весне,
Пусть мы опадем,
Чистые и сверкающие.

Еще пилоты брали с собой различные амулеты, приносящие удачу, и несколько медных монет, чтобы расплатиться за переправу через Санзу-но-кава, реку, по буддийским поверьям, лежащую на пути в царство мертвых. Впрочем, за свою загробную жизнь камикадзе не стоило волноваться: им предстояло превратиться в богов. Согласно представлениям синтоизма, древнейшей религии Японии, после смерти камикадзе становились "гунсинами" — военными божествами, духами-покровителями страны. Медные таблички с их именами устанавливались в храме Ясукуни, где, по поверью, обретали последнее пристанище души воинов. Перед посадкой в самолет смертники говорили друг другу ритуальную прощальную фразу: "До встречи в храме Ясукуни".
К концу войны были законодательно оформлены права и льготы смертников, а также членов их семей. До свидания с богами камикадзе получал возможность пожить всласть на грешной земле. Каждый владелец ресторана считал за честь принять у себя пилота-смертника, не беря с него денег. Всеобщим почетом, уважением и любовью окружалась и ближняя родня будущего ками.


Несмотря на то, что все пилоты из специального ударного корпуса горели желанием отдать жизнь за императора, в бою они вели себя достаточно хладнокровно. Если не находилось подходящей цели для атаки, камикадзе не только имел право, но и был обязан вернуться на базу. Пилоты-смертники вылетали на задание под прикрытием самолетов сопровождения, которые защищали смертников от атак истребителей противника. Пилотам истребителей сопровождения категорически запрещалось самим применять смертельную атаку, хотя они страшно завидовали тем, кто идет на цель. На корабль противника следовало идти с открытыми глазами, не закрывая их до самого последнего мгновения. Смерть, согласно средневековым традициям феодального воинства, должна была восприниматься без каких-либо эмоций, спокойно и тихо, с улыбкой. Такое отношение к собственной кончине считалось для воина идеальным.
А вот как о последнем мгновении жизни говорилось в одной из книг, по которым готовились будущие камикадзе: "Представьте себе, что вы у цели. До нее осталось лишь два-три метра. Вы видите каждую заклепку на палубе вражеского корабля. Последние секунды... Вам кажется, что вы парите в воздухе. Перед вами возникает лицо матери. Она не плачет, нет — все как всегда. А потом вы слышите тихий звук, такой, будто разбили хрустальную вазу. Вас больше нет".

ДУХОМ ПРОТИВ МАШИН

УСПЕХ первой операции вдохновил японское командование на создание новых отрядов камикадзе как в военно-морских силах, так и в ВВС. Военная машина ускоренными темпами стала штамповать новых смертников. В последующие месяцы для выполнения аналогичных миссий было подготовлено свыше 2000 самолетов. Корабли Соединенных Штатов стали все чаще встречаться с самолетами-самоубийцами. Обеспокоенные американские моряки надеялись, что камикадзе — явление временное, которое не получит широкого распространения. Они еще не знали о создании специального подразделения японского воздушного флота под командованием Ониси.

< br>Союзники быстро учились. Над кораблями теперь в обязательном порядке организовывалось патрулирование истребителями, а все свободное место на палубах занимали зенитки. При атаках камикадзе плотность зенитного огня была такова, что иногда в воздухе взрывались даже сброшенные бомбы. Задача стояла одна: не допустить пилотов-смертников к кораблям. Иногда это сделать удавалось, иногда нет.

29 октября самолет камикадзе поразил авианосец "Франклин", проделав 12-метровую дыру в палубе и уничтожив 33 самолета. Погибло 56 моряков. Другой камикадзе врезался в авианосец "Белли Вуд", убив 92 и ранив 44 моряка. 1 ноября американский эсминец "Абнер Рид" после попадания камикадзе затонул, 2 эсминца были выведены из строя. 5 ноября, несмотря на неистовство американских зенитчиков, камикадзе врезался в мостик авианосца "Легсингтон", убив 41 и ранив 126 человек. 25 ноября не повезло авианосцу "Интерпид": в него врезались два "Зеро" с бомбами. Авианосец горел два часа, погибло 79 человек. Получили повреждения еще 3 авианосца.
Примерно в это время американцы начали понимать, что камикадзе — не эпизодическое явление в войне, а организованный и спланированный способ ведения боевых действий, поддерживаемый мощной пропагандистской кампанией. По токийскому радио часто передавали песню-гимн камикадзе:

Незаметные песчинки,
Мы преданы стране.
За нее идем в свой
последний путь…

Руководство американских вооруженных сил было вынуждено выступить со специальными заявлениями, чтобы разъяснить общественности ситуацию. Поступки японцев были объяснены их фанатизмом и традиционным для Японии презрением к человеческой жизни, как к своей, так и чужой. Последующие события показали, однако, что таких простых объяснений недостаточно. Американцы, как военные, так и гражданские, были готовы согласиться, что коварные и жестокие японцы, какими их изображала американская пропаганда, презирают чужие жизни. Но как можно точно так же относиться к собственной жизни — американцы понять не могли. Такое поведение японцев оказывало завораживающее, почти магическое действие и вызывало невольное уважение к противнику.


26 ноября камикадзе нанесли удар по транспортам и кораблям прикрытия в заливе Лейтс. Первый удар получил крейсер "Сент Луис": погибло 33 моряка. Затем нападению подверглись линкоры "Колорадо" и "Мэриленд", а также 4 эсминца, один из которых затонул. В декабре американский флот потерял несколько транспортов и эсминцы "Махэн", "Уорд", "Лэмсон", было повреждено несколько десятков кораблей.

3 января наблюдатели авианосца "Оммани Бэй" проморгали двухмоторный самолет камикадзе. Он пробил полетную палубу, его бомбы взорвались в ангаре, который превратился в море огня. От высокой температуры корабельные переборки коробились и лопались, помогая распространяться огню. Вскоре огонь добрался до торпедного отсека, и мощный взрыв поставил в агонии корабля точку. Погибло 95 моряков, 65 было ранено. Еще один камикадзе попал в авианосец "Манила Бэй", сильно повредив его. Следующим был крейсер "Австралия", его потери составили 55 человек. Затем был случай, когда камикадзе пролетел между линкором "Западная Вирджиния" и авианосцем "Натома Бей", а зенитчики обоих в запале боя изрешетили борта друг друга. Также было потоплено несколько мелких кораблей и транспортов.
6 января пришел черед линкора "Нью-Мексика", когда камикадзе врезался в его мостик. Погибли 24 человека, в том числе командир корабля и генерал-лейтенант Ламден (дежурный адмирал Черчилля на американском флоте). При ударе по линкору "Калифорния" погибли 45 человек. Мостик крейсера "Лучевилл" притянул еще одного камикадзе, в результате чего в горящем бензине погиб 31 человек, среди которых был адмирал Чендлер, и ранено 56 моряков.

Камикадзе на Филиппинах добились весомых результатов. Американцы потеряли 2 авианосца, 6 эсминцев и 11 транспортов, повреждения получили 22 авианосца, 5 линкоров, 10 крейсеров и 23 эсминца.
Следующий эпизод действий камикадзе произошел на Тайване (Формоза). 21 января получил удар авианосец "Тикандерога", его потери составили 140 человек. Авианосцу "Бисмарк Си" повезло еще меньше: в его кормовой самолетоподъемник врезался самолет камикадзе, и когда в ангаре возник пожар, почти в то же место угодил второй, убив всех пожарных. Затем весь корабль объяло пламя, и через некоторое время он взорвался вместе с 318 членами экипажа.
Когда в конце 1944 года начались массовые атаки летчиков-самоубийц, психологический шок от них был настолько серьезен, что командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Честер Нимиц предложил сохранять в тайне сведения об атаках камикадзе. Американская военная цензура наложила строгие ограничения на распространение сообщений об атаках пилотов-смертников. Союзники-англичане также не распространялись о камикадзе до конца войны.

"ОНИ ПОХОДИЛИ НА СМЕРЧ…"

В МАРТЕ 1945 года японская разведка сообщила об увеличивающемся интересе вражеских спецслужб к острову Окинава, расположенному в шестистах километрах к югу от Японии. На самом высоком уровне в Токио чиновники и офицеры убеждали себя в том, что самолеты-самоубийцы смогут переломить ход войны.
Операция по высадке на Окинаву началась 1 апреля. Янки с ужасом ожидали начала атак камикадзе. К этому времени уже все американские моряки знали яростную мощь "божественного ветра" и во что превращаются корабли после того, как он пронесется над ними. Обугленные, искалеченные палубы, сгоревшие остовы самолетов, горы трупов… Во флоте США резко возросло количество психических заболеваний, снизилась моральная устойчивость моряков. Тех из них, кто пережили атаки камикадзе, списывали на берег. Экипажи приходилось часто менять, тасовать между кораблями, что сильно снижало боеготовность ВМС.


Камикадзе вступили в действие 3 апреля. С аэродромов, разбросанных по острову Кюсю, в небо, чтобы нанести последний удар по врагу, поднялись сотни самолетов. Первые же атаки смертников вывели из строя авианосец "Уэйк Айленд". А 6 апреля вместе с экипажем из 94 человек погиб эсминец "Буш": в него врезались аж 4 самолета.
По воспоминаниям очевидцев, это был страшный бой. Камикадзе появлялись по одному, парами или группами. В основном они пикировали на эсминцы, и лишь некоторые направлялись далее, к побережью острова. Создавалось ощущение смерча, пронесшегося над кораблями. Небо заполнили облака черной стальной пыли, которая оседала тонкой пленкой на водную гладь моря. Хотя японцы понесли тяжелые потери, взорванные эсминцы также представляли собой жалкое зрелище: по крайней мере пятнадцать кораблей были значительно повреждены.

Эсминец "Буш" казался тем утром счастливчиком. Корабль с более чем тремястами членами экипажа успешно избегал ударов камикадзе до трех часов дня. В 15.13 команда заметила низколетящий одномоторный самолет камикадзе, пикирующий на корабль. Вражеский истребитель применял тактику маневрирования, уходя от зенитного огня, поднимался и опускался, иногда проходя всего в десяти футах над океаном. Корабль отчаянно пытался избежать столкновения. В 15.15 самолет врезался в палубу эсминца между первым и вторым отсеками, снеся при этом камбуз, прачечную, лазарет, ремонтную мастерскую и выведя из строя систему пожаротушения. Несмотря на то, что корабль охватило пламя, казалось, что еще не все потеряно. Для оказания помощи к "Бушу" подошел эсминец "Колхаун".
В течение всего следующего часа команда отчаянно пыталась спасти корабль. Раненым была оказана медицинская помощь. "Буш" оставался на плаву. В 16.35 экипаж с ужасом заметил, что американские воздушные силы прикрытия без предупреждения уходят к югу. Поврежденные корабли остались один на один с усиливающимися атаками камикадзе. С севера приближались полтора десятка самолетов-самоубийц. Они окружили эсминцы. Один из них направился в сторону "Буша", непрерывно обстреливая его. Камикадзе врезался в борт корабля, почти расколов его надвое. Корабль казался заброшенным обломком кораблекрушения с пробитыми бортами и таящейся в его чреве смертью. Перед закатом солнца на горизонте показался еще один самолет. Он снизился до уровня мачт, развернулся и, заходя со стороны левого борта чуть выше воды, отправился в свой последний полет. Людей, наблюдавших эту картину с палубы, парализовал ужас. "Буш" был приговорен.
После столкновения носовая и кормовая части корабля смотрели в небо. Моряки начали прыгать за борт. Вода хлынула в отсеки корабля, и эсминец стал медленно тонуть. В свете луны выжившие в этой мясорубке усеяли океан. Часы яростной борьбы с фанатиками сказались на психологическом настрое команды. Офицеры и матросы стали один за другим истерично срывать с себя спасательные жилеты. Охваченные некоей неистовой силой, они поплыли к воображаемым небесам, убежищу, избавлению от сводящего с ума страха и ужаса перед камикадзе. 33 человека отправились в плавание без жилетов и надежды на спасение. Один за другим они утонули...
Вечером та же участь постигла эсминец "Калхаун" (34 погибших). 7 апреля "Зеро" достиг авианосца "Хэнкок", уничтожив 20 самолетов, убив 72 и ранив 82 человек. До 12 апреля из строя таким же образом было выведено еще 2 авианосца, линкор, 5 эсминцев. Однако и у японцев начался острый дефицит самолетов. 15-16 апреля снова досталось американским эсминцам: "Прингл" затонул, "Лэффи", "Сингсби", "Хант" и "Бриант" были повреждены. Не повезло и авианосцу "Энтерпрайз": его и 97 человек экипажа вывели из строя два камикадзе.
Всего в боях за Окинаву от самоубийственных атак американцы потеряли 26 кораблей, 225 были повреждены (в том числе 27 авианосцев). Но ситуация изменилась кардинально: янки смогли прийти в себя и обрели способность сопротивления, а вот японские летчики понесли просто опустошающие потери — 90 процентов из них не сумели попасть в цель или были сбиты. Японию уже ничто не могло спасти.

ИЗ ДОСЬЕ "БРАТИШКИ"

…Менее чем через три минуты к кораблю приблизился второй камикадзе. Смертник врезался в авианосец между надстройкой-островом и полетной частью палубы. Большинство людей, находившихся в помещении для предполетного инструктажа, погибло. Тед мне потом рассказывал, как прямо на его глазах от взрыва изогнулась полетная палуба авианосца. Я вместе с другими офицерами выскочил из своего штаба в коридор, уже забитый прибывшими вчера на замену летчиками. Кругом был дым, сильно пахло бензином. Мы стали пытаться погасить пожар. Рядом со мной оказался англичанин, приданный нам в качестве наблюдателя. Джентльмен грязно ругался, призывая окружающих как можно быстрее покончить с пожаром.


Поставить пожар под контроль удалось лишь к шести часам вечера. Корабль мог развивать ход не более 10 узлов. Авианосец все еще дымился, поэтому мы опасались повторных ударов. Быстро уйти из опасного района корабль не имел возможности, а обнаружить авианосец визуально по столбу дыма не составляло труда. Главный инженер корабля пребывал в состоянии шока. Окончательно пожар потушили лишь утром следующего дня. Только тогда я смог попасть на ангарную палубу. Здесь все было затянуто пеленой дыма, ужасная картина увиденного преследует меня всю жизнь: кругом лежали тела погибших. Убитых и сгоревших мы предали волнам. Удар камикадзе поставил точку в нашей "командировке" на войну.

Из воспоминаний морского офицера с авианосца "Энтерпрайз", апрель 1945 г.

ТЕНИ ИЗ ПРОШЛОГО

ПОСЛЕДНИМ американским кораблем, потопленным камикадзе, стал эсминец "Каллаген". Это случилось 29 июля 1945 года. А 15 августа император Хирохито в своем радиовыступлении объявил о капитуляции Японии. Вечером этого же дня в последний полет отправились многие из командиров и штабных офицеров корпуса камикадзе. Вице-адмирал Ониси Такидзиро в тот же день совершил харакири, вспоров себе живот по всем правилам и в соответствии с установленным ритуалом. Агония продолжалась 18 часов, и все это время адмирал не терял сознания.


Так закончилась эпопея камикадзе. Эффективность применения пилотов-смертников оказалась очень высокой, хотя их нападения продолжались сравнительно небольшой отрезок времени. Именно на долю камикадзе пришлась пятая часть атак на корабли ВМС США и почти половина потопленного в годы Второй мировой войны тоннажа американских судов и кораблей. Уже после окончания войны Соединенные Штаты огласили свои потери: эскадрильи самоубийц потопили 34 американских корабля, еще 288 получили серьезные повреждения. По японским источникам, на счету камикадзе 80 процентов потерь американцев на последнем этапе войны на Тихом океане. Всего за период 1944-1945 гг. в свой последний полет отправились и не вернулись 3913 летчиков-смертников. Но даже ценой своих жизней они не смогли изменить ход войны.
Японское слово "камикадзе" прижилось во многих языках, а с некоторых пор замелькало в оперативных сообщениях из горячих точек планеты. После американской трагедии 11 сентября 2001 года цивилизованный мир снова накрыла тень пилотов-смертников, на сей раз арабского происхождения. Унеся жизни тысяч людей, они посеяли страх в душах миллионов. Сегодня ярлык "террорист-камикадзе" запросто навешивается на кого угодно, будь то палестинские радикалы, тамильские "тигры" или даже чеченские сепаратисты. Параллели, безусловно, есть, но нельзя забывать одной существенной разницы: японские пилоты были не террористами, а солдатами, сознательно летевшими на смерть, чтобы прихватить с собой жизни не мирных жителей, а врагов на поле боя.
Но о чем говорить, если сегодня даже в Японии о камикадзе вспоминают лишь как о продукте иной, безвозвратно канувшей в Лету, эпохи? Японский премьер-министр прекрасно сочетает поход в храм Ясукуни с заявлениями о том, что он "проамериканец до корней волос", а укреплявшие боевой дух пилотов головные повязки-хатимаки с надписями "камикадзе" или "обязательно победить" в красном круге восходящего солнца давно стали ходовым сувениром для туристов и местных любителей китча. Большинство нынешних японцев мало интересуются героями вчерашних дней, пусть даже те и причислены к пантеону бессмертных богов.

Роман ШКУРЛАТОВ
Фото из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum