TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 

        Июль 2006 года
     
АРХИВ: Последнее па Пешаварского вальса
     
 

Сегодня на месте крепости Бадабер, что примерно в двух десятках километров южнее пакистанского Пешавара, практически ничего нет. Фрагменты сильно обветшавшей глинобитной стены, развалины нескольких одноэтажных кирпичных строений, ворота, которые никуда не ведут… Между тем у этого клочка выжженной солнцем земли богатое прошлое. Крепость, построенная американцами еще в 60-е годы, поначалу была филиалом разведцентра пакистанской резидентуры США. Именно отсюда, с секретного аэродрома, отправился в свой последний полет над СССР самолет-шпион U-2, пилотируемый американским летчиком Пауэрсом. С началом войны в Афганистане здесь начал действовать учебный центр моджахедов. Боевиков готовили к партизанским действиям против советских частей и подразделений. Именно к этому периоду относятся трагические события, правда о которых на протяжении долгого времени старательно замалчивалась.

Последнее па Пешаварского вальса


26 АПРЕЛЯ 1985 года группа советских солдат и военнослужащих вооруженных сил Демократической Республики Афганистан, захваченных в плен в 83-м году в Панджшере и содержавшихся в бадаберской тюрьме, подняла бунт. Захватив склад с оружием, они больше суток держали оборону. Предложение лидеров боевиков о добровольном прекращении сопротивления восставшие отвергли. В результате штурма тюрьмы, предпринятого многократно превосходящими силами противника, и последовавшего за этим артиллерийского обстрела все узники погибли. Имена героев, которые предпочли позорной неволе смерть в заведомо неравном бою, страна узнала лишь спустя несколько лет. Сегодня о них написаны сотни газетных и журнальных статей, а также ряд художественных произведений. В Казахстане подвиг горстки военнослужащих даже лег в основу игрового фильма "Пешаварский вальс" — по мнению ветеранов-"афганцев", одной из самых пронзительных и правдивых кинокартин о той войне. Но, несмотря ни на что, Бадабер и по сей день хранит немало тайн, оставаясь едва ли не самой закрытой страницей афганской эпопеи.

Последнее па Пешаварского вальса

"Зиндан" для "шурави"

НА ПЕРВЫЙ взгляд лагерь беженцев в пуштунском селении Бадабер ничем не отличался от десятков других, разбросанных вдоль афгано-пакистанской границы: глинобитные мазанки и видавшие виды армейские палатки, в которых проживало несколько тысяч человек, скученность, антисанитария. Но главным предназначением лагеря было отнюдь не размещение бежавших от ужасов гражданской войны людей. На протяжении нескольких лет под гуманитарным прикрытием в Бадабере действовал центр военной подготовки мятежников, принадлежавший контрреволюционной афганской партии Исламское общество Афганистана — одной из самых влиятельных и крупных оппозиционных организаций. В ходе 10-летней войны ИОА доставляла немало хлопот и Кабулу, и советскому командованию. Именно ее представителями были Ахмад-шах Масуд на севере и Исмаил-хан на западе, а лидер ИОА Бурхануддин Раббани после победы талибов в 1992 году стал первым главой Исламского государства Афганистан.
К борьбе исламисты подходили серьезно. Юных моджахедов специально вывозили в Пакистан и там основательно обучали тактике партизанских действий, искусству меткой стрельбы, умению устраивать засады, ставить мины-ловушки, маскироваться, работать на разных типах радиостанций. В учебных центрах, расположенных в окрестностях Пешавара, могли одновременно обучаться до пяти тысяч человек. И "университеты" эти действовали непрерывно на протяжении всей войны. Базировавшийся в Бадабере учебный полк святого Халеда-ибн-Валида от лагеря беженцев отделял восьмиметровый забор с глиняными башнями по углам. Внутри охраняемого периметра размещалось несколько одноэтажных домов, скромная мечеть, футбольное поле, волейбольная площадка. За полугодовой курс обучения "науку побеждать" здесь осваивали около 300 боевиков. Начальником центра являлся майор вооруженных сил Пакистана, методическую помощь ему оказывали несколько американских советников. Помимо этого в штате состояло более полусотни инструкторов по военному делу из США, Китая, Пакистана, Египта.

Последнее па Пешаварского вальса

Особой зоной крепости считались склады с оружием и боеприпасами, а также три подземных тюремных помещения, так называемые "зинданы". Первых пленных в Бадабер стали привозить ближе к середине 80-х. По разным оценкам, к апрелю 1985 года здесь содержалось до 40 афганских и 12 советских военнослужащих. Не секрет, что контрреволюционеры, подогретые религиозным фанатизмом мулл, проявляли к нашим солдатам изуверскую жестокость, пленные находились в нечеловеческих условиях. Документальных примеров тому немало, и Бадабер исключением не был. Здешний комендант Абдуррахман за малейшую провинность избивал узников плетью со свинцовым наконечником, заковывал их в цепи и кандалы, от которых на руках и ногах гноились не только кожа, но и кости, посылал на работы в каменоломню. По другим свидетельствам, ребят долгое время морили голодом, давая лишь соленую пищу и глоток воды в сутки. Правда, сами моджахеды всегда утверждали, что в Бадабере к "шурави" относились гуманно, почти как к родным: дескать ели они из одного котла с курсантами, играли с ними в футбол и вообще могли свободно передвигаться по территории лагеря. Но события 26 апреля наводят на совершенно иные мысли.

Последний салют

КАРТИНА того, что произошло в крепости Бадабер, складывалась постепенно, на протяжении нескольких лет. Информация, порой весьма противоречивая, поступала по каналам различных ведомств и общественных организаций — Министерства иностранных дел и Службы внешней разведки Российской Федерации, Главного разведывательного управления Генерального штаба ВС РФ, а также Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств — участников СНГ. В результате работы сотен людей, буквально по крупицам собиравших разрозненные данные, приблизительная хронология событий была восстановлена.

Последнее па Пешаварского вальса

Все началось около 18 часов по местному времени. Группа советских и афганских военнопленных, примерно 24 человека, совершила вооруженное выступление с целью пробиться из душманского плена. Момент был выбран не случайно: весь личный состав учебного центра построился на плацу для совершения вечерней молитвы, а из 70 охранников на своих постах остались только двое. Как вспоминал позже лидер ИОА и бывший президент Афганистана Б. Раббани, сигналом к восстанию послужили действия одного из советских солдат. Крепко сложенный парень сумел разоружить надзирателя, принесшего похлебку. Затем боец открыл камеры и выпустил на свободу других узников, в том числе и афганцев. Завладев оружием, которое оставили охранники, все вместе они стали с боем пробиваться к воротам тюрьмы. По некоторым данным, главной задачей восставших было добраться до радиоузла крепости, чтобы выйти в эфир и сообщить о своем местонахождении. Столь громкая акция позволила бы послу СССР в Исламабаде выступить с нотой протеста и привлечь внимание мировой общественности. К тому же это был весомый аргумент, подтверждающий вмешательство Пакистана в афганские дела. Удалось ли им осуществить задуманное, неизвестно, но склад с оружием и боеприпасами спустя несколько минут оказался под их контролем. Вооружившись, пленные заняли позиции, выгодные для уничтожения курсантов, преподавателей и подразделений охраны. На крышу были выставлены крупнокалиберные пулеметы и минометы М-62, приведены в боевую готовность ручные противотанковые гранатометы. Но к этому моменту территория учебного центра уже обезлюдела: нашлись предатели из числа бывших военнослужащих-таджиков, которые в начавшейся суматохе перебежали на сторону душманов и предупредили о намерениях восставших. Забаррикадировавшись в одной из глинобитных башен, советские и афганские военнослужащие заняли оборону.
Очень быстро прилегающий к лагерю район был блокирован отрядами афганской оппозиции, пакистанских малишей, а также пехотными, танковыми и артиллерийскими подразделениями 11-го армейского корпуса ВС Пакистана. Прибывший к месту событий Раббани, используя громкоговорители и телефонную связь, вступил с восставшими в переговоры. Пленники выдвинули следующие требования: организация встречи с советским послом, представителями ООН или Красного Креста. Исламисты ультиматум проигнорировали, в свою очередь, предложив узникам сдаться. Услышав категорический отказ, Раббани, по согласованию с пакистанскими военачальниками, отдал приказ о штурме тюрьмы. Защитники крепости плотным прицельным огнем отразили первую атаку. Бой, то затухая, то разгораясь вновь, продолжался всю ночь. И хотя силы были явно не равны, сломить оборону советских и афганских военнопленных моджахедам не удалось.

Последнее па Пешаварского вальса

К 8 утра стало окончательно ясно, что сдаваться восставшие не собираются. Более того, сопротивление становилось все более ожесточенным. Один из гранатометных выстрелов со стороны крепости даже едва не убил самого Раббани — серьезные осколочные ранения получил его телохранитель. Руководивший операцией лидер ИОА принял решение бросить в бой все имевшиеся силы и средства. Против обороняющихся были применены артиллерия, в частности реактивные системы залпового огня "Град", танки и даже… звено вертолетов ВВС Пакистана. Радиоразведка 40-й отдельной армии зафиксировала радиоперехват между их экипажами и авиационной базой, а также доклад одного из пакистанских военных летчиков о нанесении по лагерю бомбового удара. В результате прямого попадания снаряда сдетонировали хранившиеся на складах боеприпасы. Первый взрыв был такой силы, что осколки разлетелись в радиусе нескольких километров. За ним последовало еще несколько десятков разрывов. В чужое небо, словно последний салют героям Бадабера, взметнулись сотни горящих снарядов и мин. Казалось, что в огненном аду не мог выжить никто. Но даже после того, как стены были разрушены и в крепость ворвались озверевшие моджахеды, бой продолжался. Раненые и обожженные советские воины встретили врагов автоматными очередями. Тех, кто еще дышал и сопротивлялся, душманы добивали штык-ножами, забрасывали гранатами.

"Русских в плен не брать!"

ПОСЛЕ подавления восстания в Бадабер был заброшен тайный агент 206 разведцентра "Шир" МГБ Афганистана. Подробности его доклада, а также информация, предоставленная ГРУ ГШ ВС СССР, шокировали советское военное руководство. В результате штурма тюрьмы все пленники погибли. Противник также понес ощутимые потери: около 100 моджахедов, 6 иностранных советников, 13 представителей пакистанских властей, 28 офицеров ВС Пакистана. Были уничтожены 3 РСЗО "Град", примерно 2 млн. ракет и снарядов различного типа, около 40 арторудий, минометов и пулеметов. Взрыв и возникший затем пожар уничтожил ряд построек, в том числе и тюремную канцелярию, в которой, по имеющимся данным, хранились документы со списками узников.

Последнее па Пешаварского вальса

Бадаберский инцидент вызвал озабоченность пакистанской администрации, а также руководства афганской непримиримой оппозиции. Раббани и его подручные все произошедшее постарались представить в выгодном для себя свете. Сразу же после штурма до руководства Пакистана в лице президента Зия-уль-Хака было доведено, что восставшие подорвали сами себя. Правда, спустя буквально несколько часов на совещании руководства ИОА Раббани признал, что был вынужден отдать приказ на применение артиллерии ввиду решительных намерений восставших. 29 апреля лидер Исламской партии Афганистана Гульбеддин Хекматияр передал по радио шифрованное циркулярное указание всем подчиняющимся ему бандформированиям, в котором потребовал усилить охрану "советских военнопленных" в связи с тем, что в Бадабере "среди братьев были убитые и раненые". В приказе командующим фронтами ИПА также предписывалось "впредь русских в плен не брать, а уничтожать на месте захвата".

Последнее па Пешаварского вальса

В тот же день на месте происшествия побывал губернатор Северо-Западной пограничной провинции генерал-лейтенант Фазл Хак. Учитывая всю серьезность случившегося под Пешаваром, район посетил президент Пакистана Зия-уль-Хак, который потребовал от главарей банд исключить повторение подобных "инцидентов", подтверждающих нахождение на пакистанской территории советских военнослужащих, захваченных душманами в ДРА. Для того чтобы предотвратить утечку информации, официальный Исламабад принял все необходимые меры. В частности, Раббани было предложено сделать официальное заявление, что в районе Бадабера произошло вооруженное столкновение между двумя враждующими группировками его организации. Рядовым моджахедам их командиры приказали молчать под страхом смерти. Кроме этого в район запретили въезд посторонним лицам, а тираж пешаварского журнала "Сафир", опубликовавшего заметку о восстании, был полностью конфискован и пущен под нож.
Однако огласку все случившееся в Бадабере все-таки получило. Шутка ли, артиллерийская канонада была слышна даже в Пешаваре! Уже 2 мая многие телеграфные агентства, со ссылкой на своих корреспондентов в Исламабаде, сообщили о неравном бое, который вели советские и афганские военнослужащие в Пакистане. Даже радиостанция "Голос Америки" 4 мая вынуждена была передать, что "на одной из баз афганских моджахедов на территории Пакистана в результате взрыва погибло 12 советских и 12 афганских пленных". Факт вооруженного выступления в Бадабере подтвердил и посетивший 9 мая 1985 года советское посольство в Исламабаде представитель Международного Красного Креста Дэвид Деланранц. Спустя еще два дня посол СССР в Исламабаде заявил Зия-уль-Хаку решительный протест советского правительства. В заявлении внешнеполитического ведомства указывалось: "Советская сторона возлагает всю ответственность за произошедшее на правительство Пакистана и ожидает, что оно сделает надлежащие выводы насчет последствий, которыми чревато его соучастие в агрессии против ДРА и тем самым против Советского Союза…". Глядя на "большого соседа", с протестом выступило и руководство Афганистана. 16 мая постоянный представитель ДРА при ООН М. Зариф направил письмо на имя Генерального секретаря этой организации, которое было распространено в качестве официального документа Генеральной Ассамблеи ООН. Но правительство СССР, кроме своего декларативного заявления, никаких других шагов так и не предприняло. Партийные боссы не желали признавать, что в лагерях афганской оппозиции содержатся советские военнопленные. Ведь по официальной версии Ограниченный контингент советских войск не участвовал в боевых действиях, а оказывал "интернациональную помощь братскому народу" — строил школы, больницы, детсады и дороги, сажал деревья и рыл арыки. А если нет войны, то откуда взяться военнопленным?

Вернуть героям имена

ГРАЖДАНЕ Советского Союза о трагедии под Пешаваром узнали лишь спустя месяц. 27 мая агентство печати "Новости" запустило на ленту сообщение следующего содержания: "Кабул. По всей стране продолжаются митинги протеста общественности в связи с гибелью в неравной схватке с отрядами контрреволюционеров и регулярной пакистанской армии советских и афганских солдат, захваченных душманами на территории ДРА и тайно переправленных в Пакистан. Крестьяне, рабочие, представители племен гневно осуждают варварскую акцию Исламабада, который, стремясь уйти от ответственности, неуклюже извращает факты". Сквозь скупые строки сообщения, в котором не нашлось места соболезнованиям родственникам или восхищению подвигом пленных, отчетливо проступал политико-идеологический подтекст. Холодная война вступала в решающую стадию, и противоборствующие стороны не упускали любой возможности побольнее уколоть противника. А разменной монетой этих "межгосударственных отношений" становились жизни солдат и офицеров.

Последнее па Пешаварского вальса

Министр обороны СССР маршал С. Л. Соколов по горячим следам приказал установить фамилии военнослужащих, принимавших участие в восстании. Однако в связи с тем, что вся тюремная документация сгорела, наша военная разведка не смогла этого сделать. Кроме того, власти Пакистана и руководство афганской оппозиции предприняли все возможное и невозможное, чтобы напустить еще больше тумана: к территории лагеря, объявленной мертвой зоной, не подпускали ни журналистов, ни работников посольств. Но, невзирая на многочисленные препоны, попытки пролить свет на бадаберские события в нашей стране не прекращались. После развала Советского Союза к этому процессу активно подключились МИД РФ, общественные ветеранские организации, средства массовой информации. Вплоть до декабря 1991 года официальный Исламабад не только отказывался признавать сам факт восстания, но и вообще отрицал, что на территории Пакистана когда-либо находились советские военнопленные. Перед пакистанскими властями неоднократно ставился вопрос о проведении расследования и эксгумации тел погибших с целью установления личностей военнослужащих и выяснения всех деталей произошедшего. Но лишь после того, как факт участия советских военнослужащих в восстании в Бадабере подтвердил на переговорах в Москве Б. Раббани, заместитель министра иностранных дел Пакистана Шахрияр Хан назвал имена пятерых наших воинов. При этом было заявлено, что ни о каких останках погибших не может быть и речи, поскольку взрывом "все живое было уничтожено". Российская сторона неоднократно обращалась к пакистанским властям с просьбой разрешить посещение лагеря, но неизменно получала отказ. Со времен восстания никто из отечественных дипломатов или военных в Бадабере так и не побывал.
Поиски погибших вновь активизировались в 2003 году благодаря Комитету по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств — участников Содружества, который возглавляет Герой Советского Союза генерал-лейтенант Руслан Аушев. На сегодняшний день установлены имена 7 участников восстания в Бадабере: это младший сержант Саминь Николай Григорьевич (1964 г.р., Акмолинская область, Казахстан), ефрейтор Дудкин Николай Иосифович (1961 г.р., Алтай), рядовые Васьков Игорь Николаевич (1963 г.р., Костромская область), Левчишин Сергей Николаевич (1964 г.р., Самарская область), Зверкович Александр Николаевич (1964 г.р., Витебская область, Беларусь), Коршенко Сергей Васильевич (1964 г.р., г. Белая Церковь, Украина), служащий СА Духовченко Виктор Васильевич (1954 г.р., г. Запорожье, Украина). По показаниям немногочисленных свидетелей удалось выяснить имя руководителя восставших. Предположительно им был Виктор Духовченко (мусульманский псевдоним, данный ему в плену, — Юнус). Именно ему якобы удалось снять часового и освободить своих товарищей.
Следующим шагом по увековечению памяти погибших в Бадабере воинов стало представление многих из них к наградам. По ходатайству Госкомитета Украины по делам ветеранов 8 февраля 2003 года президент республики Леонид Кучма своим указом наградил посмертно Сергея Коршенко орденом "За мужество" III степени. 12 декабря того же года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев посмертно наградил Николая Саминя орденом "Айбын" ("Доблесть") III степени. Документы о награждении белоруса Александра Зверковича, а также троих россиян в настоящее время находятся на рассмотрении администраций президентов двух союзных государств. По заявлению представителей Минобороны РФ, задержка с восстановлением справедливости была вызвана прежде всего царившей в предыдущие годы неразберихой со списками и фамилиями. Но теперь, когда большинство вопросов снято, процесс обещает сдвинуться с мертвой точки. Во всяком случае очень хочется верить, что времена неизвестных солдат и забытых героев в нашей стране прошли безвозвратно.

Роман ШКУРЛАТОВ
Фото из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Секрет либо слишком хорош, чтобы его утаивать, либо слишком плох, чтобы не рассказывать его.

Американская пословица

Реклама

Самоактивируемая подскетка Trigalight

Соцсети

Братишка facebook

Братишка вконтакте

105005, Москва а/я 29, e-mail: mail@bratishka.ru
momentum