TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Октябрь 2006 года
     
СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ: Прерванный полёт или как падал "Чёрный ястреб"
     
 

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ: Прерванный полёт или как падал Чёрный ястреб

(Окончание. Начало в № 9, 2006)

СПУСТЯ пять минут после прибытия конвоя был сбит один из «Черных ястребов» с позывным «Супер 61-й», пилотируемый Клифтоном П. Уолкоттом и Донованом Брили. Вертолет рухнул в 270 метрах восточнее захваченного спецназом здания на улице Могадишо.
Это произошло на заключительном этапе операции, когда американским спецназовцам оставалось лишь грамотно и без потерь отойти в район их дислокации. Но бросить семерых своих товарищей из сбитого вертолета они не могли. Поэтому командиры наземных подразделений приказали вертолетчикам и бойцам штурмовых групп высадиться вблизи места падения вертолета для спасения его экипажа.
Вскоре рядом приземлился вертолет АН-6, пилотируемый Кейтом Йонесом и Карлом Майером. Они попытались эвакуировать пилотов сбитого «ястреба», но те были мертвы. Йонес побежал, чтобы помочь оставшимся в живых двум солдатам, находившимся на борту. В это время Майер прикрывал его огнем из личного оружия. Под интенсивным обстрелом вертолет взлетел, унося на борту спасенных бойцов. Погибшие пилоты так и остались лежать в сбитой машине.
После этого на место катастрофы с вертолета МН-60 на веревках была высажена группа рейнджеров и группа поисково-спасательной службы (ПСС) — всего 15 человек. Они высадились практически на обломки «Супер 61-го». Едва бойцы коснулись земли, их вертолет подвергся массированному обстрелу и был поражен гранатой РПГ-7. В результате машина получила повреждения и едва долетела до вертолетной площадки аэродрома.

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ: Прерванный полёт или как падал Чёрный ястреб

На месте катастрофы рейнджерам удалось выяснить, что Уолкотт и Брили мертвы, а члены экипажа штаб-сержант Рей Доуди и штаб-сержант Чарли Уоррен все еще живы и лежат среди обломков.
Потребовалось около часа, чтобы достать из-под обломков тела Уолкотта и Брили. Бойцы взяли под охрану периметр вокруг места падения вертолета.
В то же время к району, блокированному рейнджерами, подтянулись дополнительные силы боевиков. Рейнджеры под массированным огнем удерживали блокированный район. Боевики продолжали прибывать десятками. Среди них были женщины и дети, у которых также было в руках оружие.
Конвой попытался прорваться к сбитому вертолету, но время было упущено, и из-за сильного огневого противодействия противника выполнить эту задачу не удалось. Тогда генерал-майор Гаррисон приказал МакНайту доставить захваченных пленных на аэродром в штаб ОТГр, для того чтобы все-таки выполнить основную цель операции. Едва только «Хаммеры» начали движение, как был подбит второй «Черный ястреб» с позывным «Супер 64-й». Пилотируемый Майклом Дюраном и Уильямом Кливлендом, он кружил над районом катастрофы, пытаясь забрать упавший вертолет в расположение. В это время по нему был произведен выстрел РПГ. Граната попала в хвостовой ротор и серьезно его повредила. Вертолетчикам было приказано тянуть на базу. На маршруте хвостовой ротор окончательно развалился, машина вошла в пике и разбилась в двух милях от первого вертолета.
С падением этого вертолета эвакуация личного состава, который вел бой на земле, стала невозможной. На часах было уже около 17.00.

ПРИМЕРНО в это время в штабе ОТГр генерал Гаррисон ставил задачу подполковнику Биллу Дэвиду на проведение поисково-спасательных действий в районе падения вертолетов. В распоряжение подполковника выделялся отряд в составе военнослужащих штаба тактической группы «Рейнджер» и роты легкой пехоты на двадцати двух «Хаммерах». Дэвид быстро оценил обстановку и, получив дополнительные указания от Гаррисона, уже в 17.45 выдвинул свою колонну в направлении места боестолкновения. Но спустя всего несколько минут конвой натолкнулся на плотный огонь из засады. Несколько машин получили повреждения, и весь отряд вынужден был остановиться. Военнослужащие спешились и, заняв позиции, отбивали атаки противника, который окружил группу американских бойцов. Пытаясь вырваться из окружения, они расстреляли около 60000 (!) патронов.
Дэвид доложил о том, что отряд блокирован и пробиться к месту падения вертолетов не может. В 18.21 Гаррисон отдал конвою команду вернуться в пункт дислокации, но сделать это сразу не удалось. Противник связал отряд боем, и для того чтобы вырваться из окружения, ему понадобилось около часа.
Вооруженные сомалийцы рвались к месту падения «Супер 64-го». После того как стало ясно, что конвой не сможет эвакуировать экипаж сбитой машины, туда был направлен вертолет МН-60 с позывным «Супер 62-й», который доставил двух снайперов из состава «Дельты». Сержант первого класса Рэндалл Шугарт и мастер-сержант Гари Гордон, находившиеся на борту «Супер 62-го», приняли решение десантироваться для защиты экипажа упавшего вертолета.
Машина высадила их в сотне метров от сбитой вертушки, но едва стала взлетать, как тут же в кабину пилота попала реактивная граната. Неимоверными усилиями пилот дотянул машину до аэродрома, недалеко от которого вертолет рухнул на землю.

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ: Прерванный полёт или как падал Чёрный ястреб

Выяснилось, что Дюран и Франк сломали при падении ноги, а также получили несколько ранений. Несмотря на героические усилия снайперов «Дельты» по защите раненых пилотов, большая группа боевиков окружила летчиков и уничтожила их. Уцелел только Дюран, которого взяли в плен для обмена на сторонников Айдида, находящихся в тюрьме.
А в это время наземные подразделения, расстреляв почти все боеприпасы и лишенные поддержки с воздуха, продолжали нести потери от сильнейшего ружейно-пулеметного огня боевых отрядов Айдида.
Солнце быстро садилось, постепенно погружая город во тьму. Около восьмидесяти бойцов ОТГр «Рейнджер», заняв позиции за примитивными укрытиями, изнывали от городской духоты Могадишо. Они доложили в штаб, что вода, боеприпасы и медикаменты на исходе.
В сложившейся критической ситуации, которую и Гаррисон, и Монтгомери считали почти безнадежной, был единственный выход — обратиться за помощью к союзникам из миротворческих сил ООН. В Могадишо находились подразделения пакистанцев и малайзийцев, которые могли привести свою боевую бронированную технику в район боевых действий. Миротворцы были единственной силой, способной спасти американских рейнджеров. Но для этого им предстояло прорваться сквозь городские кварталы к окруженным спецназовцам, что было совсем не просто. Еще более сложной задачей был выход из города со спасенными американцами.
Для оказания помощи была сформирована колонна, насчитывавшая более семидесяти единиц техники. В ее состав входило четыре легких пакистанских танка и двадцать четыре малайзийских бронетранспортера. На броне размещалось две роты легкой пехоты, а также около полусотни бойцов из состава ОТГр «Рейнджер».
Примерно в 23.30 колонна начала движение к цели. Но в городе она также столкнулась с сопротивлением сомалийской милиции. Улица за улицей, квартал за кварталом миротворцы постепенно продвигались к окруженным спецназовцам, подавляя своими огневыми средствами очаги сопротивления и противотанковые средства боевиков. Спустя два с половиной часа такого боя в городе колонна приблизилась к тому месту, где оборонялись американцы. Здесь возникли опасения, что в темноте они не сумеют обнаружить рейнджеров и пройдут мимо. Тогда было принято решение разделиться и действовать в двух направлениях.
Первая половина вышла в район падения «Супер 61-го». На расстоянии примерно 500 метров от сбитого вертолета американские солдаты, входившие в состав конвоя, спешились и под огнем противника устремились вперед в надежде найти своих товарищей. В 1.55 после взаимного опознавания друг друга в ночные прицелы колонна соединилась с ОТГр «Рейнджер».
Второй колонне повезло меньше. Выйдя к 2.00 в точку падения «Супер 64-го», солдаты не нашли ничего, кроме обломков вертолета и кучи стреляных гильз. Ни экипажа вертолета, ни снайперов из «Дельты» на месте не было.
По плану миротворцы должны были вновь объединиться и далее следовать одной колонной. Однако вторая колонна начала движение к точке встречи раньше положенного, а прибыв на место, не стала дожидаться первой колонны и самостоятельно ушла в район дислокации пакистанских миротворцев на олимпийском стадионе. Первая колонна, забрав рейнджеров, с рассветом также двинулась в пакистанский лагерь. Так закончилась одна из самых неудачных операций американского спецназа.

АЙДИД, на которого охотилась вся оперативная тактическая группа «Рейнджер», так и не был пойман. Американцы заплатили огромную цену за попытку захватить его. В бою они потеряли 19 человек убитыми и пропавшими без вести, 84 человека получили ранения. Миротворцы также понесли потери, у них погиб один малайзиец, еще девять человек оказались ранены. Также сомалийцы уничтожили 2 вертолета и несколько «Хаммеров».
Данная трагедия нанесла серьезный урон имиджу сил специальных операций США. В результате этой неудачи была дискредитирована и свернута миротворческая операция UNOSOM-II, а американские войска выведены из Сомали. От такого миротворчества ситуация в Сомали совсем не улучшилась, поскольку Айдид и его окружение выглядели победителями.

РАЗБИРАЯ ошибки, допущенные американцами в этой операции, мы постараемся избежать оценки внешней политики США, связанной с вмешательством в гражданскую войну в Сомали, а также тех форм миротворчества, которые избрала ООН для прекращения конфликта. Мы даже не станем касаться личных амбиций отставного адмирала Хоуи, для которого поимка Айдида стала идеей фикс, и результат ее — 113 убитых и раненых солдат. Постараемся лишь выявить основные тактические ошибки, которые были допущены при планировании операции и в ходе ее исполнения.
Первая и главная — недооценка противника. Например, при планировании операции по поимке Айдида вообще не учитывалось, что он получил военное образование в военных академиях Италии и Советского Союза.
Вторая – слабая разведка. Операция проводилась на основе неполных, недостоверных и непроверенных разведывательных данных. Руководство тактической группы опиралось на обрывочные сведения, поступающие от агентов ISA, надежность которых оставляла желать лучшего. Почти все они были завербованы из конкурирующих с Айдидом кланов, однако факт их работы на американцев довольно быстро раскрывался, и агенты уничтожались. Собственно, и качество работы офицеров ЦРУ тоже было сомнительным. Несмотря на используемое оперативное прикрытие, довольно быстро становилось ясно, чем на самом деле они занимаются. Агентура даже не смогла донести руководству информацию, лежащую на поверхности. Наиболее достоверные данные предоставляла авиаразведка. Сам генерал-майор Гаррисон указывал в своем рапорте: "Судя по всему, наши оперативники считают достаточной информацию из вторых рук от человека, который не имеет никакого отношения к органам нашей разведки в городе. Я придерживаюсь другого мнения. Вполне естественно, что в том случае, когда наземная агентура докладывает о чем-то, что совершенно противоречит данным нашей воздушной разведки (которые мы можем получать здесь же в оперативном центре), то естественно, что в оценке вопроса о проведении силовой операции я противопоставляю достоверность данных авиаразведки достоверности докладов агентуры. Еще более подрывает наше доверие к агентурной информации произошедшее вчера, когда группа агентов доложила о выходе генерала Айдида колонной в составе из трех автомобилей, хотя из данных воздушной разведки мы достоверно знали, что ни одно транспортное средство не покидало резиденции".
В то же время в структуре самой ОТГр не было разведывательного органа, способного собирать, обобщать и анализировать поступающую обрывочную информацию агентов и разведданные авиаразведки, чтобы выстроить общую картину происходящего. Вместо этого на любую информацию, казавшуюся достоверной, американцы реагировали проведением операции с высадкой десанта. По сути, такие операции проводила ОТГр «Рейнджер» раз в шесть дней. Это легло в основу следующей ошибки.
Третья — шаблонность действий. Следствием этого стало предоставление возможности противнику организовать ловушку, в которую и угодили американские военные.
И местные жители, среди которых было немало разведчиков Айдида, и сами боевики СНА раз в неделю могли наблюдать яркое шоу, в ходе которого рейнджеры лихо спускались по «быстрым веревкам» с вертолетов, занимали позиции, а потом прилетали крутые парни из «Дельты», но, правда, никого не захватывали. Наверное, только ленивый оставил бы все эти игры в поддавки без внимания. Учитывая то, что американцы все же захватили двух лидеров СНА, нельзя утверждать, что Айдид специально заманил американцев в ловушку. Хотя довольно странно, что он этого не сделал. Однако Айдид, судя по характеру действий его формирований, отработал и применил довольно эффективную систему сбора по тревоге и быстрой концентрации усилий на нужном направлении. Гибкое реагирование его боевиков на изменение ситуации достойно самой высокой похвалы. Вот уж кого не упрекнешь в шаблонности действий.

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ: Прерванный полёт или как падал Чёрный ястреб

Четвертая — неверная оценка обстановки. Именно из-за этого были допущены ошибки при планировании операции. Генерал Гаррисон не учел, что всего за две с половиной недели до операции боевики Айдида сбили вертолет именно из РПГ. Он продолжал наивно полагать, что у милиционеров СНА нет эффективных средств для борьбы с вертолетами.
Он также оставил без должного внимания и факт организации довольно дерзкой и результативной засады на пакистанскую танковую бригаду, возможно, объяснив для себя этот случай слабой обученностью пакистанцев. Однако надо отметить, что пакистанцы – очень серьезные вояки.
Поэтому при планировании операции была избрана неверная организация движения колонны «Хаммеров» в городе. На самом деле вообще странно, что конвою в сложившейся ситуации удалось выбраться из города и вывезти пленных. Обычно для обеспечения выхода наземной колонны оставляют на ключевых перекрестках блокпосты, которые должны занимать крыши зданий для контроля ситуации и предотвращения перемещения отрядов противника, готовых воспрепятствовать выходу конвоя из города.
Попытка же второго конвоя войти в город вообще малопонятна и напоминает самоубийство.
Пятая – слабое прикрытие действий наземных сил в воздухе. Трудно объяснить, почему все наземные действия слабо прикрывались огнем вертолетов с воздуха. Это относится и к движению первого и второго конвоя, и к прикрытию перемещения пешей наземной группы. «Маленькие птички», встав в карусель над местом падения вертолета, могли обеспечить его безопасность огнем своих ракет. При этом висеть так над районом они могли бесконечно долго. Пока одни выполняли задачу — другие бы дозаправлялись и заряжали оружие.
Кроме того, во время проведения операции на территории Сомали находилась эскадрилья боевых вертолетов АН-1F «Кобра». Ее потенциал вовсе не был использован. Также уже отмечалось, что самолеты «Спектор» были возвращены на авиабазу в Италии. Применение этих летающих артбатарей могло кардинально изменить ситуацию в ходе боя.
Шестая — неверный выбор оружия при планировании и проведении операции. Американские эксперты считают, что если бы в составе конвоя были танки, они тоже смогли бы изменить ситуацию в пользу американцев. Также считается, что при планировании операции опрометчиво не использовались автоматические гранатометы М-19 и подствольные гранатометы М-203. Их применение значительно усилило бы огневую мощь спецназовцев. Однако если с последним утверждением мы готовы согласиться, то использование танков на узких улицах Могадишо малоэффективно. Достаточно вспомнить, что творилось в новогоднюю ночь 1995 года на улицах Грозного.
Читая официальные данные разбора причин провала операции, можно найти утверждение американских экспертов о недостаточном введении сил в город при проведении операции. Однако надо заметить, что это была только лишь спецоперация по захвату двух лидеров повстанцев.
В АМЕРИКАНСКОЙ прессе постоянно повторялось, что все бойцы были обучены выполнению подобных операций и не раз их проводили как на учениях, так и в реальной обстановке в Могадишо. Однако складывается впечатление, что отрабатывался сценарий без каких-либо вводных и вероятного воздействия со стороны противника. Поскольку, как только началась реальная война, все, чему учили в лагере, оказалось не очень актуально. В этой связи на ум приходят слова, сказанные великим Карлом фон Клаузевицем: «Обычно до того, как мы лично убедимся в том, что представляет собой опасность смерти в бою, наше воображение рисует романтическое представление геройства. При этом оно в нашем сознании выглядит совсем не отвратительно, а наоборот — привлекательно. Воодушевленный стремлением сойтись с врагом в смертельной схватке, думает ли воин в эти минуты о пуле, которая может его сразить?»

Олег РЯЗАНОВ
Иллюстрации из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Девизом ротного командира, да и всякого начальника, должно быть: «Не рви, а тяни».

М.И. Драгомиров

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum