TraserH3.ru
Актуально
Реклама

термос Stanley

Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика


 

        Июль 2007 года
     
МУЖЕСТВО: Судьба по имени «десант»
     
  – Вот подойдет морская пехота, покажет этим «десантам», как надо воевать. – Холеный генерал, заигрывающий с молоденькой медсестрой, демонстрировал свое знание военного дела в тиши госпитальных коридоров.
Владимира, лежавшего у открытой двери в палату, от услышанных слов будто ударило током. Его рота специального назначения ВДВ всегда шла впереди, штурмуя объект за объектом. Подразделение выполнило все поставленные задачи, и цена этому была немалой. Хотелось вскочить и спросить у генерала: а как же надо воевать?
Но молодой офицер не стал вступать в спор со старшим по званию и вернулся к своим мыслям. Он думал о товарищах – мертвых и живых. Одни до конца с честью и достоинством выполнили воинский долг. Другие продолжали выполнять сложнейшие боевые задачи в аду горящего Грозного.
А еще он вспоминал свою жизнь, с рождения связанную с десантными войсками…

МУЖЕСТВО: Судьба по имени «десант»

Сто прыжков – для школьников не шутка!

3 ЯНВАРЯ 1970 года в семье артиллерийского офицера ВДВ Виталия Григорьевича Палкина и сержанта ВДВ Альбины Васильевны родились близнецы. Мальчиков назвали Олег и Владимир. От отца ребятам передалась любовь к спорту, которому они посвящали все свободное время. Особенно Владимир – не было, наверное, такого вида спорта, в котором он не был чемпионом школы: начиная с шахмат и заканчивая рукопашным боем.
С ранних лет на вопрос: «Кем вы хотите стать?» — братья уверенно отвечали: «Конечно, офицерами!». Да и отец, успевший повоевать в Афганистане и заслуживший боевые награды, хотел видеть сыновей продолжателями своего дела. Он настаивал, чтобы они поступали в Ленинградское артиллерийское командное училище. Но в том, что касается выбора рода войск, Олег и Владимир решили по-своему – только Рязанское десантное!
К подготовке они подошли обстоятельно: в 15 лет записались в ДОСААФ, и в 1987 году, когда настало время поступать, на их груди красовались значки, свидетельствовавшие, что за плечами каждого – более ста прыжков.
– Значит, вы ни к чему не готовились, только прыгали? – с хитринкой в глазах посмотрел на братьев начальник училища генерал-майор Альберт Слюсарь. И добавил: – Молодцы, ребята, серьезно отнеслись к своему выбору.
В училище братья попали в один взвод, обучавшийся по программе ВДС (воздушно-десантная служба), в одно отделение. Тактика, военная топография, связь – все предметы изучались обстоятельно, многие преподаватели передавали свой афганский опыт. Потом эти знания не одному выпускнику помогут сохранить жизнь свою и подчиненных. Даже иностранный язык, с которым у Владимира в школе были сложные отношения, благодаря профессионализму преподавателей давался в училище легко.
Но самым любимым предметом была воздушно-десантная подготовка. Совершать прыжки Владимир мог сколько угодно. Поэтому неудивительно, что по окончании училища лейтенант Владимир Палкин имел удостоверение инструктора по воздушно-десантной подготовке – не каждый выпускник получает такое. На должность инструктора по ВДП он и планировался при назначении в 103-ю гвардейскую витебскую дивизию ВДВ, дислоцированную на территории Белорусской ССР. Но вакансий не было, и гвардии лейтенанта Палкина назначили командиром взвода отдельной разведывательной роты.

Дан ему приказ – на Кавказ!

В Белоруссии прослужить долго не пришлось. После развала Союза витебская дивизия оказалась в составе министерства обороны Республики Беларусь, и офицерам-десантникам предложили принять белорусскую присягу. Для Владимира вопрос выбора даже не стоял, и он в числе других «отказников» уехал служить в Россию. Как раз подоспело назначение по специальности: отдельный батальон специального назначения ВДВ, заместитель командира роты – инструктор по воздушно-десантной подготовке. Но это была рота обеспечения. С последним гвардии лейтенант Палкин согласиться никак не мог и подал рапорт с просьбой назначить его, пусть и с понижением, в подразделение, где вплотную занимаются боевой учебой. И боевой работой. И он стал в батальоне командиром группы.
Начались учебные будни. Сделать спецов из военнослужащих по призыву – эта задача по силам только настоящим профессионалам. Но других в батальоне и не было. «Завхозы на должностях командиров рот мне не нужны», – повторял заместитель командира батальона, впоследствии Герой России Андрей Непряхин. Даже редкие минуты отдыха использовались для самосовершенствования. Пришлось постигать много незнакомых раньше или знакомых поверхностно предметов. Минно-взрывное дело, спецразведка, спецсвязь: в батальоне спецназа все – и оружие, и снаряжение, и обучение – было специальным. «Повышение квалификации» прошло быстро – рота стала лучшей в батальоне.
Высокий профессионализм десантников очень скоро пригодился. Стремительно разворачивались события на Кавказе, все шло к тому, что без вооруженных столкновений не обойдется. Развернутый в 1994 году на базе батальона 45-й отдельный разведывательный полк ВДВ находился в напряженном ожидании, когда 4 декабря поступил приказ на передислокацию в Моздок.

Охота на охотников

Доукомплектование, боевое слаживание – на все отводились считанные дни. Уже 20 декабря рота, где служил Владимир, получила первую задачу: обеспечить выход общевойсковых частей и подразделений к пригородам Грозного. Разведчики сопровождали колонны в боковом дозоре.
Когда город был взят в кольцо российскими войсками, перед группой старшего лейтенанта Палкина встали новые задачи. Вражеские снайперы начали вести охоту на наших бойцов. Тогда еще не все понимали, что уже идет настоящая война и ходить в полный рост на передовых позициях опасно для жизни.
Организовать контрснайперские мероприятия, проще говоря, охоту на охотников предстояло десантникам 45-го полка. Первые же засады принесли результаты. Бандгруппы, двигавшиеся в сторону федеральных сил мимо затаившихся разведчиков, до своих огневых позиций не добирались. В прежние годы в ходе учений, на проверках подчиненные Владимира Палкина проводили засады на условного противника. Десантники могли без шума остановить машину, пленить «вражеского» офицера и уйти в лес за тридцать секунд. В боевой обстановке технология была несколько скорректирована: иногда уходили после проведения засады нарочито громко, со стрельбой и взрывами. Услышав такой салют, находившиеся поблизости боевики бросались в погоню и натыкались на предусмотрительно расставленные мины и растяжки…

Вперед, и только вперед!

31 ДЕКАБРЯ подразделение вернулось в Моздок на отдых. Уставшие от напряженной боевой работы разведчики поставили елку, получили подарки, готовились встретить Новый год. Но...
Уже приняла смертельный бой майкопская бригада, пылала бронетехника на улицах Грозного, боевики готовились возвестить о своей легкой победе. Поднятые по тревоге, десантники 45-го полка Новый, 1995 год встречали на марше. Курс – Грозный. При входе в город колонна попала под обстрел, был подбит БТР. Это столкновение могло бы стать фатальным, если бы действия в таких ситуациях не были заранее проработаны до автоматизма. Секунды ушли на то, чтобы группы спешились и бросились прочесывать близлежащие здания. Минуты – на то, чтобы засевшие в них боевики, демаскировавшие свои позиции огнем, были обнаружены и обезврежены.
Отправив раненых в тыл, разведчики столкнулись с новыми трудностями: выяснилось, что проводник не может ориентироваться в ночном городе при полном отсутствии указателей и табличек с названиями улиц (дудаевцы их просто убрали). Пришлось ехать по карте, единственной имевшейся в наличии и изрядно к тому моменту устаревшей. Тем не менее до места назначения добрались в срок.
Первая задача – захватить и удержать консервный завод, затем Нефтяной институт, больницу. Пришлось примерить на себя роль штурмовых подразделений. Десантный спецназ готовят выполнять задачи в тылу противника, а не прорывать эшелонированную оборону или брать штурмом укрепленные здания. Но обстановка в то время была такова, что несвойственные функции приходилось выполнять многим подразделениям. Разведчики 45-го полка брали объект, удерживали его и затем передавали мотострелкам или внутренним войскам. А сами шли дальше. Вперед, и только вперед!

«Тогда считать мы стали раны, товарищей считать…»

Третьего января Владимир под шум канонады встретил свой двадцатипятилетний юбилей. А восьмого января пришлось познать горечь утраты. При выполнении боевой задачи погиб лучший друг Сергей Ромашенко. Во время штурма Совмина подразделение Ромашенко двигалось за группой Палкина. Внезапно эфир прорезали слова Сергея: «Начался сильный минометный обстрел, разрешите переждать!». Больше Ромашенко на связь не выходил. Он, как стало известно потом, первой же взрывной волной был сильно контужен, но успел доложить командованию обстановку и до последнего управлял подразделением.
Спустя сутки, 9-го января, при минометном обстреле тяжелое ранение получил Владимир. Эвакуация проходила в непростой обстановке. Неподалеку горел склад РПГ, во все стороны разлетались кумулятивные фейерверки, один раз санитары споткнулись, уронив носилки. Наконец Владимира загрузили на борт, и первая чеченская война для него закончилась.
Потом были госпиталь, и обидные слова генерала, и проходящие перед глазами друзья, которых уже не вернуть: Андрей Авраменко, Андрей Зеленковский, Дмитрий Лакота, Александр Поликарпов, Максим Кисличко, Сергей Путяков, Сергей Венцель и, конечно же, Сергей Ромашенко…
За штурм Грозного старший лейтенант Палкин получил свой первый орден Мужества. Оправившись от ранения, еще на костылях, Владимир вернулся к боевой учебе, делился с молодым пополнением опытом, помогал офицерам полка проводить занятия. Едва начав самостоятельно ходить, Владимир показал, на что способен как командир подразделения: за несколько месяцев, которые оставались до итоговой проверки, он обучил подчиненных так, что его группа заняла первое место в полку.

МУЖЕСТВО: Судьба по имени «десант»

И снова бой…

В 2000 году задачи перед десантниками стояли более привычные, чем в ходе первой кампании: разведка местности, организация засад и налетов, поиск схронов и тайников с оружием. С другой стороны, многое будто пошло по второму кругу. Снова встреченный на войне – теперь уже тридцатилетний – юбилей. Снова ранение – мина упала в придорожную грязь совсем рядом, когда разведчики обеспечивали выход танкового батальона в заданный район. Сильно контуженный, Владимир и не подумал отправляться в тыл, продолжив выполнение боевой задачи.
И снова боевая награда. Второй орден Мужества капитан Палкин получил за бой на высоте Зандак. После неудачного штурма задача по взятию высоты была поставлена десантному спецназу. В предрассветный час подразделение скрытно подошло вплотную к позициям боевиков, на которых находились только наблюдатели, дежурившие возле оружия. Высоту заняли в считанные минуты. Основные силы бандитов, согласно данным разведки, должны были подтянуться через полчаса. Десантники рассредоточились по прилегающей местности. Бандгруппы стали стягиваться к оставленным позициям, еще не зная, кто их там ждет. Завязался бой, который распался на множество локальных очагов. Группы сходились на малых расстояниях и вели огонь почти в упор, кое-где завязывались рукопашные схватки. Большинство бандитов даже не успевали вскинуть оружие, сраженные кинжальным огнем.
В бою был тяжело ранен заместитель командира батальона Андрей Непряхин. Владимир со своими бойцами выдвинулся на спасение раненого командира. Под плотным огнем поддерживающей группы разведчики эвакуировали Андрея. Окончательно решил исход десятичасового боя удар, нанесенный артиллерийским полком новороссийской воздушно-десантной дивизии. После, когда на позициях закрепился подошедший парашютно-десантный батальон, подсчитали: на высоте остались лежать более девяноста бандитов, в том числе и один из масхадовских «бригадных генералов».

Вместо эпилога

Десантное братство – явление особенное, и единожды служившие вместе проносят память друг о друге через всю жизнь. Весной 2007 года Владимир Палкин удостоился чести принять участие в параде на Красной площади. На главной площади страны Владимир узнал в одном из офицеров Сергея Евгеньевича Павлова, бывшего командира курсантского батальона рязанского училища.
– Товарищ полковник, разрешите представиться: начальник разведки гвардейской мотострелковой Севастопольской бригады Московского военного округа гвардии подполковник Палкин, – отчеканил Владимир.
Полковник окинул взглядом офицера, на форме которого красовались боевые награды.
– 1987-1991 годы, братья Палкины! – сразу же вспомнил Павлов.
– Так точно, товарищ полковник! – улыбнулся Владимир.

Роман КРЕЦУЛ
Фото из личного архива
Владимира Палкина

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum