TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Ноябрь 2006 года
     
Гордость отечества: Жизнь под Андреевским стягом
     
 
Гордость отечества: Жизнь под Андреевским стягом
«Готовлюсь вступить в бой, — может быть, последний в моей жизни. Иду со спокойной совестью… что сделал все от меня зависящее, чтобы использовать данные мне средства. Мы выполним свой долг до конца».

(Из записки командующего Балтийским флотом адмирала Н.О. Эссена, адресованной жене, май 1915 года)

Начало Первой мировой войны еще только витало в воздухе, и дипломаты России, Германии, Франции и Австро-Венгрии еще предпринимали усилия, пытаясь удержать мир на краю пропасти. А командующий Балтийским флотом России адмирал Николай Оттович Эссен уже твердо знал, что враг у ворот. Он понимал, что необходимо как можно быстрее привести вверенный ему флот в полную боевую готовность и предпринять превентивные шаги для отражения нападения. Те шаги, которые не позволят германским военно-морским силам на Балтике осуществить план сокрушения России.
План немцев был столь же коварен, сколь и незамысловат. Планировалось, что, используя фактор внезапности и превосходящее более чем вдвое число орудий, включая 15-дюймовые стволы башен главного калибра, немецкие дредноуты и миноносцы стремительно должны были прорваться в Финский залив и в считанные часы смести с лица земли столицу Российской империи с ее пригородом Царским Селом. Это позволило бы кайзеру Вильгельму II диктовать условия унизительного мира Николаю II…
«Поздравляю Балтийский флот с великим днем, для которого мы живем, которого ждали и к которому готовились. С этого дня каждый из нас должен забыть все свои личные дела и сосредоточить все свои помыслы и волю к одной цели – защищать Родину от посягательств врага и вступать в бой с ним без колебаний, думая только о нанесении врагу самых тяжелых ударов, какие только для нас возможны» — такими были первые строки приказа командующего Балтфлотом, изданного им 19 июля (1 августа по старому стилю. Далее все даты по новому стилю. – Ред.) 1914 года в связи с началом Первой мировой войны.
По приказу адмирала Эссена, миноносцы и минные крейсера Балтфлота всего за четыре с половиной часа надежно закрыли все подступы к Финскому заливу, установив свыше 2 тысяч мин в 8 полос. Когда немецкий посол Пуркалес вручал министру иностранных дел России Сазонову ноту об объявлении войны, российская столица была практически недосягаема для германских корабельных орудий.

ВЕРОЙ И ПРАВДОЙ

НИКОЛАЙ Оттович фон Эссен родился в Петербурге 11 декабря 1860 года. Его предком был представитель древнего голландского графского рода Курт Эссен, который поступил на русскую мореходную службу в 1707 году. Как гласило семейное предание, 27 июля 1714 года в связи с проявленными в Гангутской морской битве со шведами отвагой и умением Петр I лично вручил ему именной абордажный кортик. За два столетия род Эссенов подарил России 12 блестящих военно-морских офицеров, семеро из них стали георгиевскими кавалерами.
Отец же Николая, Отто Вильгельмович, пошел по гражданской части и к моменту рождения своего сына был действительным тайным советником и статс-секретарем. Однако он с пониманием отнесся к выбору сына, пожелавшего продолжить семейную традицию служения Отечеству под Андреевским стягом. В 1875 году Николай поступил в Петербургское морское училище. За годы учебы он проявил упорство и трудолюбие и стал лучшим гардемарином на курсе. Его имя выбили золотыми буквами на Доске почета.
Гардемарином Николай ушел в двухлетний поход на фрегате «Герцог Эдинбургский», во время которого и получил первый офицерский чин мичмана. В 26 лет он заканчивает механическое отделение Николаевской морской академии. С 1892 по 1896 год офицер служит на кораблях Тихоокеанской и Средиземноморской эскадр, обойдя почти все северные моря. В эти годы он исполнял должность флаг-капитана у командующего 1-й Тихоокеанской эскадрой вице-адмирала Степана Осиповича Макарова – выдающегося флотоводца и ученого, руководителя двух кругосветных плаваний, героя русско-турецкой войны 1877-1878 гг., создателя тактики русского броненосного флота. Позднее Эссен вспоминал, что опыт, который он получил во время службы под началом вице-адмирала Макарова, «забыть просто невозможно, а пренебрегать им – преступно». Вместе со Макаровым Эссен формировал эскадру в Кронштадте, а затем в Ревеле и Либаве. После производства в капитаны 2 ранга он назначается командиром легкого миноносного крейсера «Новик», который в 1902 году отправляется на Дальний Восток.
Примечательно, что уже в те годы Эссен предвидел неизбежность военного столкновения России с Германией. В 1898 году он неоднократно выступал в «Морском сборнике» со статьями о германском флоте и с того времени завел на него личное досье, которое пополнял до конца своих дней.

УРОКИ ПОРТ-АРТУРА

ГОДЫ русско-японской войны стали для Николая Оттовича звездным часом. Начало ее он встретил в Порт-Артуре. После внезапного нападения японцев в ночь на 27 января 1904 года кавторанг фон Эссен первым вывел свой крейсер навстречу неприятелю. Утром, когда неповрежденные японскими торпедами русские корабли только выходили с рейда, «Новик» уже атаковал врага. За мужество, проявленное в бою с превосходящими силами противника, Николай Эссен был награжден Золотой георгиевской саблей с надписью «За храбрость», а 12 членов экипажа «Новика» получили Георгиевские кресты.
Героический характер Эссена разглядели не только друзья, но и будущие враги. Германский военно-морской атташе в Порт-Артуре, впоследствии адмирал Гопман так описал Николая Оттовича: «Мне представили маленького плотного капитана 2 ранга, шедшего мелкими быстрыми шагами по набережной. Чистое круглое лицо, большие умные синевато-серые глаза… Это лицо и глаза из тех, что надолго врезаются в память. Говорят, хрустально бескорыстный, крайне независимый человек».
Вскоре адмирал Макаров поручил неустрашимому офицеру командовать броненосцем «Севастополь». На нем Эссен сражался до последних дней обороны порт-артурской крепости. Привыкнув к маневренности легкого крейсера, Эссен еще долго чувствовал себя на мощном, но неповоротливом броненосце не в своей тарелке…
Смерть адмирала Макарова, погибшего при подрыве на мине эскадренного броненосца «Петропавловск», стала тяжелым ударом и крайне отрицательно сказалась на положении русской эскадры. Возглавившие флот адмирал Алексеев и адмирал Витгефт полагали, что действия боевых кораблей должны носить сугубо вспомогательный, оборонительный характер. Эссену же оставалось только наблюдать, как в пассивной обороне гибнет цвет нашего флота…
Все его предложения о выводе судов в море и нанесении серьезного удара по японским кораблям у командования одобрения не вызвали. Но когда начался прямой расстрел русских кораблей в порт-артурской гавани, Николай Оттович, вопреки запрету выходить в море, протаранил неразведенные боны и перевел «Севастополь» в бухту Белый Волк. Там он потопил и серьезно повредил несколько вражеских миноносцев, а также вел огонь по японской пехоте, наступавшей в районе Голубиной бухты.
Корабль еще три недели оставался на внешнем рейде и отражал морские атаки неприятеля. А в ночь на 6 декабря 1904 года Эссен получил приказ затопить «Севастополь». Гибель корабля в день капитуляции Порт-Артура стала для Николая Оттовича величайшим потрясением. В те часы он был готов погибнуть вместе со своим кораблем... Броненосец уже начал погружаться в море, когда группа офицеров вернулась за командиром. Эссена буквально силой оторвали от поручней и на руках перенесли на буксир. После сдачи крепости капитан вместе с другими защитниками Порт-Артура находился в плену, однако уже в марте 1905 года вернулся в Россию. За участие в русско-японской войне Эссен получил орден Св. Георгия 4-й степени. За ним также утвердили чин капитана 1 ранга, полученный перед падением Порт-Артура.

Гордость отечества: Жизнь под Андреевским стягом

«ФЛОТ И РАБОТА!»

ПОСЛЕ плена Николай Оттович назначен начальником стратегической части только что созданного Морского Генерального штаба и принимает самое активное участие в возрождении Балтийского флота. Он активно изучает опыт минувшей войны, анализирует многочисленные научные публикации военных моряков всего мира.
В марте 1906 года Эссен отправился в Англию, чтобы принять командование над строящимся крейсером «Рюрик». Однако уже через полгода был возвращен домой и возглавил 1-й отряд минных крейсеров, большая часть которых была построена на добровольные пожертвования. Видя в своем отряде прообраз нового Балтийского флота, он считал своей главной задачей заложить в его организацию те принципы, которые были выработаны на основе личного опыта службы начальником стратегической части Порт-Артура. Ему предстояло, наряду с созданием прогрессивной тактики минного флота, добиться, чтобы личный состав в совершенстве овладел техникой и боевыми средствами, а также воспитать офицеров, которые были бы свободны от «доцусимской ограниченности».
Николай Оттович старался назначать на ключевые посты энергичных, думающих офицеров, влюбленных в морскую службу. Благодаря кадровой политике Эссена, командный состав Балтфлота приобрел такие яркие личности, как А.В. Колчак, И.И. Ренгартен, князь А.А. Ливен, барон В.Н. Ферзен.
В апреле 1907 года фон Эссен получил чин контр-адмирала, а еще через год фактически стал командующим русским военным флотом на Балтике. С фон Эссеном русские корабли стали ходить на Балтике в любое время года и в любую погоду. Они появлялись в труднопроходимых шхерах, совершали тысячемильные переходы…

«РУССКИЙ ФЛОТ СДЕЛАЛСЯ ДОРОГИМ РУССКОМУ СЕРДЦУ!»

РАЗУМЕЕТСЯ, чтобы дальние и сложные плавания из мечты превратились в реальность, фон Эссену пришлось немало повоевать с Морским ведомством. Обосновавшиеся там адмиралы предпочитали ничего не менять, их устраивал даже безнадежно устаревший Морской устав 1853 года, предназначенный большей частью для парусных кораблей. Командующий Балтийским флотом тем не менее сумел добиться пересмотра многих устаревших теоретических положений. Открыто критикует он и позицию высших военных и морских руководителей страны, полагавших что «активный флот должен ограничиваться высочайше указанной ему ролью оборонительной». Но будучи активным сторонником наступления, Николай Оттович вовсе не пренебрегал и обороной. Именно под его руководством был разработан план морской обороны столицы.
Оборона Финского залива была настолько плотной, что немцы так и не решились начать наступление. Единственная попытка прорыва через передовую позицию, предпринятая флотилией германских миноносцев в ночь на 11 ноября 1915 года, закончилась полным провалом — гибелью на минах семи из одиннадцати кораблей. Эта яркая победа русского флота стала возможной благодаря тесному сотрудничеству штаба Балтийского флота с русской разведкой. Через свою сотрудницу Анну Ревельскую немцам подбросили «подлинную» схему установки минных полей на пути в Финский залив. Этот эпизод прекрасно описан в романе Пикуля «Моонзунд».
Кроме того, эссеновский план включал в себя серию диверсий на шлюзах Кильского залива, благодаря которым германский флот открытого моря отделялся от кайзеровских кораблей на Балтике, а переброска судов из Северного моря становилась невозможной, а также минную блокаду всего германского побережья. И хотя эти компоненты плана Эссена приняты не были, в годы Первой мировой моряки-балтийцы все-таки провели несколько ярких наступательных операций.
Адмирал Николай Эссен сыграл важную роль при принятии закона «Об императорском российском флоте» и требований к судостроительной программе. Благодаря им российский флот на Балтике меньше чем за три года получил необходимое количество новых кораблей, способных противостоять германской военно-морской мощи.
По предложению вице-адмирала на Балтике в течение 20 лет должны были быть сформированы три эскадры: две боевые и одна резервная. Каждое из этих оперативных соединений могло состоять из 8 линейных кораблей, 4 линейных и 8 легких крейсеров, 36 эсминцев, 12 подводных лодок. Первые пять лет строительства выделялись в особый период. Согласно положениям «Программы усиленного судостроения Балтийского флота на 1911—1915 гг.» предполагалось построить 4 линейных и 4 легких крейсера, 30 эсминцев и 12 подводных лодок. По расчетам Николая Оттовича на это требовалось чуть больше полумиллиарда рублей – сумма внушительная, но России предвоенной поры она была вполне по силам.
Реализация судостроительной программы стала в предвоенную пору важнейшим делом для Эссена. В результате осенью 1913 года в состав флота вошли линкоры-дредноуты типа «Севастополь», ни в чем не уступавшие английским и немецким кораблям подобного типа.
Основу обороны восточной части Финского залива тогда составляли укрепления Кронштадта, имевшие на вооружении современные мощные орудия. Созданная же Эссеном специальная комиссия под председательством начальника этой морской крепости генерал-майора Н. Артамонова отвечала за обеспечение защиты портовых сооружений от бомбардировок, преграждение доступа неприятеля к Петербургу, за обеспечение защиты от бомбардировок мест стоянок флота. По замыслу командующего флотом, передовая линия обороны крепости была перенесена на более дальние морские рубежи, что обеспечивало недосягаемость Петербурга и пригородов от огня кайзеровских линкоров даже в случае их прорыва через минные заграждения. Островная линия артбатарей становилась вторым оборонительным рубежом. Уже к началу 1913 года были готовы к установке вооружения форты Николаевский, Алексеевский, Обручев и Тотлебен. Количество орудий в кронштадтской крепости было увеличено до 322.
На побережье Финляндии была своевременно завершена постройка форта Ино, в южной части Финского залива — фортов Красная Горка и Серая Лошадь. Они отличались прочными железобетонными казематами, удобными и надежными помещениями для личного состава, автономными силовыми станциями. Здесь располагались батареи орудий калибром от 152 до 305 мм с большим количеством боеприпасов.

Гордость отечества: Жизнь под Андреевским стягом

«ПОЙДЕМ-ПОЙДЕМ… ВПЕРЕД!»

СЛОВА фон Эссена о том, что «флот существует только для войны, и потому все, что не имеет отношения к боевой подготовке, должно быть отброшено, как не только ненужное, но и вредное», с первых дней Первой мировой начали в полной мере воплощаться в жизнь. Однако уже в октябре 1914 года командующий Балтийским флотом ощутил себя связанным по рукам и ногам. Был издан приказ, запрещающий боевые действия у неприятельских берегов и использование новых линкоров. Тем не менее минирование продолжалось всю осень и зиму, и германский флот нес ощутимые потери. В этот период император наградил Николая Оттовича орденом Белого орла, а затем и орденом Св. Георгия 3-й степени.
Непрекращающиеся подрывы на русских минах боевых кораблей и транспортов совершенно дезорганизовали судоходство между Швецией и Германией. Была закрыта старейшая паромная переправа Зассниц – Трелеборг. После потери 15 пароходов германский союз судовладельцев был в полном отчаянии и даже потребовал снятия одного из кайзеровских флотоводцев — адмирала Беринга — с должности командующего действующим отрядом.
Вместо снятого Беринга флагманом особого назначения был назначен контр-адмирал Гопман – тот самый, что был немецким военно-морским атташе в Порт-Артуре. Но смена командира не принесла кайзеровскому флоту на Балтике ощутимых успехов.
Предвидя попытки неприятеля прорваться через Ирбенский пролив, Николай Оттович совершил несколько выходов на миноносцах к Ирбенам. Серьезно простудившись на холодном балтийском ветру, он продолжал оставаться в строю, пока его не доставили с пневмонией в одну из ревельских клиник. 7 мая 1915 года он скончался.
Смерть адмирала оказалась тяжелым ударом для всего российского флота. Общее впечатление моряков-балтийцев выразил И.И. Ренгартен: «Теперь нет самого главного, умерла душа, нет хозяина».
Любимый миноносец фон Эссена «Пограничник», сопровождаемый почетным караулом из георгиевских кавалеров, 9 мая 1915 года доставил гроб с телом командующего Балтийским флотом в Петроград, к Английской набережной. Здесь его погрузили на орудийный лафет, и шестерка лошадей, за которой выстроилась огромная похоронная процессия, доставила тело адмирала от храма Спаса на водах на Новодевичье кладбище. Император Николай II прислал телеграмму, исполненную горестных нот, императрица Александра Федоровна отправила огромный венок в форме креста из живых белых цветов, Государственная дума почтила память Николая Оттовича траурной лентой с надписью «Славному защитнику Андреевского флага, гордости русского флота». Гроб опускали в могилу под залпы орудийного салюта.
Морской министр адмирал И. Григорович тогда поклялся назвать именем Эссена лучший из новых кораблей. Но клятву свою он, увы, не сдержал. Вскоре в революционных бурях Балтийский флот был практически уничтожен, погибли или разлетелись по миру выросшие под началом Эссена флотоводцы и офицеры, а имя героического адмирала многие десятилетия было скрыто от потомков…

Александр ПРОНИН

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Чем больше удобств, тем меньше храбрости.

Александр Суворов

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum