TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Enforce Tac

 

        Апрель 2007 года
     
Специальные операции: Эффект «Кулиджа»
     
 
Специальные операции: Эффект «Кулиджа»
В истории мирового спецназа есть немало ювелирных, хирургически точных операций, когда всего несколько человек своими настойчивыми и решительными действиями склоняли чашу весов в пользу одной из противоборствующих сторон. К таким акциям вполне можно отнести и операцию военно-морских коммандос ВС ЮАР под кодовым названием «Кулидж» («Coolidge»). Исключительно целеустремленные и решительные действия всего двенадцати бойцов спецгруппы существенно повлияли на развитие крупнейшей операции вооруженных сил Анголы против антиправительственной группировки УНИТА в 1987 году. До сих пор ни в советской, ни в российской печати об этой операции спецназа ВС ЮАР не было ни одной подробной публикации…

Там, где сливаются Куиту и Куанавале

ЛЕТОМ 1987 года правительственная армия Анголы приступила к проведению операции по разгрому боевых отрядов УНИТА и захвату передовой базы вооруженной оппозиции в Мавинге. Правительственные войска наступали из района слияния двух больших ангольских рек Куиту и Куанавале. Основанный еще португальцами на излучине этих рек город Куиту-Куанавале и стал их основной базой. В операции против вооруженных формирований УНИТА участвовало несколько пехотных бригад. При каждой из бригад находились советские военные советники. Основные боевые колонны должны были начать выдвижение в направлении Мавинги в начале августа 1987 года.
Сложившуюся ситуацию в южных районах Анголы командование армии ЮАР расценило «как чрезвычайно опасную для дружественного УНИТА». Чтобы не допустить разгрома отрядов лидера УНИТА Жонаса Савимби, южноафриканцы приняли решение об усилении группировки на территории Анголы, состоящей из батальона «Буффало» и разведывательно-диверсионных отрядов Recces. Кроме того, чтобы воспрепятствовать продвижению ангольских бригад к Мавинге, южноафриканцы начали спешную переброску в район боевых действий дальнобойных 155-мм гаубиц G-5. По свидетельству южноафриканских офицеров, «орудия вызвали огромный интерес среди личного состава УНИТА, никогда не видавшего ранее таких длинноствольных систем». Это были действительно мощные артсистемы, которые сыграли решающую роль в последующих боях. Дальность их выстрела составляла около 40 км. По воспоминаниям советских советников, именно G-5 доставляли ангольским войскам больше всего неприятностей. От них практически не было никакой защиты, кроме быстрого, скрытого маневра.
Одновременно высокопоставленный южноафриканский генерал Либенберг обратил внимание на стратегический мост через реку Куиту, который ФАПЛА и кубинцы использовали для переброски техники, личного состава и снабжения войск. В случае его уничтожения ангольская правительственная армии была бы поставлена в трудное положение, так как войска лишались постоянного подвоза материальных средств, ГСМ и пополнения.
Стратегическое значение моста хорошо осознавали и ангольцы. Вот что вспоминает член Союза ветеранов Анголы полковник Николай Калинин, работавший тогда советником начальника инженерных войск 5-го военного округа: «Сама река Куиту с быстрым течением (на фарватере около 1,5 м/с) была в ширину не более 100 метров, но в некоторых местах ее «шана» (так ангольцы называют заболоченную пойму, буйно заросшую растительностью) достигала 3-4 км. Из-за этой «шаны» переправить с берега на берег танки, БТРы, даже плавающие, было просто нереально. Техника вязла еще на подходе к реке. Построить же стационарный мост в таких условиях – чрезвычайно сложное и дорогостоящее дело. В городе Куиту-Куанавале португальцы еще в старое время возвели с обеих сторон реки дамбу до самого среза воды и построили мост. Несмотря на кажущуюся неказистость и простоту конструкции, с учетом ангольских геодезических реалий – это было достаточно сложное сооружение, к тому же имевшее стратегическое значение. По мосту переправлялась на другой берег тяжелая техника (танки, автомобили, БТР и т.д.), шла пехота, доставлялись ГСМ и продовольствие».
Южноафриканское командование поставило задачу во что бы то ни стало вывести мост из строя. Авиация ВВС ЮАР в течение лета 1987 года неоднократно пыталась его уничтожить. Достаточно сказать, что за весь период боевых действий самолеты «Мираж F-1AZ» и «Буканир» ВВС ЮАР, действуя с баз в Намибии, нанесли 176 ударов по наземным объектам на территории Анголы. Всего они сделали около 700 боевых самолетовылетов, сбросив на позиции ФАПЛА более трех тысяч бомб. Но мост уничтожить не удалось. Более того, авиация ЮАР понесла чувствительные потери от анголо-кубинской ПВО, прикрывавшей город Куиту-Куанавале. В состав группировки входили современные советские зенитно-ракетные комплексы «Куб», «Оса-АК», «Стрела-10» и зенитная артиллерия: ЗСУ «Шилка», ЗУ 23-2. За пультами управления многих ЗРК сидели советские военные специалисты.
Тогда задачу подрыва моста возложили на диверсионно-разведывательные группы 1-го полка Recces. При подготовке операции были использованы данные аэрофотосъёмки и сведения разведки, в основном унитовцев. Однако вскоре выяснилось, что подступы к объекту тщательно охраняются днем и ночью. Аналитики Recces прогнозировали большие потери среди бойцов спецназа при минимальных шансах на успех. Казалось бы, тупик…
Вот тогда-то и родился остроумный план операции с привлечением опытных боевых пловцов из 4-го полка Recces, специализацией которого были диверсии на море.

Река — союзник и враг

Проведение операции под кодовым названием «Кулидж» было намечено на конец августа 1987 года. Вертолеты ВВС ЮАР должны были скрытно доставить группу боевых пловцов-коммандос на ангольскую территорию и высадить ее в нескольких десятках километров к северу от цели. Такое значительное расстояние было выбрано с тем, чтобы передовые посты анголо-кубинских войск не смогли засечь шумы винтов вертолетов и заподозрить высадку десанта. Изюминка заключалась в том, что спецназовцы подбирались к объекту с тыла, из глубины ангольской территории, откуда их меньше всего ожидали. Сама река, достаточно глубокая и быстрая, использовалась как «средство доставки». Кроме того, боевые пловцы получали в союзницы силу течения (Куиту несет свои воды с севера на юг). Снабженные аппаратами дыхания с замкнутым циклом, что обеспечивало им скрытность при подходе к объекту, коммандос должны были установить на опорах моста специальные подводные мины с задержкой взрыва и продолжить подводный «сплав» на юг до точки подбора…
Сам по себе этот путь был крайне тяжел с точки зрения физических нагрузок: всего в условиях враждебного окружения по незнакомой реке, в том числе и вплавь, бойцы должны были преодолеть расстояние около ста километров! Но была и еще она преграда – крокодилы. Эти рептилии в изобилии водились в реках Куиту и Куанавале и были чрезвычайно опасны. Но командование ВС ЮАР посчитало, что и физическая, и боевая подготовка коммандос позволит им выполнить поставленную задачу. Бойцы 4-го Recce в те годы считались наиболее подготовленным диверсионно-разведывательным подразделением в ЮАР. Как вспоминал один из основателей специальных сил Ян Брейтенбах, для боевых пловцов спецназа всегда существовала «очень высокая планка». В отряд военно-морских коммандос зачислялись только те, кто прошел все чрезвычайно суровые «сухопутные испытания» и в дальнейшем выдержал не менее жесткий курс отбора и подготовки боевых пловцов. Часто руководство специальных сил ВС ЮАР отказывало в приеме в отряд даже квалифицированным водолазам-спасателям из состава спецчастей ВМФ. Действовал принцип: «лучше из опытного «сухопутного» коммандос сделать надежного боевого пловца, чем выдающегося пловца-спасателя превратить в посредственного морского диверсанта».
Для проведения операции «Кулидж» были отобраны двенадцать наиболее «настойчивых и опытных» боевых пловцов. Командиром группы назначили майора Фреда Уилка. Спецназовцы были доставлены вертолетами «Пума» на территорию Анголы и 25 августа 1987 года высажены в пустынном месте на берегу реки Куиту приблизительно в 70 км к северу от города Куиту-Куанавале. В комплект снаряжения коммандос входили: акваланги с замкнутой системой дыхания, гидрокостюмы, маски, ласты и специальные удлиненные дыхательные трубки, индивидуальные водозащищенные радиостанции, компасы, подводные фонари и герметично упакованные пищевые рационы. Кроме того, в распоряжении группы имелись шесть разборных 2-местных байдарок «Клеппер» и, естественно, диверсионные мины. Индивидуальное оружие спецназовцев состояло из пистолетов с глушителями, упакованных в водонепроницаемые контейнеры, и боевых ножей.
«Клепперы» коммандос использовали, чтобы сократить свое передвижение вплавь и сэкономить силы. Кроме того, это оберегало до поры от опасных встреч с крокодилами. На байдарках группа двигалась в течение трех часов, покрыв довольно значительное расстояние до цели. После чего, опасаясь быть замеченными противником, спецназовцы выбрались на берег, разобрали и тщательно спрятали «плавсредства». Когда начало смеркаться, бойцы облачились в гидрокостюмы и, разбившись на боевые пары, продолжили свой путь вплавь вниз по течению. Двигались в основном в подводном положении, используя дыхательные трубки для экономии ресурса баллонов аквалангов: они должны были пригодиться им у моста и при отходе.

Специальные операции: Эффект «Кулиджа»

Оказавшись в воде, бойцам буквально сразу пришлось столкнуться с хищными рептилиями. Несколько потревоженных ящеров размером от полутора до двух метров, находившихся на «лежке» на берегу, ринулись в воду по направлению к проплывающей группе боевых пловцов. Бойцы знали, что крокодил очень коварен, но охотится обычно «с воды на берег». В течение многих часов рептилия способна лежать неподвижно, выставив на поверхность воды только глаза и ноздри. Как только антилопа или буйвол, пришедшие на водопой, приблизится на расстояние броска, крокодил стремительно хватает жертву и тянет ее на дно, пока та не захлебнется. В воде у хищника соперников нет: мощные челюсти с пилообразными зубами и огромный хвост, один удар которого способен оглушить буйвола, ставят его вне всякой конкуренции. Расчет делался на то, что появление в реке «большой стаи» отпугнет рептилий, или, по крайней мере, введет их в замешательство. Поэтому спецназовцы образовали несколько плотных групп и, став спиной друг к другу, заняли «круговую оборону». На крайний случай у бойцов оставались пистолеты и ножи. Коммандос прошли специальный курс, где их обучали наносить удары в наиболее уязвимые части тела рептилии: между глаз, в район шеи, где кожа не так прочна, и в область позвоночника, где сосредоточены нервные узлы животного. Была надежда и на прочную ткань гидрокостюма.
И хотя «прямых контактов» с грозными обитателями реки пока удавалось избежать, но вынужденные задержки и обход лежек крокодилов привели к срыву графика продвижения группы к району диверсии. Бойцы потратили на «сплав» к цели весь остаток ночи с 25 на 26 августа 1987 года и приблизились к мосту, когда уже рассвело…

Выполнить задачу любой ценой

Первой в район моста вышла боевая пара во главе с майором Фредом Уилком. По данным разведки, специальных сеток – защиты от подводных диверсантов в районе предполагаемой диверсии не имелось. Но акватория вокруг моста за время боевых действий была сильно захламлена различными предметами, которые представляли опасность для пловцов. Командир группы, пытаясь миновать одно из таких препятствий, неосмотрительно высунулся на поверхность воды, и… увидел прямо напротив себя стоящего на берегу часового! Анголец не спал и, заметив подозрительный предмет в воде, среагировал практически мгновенно: дал очередь из автомата. Одна из пуль задела правое предплечье майора. Командиру группы спецназа удалось спастись только благодаря помощи своего напарника, который буквально уволок оцепеневшего от болевого шока майора на дно реки.
Встревоженная охрана стала интенсивно «поливать» акваторию вокруг моста из автоматического оружия и даже швырнула в воду несколько ручных гранат. Коммандос поняли, что обнаружены, но выполнение боевой задачи не прекратили. Никто из диверсантов над водой больше не показывался: каждый из них понимал, что это равносильно смертному приговору. Однако хладнокровие боевых пловцов, а также тот факт, что они использовали аппараты с замкнутым циклом дыхания, не дающие струйки демаскирующих пузырьков воздуха на поверхности воды, ввели в заблуждение ангольских военнослужащих, охранявших мост. Ангольцы решили, что часовой, поднявший тревогу, ошибся, приняв крокодила или корягу за диверсанта. Во всяком случае, полной уверенности вплоть до прозвучавших позднее взрывов, что в реке находятся подводные диверсанты, у ангольского командования не было.

Специальные операции: Эффект «Кулиджа»

Но действия ангольской охраны вывели, хотя и временно, часть диверсантов из строя. Некоторые пострадали от динамического удара при взрывах ручных гранат, а боевой пловец сержант Хербст, уйдя в глубину, запутался в колючей проволоке, которая в изобилии устилала дно. Лишь с помощью своего напарника Брента Бурта ему с трудом удалось освободиться. Однако часть диверсантов, действуя на максимально возможной глубине и практически при нулевой видимости, все же сумела подобраться к мосту и заминировать несколько опор на самом фарватере.
После этого группа устремились вниз по течению к точке сбора. Тяжелее всех пришлось майору Уилку, который из-за раны не мог быстро двигаться – ему постоянно помогал напарник. В точке сбора выяснилось, что «потерялась» боевая пара в составе сержантов А. Бьюкмана и Л. Весселса. Однако командир спецгруппы не стал рисковать и приказал продолжить движение вниз по течению. До места эвакуации боевым пловцам предстоял почти семичасовой подводный марафон, а затем 20-километровый марш-бросок по ангольской саванне. В случае «потери» кого-либо из группы был предусмотрен запасной вариант действий, и имелось еще несколько резервных точек встречи и подбора. К тому же майор Уилк был уверен, что если Бьюкман и Весселс живы, то их подготовка позволит им выбраться из передряги, в которую они попали.
В данном случае командир спецгруппы действовал точно в соответствии с боевым наставлением южноафриканских коммандос, в котором было сказано, что «при обнаружении группы и огневом контакте с превосходящими силами она должна осуществить отрыв от преследования, в дальнейшем не останавливаться и не отдыхать. Если один из бойцов будет ранен или убит, другие должны нести его на себе. Если все будут ранены, то несет тот, кто в состоянии это сделать». Кроме того, ангольцы вполне могли выслать вдоль реки поисковые группы и вертолеты, и тогда спецназовцам, вооруженным только пистолетами, пришлось бы очень нелегко! Ведь Уилк и его товарищи не знали, что тревога, поднятая ангольским часовым уже улеглась, и будет объявлена вновь только после того, как мост взлетит на воздух! А к тому времени вся группа будет уже очень далеко…
Десятка боевых пловцов, не теряя ни минуты, ушла под воду. Однако в нескольких километрах вниз по течению диверсантов обнаружил стационарный ангольский пост. Рана не позволяла майору Уилку долго находиться под водой, поэтому он периодически всплывал на поверхность. Именно в этот момент южноафриканские коммандос и были обстреляны с берега. Остальным спецназовцам, почувствовавшим шлепки выстрелов на поверхности воды, пришлось всплыть и, спасая своего командира, принять бой. Им повезло — пост был составлен из волонтеров ОДП, не имевших ни соответствующей подготовки, ни автоматического оружия (ОДП — Организация народной обороны, полувоенное формирование). После короткой перестрелки коммандос вновь ушли под воду. Однако теперь майора Фреда Уилка «буксировали» два его товарища.
Но на этом испытания коммандос не закончились. Спустя некоторое время, видимо, привлеченный запахом крови из раны Уилка, на майора напал крокодил. Полутораметровая рептилия внезапно появилась из глубины, схватила командира спецгруппы за ногу и потащила его на дно. Майора удалось отбить у опасного хищника: в страшных зубах рептилии осталась только ласта.
Позже, когда спецназовцы уже находились на территории Намибии, выяснилось, что нападению крокодила подвергся еще один подводный диверсант – сержант Антонио Бьюкман, который вместе со своим напарником отстал от основной группы. Плывя в надводном положении, сержант вдруг почувствовал, как мощные челюсти сомкнулись на его руке, и его самого с огромной силой потянуло в глубину. Несмотря на страшную боль, Бьюкман, действуя другой рукой, смог надеть на лицо кислородную маску, затем вытащил боевой нож и начал наносить удары в самое чувствительно место — по глазам рептилии. Видимо, животное не ожидало такого отпора от своей жертвы и поэтому разомкнуло пасть. Напарник Бьюкмана смог вытащить своего товарища на поверхность, затем отбуксировал его к берегу и оказал ему первую помощь. Несмотря на сильный укус и потерю крови (плотная ткань гидрокостюма все-таки смягчила страшную хватку крокодильих зубов), Бьюкман и его напарник сумели достичь одной из резервных точек подбора.
Специальные операции: Эффект «Кулиджа»

…Взрывы установленных боевыми пловцами мин не смогли полностью разрушить мост через реку Куиту. Но из-за значительных повреждений его грузоподъемность и пропускная способность были сильно ограничены. Регулярное снабжение войск, проводивших операцию по занятию Мавинги, было сорвано. Советский военный советник полковник Николай Калинин вспоминал: «В результате диверсии у моста был подорван один пролет, причем на самом фарватере. Сначала через мост сделали переход только для пехоты – по веревочным канатам по быкам, затем частично пролет восстановили, легкая техника пошла, но танки уже не пускали. Для тяжелой техники, используя наши средства – ГСП (гусенично-самоходный паром), смонтировали рядом другую переправу и потихоньку танки стали переправлять. Это был, конечно, не выход. Поэтому произвели расчеты, и я полетел в Луанду в инженерное управление генштаба ФАПЛА. Нам дали гражданских инженеров, материалы стали завозить. Но полностью мост удалось восстановить только к началу операции «Зебра» — это был уже 1989 год».
Штаб специальных сил ВС ЮАР посчитал задачу, поставленную перед группой боевых пловцов в операции, полностью выполненной. По его мнению, все двенадцать спецназовцев в полной мере продемонстрировали то, что у американцев принято называть «Кулидж-эффектом»: настойчивость, упорство и целеустремленность в достижении поставленной цели. По личному распоряжению президента ЮАР все бойцы были награждены одной из высших наград ЮАР того времени — Почетным крестом (Honoris Crux).
У операции «Кулидж» был еще один важный штрих. После нее в специальных силах ВС ЮАР начались усиленные научные исследования с целью разработки вещества, отпугивающего крокодилов, так называемого «антикрокодильего репеллента». Попутно южноафриканские ученые получили задачу создать подобный репеллент и против акул. По некоторым данным, «антикрокодилий репеллент» для спецназа ВС ЮАР был создан и успешно прошел испытание на хищных рептилиях в Национальном парке имени Крюгера. Известно, что это вещество впоследствии неоднократно использовалось спецназом ЮАР в боевых условиях.

Сергей КОЛОМНИН
Фото из архива автора
и с сайта www.veteranangola.ru

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Для солдата нет флангов — тыла, а везде фронт, откуда неприятель.

М.И. Драгомиров

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum