TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Апрель 2007 года
     
СПЕЦНАЗОВЦУ НА ЗАМЕТКУ: Военная хитрость
     
  Смекалка — природное качество многих людей.
Однако она дает нужные результаты только тогда, когда сочетается со знаниями и мастерством. В боях Великой Отечественной войны наши офицеры и солдаты показали немало примеров находчивости и смекалки. Силу, отвагу и стойкость они подкрепляли сметкой и военной хитростью, находя выход из самого, казалось бы, безнадежного положения. Поэтому военную хитрость и смекалку необходимо развивать каждому офицеру как в себе, так и в своих подчиненных в повседневной учебе, используя богатый опыт минувшей войны.

СОСРЕДОТОЧЕНИЕ "ЗНАЧИТЕЛЬНЫХ" СИЛ

НАШИ подразделения вели бой за улучшение своих позиций. Один стрелковый взвод овладел небольшой деревней, но, встреченный сильным огнем противника, вынужден был в ней остановиться. Во взводе насчитывалось 22 человека и имелся один станковый пулемет, но этого было недостаточно для того, чтобы удержать деревню. И командир взвода решил применить хитрость.
Перед деревней на горе немцы занимали большое село. Позади деревни начинался лес, а между ними проходил овраг, поросший кустарником. По оврагу пролегала дорога, которая просматривалась противником. Захваченные впоследствии в плен немецкие солдаты рассказали следующее. Немецкие наблюдатели видели, как по дороге из леса в направлении деревни двигалась группа советских солдат. Их было пятнадцать человек с двумя ручными пулеметами. Советские солдаты быстро прошли по дороге и скрылись в деревне. Через полчаса из леса снова появилась группа советской пехоты со станковым пулеметом и также направилась к деревне. Некоторое время спустя по дороге, прикрываясь кустарником, проходили одиночные советские солдаты. В течение второй половины дня продолжалось движение к деревне советских бойцов группами и в одиночку. К вечеру, по донесению немецкого наблюдателя, в деревне сосредоточилось до 200 солдат русской пехоты со станковыми и ручными пулеметами.

Управление боем. 1943 год
Управление боем. 1943 год

Хитрость советского офицера удалась. А она заключалась в следующем: наши солдаты незаметно достигали леса, а оттуда возвращались в деревню, следуя дорогой, видимой для немцев. Это было проделано несколько раз. С наступлением темноты советский офицер решил атаковать село. Наши солдаты рассыпались в цепь на широком фронте, подползли к противнику и по сигналу одновременно бросились в атаку, ведя на ходу огонь из автоматов и ручных пулеметов. Станковый пулемет вел непрерывный огонь с фланга. Немцы, будучи уверены, что в деревне сосредоточены значительные силы наших войск, не приняли боя и стали поспешно отступать. Взвод ворвался в село, овладел им и захватил пленных.

"БЕСПОКОЯЩИЙ" ВЫСТУП

В КОНЦЕ 1943 года на участке фронта юго-восточнее Невеля наш передний край обороны врезался клином в немецкие позиции. В образовавшемся выступе находилась высота, на которой был оборудован батальонный узел сопротивления. Выступ очень беспокоил противника, так как являлся не только удобным исходным положением для наступления, но и непрерывно держал боевые порядки врага под угрозой флангового удара. Немцы несколько раз пытались сбросить наши подразделения с высоты и выпрямить линию фронта, но успеха не добились.
В начале декабря разведкой было установлено, что противник начал подтягивать силы к обоим флангам выступа. Намерения врага были ясны. Немцы собирались снова нанести удар с севера и юга и таким образом ликвидировать "беспокоящий" выступ.
Командир роты, оборонявшейся на правом фланге, получил предупреждение старшего начальника о возможном наступлении немцев с утра 10 декабря. Учитывая превосходство противника в живой силе и вооружении, офицер решил применить хитрость. Она заключалась в следующем: командир роты приказал отрыть в снегу в сторону противника три "уса" на расстояние 100 — 120 м, а на концах "усов" оборудовать снеговую траншею.

Плакат И. Тоидзе «За Родину, за Сталина!». 1941 год
Плакат И. Тоидзе «За Родину, за Сталина!». 1941 год

С наступлением темноты саперы и пехотинцы, одетые в маскировочные халаты, за четыре часа отрыли ходы сообщения и траншею, а на ее флангах оборудовали открытые площадки для станковых пулеметов.
Утром немцы начали артиллерийскую подготовку по переднему краю нашей обороны. Командир роты вывел свои подразделения в отрытую в снегу траншею. Таким образом, вражеская артиллерия и минометы били по пустому месту, а наша рота оказалась вне опасности и наблюдала за поведением врага. За несколько минут до окончания артиллерийской подготовки немецкая пехота перешла в атаку. Подпустив ее на 25-30 метров, командир роты подал сигнал, и рота открыла залповый огонь, затем одновременно поднялась и контратаковала противника. Неожиданное появление советских солдат в нейтральной зоне ошеломило немцев, и они стали в беспорядке отходить. Воспользовавшись этим, рота перешла в преследование и на плечах отходящего врага ворвалась в его траншеи.
Так военная хитрость командира и умелые действия роты позволили не только удержать, но и расширить "беспокоящий" выступ.

ПНИ НА ПЛОТАХ

ОСЕНЬЮ 1943 года батальон одного из гвардейских стрелковых полков, преследуя отступающего противника, вышел к р. Днепр в районе Коробово. Здесь батальону была поставлена задача — с наступлением темноты форсировать реку на подручных средствах севернее Коробово, сбить заслоны врага на правом берегу, овладеть Хаткой, закрепиться и обеспечить переправу главных сил.
Справа и слева соседние подразделения также должны были форсировать реку. Днем выбрали место переправы, поставили задачи подразделениям, наметили порядок переправы. С наступлением темноты первыми начали переправу на плотах автоматчики, но когда они достигли середины реки, противник осветил местность ракетами и открыл по плотам сильный огонь. Переправа не удалась.

В скалистых горах лучшая маскировка для снайпера — искусственный камень
В скалистых горах лучшая маскировка для снайпера — искусственный камень

Оценив сложившуюся обстановку, командир батальона решил ввести противника в заблуждение следующим образом: силами одного стрелкового взвода при поддержке артиллерии и минометов продолжить переправу на участке севернее Коробово, чем отвлечь внимание и огонь противника, а главные силы батальона (без батальонных и полковых орудий) переправить западнее Коробово, в районе сада, атаковать врага и овладеть Хаткой.
Перебросив лодки в район сада на руках и волоком, подразделения батальона начали переправу. Оставшийся на берегу севернее Коробово стрелковый взвод с несколькими пушками и минометами открыл по противнику сильный огонь, а саперы, погрузив на плоты бревна, пни и коряги, стали отталкивать их от берега. Подхваченные течением плоты выносились на середину реки. Немцы, не разгадав хитрости, приняли это за действительную переправу и открыли по плотам огонь. В результате артиллерийско-минометного обстрела некоторые плоты были разбиты; отдельные бревна уносило течением вниз по реке. В это время главные силы батальона продолжали переправу через реку. Командир батальона переправился на вражеский берег с первым подразделением и немедленно выслал разведку в лес юго-западнее Хатки с целью выявить скрытые подходы к этому населенному пункту.
Когда разведка возвратилась, батальон уже полностью сосредоточился на правом берегу. По приказанию командира, роты втянулись в лес и, выйдя на его северную опушку, внезапно атаковали врага во фланг. Не выдержав удара, немцы стали отходить в северном направлении.

КАЧАЮЩИЕСЯ СОСНЫ

ЭТО БЫЛО под Старой Руссой. Передний край немецкой обороны проходил за кустарником и был скрыт от наблюдения. Попытка одного из наших подразделений организовать наблюдение с деревьев не увенчалась успехом. По взобравшимся на сосны солдатам немцы открывали сильный пулеметный огонь, и наблюдение прерывалось. Наступила ночь. Командир взвода приказал солдатам привязать к верхушкам нескольких деревьев веревки и протянуть их концы в окопы. На рассвете солдаты начали трясти деревья. Немцы решили, что наши наблюдатели снова забираются на сосны, и стали обстреливать верхушки деревьев пулеметным и минометным огнем. Так продолжалось до полудня. Потом немцы прекратили стрельбу, вероятно, догадавшись, в чем дело.
В течение второй половины дня противник не произвел ни одного выстрела по деревьям, и наши солдаты могли спокойно вести наблюдение.

ПУСТАЯ ЛОДКА

СТРЕЛКОВАЯ рота успешно форсировала реку, захватила плацдарм на вражеском берегу и закрепилась. Требовалось передать донесение об обстановке командиру батальона, но радиостанция была подмочена при переправе, а проводная связь отсутствовала. Попытка послать донесение со связным тоже не удалась.
Тогда командир роты решил обмануть врага. Он приказал пустить по течению пустую лодку, а за ее бортом плыть двум солдатам. Приказание было выполнено. Лодку понесло по течению, а плывшие солдаты направляли ее к нашему берегу. Немцы вначале открыли огонь по лодке, но потом, решив, что она пуста, прекратили стрельбу.
Донесение было доставлено командиру батальона.

"ЗАМЫКАЮЩИЕ" ВРАЖЕСКОЙ КОЛОННЫ

ОДИН офицер с четырьмя разведчикам двое суток находились в разведке в тылу противника. Задача была выполнена, и надо было возвращаться в расположение своего подразделения. Ночью, двигаясь по опушке леса, разведчики услышали ржание коня. Свернули в сторону, но там слышались голоса немцев. Удаляться в стороны было опасно, так как, во-первых, разведчики плохо знали местность, а во-вторых, переход по нейтральной зоне перед соседней частью мог вызвать неоправданные потери.
Разведывательная группа скрытно выдвигается в расположение противника
Разведывательная группа скрытно выдвигается в расположение противника

Шел мелкий осенний дождь. Разведчики кутались в маскировочные халаты, ежась от пронизывающего ветра. Выйдя на опушку к дороге, они увидели немецких солдат, шедших в колонне по два. Немцы были одеты в маскировочные халаты. Вскоре колонна миновала разведчиков, но шедший последним вражеский солдат отстал и направился к деревьям. Наш офицер окинул его взглядом: они были почти одного роста. Мгновенно созрел план действий. Немец находился от офицера в двух шагах. Стремительный бросок — и враг повален на мокрую землю, не издав ни звука.
— За мной! — тихо приказал офицер.
Опытные разведчики поняли замысел командира. Построившись по два, они двинулись вперед. Нагнали колонну. Замыкавший колонну немец не обратил на них внимания. Пройдя около километра, немцы были остановлены патрулем. Шедший впереди что-то ответил ему, и колонна продолжила свой путь.
Подошли к линии фронта. Советский офицер определил это по знакомой местности. Здесь он со своими разведчиками бывал не раз. Поравнявшись с густым кустарником, офицер замедлил шаг. Затем резко свернул в сторону. За ним последовала вся группа разведчиков. Так они скрылись в кустарнике. Отсюда через некоторое время разведчики благополучно возвратились в свое подразделение.

"МАНЕВР" У КОБЫЛИНО

ЛЕТОМ 1944 года наши войска готовились к наступлению юго-восточнее Витебска. На одном из участков фронта взводу автоматчиков было поручено просочиться в тыл врага и в районе Кобылино уничтожить штаб мотострелковой части. В ночь на 2 июня разведчики провели автоматчиков через передний край обороны противника. Густым лесом они благополучно подошли к деревне, расположенной в 6-7 км от Кобылино. Противника в ней не оказалось. Однако местные жители рассказали, что почти ежедневно вечером в деревню приезжают из Кобылино две-три немецкие подводы, которые забирают продовольствие и фураж.
С наступлением темноты взвод вышел на дорогу в направлении Кобылино и организовал засаду. Вскоре показались подводы. Когда они поравнялись с засадой, автоматчики выскочили, окружили их и без единого выстрела захватили трех немецких солдат.

Самый зоркий наблюдатель противника не заметит советского снайпера, прячущегося в этом пне
Самый зоркий наблюдатель противника не заметит советского снайпера, прячущегося в этом пне

Пленные рассказали, что штаб их части находится в Кобылино, в школе, расположенной при въезде в село. Оставив пленных под конвоем двух солдат на опушке леса, командир взвода приказал остальным автоматчикам подготовить гранаты, взрывчатку, погрузиться на подводы и укрыться брезентом. Когда приказание было выполнено, подводы двинулись по дороге на Кобылино. Через 15-20 минут подводы подъехали к зданию школы. У двери, прислонившись к стене, стоял часовой.
Командир взвода подал свистком сигнал, автоматчики соскочили с подвод, забросали окна гранатами и вслед за взрывами ворвались в помещение. Уничтожив офицеров и солдат, находившихся в штабе, советские воины захватили документы и, погрузившись на подводы, скрылись в темноте, прежде чем немецкие подразделения поднялись по тревоге. На опушке леса их ожидал конвой с пленными немецкими солдатами. Бросив подводы, взвод храбрецов быстро скрылся в лесу и к утру возвратился в расположение своих войск.

СРЕДИ КОПЕН

ШЛИ ПЕРВЫЕ месяцы войны. Севернее ст. Врадиевка немцы ввели свежие резервы и утром 6 августа атаковали правый фланг одного из стрелковых полков. Попытка прорвать нашу оборону не имела успеха, и враг, понеся потери, отошел в исходное положение. Через три часа в этот район немцы подтянули до 20 танков и снова начали наступление. На этот раз враг наносил удар по левому флангу полка, где оборонялся 3-й стрелковый батальон. Перед боевыми порядками этого батальона расстилалось поле, на котором стояло много копен ржи. Немцы рассчитывали, что, прикрываясь этими копнами, они сумеют быстро вклиниться в наши боевые порядки и ударить с тыла по главным силам полка.
Однако командир батальона, ожидая атаки врага, подготовил противнику "сюрприз". Еще утром он приказал двум стрелковым ротам расположиться группами по два — три солдата у каждой копны. Солдаты, кроме своего стрелкового оружия, имели противотанковые гранаты РПГ-40 и бутылки с горючей смесью, а в отдельных копнах были установлены ручные и станковые пулеметы. Разумеется, что копна сама по себе оказалась хорошим маскировочным средством. Таким образом, оборудование огневых точек в копнах не только обеспечивало внезапность огневого воздействия, но и создавало высокую плотность огня на коротких дистанциях.

Пулеметчики 138-й стрелковой позиции в районе завода «Красный Октябрь». Сталинград, октябрь 1942 года
Пулеметчики 138-й стрелковой позиции в районе завода «Красный Октябрь». Сталинград, октябрь 1942 года

Началась атака противника. Впереди в две линии двигались танки, а за ними на расстоянии 300 — 350 м — пехота. Танки подошли к копнам и между ними стали продвигаться вперед. Подпустив врага на 80 — 100 м, стрелки открыли пулеметный и ружейный огонь по следовавшей за танками пехоте и вынудили ее залечь, одновременно забросали танки гранатами и бутылками с горючей смесью.
В первые же минуты боя было подбито и зажжено три немецких танка. Остальные машины, не имея возможности определить, из каких копен по ним ведут огонь (копен было очень много), стали разворачиваться и отходить. При отходе немцы потеряли еще 8 танков. Атака врага была отражена.

ЛЫЖИ В БОЮ

ЗИМОЙ важное значение имеют населенные пункты и дороги. За них всегда велись упорные бои. В этих боях иногда значительную роль играли мелкие подразделения (особенно автоматчиков), поставленные на лыжи. Совершая обход и охват противника, они нередко достигали большего успеха, чем целая часть.
Подразделения одного из стрелковых полков, преследуя отходящего противника, были встречены сильным огнем с промежуточного рубежа обороны. Как выяснилось позднее, это были сильные заслоны, под прикрытием которых враг отводил главные силы на следующий рубеж. Сбить противника с хода часть не могла. Было решено провести тщательную разведку и подготовку, чтобы на рассвете следующего дня перейти в наступление.
Перед фронтом 2-го батальона находилась высота с хутором, где оборонялась усиленная пехотная рота. Командир батальона решил: с наступлением темноты выслать на лыжах через рощу в тыл противника взвод автоматчиков, придав ему два станковых пулемета на лыжных установках. Взводу ставилась задача: проникнуть в тыл к немцам и по условленному сигналу внезапным ударом с тыла навести в расположении врага панику, облегчив тем самым действия батальона с фронта.
Плакат А. Кокорекина «Смерть фашистской гадине!». 1941 год
Плакат А. Кокорекина «Смерть фашистской гадине!». 1941 год

Автоматчики-лыжники были снабжены белыми маскировочными костюмами с капюшонами, а станковые пулеметы побелены. Все лишнее снаряжение автоматчикам приказали оставить, тщательно подогнать лыжи, захватить побольше патронов и сухой паек на двое суток.
Стемнело. Автоматчики вышли по намеченному маршруту к роще. Только что выпавший снег заглушал скрип лыж. Впереди двигался парный дозор. Противника на пути не было. Взвод вышел к хутору с тыла и стал ждать сигнала.
На рассвете командир взвода увидел взвившуюся красную ракету, означавшую, что батальон перешел в наступление с фронта. Тогда, не теряя ни минуты, автоматчики ворвались в хутор. Энергичные одновременные действия советских воинов с тыла и фронта застали противника врасплох. Началась паника. Немцы группами и в одиночку бросились в сторону ближайшего села.
Командир взвода автоматчиков принял смелое решение — не дать врагу уйти. Автоматчики стремительным броском вышли на путь отхода немцев и почти полностью уничтожили их.
Что же обеспечило успех батальону? Несколько причин. Командир батальона заранее подготовил исходное положение для наступления — оборудовал снежные окопы и другие укрытия. Это позволило личному составу сохранить силы, предупредить случаи обморожения.
Станковые пулеметы, орудия и минометы были поставлены на лыжно-санные установки; для подачи боеприпасов в роты использовали волокуши, которые передвигали солдаты-лыжники. Это увеличило подвижность и маневренность огневых средств батальона. Все автоматическое оружие было подготовлено к безотказному действию (части пулеметов и автоматов смазаны зимней смазкой); в снегу отрыты траншеи, по которым подразделения приблизились к противнику на 200 м. Наконец, удачно было выбрано время начала атаки — на рассвете, когда бдительность противника ослабла после бессонной ночи.
Но самое главное — умелое использование взвода автоматчиков на лыжах, который, во-первых, скрытно вышел в тыл противника и по условному сигналу атаковал врага с тыла именно в тот момент, когда батальон начал действовать с фронта, а во-вторых, взвод не допустил отхода противника, своевременно перекрыв дорогу.

"ТРУБОЧИСТЫ"

ЗИМОЙ 1943 года на одном из участков советско-германского фронта в степях на Верхнем Дону отличилась советская снайперская пара — рядовые Рындин и Симаков. Командир взвода снайперов младший лейтенант Погорельцев поставил перед ними задачу уничтожить минометный взвод противника, очень досаждавший своим огнем красноармейцам стрелкового батальона.
Немецкие минометчики устроили свою позицию в овраге. Кругом — степь, голая, как ладонь. Ни холмика, ни кустика. Справа овраг кончался на "ничейной" земле. Здесь, метрах в ста от окопов противника, стоял хутор, вернее, то, что от него осталось: полуразвалившаяся изба и надворные постройки.
Долго осматривали советские снайперы заснеженную степь и голубую впадину оврага. Начало смеркаться. Из станицы трассирующей очередью ударил пулемет. Было видно, как трассирующие пули, пробив избу, угасли в стоге сена. Из стога медленно поднялся сизый дымок. Тогда-то Рындин и принял решение спрятаться у фашистов "за пазухой".
Основные события начались с утра. Овраг был глубокий, и фашистские минометчики чувствовали себя здесь в полной безопасности. Только немцы открыли беглый огонь по советским позициям, как командир минометного взвода вдруг свалился с пулей в виске; за ним — наводчик, а минут через десять — второй номер. Поднялась тревога. Так могли работать только снайперы.
Множество биноклей и стереотруб, десятки напряженных взглядов ощупывали метр за метром безлюдную степь, обшаривая ее.
Может быть, "Иваны" прячутся на хуторе? Но он загорелся еще ночью, и теперь из-под снега поднималась только кирпичная печь, да рядом дымились обуглившиеся бревна.
Одному из немецких наблюдателей показался подозрительным снежный сугроб, наметенный ветром. Фашисты пристрелялись, дали беглый огонь из пулеметов и минометов, подняли настоящую вьюгу, глубоко проковыряли мерзлую землю, но — безрезультатно.

Снайпер на огневой позиции
Снайпер на огневой позиции

А меткие невидимки продолжали свою губительную работу.
Они спрятались в печке. С вечера им повезло. Началась метель, и они смогли незамеченными подползти к развалинам хутора. Как и думал Рындин, изба оказалась пустой. За полтора часа снайперы разобрали ее по бревнышку. Несколько досок и охапку соломы они положили на самую печь и подожгли остатки дома. Дым и огонь со всех сторон окутали избу. Так начался "пожар". Убедившись, что все идет как следует, снайперы забрались в печь и положили на загнеток несколько головешек. Хутор горел весь день. Огонь то совсем угасал, то вновь разгорался, раздуваемый ветром. Время от времени рядом с печкой взбивали снег пулеметные очереди. Это по просьбе Рындина наши давали огоньку для маскировки.
К вечеру в овраге на немецких минометных позициях остались только занесенные снегом трупы. Большая часть минометчиков противника была уничтожена.
Советским снайперам лежать в печке было очень неприятно. Ее кирпичные стены промерзли насквозь, и бойцам пришлось прижиматься друг к другу, чтобы хоть немного согреться. От сажи у них першило в горле, и бойцы надрывались от кашля. Стемнело. Они хотели уже вылезать, когда вблизи раздался звук. На фоне январского неба показались белые тени. Они двигались гуськом. Привычное ухо различало скрип лыж. Немцы пришли проверить остатки хутора. Советским снайперам все же удалось остаться незамеченными. Больше всего они боялись закашлять. Однако пронесло. Поэтому они приняли решение, раз уж немцы проверили, лучшего места, чем остатки этого дома теперь не найти. И они остались там еще на одну ночь.
Рындин и Симаков пролежали в печке еще одну ночь и весь следующий день, дрожа от холода, кашляя, дыша сажей, продолжая уничтожать наблюдателей и пулеметчиков.
Только на следующую ночь вернулись они в роту. На белом снегу их черные фигуры казались зловещими. Сажа насквозь пропитала полушубки, валенки и ушанки; сажа вычернила даже поры их кожи, не оставив ни одного светлого пятна. Выделялись только глаза. Снайперы доложили своему командиру об уничтожении за два дня нескольких десятков немцев.

Сергей МОНЕТЧИКОВ
Иллюстрации из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Всякий воин должен понимать свой маневр.

Александр Суворов

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum