TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Февраль 2007 года
     
СПЕЦНАЗ ЗАРУБЕЖЬЯ: С ХОЛОДНЫМ РАСЧЕТОМ И ОЧЕНЬ БЕЗЖАЛОСТНО
     
  На протяжении почти беспрерывной 30-летней контрпартизанской войны, которую вели вооруженные силы и полиция ЮАР против чернокожих повстанцев в Южной Африке, были созданы особые подразделения, которые доказали свою исключительную эффективность. В частности, широкую известность получили батальон № 32 «Буффало» и разведгруппы коммандос (Reconnaissance commando — Recces). Не меньшей эффективностью при гораздо меньшей известности из-за своего особого статуса пользовался специальный полицейский антиповстанческий отряд Юго-Западной Африки «Коевоет» («Koevoet»).

Специальный полицейский антиповстанческий отряд Юго-Западной Африки «Коевоет» («Koevoet»)

Используя опыт «Скаутов Селуса»

Специальное полицейское подразделение Юго-Западной Африки «Коевоет» (реже встречается другое его название — «Куфут»), по признанию специалистов, стало одним из самых эффективных антиповстанческих частей, созданных когда-либо в Африке. Сферой его ответственности были территории оккупированной ЮАР Намибии, примыкавшие к границам Анголы и Замбии. С начала 60-х годов ХХ века через них пролегали основные пути, по которым в Намибию проникали вооруженные повстанцы СВАПО. Огонь войны разгорелся в столице Намибии Виндхуке в 1959 году, когда во время демонстрации протеста против выдворения чернокожих горожан в сегрегационное поселение Кататура южноафриканской полицией были убиты 11 чернокожих намибийцев и более 50 человек ранено. Это событие послужило толчком к развертыванию национально-освободительного движения, которое возглавила Народная организация Юго-Западной Африки (СВАПО). Ее руководство заявило, что «у намибийцев нет иного выхода, как взяться за оружие и своими силами добиться независимости». 26 августа 1966 года силы СВАПО вступили в свой первый бой с подразделением южноафриканской полиции в Омгулумбаше, а в следующем месяце партизаны разрушили административный комплекс и проникли в районы сельскохозяйственных угодий белых фермеров у Хрутфонтейна.
Отряды СВАПО, основные базы которой располагались за рубежом в независимой Замбии (бывшей Северной Родезии) и Анголе (после 1975 года), для проникновения в Намибию использовали и анклав Каприви – узкую полоску земли на северо-востоке Намибии, граничащую с Анголой, Замбией и Ботсваной. Этим же путем пользовались и боевики вооруженных отрядов Африканского Национального Конгресса «Умконто ве сизве» (на языке зулу «Копье нации»). Поэтому ЮАР стала создавать специальные антиповстанческие отряды полиции в полосе Каприви и вдоль границы с Анголой, одним из которых и стал «Коевоет». Позднее в Западном Каприви была создана база специальных сил ЮАР Reconnaissance commando (Recces) Форт Доппис. На реке Замбези, по которой проходит граница с Замбией, были основаны «охранные» поселения и введен комендантский час. В целях подавления борьбы намибийцев был принят также «Закон о терроризме», под действие которого попадали все партизаны СВАПО и АНК.
С инициативой создания «Коевоета» выступил в 1979 году Ганс Дрейер, начальник службы безопасности Нахала. Дрейер имел солидный опыт противопартизанской войны, служил в родезийской SAS и был хорошо знаком с тактикой «Скаутов Селуса», действия которых отличались крайней эффективностью в борьбе против партизан ЗАНУ и ЗАПУ в период правления в Южной Родезии режима Яна Смита. Кроме того, Дрейер внимательно изучил деятельность специальных подразделений португальской колониальной армии в Анголе и Мозамбике, которые именовались «Flechas» («Стрелы») и были созданы португальцами для противодействия партизанам. При поддержке штаба специальных сил ВС ЮАР и руководства Reconnaissance commando (Recces) Дрейер направился в Намибию, где провел несколько месяцев, изучая обстановку и информацию, добытую у плененных бойцов СВАПО.
Первые рекруты подразделения, предназначенного для борьбы с партизанами, были в основном чернокожими полицейскими из состава полицейских формирований Юго-Западной Африки, которые привлекались к выполнению вспомогательных задач в Намибии. В дальнейшем набор производился и среди членов ангольских группировок УНИТА и ФНЛА, сотрудничавших с южноафриканцами, а также из числа бывших партизан СВАПО, «скомпрометированных полицией и принужденных к сотрудничеству». Офицерами назначались только опытные сотрудники южноафриканской полиции и бывшие родезийские военнослужащие, служившие в SAS и «Скаутах Селуса»
До мая 1985 года «Коевоет» подчинялся непосредственно комиссару (начальнику) южноафриканской полиции генералу Иохапу Коэтце. Именно он проявил интерес к деятельности «Коевоета» и дал зеленый свет его операциям в Намибии. В мае 1985 года контроль над «Коевоетом» номинально был передан полиции Намибии, и он получил статус официального «отряда по борьбе с партизанами». К середине 80-х годов «Коевоет» насчитывал около тысячи бойцов и состоял из трех подразделений, базирующихся в районах Каоколэнде, Овамбо и Каванго соответственно. Штаб располагался в Ошакати (Овамбо). Подразделения и группы отряда по мере необходимости могли перебрасываться в любой район Намибии.

Специальный полицейский антиповстанческий отряд Юго-Западной Африки «Коевоет» («Koevoet»)

«Литерное» подразделение

Свое название «Коевоет» получил по кодовому имени (литеры) операции, которую он начал проводить в обстановке строгой секретности в июне 1979 года на территории Намибии. Операции «в целях предотвращения утечки информации» был присвоен индекс «К». Начиналась она как обычная полицейская акция в намибийском районе Овамбо. В состав первой группы отряда вошли 10 полицейских, как чернокожих, так и белых, и 64 местных чернокожих констебля, набранных на месте. Первоначально основной замысел операции «К» носил чисто разведывательный характер. Ее целью стал оперативный сбор и передача любой информации, которая могла быть использована в интересах борьбы с «террористами» (опросы населения, данные агентуры, обнаружение следов прохода через контрольно-следовые полосы и заграждения из колючей проволоки на границе и т.д.). Вначале это маленькое «литерное» подразделение занималась только разведкой и слежкой за подозрительными лицами, но постепенно ему стали поручаться задачи, связанные с уничтожением и пленением повстанцев. Увеличилась и численность отряда, и эффективность его действий. По официальным данным, только в течение 1980 года подразделение «К» уничтожило 511 повстанцев, потеряв погибшими всего 12 человек.
К середине этого года название «Коевоет» стало уже широко известно «по обе стороны фронта».
К началу 80-х годов XX века тактика «Коевоета» стала эволюционировать: подразделение «К» было оснащено несколькими бронетранспортерами «Хиппо», обретя тем самым «собственную огневую мощь». Позже они были заменены на более современные БТР «Касспир», разработанные в ЮАР конце 70-х годов ХХ века. Конструкция этой боевой машины позволяла эффективно использовать ее в условиях саванны и пустыни. Достаточно большой клиренс, мощные пулестойкие колеса и V-образная форма бронированного днища обеспечивали очень высокую степень защиты от взрывов мин, которые стали настоящим бичом для южноафриканцев в Намибии. Тяговитый шестицилиндровый дизельный двигатель размещался в передней части и был прикрыт 6-мм бронелистами. В закрытой бронированной кабине находились командир и водитель. В бронированном по бокам, но открытом сверху боевом отделении свободно размещались 12 солдат с полным снаряжением. На крыше кабины обычно устанавливался крупнокалиберный пулемет. Кроме того, два-три пулемета устанавливались по бортам боевого отделения. Очень часто БТР вооружались трофейными пулеметами советского производства: «ПК», «ПКМ», тяжелыми пулеметами «КПВТ» и даже 23-мм автоматическими пушками. Еще одним отличительным признаком БТР «Касспир», кроме корпуса необычной формы, стали большие окна из пуленепробиваемого стекла, «прорезанные» в бортах корпуса. Всего, по данным южноафриканской печати, было построено около 2000 БТР «Касспир», которые поступили на вооружение сухопутных войск, полиции ЮАР и полицейских сил Намибии.
Кроме «Касспира» «Коевоет» успешно применял и БТР «Буффель». Эта машина имела смещенную кабину водителя, окна которой были выполнены из пуленепробиваемого стекла. Несмотря на то, что башенка кабины отделена от кузова, она была жестко с ним связана, образуя единый конструктивно интегрированный блок, защищенный от детонации мин. Машина выдерживала взрыв под любым колесом (с небольшим интервалом) до двух противотанковых мин ТМ-57 советского производства. В случае необходимости в течение 40 минут поврежденные колеса менялись на запасные. Остекление и бронирование кабины и кузова надежно защищало от пуль стрелкового оружия винтовочного калибра и осколков снарядов. За одноместной кабиной у «Буффеля» был расположен открытый сверху кузов, высота бортов которого соответствует уровню глаз сидящих солдат. Кузов БТР рассчитан на перевозку десяти солдат с полным снаряжением. Над кабиной и в задней части кузова устанавливались пулеметы.

Специальный полицейский антиповстанческий отряд Юго-Западной Африки «Коевоет» («Koevoet»)

«Свобода и быстрота в передвижении»

Основной боевой тактической единицей отряда стала механизированная группа, обычно состоящая из четырех бронетранспортеров «Касспир» или «Буффель», в каждом из которых размещалось отделение в 10 человек, грузовой автомашины и бензовоза. По существу, эти подразделения объединяли в себе возможности разведывательной группы с тактикой моторизованной пехоты и могли действовать в отрыве от основных сил, направлялись в саванну «на неделю или более патрулировать и охотиться за партизанами». По численности группа соответствовала взводу и могла наращиваться по мере необходимости. В каждой боевой группе выделялась специальная команда, которая решала задачи разведки, прикрытия, а также выполнения «особых миссий». При более длительной работе в отрыве от базы снабжение осуществлялось вертолетами ВВС ЮАР «Пума». Связь с базой осуществлялась по радио специальным кодом.
Своим успехом «Коевоет», помимо высокой подготовки личного состава, обязан прежде всего тактике действий этих подвижных групп. За каждым подразделением отряда обычно закреплялась своя зона ответственности. Штаб осуществлял оценку общей обстановки в контролируемом районе и ставил задачи боевым группам, которые покидали свои районы ответственности только в случае острой необходимости. По оценке командования отряда, «ключевым моментом в тактике боевых групп «Коевоета» были свобода и быстрота в передвижении и принятии решений, отсутствие четкой привязки к местности, которые обычно наблюдаются в армии, когда действовать приходится поротно, побатальонно и т.д.)».
Как правило, бойцы «Коевоета» вели бой прямо с бронетранспортеров. Получив данные разведки или визуально выследив очередную группу партизан в саванне, они немедленно вступали в огневой контакт. Скорость хода БТРа, его проходимость, высокая мино- и пулезащищенность позволяли бойцам быстро настигать отряды или одиночных повстанцев, окружать и уничтожать их. В случае необходимости часть бойцов спешивалась и продолжала преследование боевиков на местности. Высота БТР «Касспир» и «Буффель», которая в условиях обычного боя была бы недостатком (боевые машины со слишком высоким профилем легко поразить артиллерией), позволяла надежно обозревать местность и прикрывать пешие группы с тыла и флангов пулеметным огнем. Интересно отметить, что до появления подобной тактики действий командование полицейских сил ЮАР в Намибии считало, что бронемашины нельзя широко применять в антиповстанческих операциях. Решающая роль отводилась авиации и специальным отрядам, действующим на лошадях и мотоциклах. Однако успешные действия механизированных групп «Коевоета» против повстанцев СВАПО, вооруженных легким стрелковым оружием, доказали эффективность новой тактики.
В состав боевых групп «Коевоета» обычно входили следопыты – особая категория военнослужащих, как правило, представителей местных племен, которые по едва заметным признакам на местности быстро определяли, кто, в каком количестве и в каком направлении прошел на данном участке саванны. Примятая трава, сломанные ветки, брошенные предметы, остатки костра, другие следы жизнедеятельности людей и десятки других признаков позволяли охотникам-следопытам успешно выслеживать партизан.
Кроме того, как утверждало командование полицейских сил Намибии, подразделение «К» «успешно практиковало стиль, который создавал атмосферу если не дружбы, то нейтралитета среди местного населения». Сотрудники «Коевоета» периодически прибегали к кампаниям «по завоеванию умов и сердец» местных жителей. Эти мероприятия проводились в рамках т.н. «стратегии Бофра». Идеи французского теоретика Андре Бофра занимали существенное место в программах военно-учебных заведений ЮАР, в том числе в программе Объединенного военного колледжа, основного командно-штабного учебного заведения армии, из которого вышли многие командиры южноафриканского спецназа. Бофр существенное внимание уделял «непрямым» формам противоповстанческой борьбы, т.е. тому, «что можно отнести к социально-политической сфере». «Именно там, а не на полях сражений», по мнению Бофра, следовало искать пути к успеху в контрпартизанской войне. Идеи, утверждал он, «гораздо важнее, чем оружие». Этот факт дал основание некоторым исследователям утверждать, «что стратегия, проводимая южноафриканскими вооруженными силами в тот период, является во многих отношениях детищем Бофра, особенно в контексте контрреволюционной деятельности, которая существовала в ЮАР».
По оценкам полиции Намибии, сочетание успешной противопартизанской тактики с кампаниями по завоеванию умов и сердец местного населения позволило «Коевоету» достичь высокой эффективности в борьбе с повстанцами. Так, к концу 1989 года подразделением было уничтожено около 3900 повстанцев и взято в плен большое количество партизан. Собственные же потери подразделения составили 167 человек.

Специальный полицейский антиповстанческий отряд Юго-Западной Африки «Коевоет» («Koevoet»)

Насилие перевесило чашу весов

Однако по мере разрастания партизанской войны в Намибии сотрудники «Коевоета» стали «все больше уделять внимания полям сражений, забыв про противостояние идей». Как и специальный 32-й батальон «Буффало», действовавший в южной Анголе, «Коевоет» стал объектом обвинений руководства СВАПО «в тотальном мародерстве и насилии». Связанная со СВАПО пресса «обвинила всех участников полицейской операции «К» в Овамбо во всех существующих грехах». Однако южноафриканцы, отвечая на эти обвинения, подчеркивали, что их причина кроется в большой эффективности противопартизанских действий «Коевоета». Тем не менее в 1980 году СВАПО опубликовала добытый ее агентурой секретный документ ВС ЮАР, содержащий список из 50 лиц, убитых спецназовцами «Коевоета». Позже стало известно, что от рук сотрудников «Коевоета» погибли несколько известных намибийцев, считавшихся сторонниками СВАПО. Они были застрелены ночью в своих домах. Южноафриканское командование заявило, что «все эти люди были убиты партизанами СВАПО». В принципе это была обычная тактика действий «Коевоета»: переложить ответственность на противоположную сторону. В ЮАР и Намибии широко распространено мнение, что члены отряда ответственны за организацию взрыва англиканской семинарии в Ониипе и типографии евангелистской церкви в Овамбо-Каванго, которая печатала одну из немногих намибийских газет на местном языке. Хотя оба эти учреждения симпатизировали СВАПО и имелись неоспоримые доказательства, что здесь приложило руку «Коевоет», командование ВС ЮАР возложило вину за эти теракты на намибийских повстанцев.
Скандал вокруг действий подразделения «Коевоет» попал на страницы газет ЮАР. В 1983 году несколько человек из состава отряда были отданы под суд по обвинению в убийствах и других серьезных преступлениях. Именно во время этого судебного процесса общественность ЮАР впервые узнала о наличии в составе полиции Намибии такого специального подразделения. Ранее само существование «Коевоета» было окружено плотной завесой тайны. Несмотря на то, что на суде были предъявлены доказательства убийств, командование подразделения выступило в защиту своих подчиненных. Впоследствии, в конце 1983 года, состоялись еще четыре судебных процесса, которые повлекли за собой новые разоблачения жестокости полицейских «Коевоета».
В январе 1984 года после опубликования всех этих фактов и под тяжестью обвинений, выдвинутых делегациями церквей Намибии и других политических групп, полиция рассекретила информацию о деятельности формирования. Признавая, что подразделение действует с «холодным расчетом и очень безжалостно», руководство полиции настаивало на том, что «в нем поддерживается крепкая дисциплина и оно пользуется поддержкой местного населения». В следующем, 1985 году стали известны некоторые другие негативные подробности о деятельности «Коевоета» и его методах. Однако это не остановило руководство подразделения.
В июне 1985 года в Намибии властями ЮАР был создан новый «орган национального управления» — т.н. «переходное правительство», в которое вошли представители шести мелких партий — участниц многопартийной конференции. В Виндхуке состоялись массовые демонстрации протеста против подобного решения проблемы. Для усмирения демонстрантов были брошены силы «Коевоета», которые жестоко разогнали протестующих.
В конце 80-х годов XX века, когда стало ясно, что «ЮАР вот-вот освободится от бремени Юго-Западной Африки» и Намибия в соответствии с решениями ООН получит независимость, южноафриканцам пришлось расформировать «Коевоет». Многие бойцы отряда, опасаясь преследований, выехали в ЮАР. Часть из них покинула военную службу. Однако некоторые продолжили ее, поступив в специальные «разведывательные полки», формировавшиеся в бантустанах по примеру Recces, а другие — в подразделения полиции ЮАР. Были и такие, которые после соответствующего отборочного курса были приняты в элитную 44-ю воздушно-десантную бригаду ВС ЮАР.
Обвинения «Коевоета» в жестокости и даже убийствах, безусловно, имели под собой основания. Это уникальное подразделение, почти целиком состоящее из чернокожих, погубил явный крен в сторону насилия. Сегодня в ЮАР и Намибии, где у власти находятся представители партий АНК и СВАПО, слово «Коевоет» под запретом: оно напоминает о кровавых событиях тех лет. Однако нельзя не признать, что тактика действий механизированных групп отряда в условиях саванны и пустыни была чрезвычайно эффективной. Об этом свидетельствуют и советские военные советники, обучавшие партизан СВАПО на территории Анголы. Один из них рассказывал автору материала, что в середине 80-х годов из лагерей СВАПО в Анголе к руководству СССР одна за другой стали поступать настойчивые просьбы оснастить вооруженные отряды СВАПО не только легким стрелковым оружием, но и советскими БТР 60ПБ и даже ПТУРСами «Малютка». Президент СВАПО Сэм Нуйома мотивировал эти просьбы тем, что «его бойцам никак не удается совладать с фашистами «Коевоета», которые гоняют его бойцов по саванне, как бродячих собак».

Сергей КОЛОМНИН
Фото из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Полководец должен умирать смертью полководца, а не рядового.

ФЕОФРАСТ

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum