TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Июль 2006 года
     
СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ: Слезы Роберта Мугабе, или Операция "Кодак"
     
 
Слезы Роберта Мугабе, или Операция Кодак
СИЛЫ СПЕЦИАЛЬНОГО назначения ЮАР, т.н. разведывательные коммандос (Reconnaissance commando, или сокращенно Recces) были созданы в 1972 году. За несколько лет активных боевых действий на юге Анголы и в Намибии, а также в ходе специальных операций против "прифронтовых государств" - Мозамбика, Замбии, Зимбабве, Ботсваны - они приобрели богатый опыт и навыки. Как писал южноафриканский военный журнал "Паратус" в середине 1980-х годов, характеризуя личный состав специальных сил ЮАР, "в их распоряжении имеются многочисленные методы специальных операций, которые традиционно не используются в обычных вооруженных силах. Они обучены ведению необычных операций, включая разведку территории и уничтожение стратегических объектов, к которым коммандос добираются пешим порядком, на автомашинах, вертолетах, водным путем или выбрасываются на парашютах".
После провозглашения в 1980 году независимости Южной Родезии, которая стала называться Республикой Зимбабве, ЮАР потеряла в регионе единственного союзника. Одновременно Африканский национальный конгресс Южной Африки (АНК), ведущий борьбу с режимом апартеида в ЮАР, приобрел в лице президента Зимбабве Роберта Мугабе надежного партнера. Мугабе, имевший давние связи с партизанами АНК, предоставил военным и политическим структурам движения полную свободу действий на территории страны. Командованию спецсил ЮАР - Recces - пришлось срочно "переориентировать часть своих сил и средств в направлении вновь появившегося противника".

"МЫ НЕ БОИМСЯ НИКОГО, КРОМЕ БОГА"

В ЗИМБАБВЕ была тайно переброшена оперативная группа офицеров разведки и Recces для координации организации вооруженного сопротивления режиму Роберта Мугабе. Одновременно на территории ЮАР в Трансваале была создана радиостанция "Истина" для ведения подрывных передач на Зимбабве. По данным правительства Зимбабве, в начале 1984 года на территории страны действовало около 100 обученных в ЮАР вооруженных боевиков. За 1983 год правительство зафиксировало примерно 50 налетов, в организации которых "оказались замешаны власти ЮАР". Это были засады против правительственных войск, убийства фермеров и иностранных туристов, нападения на мосты и установка мин. Зимбабвийские власти, по их заявлению, захватили более 200 вооруженных лиц, прошедших подготовку в ЮАР, однако это были в основном чернокожие партизаны, не имевшие прямого отношения к Recces. Важным объектом разведчиков-коммандос стали коммуникации, связывающие Зимбабве с Мозамбиком. Несколько успешных диверсий было совершено на нефтепроводе Мутаре - мозамбикский порт Бейра. В конце 1982 года разведывательно-диверсионная группа Recces, высадившись с моря, взорвала хранилище зимбабвийской нефти в Бейре и отступила без потерь. Действовавшие при поддержке Recces формирования мозамбикского национального сопротивления (МНС) неоднократно совершали нападения на нефтепровод, что вызывало перебои в снабжении страны нефтепродуктами. Все это дало повод в 1983 году министру безопасности страны Эммерсону Мунангагва заявить, что ЮАР "хочет проделать в Зимбабве то же, что делает в Мозамбике и Анголе.

Слезы Роберта Мугабе, или Операция Кодак

Крупнейшими диверсионными операциями, проведенными при участии южноафриканского спецназа в Зимбабве, считаются взрыв в конце 1981 года в Хараре (бывший Солсбери) штаб-квартиры правящей партии ЗАНУ-ПФ и налет на авиабазу Торнхилл в июле 1982 года, в результате которого была уничтожена примерно четвертая часть всех боевых самолетов ВВС Зимбабве. Однако наиболее дерзкой и громкой акцией Recces в Зимбабве считается операция "Кодак", проведенная в мае 1986 года в Хараре против резиденций АНК, расположенных на улице Ангва и в районе столичного парка Эшдаун. Эта сложная, ответственная операция была поручена личному составу 5-го разведывательного полка (Reconnaissance regiment - RR).
5-й разведывательный полк вел свою историю от знаменитой 5-й разведгруппы коммандос. Ее отличительная особенность - темнокожий личный состав. Создание этого подразделения стало, по сути, уникальным явлением в истории южноафриканского спецназа, поскольку в регулярной армии ЮАР изначально чернокожие никогда не служили. Более того, им еще со времен англо-бурской войны 1899-1902 гг. было запрещено владеть и пользоваться оружием. Первоначально в состав группы вошли лишь чернокожие представители племен, населявших Анголу, Мозамбик, Замбию (бывшую Северную Родезию). Представителей племен, населявших ЮАР и Намибию, командование специальных сил по-прежнему опасалось и не допускало в Recces. Первые представители южноафриканских аборигенов появились в составе спецназа только в середине 80-х годов ХХ века, когда стало ясно, что "хорошо подготовленные аборигены ни в чем не уступают белым коммандос". Недаром девизом 5-й разведгруппы коммандос стали слова "We Fear Naught But God" ("Мы не боимся никого, кроме Бога").

Слезы Роберта Мугабе, или Операция Кодак

5-я разведгруппа предназначалась для особых операций, связанных с проникновением в боевые порядки, штабы и другие структуры, туда, где появление человека с иным цветом кожи вызвало бы подозрение. В задачу личного состава группы входило и проведение так называемых "ложных", или "псевдоопераций". Чернокожие спецназовцы, переодетые в форму правительственных солдат Анголы, Мозамбика, Замбии, Лесото, партизан СВАПО, АНК участвовали в диверсионных рейдах на территории этих стран, выполняли специфические задачи в тех случаях, когда необходимо было представить ту или иную диверсию как дело рук правительственных солдат или чернокожих повстанцев. Из ее состава формировались так называемые псевдотеррористические группы. Их члены учились "уметь думать и действовать, как повстанцы". Псевдотеррористов тренировали таким образом, чтобы они могли перенять привычки и особенности действий повстанцев, включая особенности их национального менталитета, такие, например, как ритуальные убийства животных и даже людей. Считалось, что если бойцам приходилось выдавать себя за террористов, они должны были уметь и знать все, что делают настоящие террористы. Ведь бойцы ложных террористических групп могли реально встретиться (и встречались!) с настоящими партизанами. В этой ситуации они должны были повести себя так, чтобы ничем не выдать свою принадлежность к противнику. Поэтому вполне естественно, что все бойцы псевдотеррористических групп были чернокожими.
Использование подобных групп хорошо зарекомендовало себя во время родезийской войны. Так, "Скауты Селуса", неоднократно выдавая себя за партизан ЗАНЛА, долгое время находились в тылу противника, не вызывая подозрения. Они часто внедрялись в ряды повстанцев и сообщали командованию численность, вооружение и точное местонахождение их отрядов. Во время боевых действий в Анголе и Намибии группы, составленные из чернокожих спецназовцев 5-й разведгруппы, переодевались в форму правительственной армии (ФАПЛА), проникали в деревни, где располагались базы СВАПО, и уничтожали их.

"ЛЮБИТЕЛИ ГОЛЬФА" ИЗ ЮЖНОЙ АФРИКИ

КОМАНДИРОМ ударно-штурмовой группы 5-го разведывательного полка, выделенной для проведения операции "Кодак", был назначен майор южноафриканского спецназа по имени Эндрю. Целью операции являлось скрытное проникновение на два объекта АНК в Хараре, обыск помещений и добыча соответствующих улик (по возможности), а затем подрыв помещений. Для обеспечения операции выделялись три транспортно-десантных вертолета "Пума" и самолет-ретранслятор "С-130". В ночь на 18 мая 1986 года "Пумы" со спецназом на борту пересекли границу ЮАР с Зимбабве и, соблюдая режим радиомолчания, на высоте 30 - 40 метров от земли, что гарантировало их невидимость радарами аэропорта в Булавайо, устремились к точке высадки. Она располагалась в нескольких сотнях километров от столицы Зимбабве в густом лесном массиве недалеко от шоссе Булавайо - Хараре. По замыслу разработчиков операции, после десантирования спецназовцы на автомобилях должны были двинуться к столице страны. Зона высадки десанта была заблаговременно отмечена южноафриканскими агентами в Зимбабве при помощи инфракрасных маяков. Спецназовские группы на земле встречали агенты-нелегалы. Недалеко от места высадки в густой листве были замаскированы несколько автомобилей с харарскими номерами, подготовленными для акции южноафриканской агентурой.

Слезы Роберта Мугабе, или Операция Кодак

Южноафриканские спецназовцы были одеты в гражданскую одежду спортивного покроя, и каждый имел внушительную сумку для гольфа. По легенде, они находились на территории Зимбабве как любители этой популярной игры и имели соответствующие документы прикрытия. Однако в просторных сумках помимо клюшек для гольфа и другой экипировки компактно уместилось оружие: пистолеты-пулеметы "Узи", автоматы АКС со складывающимся прикладом, а также боезапас и взрывчатка. Кроме того, южноафриканские коммандос прихватили с собой на операцию несколько складных алюминиевых лестниц, поскольку предполагали проникнуть в помещения, занимаемые активистами АНК через окна. Для их транспортировки к одному из трех автомобилей, подготовленных для операции, был заранее прицеплен легкий крытый фургон. С первыми лучами солнца небольшой караван из трех машин тронулся в путь. Однако добираться до пригородов столицы из-за поломки одного из автомобилей "южноафриканским любителям гольфа" пришлось почти целый день.
По дороге к Хараре в районе Булавайо спецназовцы миновали блокпост зимбабвийской армии. Находившиеся на нем солдаты ограничились поверхностным осмотром машин "туристов". Тем не менее, как вспоминал командир группы майор Эндрю, это был один из самых ответственных этапов операции. Спецназовцы были готовы при необходимости вступить в бой и уничтожить военнослужащих на блокпосту, однако это сразу же поставило бы на всей операции жирный крест. К 23 часам группа южноафриканского спецназа достигла озера Чиверо, располагавшегося в нескольких километрах от столицы Зимбабве. Здесь "спортсмены" устроили привал и впервые вышли на связь (до этого момента действовал режим строгого радиомолчания) с руководителем операции полковником Кинсли, находившемся на борту самолета-ретранслятора "С-130", который одновременно играл роль воздушного мобильного штаба.

Слезы Роберта Мугабе, или Операция Кодак

Пока остальные спецназовцы отдыхали и готовились к операции, командир группы майор Эндрю, взяв один из автомобилей, в одиночку отправился на разведку в Хараре. Обстановка в столице не слишком благоприятствовала южноафриканским коммандос. Несмотря на то, что время двигалось к полуночи, улицы города оказались довольно хорошо освещены, тут и там попадались одиночные прохожие, а то и группы африканцев. По дороге майору дважды встретились полицейские автомобили, осуществлявшие плановое патрулирование улиц. Кроме того, у входных дверей здания на улице Ангва, первый этаж которого занимал ресторан со странным названием "New Go Go", майор увидел нескольких ночных охранников, правда, невооруженных. Неприятной неожиданностью для командира группы стала обнаруженная им пара сторожевых доберманов, привязанных недалеко от здания, занимаемого активистами АНК в парке. Собаки наверняка поднимут шум, когда спецназ попытается проникнуть в помещения.

ДЕРЗОСТЬ НАПАДЕНИЯ И СТРЕМИТЕЛЬНОСТЬ ОТХОДА

И ВСЕ ЖЕ командир группы спецназа принял решение о начале операции. Однако несколько изменил задачу своим подчиненным. Из-за малого лимита времени, вызванного присутствием ночных сторожей и возможностью быстрого прибытия поднятых по тревоге полицейских, при проведении операции на улице Ангва, где располагался офис АНК, было решено ограничиться только подрывом помещения. На закладку взрывчатки спецназу отводилось всего лишь 60 секунд. За это время коммандос должны были заминировать объект и отойти. Группа, действовавшая в парке Эшдаун против дома, который служил членам АНК жилищем, должна была взять его штурмом, произвести зачистку помещений, собрать все документы, а затем взорвать его. Оба нападения должны были произойти одновременно в час ночи.

Слезы Роберта Мугабе, или Операция Кодак

Около полуночи группа из трех человек, которую возглавил лейтенант Джос, на одном из автомобилей отправилась на улицу Ангва, а другая в составе шестерых коммандос на двух легковушках взяла курс на парк Эшдаун. Успех операции южноафриканские спецназовцы видели в дерзости нападения и стремительности отхода. Подъехав к зданию на улице Ангва, Джос и его напарник вышли из машины и, не обращая внимания на ночных сторожей и прохожих, быстро собрали раскладную лестницу и приставили ее к окну на втором этаже, где располагался офис АНК. Стремительно взобравшись по ступенькам, Джос забросил в разбитое тут же окно рюкзак с 1,5 кг взрывчатки, который подал ему снизу напарник. Затем такая же операция была проделана с двумя другими окнами. Всего спецназовцы установили заряды в 4,5 кг взрывчатки. Таймеры взрывателей отводили им на отступление всего четыре минуты.
Тем временем третий спецназовец, выполнявший роль водителя автомобиля, страховал диверсантов внизу. Полы длинного плаща чернокожего коммандос скрывали автомат АКС со взведенным предохранителем. В момент, когда Джос и его напарник забрасывали третий рюкзак со взрывчаткой в окно, к нему подскочил охранник, встревоженный звоном разбившегося стекла. В ответ на вопрос: "Что происходит?", спецназовец молча отвернул полу плаща и ткнул охранника дулом "калашникова" в живот. Потерявший дар речи африканец застыл в немом изумлении. Однако стоять так ему пришлось недолго. В течение одной минуты операция по минированию была завершена, и, вскочив в автомобиль, трое "гольфистов" умчались в темноту. Только изумленный охранник да брошенная раскладная лестница напоминали о происшедшем. Ровно через три минуты второй этаж здания над рестораном "New Go Go" потрясли три мощных взрыва, основательно повредившие офис, принадлежавший АНК.
Вторая группа спецназа под командованием капитана Уильямса в это время штурмовала дом неподалеку от парка Эшдаун. Она имела более сложную задачу, так как предполагалось, что активисты АНК, проживающие там, вооружены. Как и предвидел майор Эндрю, при попытке проникнуть в здание собаки подняли лай. Только очередь из автомата заставила их успокоиться. По приставной сборной лестнице коммандос быстро поднялись на второй этаж и проникли в холл. Однако внутрь здания войти не смогли, так как ведущие туда массивные двери имели солидные замки. Их пришлось взрывать при помощи ручных гранат. Спецназовцы, вооруженные АКС и "Узи", зачищали комнату за комнатой, действуя по стандартной схеме: в открытую дверь летела ручная граната, а затем помещение обрабатывалось очередями из автоматического оружия. В этой операции спецназовцы не имели задачи захвата пленных, поэтому действовали только на уничтожение противника. В одном из помещений им было оказано вооруженное сопротивление: активист АНК из пистолета произвел несколько выстрелов и легко ранил капитана Уильямса.

Слезы Роберта Мугабе, или Операция Кодак

На всю операцию по штурму здания, сбор документов и установку взрывчатки группе Уильямса потребовалось две с половиной минуты. Заряды, установленные лейтенантом Коосом и сержантом Эллисом, весили более 10 кг. Взрыв в парке Эшдаун, прогремевший сразу вслед за взрывом на улице Ангва, не оставил от здания и камня на камне. В это время спецназовцы были уже на пути к точке сбора. По плану группы Джоса и Уильямса выбирались из города самостоятельно и встречались на шоссе, ведущем из Хараре. Там же к ним присоединился майор Эндрю, постоянно поддерживавший связь по радио с группами и руководителем операции полковником Кинсли. Конечной целью спецназовцев был национальный парк Нгези в 100 км от Хараре, куда должны были прибыть вертолеты. Точки эвакуации группа достигла около четырех часов утра. В 4.30 над головой коммандос зависли "Пумы" и через три часа группа спецназа в полном составе, не потеряв ни одного бойца, уже находилась на южноафриканской территории.
Взрывы в зимбабвийской столице вызвали большой международный резонанс и были осуждены ООН. Президент Зимбабве Роберт Мугабе, утром следующего дня посетивший улицу Ангва и район Эшдаун, в присутствии десятков журналистов даже пустил слезу в память о невинно убиенных гражданах независимого Зимбабве. Признавать то, что здание в парке Эшдаун занимали члены АНК, ведущие вооруженную борьбу против правительства ЮАР, никто не хотел. Офис же на улице Ангва в ту ночь оказался безлюден, и там не пострадал ни один человек. Поэтому плач президента скорее имел другую причину - ни полиция, ни армия, ни служба безопасности Зимбабве так ничего и не смогли противопоставить профессионалам из Recces.
Тем не менее многие государства мира публично осудили агрессию против суверенного государства, что не добавило ЮАР авторитета на международной арене. Однако все это нисколько не смутило командующего специальными силами ЮАР генерал-майора Юпа Юбера. Он назвал операцию блестяще подготовленной и безукоризненно проведенной. В коммюнике штаба спецсил ЮАР специально отмечалось, что "операция в Хараре - своего рода демонстрация возможностей южноафриканских разведчиков-коммандос, которые отныне способны по приказу командования нанести удары по врагам ЮАР в любой точке южноафриканского региона".

Сергей КОЛОМНИН

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
К оружию следует прибегать в последнюю очередь – когда другие средства окажутся недостаточными.

Николо МАКИАВЕЛЛИ

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum