TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Октябрь 2006 года
     
АРХИВ: Огненные трассеры в небе войны
     
 
АРХИВ: Огненные трассеры в небе войны
В литературе, посвященной боевой авиации, очень редко подробно рассматриваются вопросы, касающиеся вооружения самолетов, – в основном речь идет о самих боевых машинах, их летно-технических данных. Между тем авиационное стрелково-пушечное вооружение является интереснейшей темой, кроме того, это очень важная страница в истории огнестрельного оружия.
Конечно, невозможно вместить в объем небольшой статьи все разнообразие конструкций и систем ствольного авиационного оружия, поэтому мы только постараемся бегло взглянуть на ключевые моменты в развитии этого вида стрелкового оружия, а также остановимся на наиболее интересных образцах.

ИСТОРИЯ авиационного вооружения началась в 1914 году, в самом начале Первой мировой войны. Почти все самолеты, имевшиеся в распоряжении вступивших в войну государств, в тот момент оружия не имели вовсе, поскольку основным их назначением тогдашние генералы считали разведку и корректирование артиллерийского огня. Однако первые же столкновения аэропланов в военном небе наглядно показали – все летательные аппараты, предназначенные для войны, должны нести оружие, хотя бы в целях самообороны.

АРХИВ: Огненные трассеры в небе войны

После нескольких совершенно курьезных воздушных «боев», которые правильнее было бы назвать легкими потасовками (летчики от избытка чувств обменивались выстрелами из офицерских револьверов или даже пытались поразить своего противника с помощью привязанной к тросу гирьки), в дело пошли пулеметы. Обычный армейский ручной или станковый пулемет, установленный на турели или даже просто на крыле, превращал неуклюжее сооружение из фанеры и расчалок в реальную боевую машину. Поток воздуха в полете охлаждал ствол гораздо лучше, чем на земле, поэтому всевозможные радиаторы и водные кожухи стали за ненадобностью снимать. Такие пулеметы на двухместных самолетах с задним толкающим винтом устанавливались для стрельбы в передней полусфере, в передней кабине, а на машинах с передним тянущим винтом – в задней полусфере.
Бипланы с тянущим винтом вначале получили пулемет, укрепленный на верхнем крыле – для стрельбы из него летчик должен был встать на свое сиденье. Подобная «воздушная эквилибристика» была, мягко говоря, неудобна для пилотов, к тому же пули могли разбить деревянные лопасти пропеллера. Срочно требовалось какое-нибудь иное решение этой проблемы, и вскоре оно было найдено. В феврале 1915 года французский пилот Гарро предложил установить на лопастях воздушного винта стальные пластинки в виде треугольных призм, крепившихся под углом 45 градусов в точке пересечения лопастью пропеллера линии ствола пулемета. При стрельбе пули рикошетом уходили в сторону. Правда, при этом бесполезно тратилась некоторая часть боеприпасов, да и полезная мощность винта падала, но зато летчик стрелял прямо через винт, при этом он мог довольно точно прицелиться.

Штурмовик Ил-2 с 37-мм пушками НС-37
Штурмовик Ил-2 с 37-мм пушками НС-37

Появление на фронте аэропланов, вооруженных по системе Гарро, оказалось полной неожиданностью для германских летчиков, поэтому первым французским истребителям Гарро и Жильберу удалось, как говорится, под шумок сбить три вражеские машины. Однако успех французов длился недолго: уже в апреле 1915 года самолет лейтенанта Гарро был подбит зенитным огнем и совершил вынужденную посадку в немецком тылу.
Все вооружение с трофейного аэроплана немцы срочно отправили для изучения авиационному инженеру Фоккеру, который уже через десять дней предложил свое техническое решение. Это был синхронизатор – механизм, связывающий вал двигателя со спусковым механизмом пулемета. Выстрел при этом мог быть произведен только в тот момент, когда перед дулом пулемета не было лопасти пропеллера.
Синхронизатор был строжайше засекречен, однако немцы наступили на те же грабли, что и французы незадолго до этого: несмотря на строжайший запрет на полеты над вражеской территорией, один из германских пилотов нарушил его и был сбит над окопами войск Антанты. Естественно, что вскоре секрет немецких летчиков стал всеобщим достоянием. Появление синхронизатора можно с полным основанием назвать революционным прорывом в тактике воздушной войны: в воздух поднялись истребители – самолеты, специально предназначенные для уничтожения вражеских машин.

Немецкий штурмовик «Хеншель» Hs129В с крупнокалиберной пушкой Рак-40 так и не стал достойным аналогом нашего Ил-2
Немецкий штурмовик «Хеншель» Hs129В с крупнокалиберной пушкой Рак-40 так и не стал достойным аналогом нашего Ил-2

Пулеметы обычного винтовочного калибра уже не устраивали пилотов, поскольку в некоторых случаях требовалось оружие помощнее. Уже в 1915 году на самолет «Вуазен» с толкающим задним винтом попробовали установить 37-мм пушку Гочкиса. Пушка находилась в передней части фюзеляжа. Эта установка была предназначена для борьбы с немецкими дирижаблями, однако большой вес (около 100 кг) и, самое главное, ручное перезаряжание ограничивали ее боевое применение.
В 1916 году французский летчик Гинемер предложил установить пушку Гочкиса в развале блока цилиндров авиационного двигателя «Испано-Сюиза» — ствол пушки при этом проходил через вал винта. Так появилась первая в мире мотор-пушка, в дальнейшем, в 1930-1940-е годы, подобное оружие будет устанавливаться на десятках типов истребителей и штурмовиков. Система Гинемера имела клиновой затвор, который автоматически открывался после выстрела, но заряжать пушку все-таки приходилось летчику. Пушка стреляла картечью – каждый снаряд содержал 16 пуль калибром 16 мм.

Тяжелый двухместный истребитель «Мессершмитт-110» с 37-мм пушкой
Тяжелый двухместный истребитель «Мессершмитт-110» с 37-мм пушкой

Несмотря на оригинальность, мотор-пушка в авиации того времени так и не прижилась, хотя в 1917-м французской фирме «Спад» и были заказаны около трехсот истребителей «Спад 12С1» с 37-мм мотор-пушками системы Гочкиса. В то же время это оружие фигурирует в совершенно уникальном эпизоде в истории воздушных войн. 9 мая 1918 года французский ас Рене Фонк сбил шесть германских аэропланов, израсходовав при этом… 11 снарядов. Этот удивительный рекорд не побит и по сей день.
Уже в ходе первых же схваток в небе Первой мировой войны пилоты убедились в исключительной сложности стрельбы в воздухе. Скорости боевых самолетов все возрастали, а значит, время, отпущенное летчику на маневрирование, прицеливание и собственно стрельбу, все более уменьшалось. Кроме того, в воздухе всегда приходилось вести огонь из движущейся с большой скоростью машины по двигающейся по сложной траектории цели, соответственно, расчет упреждения был почти невозможен и стрелять нужно было, прицеливаясь на глаз, интуитивно. Стрельба по вражескому самолету с большой дистанции была почти бесполезна, для более-менее эффективного обстрела необходимо было приблизиться к нему на расстояние 50-100 м, т.е. почти вплотную. Естественно, сделать это в реальном воздушном бою очень непросто.
Единственным выходом на тот момент было повышение скорострельности авиационных пулеметов с целью увеличения вероятности попадания и увеличение их калибра для того, чтобы сделать секундный залп возможно мощнее, но до самого конца войны больше не произошло таких резких качественных скачков в области авиационного оружия, сравнимых с появлением синхронизатора.

АРХИВ: Огненные трассеры в небе войны

ПОСЛЕ окончания войны, в 1920-1930-е годы, развитие авиационного вооружения шло в основном по линии пулеметов. Стандартным вооружением для истребителя этого времени считалась установка двух-четырех пулеметов винтовочного калибра. От пехотных прототипов эти системы отличались только увеличенной скорострельностью и наличием электроспуска. Автоматические авиационные пушки получили распространение только в конце 1930-х годов.
В ВВС Великобритании и некоторых других европейских стран большое распространение получил 7,7-мм пулемет «Виккерс» с темпом стрельбы до 750 выстрелов в минуту. 7,9-мм пулемет Кольта-Браунинга MG-40 в синхронном, турельном и крыльевом вариантах с темпом стрельбы 900 выстр./мин. состоял на вооружении ВВС Соединенных Штатов Америки и Великобритании, став штатным оружием для классических британских истребителей «Харрикейн» и «Спитфайр». В то же время 12,7-мм пулемет «Кольт-Браунинг» М3 устанавливался почти на всех американских истребителях, таких, как «Томахаук» Р-40, «Тандерболт» Р-47, «Уайлдкэт» F4F, «Хэлкэт» F6F, «Корсар» F4H.

Мощнейшее вооружение опытного самолета Су-8 сделало бы эту машину одним из самых эффективных штурмовиков. Но он так и не поступил на вооружение советских ВВС.
Мощнейшее вооружение опытного самолета Су-8 сделало бы эту машину одним из самых эффективных штурмовиков. Но он так и не поступил на вооружение советских ВВС.

Вообще, пулемет 50-го калибра был самым популярным оружием для американских боевых самолетов. В ряде случаев их количество на борту одной машины было совершенно фантастическим. Например, последняя модификация бомбардировщика «Митчелл» B-25J — соединила в себе все достоинства предыдущих, а ее стрелковое вооружение стало действительно мощнейшим: хвостовая башня со спаркой, два боковых блистера с одиночными пулеметами, верхняя башня со спаркой, четыре неподвижных по бортам и два — в передней кабине (подвижный и неподвижный) — итого двенадцать стволов калибра 12,7 мм! Если оценивать оборонительные возможности «Митчелла» в задней полусфере, то он почти не уступал тяжелым бомбардировщикам В-17 или В-24. Впрочем, такое наращивание количества оборонительных огневых точек происходило уже во время Второй мировой войны.
В конце 1930-х годов произошло несколько вооруженных конфликтов, в которых пилоты военной авиации могли в реальных условиях оттачивать свое боевое мастерство; здесь же проходили испытания в боях и новые самолеты. Наиболее важную роль в этом сыграла гражданская война в Испании (июль 1936 — март 1939 года), где боевое крещение получили такие знаменитые в дальнейшем самолеты, как советский И-16 и немецкий «Мессершмитт» Bf109.
Немцы в это время на своих самолетах устанавливали 7,92-мм пулемет MG-17 с темпом стрельбы 1100-1150 выстрелов в минуту в крыльевом и синхронном вариантах. Для защиты бомбардировщиков и других многоместных самолетов в Германии использовался пулемет того же калибра MG-15 на турели или шкворневой установке, а также авиационная спарка — установка спаренных пулеметов MG-81 на турели. Позднее появился 13-мм пулемет MG-131, который до конца Второй мировой войны широко применялся люфтваффе как синхронный, турельный и крыльевой.
В советских ВВС 1930-х годов самым распространненым оружием был 7,62-мм авиационный пулемет ШКАС (Шпитального, Комарицкого, авиационный, скорострельный). Это уникальное оружие было разработано и принято на вооружение еще в 1932 году. Темп стрельбы ШКАСа достигал 1800 выстрелов в минуту – это было абсолютным рекордом для того времени. Легенда, получившая широкое распространение в советской военной литературе, гласит, что после захвата Берлина в мае 1945 года советские солдаты нашли в рейхсканцелярии под стеклянным колпаком образец пулемета ШКАС; рядом лежал личный приказ Гитлера о том, что русский пулемет будет находиться в здании до тех пор, пока немецкие оружейники не создадут такое же оружие для люфтваффе. Поскольку ШКАС так и не убрали из зала, можно догадаться, что задачу эту германские конструкторы не выполнили. Рассказ этот нигде документально не подтвержден, но даже если это всего лишь красивая выдумка, прекрасный пулемет ШКАС ее заслужил, пройдя испытание несколькими войнами.

Советский пикирующий бомбардировщик Ту-2
Советский пикирующий бомбардировщик Ту-2

Мало кто знает, что существовал еще и «Ультра-ШКАС» со скорострельностью 2800-3000 выстрелов в минуту. Правда, надежность его была гораздо меньшей по сравнению со ШКАСом, своим прототипом, поэтому в массовое производство он так и не поступил.
Еще в 1932 году был принят на вооружение 12,7-мм пулемет конструкции Б. Шпитального и С. Владимирова. Сам этот пулемет производился сравнительно недолго, но на его базе в середине 1930-х годов была разработана знаменитейшая 20-мм авиационная пушка ШВАК. Имевшая темп стрельбы 700-800 выстрелов в минуту, эта пушка позволяла вести активный воздушный бой, в то время как немногочисленные автоматические пушки западных систем предназначались в основном для стрельбы по наземным целям. Пушка ШВАК устанавливалась на истребителях И-153П, И-16, Як-1, Як-7, ЛаГГ-3, Ла-5, Пе-3 и других, а в качестве оборонительного оружия размещалась в башенных установках бомбардировщиков Пе-8 и Ер-2.
23-мм пушка ВЯ – разработка А. Волкова и С. Ярцева – появилась на свет в середине 1940 года. Из этого орудия могла вестись стрельба осколочно-зажигательными, осколочно-зажигательно-трассирующими и бронебойно-зажигательными снарядами со скорострельностью до 650 выстрелов в минуту. Разрывное действие 23-мм снаряда было в 2 раза больше, чем у 20-мм снаряда пушки ШВАК, а бронебойно-зажигательный снаряд на расстоянии 400 м пробивал броню толщиной 25 мм. Впрочем, у пушки был крупный недостаток в виде исключительно сильной отдачи, поэтому единственным самолетом, где ВЯ прижилась, стал знаменитый штурмовик Ил-2: два орудия устанавливались в крыльях с боекомплектом по 150 патронов на ствол.
Но самым лучшим ствольным оружием для прославленного штурмовика стала пушка НС-37 конструкции А. Нудельмана и А. Суранова. Двухместный вариант Ил-2 с двумя такими пушками появился весной 1943 года, а уже летом того же года с большим эффектом прошел боевое крещение в Курской битве, где пушки НС-37 отлично работали против немецких танков и мотопехоты. Штурмовик Ил-2, оснащенный 37-мм пушками, до самого конца войны был очень серьезным и эффективным средством борьбы как с наземным, так и с воздушным противником. Пленные немецкие солдаты рассказывали, что «самолет с большой пушкой», как они называли Ил-2, поражает даже верхнюю броню «тигров».

Бомбардировщик «Митчелл» В-25J, активно использовавшийся на всех фронтах Второй мировой войны.
Бомбардировщик «Митчелл» В-25J, активно использовавшийся на всех фронтах Второй мировой войны.

Интересно, что крыльевые пулеметы ШКАС винтовочного калибра на этих самолетах использовались в основном в качестве пристрелочных: по пулеметным трассам пилот уточнял направление и дистанцию до цели, прежде чем открыть огонь из пушек.
Надо сказать и о том, что эффективность авиационных пушек большого калибра явно переоценивается многими историками. Пушка калибра 37 мм, конечно же, не может пробить боковую броню тяжелого танка – для того, чтобы подбить или тем более уничтожить танк, необходимо попасть ему в верхнюю часть корпуса, где броня гораздо тоньше. Но и в этом случае снаряд должен попасть в броню почти под прямым углом, иначе бронебойная болванка попросту срикошетит. Сделать такой точный выстрел с самолета, летящего с огромной скоростью, прицеливаясь на глазок, очень трудно. Поэтому, если верить статистике, за время войны потери среди советских средних и тяжелых танков от бомб и пушек авиации составили всего лишь около 5%. Наиболее вероятно, что примерно такой же процент потерь имели и немецкие танки от огня наших штурмовиков.

НУЖНО отметить, что до самого конца войны оборонительное вооружение на большинстве немецких самолетов было откровенно слабым. В то же время в начале Второй мировой войны иногда и 7,92-мм пулемета было достаточно для удивительных «ратных подвигов» — правда, отметим, что происходило это в период полного господства люфтваффе в небе. Например, во время боев в Норвегии произошел единственный в своем роде случай, когда группа немецких истребителей самостоятельно захватила вражеский аэродром. В ходе десантной операции под Осло восемь тяжелых двухместных истребителей «Мессершмитт» Bf110 должны были прикрывать высадку десанта.

Французский истребитель «Ньюпор 27» (1918 г.)
Французский истребитель «Ньюпор 27» (1918 г.)

По плану парашютисты захватывали посадочные полосы и обеспечивали посадку транспортных «юнкерсов» с пехотой, а также и «мессеров», поскольку топлива им хватало только в одну сторону. Однако с самого начала все пошло не по плану: плохая погода заставила транспортные самолеты вернуться на базу, а сами «мессершмитты» были неожиданно атакованы норвежскими истребителями. В ходе боя две немецкие машины были сбиты, а еще на трех — повреждены двигатели.
Горючее уже заканчивалось, когда на горизонте наконец появились грузовые самолеты – однако, как вскоре выяснилось, это была вторая волна десанта, которая должна высадиться посадочным способом. Естественно, что под огнем грузовые «юнкерсы» приземлиться не смогли. И тогда на захват полосы пошли истребители, которым терять было уже нечего – горючего оставалось на несколько минут. Первым на посадку зашел горящий «мессер». Он соскочил с полосы и врезался в забор, снеся при этом стойки шасси. Оставшаяся пятерка приземлилась следом и тут же развернулась, направив на противника пулеметы стрелков-радистов. Но стрелять было уже не в кого – после посадки первого самолета охрана аэродрома «отступила со своих позиций» — попросту бежала.

Пушка НС-23
Пушка НС-23

На втором этапе Второй мировой войны немцы испытывали на своих самолетах самое разнообразное вооружение, причем во многих случаях один самолет нес несколько типов оружия. Например, истребитель «Мессершмитт» Bf109 G имел два синхронных крупнокалиберных пулемета MG131, расположенных над двигателем, 30-мм мотор-пушку МК-103 и две 20-мм пушки MG-151 в крыльях. А ударный истребитель FW-190 А-6/R1, предназначавшийся для уничтожения тяжелых американских и британских бомбардировщиков, помимо стандартного набора (два 13-мм синхронных пулемета и четыре крыльевые 20-мм пушки), имел еще и подкрыльевые гондолы с четырьмя дополнительными 20-мм пушками. Это единственный одноместный истребитель, несший одновременно десять огневых точек. Впрочем, огромный вес вооружения и боеприпасов делал самолет сложным в управлении и неманевренным. Зато одного удачного залпа такой летающей батареи бывало достаточно, чтобы тяжелый американский бомбардировщик «разбирало на запчасти» уже в воздухе.
В 1944-1945 гг. основными врагами вермахта и люфтваффе стали русские танки и американские тяжелые бомбардировщики. Для борьбы с теми и другими авиационных пушек обычного калибра было уже недостаточно, поэтому в Германии стали активно вестись разработки пушек калибром от 37 до 75 мм. Установка таких мощных пушек на германских самолетах изначально не планировалась, поэтому пришлось спешно приспосабливать обычные армейские орудия.

Общий вид пушки Б-20
Общий вид пушки Б-20

Так появился, например, истребитель танков – штурмовик на базе пикирующего бомбардировщика Ju-87G. Под крыльями у него были подвешены два контейнера с 37-мм пушками ВК-3,7 (Flak 18). Эти пушки имели очень низкую скорострельность – 160 выстрелов в минуту, что в сочетании с магазином емкостью в двенадцать снарядов делало такое оружие малоэффективным. Сам же самолет, и без того тихоходный, после установки на нем контейнеров с орудиями стал еще более уязвимым в бою. Кстати, все эти отрицательные характеристики ставят под серьезное сомнение удивительные «боевые подвиги» самого известного немецкого пилота-штурмовика Ганса-Ульриха Руделя, якобы уничтожившего с воздуха свыше 500 советских танков.
Впрочем, та же пушка ВК-3,7, установленная под корпусом тяжелого истребителя «Мессершмитт» Bf110 G-2, позволяла довольно эффективно поражать бомбардировщики союзников. Здесь боекомплект установки составлял уже 72 снаряда. Осколочный снаряд имел начальную скорость 820 метров в секунду, обладал высоким поражающим эффектом – одного-двух попаданий было достаточно для уничтожения В17.
Но и этого военному руководству нацистов показалось мало – на базе 50-мм пушки немецкие конструкторы сделали авиационную пушку ВК-5. Питание производилось из круглого магазина емкостью в двадцать один снаряд, подача и перезарядка — с помощью специального пневматического механизма. Темп стрельбы у ВК-5 составлял 40 выстрелов в минуту, начальная скорость снаряда – 500 метров в секунду. Эта пушка устанавливалась на двухместных истребителях Ме-410, которые были в первую очередь ориентированы на борьбу с танками и бомбардировщиками союзных войск. Истребитель Ме-410 имел необычайно мощное вооружение: кроме упомянутой пушки, в передней части самолета были установлены две 20-мм пушки MG-151 и 13-мм пулемет MG-131; для защиты задней полусферы имелись еще два MG-131, дистанционно управляемых стрелком-радистом.

23-мм пушка ВЯ – разработка А.Волкова и С.Ярцева
23-мм пушка ВЯ – разработка А.Волкова и С.Ярцева

Интересно, что тщательно изучив захваченный в самом конце войны Ме-410, советские специалисты не нашли в нем ничего заслуживающего особого интереса. Единственное, что привлекло их внимание, был оригинальный комбинированный прицел ZFR-4A, состоящий из коллиматора и оптической трубы 4-кратного увеличения, позволяющий вести прицельный огонь из основного оружия – пушки ВК-5 – на дальность 1000-1200 м. В заключении об испытаниях говорилось, в частности, что 50-мм немецкая пушка имеет вес 592 кг при крайне низком темпе стрельбы, в то же время отечественная 45-мм авиационная пушка НС-45 при темпе стрельбы 270 выстрелов в минуту и начальной скорости снаряда 795 метров в секунду весит всего 168 кг, то есть в 3,5 раза меньше. Эффективность же немецкого снаряда лишь незначительно превосходила эффективность советского 45-мм снаряда ОЗТ (осколочно-зажигательно-трассирующего). Кроме того, при испытаниях в воздухе отмечались частые отказы немецкой пушки.
Впрочем, немцы, несмотря на все перечисленные недостатки (о которых, безусловно, знали и сами), пробовали установить пушку ВК-5 даже на реактивные истребители Ме-262 А-1а, но без особого успеха. А на некоторых бомбардировщиках Ju-88 и Не-177В испытывали даже качающуюся часть 75-мм противотанкового орудия РАК-40.
Говоря о странных конструкциях германского оружия для воздушной войны, нельзя не упомянуть об установках «Штраге Музик». Этими установками оборудовались ночные истребители нацистов, и применялись они таким образом: атакующий самолет заходил на цель снизу (поскольку нижняя полусфера бомбардировщика обычно защищена наиболее слабо), с дистанции 100-300 м открывал огонь из пушек калибра 20-30 мм, стволы которых были направлены вверх под углом 60-90 градусов, и буквально вспарывал брюхо тяжелой машины союзников. Пилот истребителя производил прицеливание с помощью специального прицела, укрепленного на верхнем переплете фонаря кабины.

Установка батареи 7,92-мм пулеметов на немецком истребителе «Мессершмитт-110»
Установка батареи 7,92-мм пулеметов на немецком истребителе «Мессершмитт-110»

Сначала действия ночных истребителей люфтваффе, оснащенных «Штраге Музик», произвели на экипажи дальних бомбардировщиков буквально ошеломляющее впечатление. Но все же прицеливание под большим углом было достаточно сложно для пилотов истребителей, да и снаряды пушек слишком сильно рассеивались за счет того, что стрельба велась под углом к встречному потоку воздуха. Уже к концу 1944 — началу 1945 года эффективность немецких ночных истребителей стала снижаться, поскольку союзники стали использовать для прикрытия армад своих бомбардировщиков очень большое количество дальних истребителей «Мустанг» Р-51.
Нужно отметить, что все эти судорожные попытки гитлеровцев создать некое «оружие возмездия», способное чудесным образом победить армии союзников, уже оккупировавших к тому времени большую часть Германии, изначально не могли быть жизнеспособными.
Впрочем, не стоит думать, что аналогичные конструкции не рождались в советских КБ. Так, в 1944 году прошла испытания и принята на вооружение 45-мм авиапушка НС-45 – она уже упоминалась чуть выше. В августе-сентябре 1944 года 44 истребителя Як-9К с пушкой НС-45 в развале двигателя прошли испытания в боевых условиях. Если верить отчетам частей, где проходило испытания новое оружие, на один сбитый немецкий самолет в среднем расходовалось около десяти 45-мм снарядов – в то время как 20-мм снарядов для этого нужно было целых 147 штук, а 37-мм – 31 штука. При этом отмечались и недостатки. В частности, сильнейшая отдача раскачивала довольно легкий Як так сильно, что прицельный выстрел мог быть всегда только один – все, кроме первого, снаряды уходили мимо цели. К тому же очередь всего в три выстрела резко гасила скорость самолета, терялась устойчивость, даже лопались трубопроводы в двигателе. Несмотря на обнадеживающие результаты, истребитель Як-9К в массовое производство не запускался.
В самом конце войны была попытка установить пушки НС-45 на штурмовике Ил-2. Так же как и Як-9К, эта версия Ила серийно не строилась – поскольку война уже заканчивалась.

АРХИВ: Огненные трассеры в небе войны

Но самым тяжеловооруженным штурмовиком периода Второй мировой войны стал опытный самолет Су-8, спроектированный в ОКБ П. Сухого. Этот двухмоторный двухместный самолет с уникальными летными характеристиками, мощным бронированием и сильнейшим вооружением разрабатывался как альтернатива Ил-2. Помимо 600 кг бомбовой нагрузки машина несла четыре пушки НС-45, располагавшиеся под корпусом, восемь крыльевых пулеметов ШКАС, один оборонительный крупнокалиберный пулемет УБТ – для обстрела верхней полусферы и один «кинжальный» ШКАС в нижней установке – для отражения атак из нижней полусферы. Самолет Су-8 отлично себя показал на испытаниях, но заменять уже давно выпускающиеся штурмовики Ил-2 и Ил-10 советское военное руководство посчитало нецелесообразным.
Очень «повезло» на различные варианты оснащения оружием пикирующему бомбардировщику Ту-2. На его базе испытывались практически все типы отечественного стрелково-пушечного вооружения. Среди них особый интерес вызывает установка «Огненный еж», проходившая испытания на самолете Ту-2Ш – варианте штурмовика на базе бомбардировщика. «Огненный еж» представлял собой специальную платформу с установленными на ней 88 автоматами ППШ. Вся конструкция располагалась в бомболюке самолета. Планировалось, что самолеты с «Огненным ежом» будут атаковать пехотные колонны противника мощным залпом огня. Действительно, при непрерывном темпе стрельбы батарея производила за 13 секунд 6248 выстрелов. Однако недостаточная мощность пистолетного 7,62-мм патрона и трудность при перезаряжании не позволили принять установку на вооружение.
Что же касается послевоенных советских авиапушек большого калибра, то здесь разговор особый. Дело в том, что в период боевых действий советские военные эксперты очень критически – и с полным на то основанием – относились к попыткам немцев создать мощное авиационное орудие для борьбы со стратегическими бомбардировщиками. Подобные разработки в СССР, как мы видели выше, во время войны практически не велись. Когда же почти сразу после окончания войны с Германией началась холодная война, а бывшие союзники в одночасье превратились в «потенциальных противников», советские конструкторы сами были вынуждены задуматься над той же проблемой. Управляемых ракет класса «воздух-воздух» тогда еще не было, а попасть в активно маневрирующий тяжелый «бомбер» НУРСом (неуправляемым реактивным снарядом) очень проблематично. С учетом всего этого, в ОКБ-16 были созданы такие системы, как 57-мм пушка Н-57, 76-мм пушка НС-76 и бикалиберная пушка (со сменными стволами 45 и 57 мм) РШР-57/45. Все системы были вполне жизнеспособны, показали хорошую живучесть во время испытаний, но в серийное производство так и не были запущены – эра классических авиационных пушек уже заканчивалась, на вооружение стали постепенно поступать разнообразные ракеты.
Хотя в конце 40-х — начале 50-х годов почти все государства перешли на оснащение своих самолетов исключительно ракетами, уже к середине 1960-х годов выяснилось, что пушки и крупнокалиберные пулеметы все же имеют право на существование в качестве оружия фронтовых штурмовиков и вертолетов огневой поддержки. Но эти системы уже перешли на качественно новый уровень – появились системы самонаведения, лазерные дальномеры, электронные баллистические вычислители и другие устройства, позволяющие пилоту произвести прицеливание по малоразмерной цели за тот очень краткий промежуток времени, что самолет или вертолет находится в зоне атаки. Впрочем, это уже тема для отдельного разговора.

Олег РЯЗАНОВ
Иллюстрации из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Правило № 1 на 1-й странице книги войны: «Не иди на Москву».
Правило № 2: «Не воюй в Китае силами наземной армии».

Лорд Монтгомери

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum