TraserH3.ru
Актуально
Реклама

термос Stanley

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Май 2007 года
     
ПРОФЕССИОНАЛЫ: Служить бы рад...
     
  Судьба героя этой публикации в общем-то типична. Офицер, выпускник элитного и прославленного училища, честно выполнявший свой воинский долг, любящий свое дело, он в начале 90-х годов принял нелегкое для себя решение – уволиться из армии. Причины, которые толкнули его на этот непростой шаг, известны только ему. Алексей Боков (фамилию по его просьбе мы изменили) вспоминает те годы с плохо скрываемым сожалением. Но, по его словам, в тех условиях он по-другому поступить не мог.

ПРОФЕССИОНАЛЫ: Служить бы рад...

Начало службы. Подготовка гранатометчиков

В конце 1987 года в 5-й и 10-й бригадах спецназначения произошли серьезные штатные изменения, в результате чего в несколько раз увеличилась численность личного состава этих соединений. Для комплектования в бригады в массовом порядке были направлены офицеры, прошедшие службу в Афганистане, и выпускники Киевского общевойскового и Рязанского воздушно-десантного училищ.
Молодые лейтенанты с увлечением и интересом приступили к службе в развернутых бригадах. Первую проверку им предстояло сдавать летом.
При подготовке к ней выпускник Рязанского воздушно-десантного училища лейтенант Алексей Боков, имевший хорошие показатели по стрельбе из всех видов оружия спецназа, получил задачу подготовить группу гранатометчиков, собранных из всей бригады.
Для достижения высокого результата он получил карт-бланш от командования в выборе методики подготовки. Пользуясь этим, молодой лейтенант гонял без устали своих временных подчиненных. Образно говоря, солдаты с гранатометом не расставались ни на минуту. Дисциплина в группе была строжайшей. За опоздание в строй на 1 минуту нарушитель получал на плечи дополнительный гранатомет, и далее за каждую следующую штрафную минуту – еще по гранатомету. Некоторые бегали, прыгали и стреляли на стрельбище целый день, имея за плечами по четыре РПГ-7д. И это при том, что помимо оружия каждый нес РД-54, набитый силикатными кирпичами.
Гранатометчики не только бегали, но и ползали со всем этим оружием и снаряжением. Занятие по скрытному и бесшумному передвижению на поле боя порой проходило до обеда в отработке приемов переползания в одну сторону, а после обеда – обратно.
Гранатометчики настолько хорошо научились это делать, что выполняли норматив переползания на 50 метров в полтора раза быстрее времени, предполагающего отличную оценку. Командир батальона подполковник Горячев, однажды увидев, как бойцы Бокова выполняют этот норматив, восхищенно сказал: «За всю свою службу ни разу не видел, чтобы люди так быстро ползали. На занятиях Бокова я отдыхаю душой. Все бы офицеры так работали!»
После обеда часто проходили занятия по физической подготовке, которые проводили сержанты. Например, вся группа с оружием и снаряжением бегала по кругу и по команде сержанта, стоявшего в центре, делали кувырок через левое (правое) плечо со всем этим добром. Несмотря на довольно тяжелую физическую и моральную нагрузку, никто из солдат не роптал и не жаловался.
Гранатометчики сначала тренировались, используя ВУСы (вкладное устройство стрельбы – макет гранаты ПГ-7в со встроенным в него устройством для стрельбы автоматным патроном 7,62 мм образца 1943 года).
Затем проводили и практические стрельбы учебными выстрелами. Надо сказать, гранат для этого не жалели, что скоро принесло хороший результат. Спустя месяц все в группе наизусть знали условия упражнений учебных стрельб из гранатомета и уверенно выполняли их на отличную оценку. Однако Бокову этого показалось мало, и он стал отрабатывать с гранатометчиками снайперское упражнение на 550 метров из РПГ-7. По мишени «вертолет» били так, как укажет руководитель занятия. То есть Боков говорил: «Левое крыло». И все 20 гранатометчиков по очереди били строго в левое крыло. Или он определял другую точку поражения, и солдаты стреляли именно туда.

Испытание нового оружия

Летом 1987 года в 5-ю бригаду на испытания привезли новое оружие — автомат Никонова «Абакан», а также бесшумный автомат «Вал» и бесшумную снайперскую винтовку «Винторез».
Лейтенанта Бокова, как хорошего стрелка, назначили в группу, занимавшуюся полевыми испытаниями оружия. То есть все доработки новых образцов проводились с учетом замечаний Алексея Бокова. Его вызывали и в Климовск для завершения испытаний – там выбирали, какие магазины к автомату подходят лучше. Были разные варианты: и прозрачные, и со счетчиком, чтобы стрелку было удобнее вести учет боеприпасов в бою.
В результате совместной работы Алексею удалось наладить и личные отношения с инженерами «НИИТочмаш». Это тоже помогало делу. Как выяснилось, в Климовске на складе предприятия скопилось большое количество боеприпасов, которые требовали уничтожения, что было весьма обременительно для завода в финансовом плане.
Алексей сразу сообразил, что «жечь» бесцельно боеприпасы, в то время как их прекрасно можно использовать в родной бригаде для повышения уровня стрелковой подготовки, — большая глупость.
Он договорился с руководством НИИ, чтобы из Климовска в Марьину Горку были направлены три КамАЗа, груженные боеприпасами. Их в полной мере использовали для подготовки к проверке по огневой подготовке.

СоревнованиЯ 1987 года

Осенью 1987 года в Печорах Псковских на базе учебного полка проводились соревнования групп специального назначения на первенство Вооруженных сил СССР.
От 5 обрСпН на соревнования был направлен лейтенант Алексей Боков. В основе подразделения, выставленного на соревнования, была штатная группа Алексея, которую он готовил около полугода. Перед этим офицер занял первое место в бригаде, а затем его направили на соревнования ВС СССР. Соревнования были очень трудными, особенно с учетом запредельных физических нагрузок, которые приходилось переносить и бойцам лейтенанта Бокова, и ему самому. Например, комплект самой легкой экипировки и снаряжения весил 34 килограмма, и он был у командира группы. Остальные бойцы несли на себе груз до 60 килограммов. Конечно, в том комплекте было много лишнего. Например, помимо учебных патронов каждый имел по два пистолета: ПСС и ПМ, по два ножа: штык-нож и НРС. Кроме того, в вооружение подразделения включили, опираясь на опыт Афгана, пулемет ПКМ, которого в штатной группе никогда не было. К пулемету, как на войне, естественно, полагалось 1500 патронов.
Из-за высоких физических нагрузок из группы Бокова по состоянию здоровья было снято два человека. Спать практически не удавалось, поэтому случались курьезы: при расчете зарядов для подрыва бетонных плит два бойца просто уснули на них.
Из-за тех же предельных физических нагрузок срывались даже отработанные до автоматизма вопросы. Так, например, Боков обучил абсолютно всех бойцов метать нож для успешного выполнения группового упражнения «РГСпН в налете». Ни один из них до этого ни разу не промахивался из десяти бросков. Тем не менее на соревнованиях каждый из бойцов, имея по 4 ножа, метал их по четырем мишеням с весьма скромными результатами. А по одной мишени ни один из десяти бойцов не попал вообще, а ведь расстояние до нее не превышало и 5 метров. Справедливости ради надо сказать, что с подобными трудностями на соревнованиях столкнулись практически все участники.
Боков со своими разведчиками занял в итоге 7 место. И очень злился на несправедливое, по его мнению, судейство. Хотя для офицеров и прапорщиков, имевших опыт службы в спецназе, не было секретом, что на всех соревнованиях групп призовые да и некоторые другие места жюри делит заранее. Лучшими, как правило, назначались группы 3 обрСпН. Хотя надо сказать, что таковыми они были далеко не всегда. Так, на соревнованиях 1987 года победила «германская» группа Николая Жука, состоявшая из мастеров спорта и кандидатов в мастера. Однако в тактической подготовке они проигрывали подразделению Бокова. И сбор на площадке, и поиск, а также другие тактические приемы выполнялись бойцами
5-й бригады лучше и быстрее, но баллы и призовые места почему-то получали «германцы».

ПРОФЕССИОНАЛЫ: Служить бы рад...

Офицерская рота. Спецназ в спецназе

После соревнований командование бригады и руководство специальной разведки обратило на способного лейтенанта внимание. Именно тогда ему сообщили, что в составе бригады скоро будет сформирована офицерская рота.
И действительно, спустя 2-3 месяца после соревнований началось формирование необычного подразделения. К 1988 году все было завершено. Бокову предложили должность командира группы, которая была на ранг выше, чем в обычном подразделении.
Все офицеры в роту были набраны из 5 обрСпН. Заместителями командиров групп назначали выпускников Рязанского ВВДКУ. Прапорщиков набирали из печорского полка, а старших прапорщиков из “германской” бригады. Несколько прапоров, что поздоровее, отобрали из бригады в Марьиной Горке.
Надо сразу сказать, что все, кто прошел отбор и вошел в состав роты, прежде всего сами изъявляли желание там служить. Те же прапорщики, отобранные в роту, были молодыми людьми, фанатично преданными спецназу. Все они
«с младых ногтей» мечтали о настоящей службе в спецназе, а не о той рутине, в которую попадала основная масса выпускников того же печорского учебного подразделения. Поэтому факт принадлежности к элите спецназа и возможность полностью отдаться любимому делу были для всех серьезным стимулом в службе.
Для офицеров служба в роте была также почетна. Кроме того, из роты отбирали кандидатов для поступления в академию, а также посылали для прохождения службы в миссиях связи в Западной Германии. Первые несколько офицеров убыли в командировку в Западную Германию уже в 1989 году.
Все – и офицеры, и прапорщики – старались постоянно повышать свои умение и навыки, овладевать новыми знаниями. Профессионализм в подразделении был культом.

Штат и вооружение

Рота состояла из управления и пятнадцати групп специального назначения. Каждая группа включала в себя командира группы, заместителя командира группы, снайпера-радиста и пулеметчика-минера.
Под роту было выделено помещение площадью около 200 кв.м, где находились небольшой спортзал, три класса по предметам боевой подготовки, канцелярия командира роты, а также ружейная комната и кладовая. В наряд личный состав роты не ходил, за исключением наряда по роте.
Оружие в роте было самое разнообразное, и в большом количестве. На каждого приходилось по нескольку единиц. Это позволяло подбирать нужный образец для выполнения той или иной боевой задачи. Например, для снайперов имелись винтовки СВД и ВСС.
При формировании роты в 1988 году в нее поступили новые автоматы «ВАЛ» и снайперская винтовка «Винторез». Всего НИИТочмаш к 1988 году изготовил 100 таких автоматов и винтовок. Пятьдесят – для КГБ и столько же для ГРУ. Все 50 первых образцов нового оружия были направлены в 5 обрСпН.
Личный состав группы был вооружен следующим образом: за командиром группы и его заместителем были закреплены автоматы АКС-74, за снайпером-радистом – снайперские винтовки СВД или ВСС, у пулеметчика был пулемет ПКМ.
Вообще по плану в роте на вооружении и оснащении должно было находиться самое разнообразное оружие, включая даже специальные арбалеты, мотодельтапланы, автомобили УАЗ-469.

Программа и боевая подготовка

Для роты была написана специальная программа боевой подготовки, которая имела гриф «Совершенно секретно». В нее входили различные занятия, вплоть до отработки полетов на дельтапланах или стрельбы из автомата при спуске на лыжах.
Однако сразу стоит оговориться: вся эта экзотика так и осталась нереализованной. Дельтапланов, «уазиков» и арбалетов так никто и не видел.
Программа изобиловала такими упражнениями и занятиями, как проводить которые никто даже не представлял,– попросту не было специалистов.
Зато по другим предметам все было отлажено четко. Ежедневно по 2 часа проводились занятия по иностранному языку, в основном английскому. Также каждый день проводились двухчасовые занятия по спецсвязи. От каждого требовалось сдать на квалификацию радиста 3-го класса.
По 2 часа каждый день проводился рукопашный бой. Эти занятия вели прапорщики – инструкторы по различным видам единоборств.
Но самое главное: было очень много тактико-специальной подготовки. Занятия по ней проводились во второй половине дня. Роту обычно делили на две части для того, чтобы одна действовала против другой. Например, занятия по выдвижению в район разведки у одной части роты были увязаны с действиями РГСпН в засаде для другой половины роты. Это тоже давало хороший результат. Наличие реального, хоть и условного, противника всегда приближает ситуацию к боевой. Мало того, обнаруженная группа или попавшая в засаду наказывалась маршем в 30 километров к расположению роты. Это было мощным стимулом действовать в полную силу.
Реально отрабатывались занятия с личным составом и на выживание. При этом никто никого не предупреждал заранее о готовящихся испытаниях. Довольно часто проходили практические подрывные работы. Офицеры и прапорщики на этих занятиях реально подрывали все мины и заряды, стоявшие на вооружении в части, а также рассчитывали количество ВВ для подрыва различных элементов конструкций.
Полевых выходов и учений было почти в два раза больше, чем в других подразделениях бригады. Кроме того, было очень много учений с территориальными органами КГБ, которые занимались реальным противодействием группам спецназа, что всегда очень положительно влияло на уровень боевой выучки.
Раз в месяц рота участвовала в окружных учениях, раз в три месяца — в учениях между округами.
Так, например, группа Бокова действовала в 1989 году против армейского узла связи в районе Гродно. Задача мало чем отличалась от тех, что решали обычные группы спецназа, если бы не одно обстоятельство. Группу ждали в районе высадки. Поэтому прямо с площадки приземления Боков с бойцами попытался уйти от преследования. Разведчикам пришлось в течение недели постоянно перемещаться и в то же время не забывать о выполнении задачи.
В другой раз было необходимо провести разведку аэродрома. Для выполнения этой задачи группа Бокова действовала агентурными методами с частичной легализацией — в голубые петлицы своей формы командир группы вставил медицинские эмблемы. Остальные вставили летные «птички». Боков появился в части, охранявшей аэродром, где представился командиру, сказав, что он прибыл после окончания учебы для дальнейшего прохождения службы. Самое смешное то, что мнимого доктора даже поселили в офицерское общежитие, где он прожил почти неделю. Никому в голову не пришло спросить у него удостоверение личности и предписание. В то же время другие разведчики работали в гарнизоне, собирая разведывательные сведения.

Развал и увольнение

К 1989 году перестроечные процессы, расшатывающие огромную страну, не могли не сказаться на Вооруженных силах. Внедрение в стройный организм армии демократических принципов, а также попытка совместить единоначалие с гласностью и плюрализмом серьезно нарушили работу отлаженного механизма. Это сразу отразилось на уровне боевой подготовки частей и соединений. Не обошли эти процессы и соединения специального назначения. Офицеры остро переживали происходящее. Многие, не пожелав «служить в этом сумасшедшем доме», подавали рапорта на увольнение.
Одним из первых уволился и Алексей Боков. В звании старшего лейтенанта.
Вскоре развалилась и великая страна, а ее мощнейшие Вооруженные силы оказались растащены по национальным квартирам…

Сергей КОЗЛОВ

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum