TraserH3.ru
Актуально
Реклама
В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 

        Август 2007 года
     
КОНСТРУКТОРЫ: СОВЕТСКИЕ КОНСТРУКТОРЫ АВИАЦИОННОГО ВООРУЖЕНИЯ
     
 
Н.М. Афанасьев
Н.М. Афанасьев
(Окончание. Начало в № 7, 2007)

В первые послевоенные годы происходит повсеместный переход к реактивной авиации. Уже в начале 1950-х годов на вооружении большей части армий стран мира практически не осталось старых поршневых самолетов, использовавшихся во время войны. В связи с этим изменилась и тактика ведения воздушного боя, создаются специализированные самолеты-перехватчики.
Их основным вооружением, по мнению специалистов, должны были стать ракеты типа "воздух — воздух". Вместе с тем по результатам анализа использования самолета в бою не исключалась возможность ограниченного использования стрелково-пушечного авиационного вооружения.
Тактико-технические требования к такому вооружению предусматривали высокую надежность и живучесть образца, достаточный боекомплект и особенно высокий темп стрельбы. Поэтому практически все специалисты по авиационному вооружению стали активно заниматься поисками нового высокоскорострельного оружия калибра 12,7; 23; 30 и 37 мм для вновь создаваемых боевых самолетов и вертолетов.

В ХОДЕ работ, проводившихся по модернизации 12,7-мм авиационного пулемета УБ, выяснилось, что повышение его скорострельности путем увеличения скорости ведущего звена приведет к потере живучести пулемета. Добиться сокращения времени цикла работы автоматики и увеличения темпа стрельбы, не повышая скорости движения частей, было возможно только с увеличением хода ведущего звена до значений, меньших длины патрона, а для извлечения гильзы и досылания патрона в этом случае требовался специальный механизм-ускоритель, смонтированный между ползуном и досылателем.
Первым классическим образцом такого оружия стал разработанный в 1949 году тульским конструктором из ЦКБ-14 Н. М. Афанасьевым 12,7-мм авиационный крупнокалиберный пулемет А-12,7.
Николай Михайлович Афанасьев родился в 1916 году в Петрограде. Детские годы провел в деревне Горицы Калининской области, в 1934 году в г. Калинине окончил школу-семилетку, а в 1938 году — техникум механизации сельского хозяйства в г. Торжок. В 1939 году призван в Красную Армию. Проходил службу в танковых войсках на Дальнем Востоке (на границе с Монголией). Именно армия кардинально изменила жизнь начинающего конструктора. Побывав на военном аэродроме и познакомившись с образцами вооружения советских и японских самолетов, сержант Афанасьев в 1940 году разработал оригинальный проект двуствольного авиационного пулемета с нетипичной для того времени автоматикой: откат под действием отдачи одного ствола обеспечивал перезаряжание второго и наоборот. Таким образом предполагалось увеличить боевую скорострельность до 4000 выстр/мин.
Большое влияние на дальнейшие поиски новых решений в автоматическом стрелковом оружии Афанасьева оказали труды основоположников отечественной оружейной школы В. Федорова и А. Благонравова, имевшиеся в полковой библиотеке. Талантливых самоучек, к которым с полным правом можно отнести и Афанасьева, в те времена всемерно поощряли и пытались оказать максимально возможную помощь для более полного раскрытия их многогранных способностей. Вскоре по инициативе командира части информация о чертежах попала к командарму Г. Жукову, и сержанта Афанасьева направляют в штаб Группы советских войск в Монголии в г. Улан-Батор, где ему предоставили помещение в штабе, полное содействие и два месяца, в течение которых он должен был закончить теоретическую проработку своего проекта. Для практической реализации своего изобретения Афанасьев был направлен на работу на научно-исследовательский полигон стрелкового и минометного вооружения в пос. Щурово Московской области на должность конструктора. В сентябре 1941 года он добровольцем уходит на фронт.
В октябре-декабре сорок первого сержант Афанасьев участвовал в обороне Рязани и освобождении города Михайлова, после чего с частью был отправлен в тыл, а в феврале 1943 года вновь отозван на НИПСМВО для продолжения своей работы. Три года он трудился в КБ полигона, работая с известными конструкторами Судаевым, Рукавишниковым, Кузьмищевым и др. В этот период Афанасьев спроектировал очень удачный предохранитель от "двойного заряжания" 82— мм и 120-мм минометов, который победил в конкурсе. Предохранитель конструкции Афанасьева, созданный впервые в отечественной практике, отличался от иных конструкций простотой своего устройства, высокой надежностью и дешевизной производства. Этот предохранитель спас в годы войны немало солдатских жизней и стал первой разработкой, принесшей славу Афанасьеву.

Минометный предохранитель от двойного заряжания конструкции Н.М. Афанасьева
Минометный предохранитель от двойного заряжания конструкции Н.М. Афанасьева

После демобилизации из армии в 1945 году в течение года работал в КБ минометного вооружения у Б. Шавырина, а затем снова вернулся на Щуровский полигон. В 1948 году перешел в ЦКБ-14 в Туле.
В 1949 году Афанасьев разрабатывает 12,7-мм авиационный крупнокалиберный пулемет ТКБ-481. Внешний вид пулемета отличался высокой отработанностью и "законченностью" конструкции. Однако и он имел характерные недостатки — на войсковых испытаниях опытные образцы 12,7-мм пулемета Афанасьева показали темп стрельбы около 1400 выстр/мин при крайне низкой живучести ствола. Пришлось уменьшить темп его стрельбы до 800 — 1100 выстр/мин, что было достигнуто введением новой конструкции электроспуска, предложенного И. Диваковым. 12,7-мм авиационный пулемет ТКБ-481 был принят на вооружение ВВС в 1953 году под индексом "А-12,7". Пулемет предназначался для стрельбы с подвижных и неподвижных установок. Производство пулемета А-12,7 было освоено оружейным заводом в Коврове.
Разработанная Афанасьевым оригинальная схема автоматики с ускорительным механизмом, досылающим патрон из звена ленты в ствол, явилась важным этапом в развитии авиационного вооружения. Впоследствии она была использована при проектировании 23-мм авиационной пушки
АМ-23. Сам конструктор так описывал историю создания своего пулемета: "К созданию 12,7-мм пулемета, предназначавшегося для вооружения самолета Ту-4, я приступил в 1949 году. Наше конструкторское бюро выполняло тогда ряд важных заданий, которые коренным образом отличались от всех предыдущих работ... Главным шефом всех наших начинаний был Д. Ф. Устинов. Без его постоянного внимания, высокой требовательности, железной воли едва ли мы смогли сделать все, что нам удалось. Душой всех наших начинаний, руководителем и добрым советчиком был И. Ф. Дмитриев. Это он сумел поднять весь коллектив, воодушевить его на творческое соревнование с прославленными в ту пору конструкторскими бюро Б. Г. Шпитального и А. Э. Нудельмана. Когда пулемет был отработан и испытан, на вооружение авиации поступили новые самолеты, на которых решено было установить более мощное вооружение. 12,7-мм пулемет нашел применение на вертолетах".
Пулемет А-12,7 первоначально планировали устанавливать в качестве оборонительного вооружения в башнях стратегического бомбардировщика Ту-4. Однако позже все новые самолеты, включая Ту-4, стали оснащать исключительно авиационными пушками калибра 23 мм и выше. Поэтому крупнокалиберные пулеметы А-12,7 теперь устанавливали в качестве бортового оружия только на вертолетах Ми-4, Ми-6, Ми-8ТВ и на учебных самолетах Як-18, УТИ МиГ-15, МиГ-17У, МиГ-19У, МиГ-21У. Впоследствии пулемет А-12,7 монтировался на вертолетах Ми-24А в подвижной пулеметной установке НУВ-1 с коллиматорным прицелом ПКВ. В 1966 году на вооружение принимают модернизированный пулемет А-12,7А, доработанный коллективом конструкторов-оружейников Леошкевичем, Кудриным и Неугодовым. Этот пулемет был усовершенствован для стрельбы как штатными патронами, так и новым 12,7-мм патроном с зажигательной пулей мгновенного действия, предназначенным для борьбы с автоматическими дрейфующими аэростатами, которые с разведывательными целями американцы запускали в те годы в различных районах над территорией СССР и стран Варшавского договора.
Но ВВС требовалось более мощное оборонительное оружие. Три конструкторских бюро, занимавшиеся разработкой авиационного вооружения, подключились к решению этой проблемы и вскоре представили на испытания свои образцы 23-мм авиационных пушек с высоким темпом стрельбы: ОКБ-15 — пушку Шпитального Ш-23; ОКБ-16 — две пушки Нудельмана и Рихтера 210-П и 220-П, и ЦКБ-14 — пушку Афанасьева и Макарова ТКБ-495.
Пушка обладала оригинальной конструктивной схемой. Вот как впоследствии об этом рассказал сам Афанасьев: «…Макарову предложили заняться пушкой для авиации. Это был наш с ним совместный проект. Мне удалось найти новую схему автоматики, позволяющую достичь скорострельности, близкой к 1500 выстрелов в минуту. Но у нас была трудность: требовалось сократить ход в откате примерно вдвое. Я искал решение и нашел — ввел рычажный ускоритель досылающего механизма. Этот механизм забегал далеко за патрон, а основная ведущая масса, основной энергоноситель — ползун — двигался малым ходом. Этим и удалось достичь заданного темпа стрельбы. Тем не менее все работало на высоких скоростях, и удар был весьма значительным. Ползун весил порядка 6 кг и буферное устройство, состоявшее из витой пружины квадратного сечения, постоянно ломалось, какие бы мы меры ни принимали. Тогда Макаров предложил ввести газовый буфер. Поломки прекратились, и живучесть была обеспечена».
Это стало конструктивной изюминкой, позволившей выйти из затруднительного положения и одержать верх в напряженном соревновании с конструкциями Шпитального и Нудельмана.
Первоначально пушка ТКБ-495 проектировалась под 23-мм патрон пушки ВЯ. При этом основная ставка делалась именно на пушку под мощный патрон ВЯ. Однако уже вскоре для новых авиационных пушек был выбран вариант, рассчитанный на использование 23-мм патрона НС-23, как более подходящий по своей массе и габаритам для размещения на подвижных установках оборонительного вооружения самолетов-бомбардировщиков.
В 1954 году после ряда наземных и летных испытаний на вооружение ВВС принимают 23-мм авиационную пушку конструкции Афанасьева-Макарова под названием АМ-23, которая монтировалась на самолетах-бомбардировщиках Ту-16, Ту-95, Ил-54, М-4; самолетах военно-транспортной авиации Ан-8, Ан-12Б, Ил-76, Бе-6, Бе-8, а также устанавливалась на пограничных катерах проекта 125.

Зенитная самоходная установка  ЗСУ-23-4 «Шилка»
Зенитная самоходная установка ЗСУ-23-4 «Шилка»

Для своего времени авиационная пушка АМ-23 стала наиболее совершенным образцом.
За разработку этой пушки Афанасьев и Макаров в 1967 году были удостоены Государственной премии СССР.
В дальнейшем Николай Михайлович совместно с конструктором Якушевым занимался созданием 23-мм зенитных комплексных установок, в том числе 23-мм зенитных пушек 2А7, монтировавшихся в счетверенных зенитно-самоходных установках ЗУ-23-4 "Шилка", а также 23-мм зенитных пушек 2А14, монтировавшихся в спаренных зенитных артиллерийских установках ЗУ-23.
В 1960 году Афанасьев с большой группой конструкторов ЦКБ-14 был переведен в ЦКИБ СОО, где ему пришлось вновь переключиться на создание автоматического стрелкового оружия. Именно здесь он в течение ряда лет разработал конструкции нескольких новых опытных образцов стрелкового оружия с оригинальными решениями.
В конце 1970-х — начале 1980-х годов он принял активное участие в разработке перспективных образцов автоматического оружия, в том числе автомата, известного под шифром «Абакан».
Еще одной страницей в жизни тульского конструктора-оружейника стало создание им очень удачного малогабаритного пистолета-пулемета. В послевоенное время в связи с переходом Советской армии на новую систему пехотного вооружения и принципиальным отказом от пистолетов-пулеметов (в связи с появлением автоматов Калашникова) к оружию этого вида длительное время отношение было более чем прохладное. И только с появлением на Западе малогабаритного оружия этого класса длительное время пустовавшая тактическая ниша в системе вооружения Вооруженных сил заставила в конце 1960-х годов провести в Советском Союзе ряд мероприятий, среди которых была и конкурсная разработка специального образца для разведывательно-диверсионных подразделений под пистолетный патрон 9х18 мм. В ней приняли участие советские оружейники Афанасьев, Драгунов и Ткачев. Успех в этом конкурсе сопутствовал Афанасьеву и Драгунову. Пистолет-пулемет, известный под шифром "Букет", был разработан под руководством Афанасьева в 1971 — 1974 годах. Он прошел полигонные испытания, но на вооружение не был принят в первую очередь из-за недостаточной эффективности 9-мм пистолетного патрона на дальностях стрельбы свыше 50 м — его плохой настильности и резкого возрастания рассеивания выстрелов, а также из-за малой дальности эффективной стрельбы — всего 75 м.

9-мм пистолет-пулемет ОЦ-2 «Кипарис» с магазином емкостью 30 патронов, прибором для бесшумно-беспламенной стрельбы и лазерным прицелом-целеуказателем (вид справа)
9-мм пистолет-пулемет ОЦ-2 «Кипарис» с магазином емкостью 30 патронов, прибором для бесшумно-беспламенной стрельбы и лазерным прицелом-целеуказателем (вид справа)

И только новая экономическая ситуация, сложившаяся после 1991 года, вынужденная конверсия оборонной промышленности, совпавшая по времени и месту со значительным сокращением заказов для вооруженных сил, заставила оружейные производства самостоятельно искать новые места для приложения своих сил и интересов, в т.ч. и в производстве столь необходимого нашему государству полицейского оружия. Возможность выхода на международный оружейный рынок ускорила создание в России многочисленных конструкций малых и малогабаритных пистолетов-пулеметов, в первую очередь предназначенных для вооружения спецподразделений милиции и внутренних войск. В их числе был и тульский 9-мм пистолет-пулемет конструкции Афанасьева ТКБ-0217, получивший к тому времени индекс и шифр ОЦ-02 "Кипарис". Афанасьев работал над созданием этого пистолета-пулемета вместе другими сотрудниками ЦКИБ СОО — Панфиловым, Плешковым, Трухачевым. "Кипарис" относился к классу легких пистолетов-пулеметов, его масса составляла 1,57 кг. В 1992 году началось серийное производство пистолета-пулемета ОЦ-02 "Кипарис". Он зарекомендовал себя оружием, надежно работающим в самых разных климатических условиях. В настоящее время он состоит на вооружении МВД, ФСО, Минюста, Таможенного комитета России.
За свою долгую конструкторскую жизнь Николай Михайлович Афанасьев создал более 30 образцов стрелково-пушечного вооружения. Ему присвоено звание Героя Социалистического Труда, присуждена Государственная премия СССР, он стал дважды лауреатом премии имени С. И. Мосина, заслуженным изобретателем России.

ГОВОРЯ о создателях советского авиационного артиллерийского вооружения, необходимо подробнее рассказать о еще одном талантливом конструкторе-оружейнике — Ароне Абрамовиче Рихтере, соавторе А.Э. Нудельмана в разработке множества уникальных образцов отечественных авиационных пушек.
Рихтер родился 15 марта 1918 года в Одессе в семье механика-регулировщика гильзовых машин на табачных фабриках. В тяжелейшие времена после революции 1917 года семья Рихтеров сменила много мест проживания. Чтобы прокормить большую семью, его отец постоянно искал работу. Старший Рихтер трудился на табачных фабриках Одессы, Тирасполя, Балты. (Родители Рихтера погибли в годы Великой Отечественной войны во время фашистской оккупации Одессы. При обороне Одессы погиб и его брат Исаак Рихтер. – С.М.)

А.А. Рихтер
А.А. Рихтер

После окончания в Одессе семилетней школы в 1932 году Арон Рихтер приезжает в Москву и поступает учиться в фабрично-заводское училище Мосэнерго. В 1934 году он продолжил обучение в одном из лучших технических вузов — МВТУ им. Баумана. Рихтер с отличием окончил в 1939 году Бауманское училище и получил диплом инженера-механика. Способный молодой инженер сразу же был принят в аспирантуру МВТУ на кафедру гидравлических машин.
Осенью 1941 года Бауманское училище было эвакуировано в Ижевск, где Рихтер начал совмещать учебу в аспирантуре с работой на Ижевском машиностроительном заводе. После реэвакуации МВТУ в Москву Рихтер остался работать на Ижмашзаводе в должности старшего конструктора. Он принял активное участие в разработке и внедрении в производство гидравлического тормоза для 37-мм авиационной пушки конструкции Нудельмана-Суранова НС-37.
В 1943 году Наркомат оборонной промышленности переводит Рихтера в Москву на должность ведущего конструктора ОКБ-16 А.Э. Нудельмана, занимавшегося созданием авиационных пушек. Вскоре его назначают заместителем главного конструктора ОКБ-16.
Одной из первых его работ в конструкторском бюро Нудельмана стала разработка и внедрение в производство синхронизирующих механизмов и реконструкция 23-мм авиационной пушки конструкции Нудельмана-Суранова НС-23. Конструкторами была выполнена колоссальная работа, чтобы снаряды во время стрельбы не задевали лопасти винта самолета.
Освоение этой первой комплексной работы стало великолепной школой для молодого конструктора. Самолеты-истребители Ла-9 и Ла-11 с пушками НС-23С стали венцом отечественных винтомоторных истребителей. Успешное решение этой беспрецедентной в мировой практике задачи впервые обеспечило создание выдающихся по могуществу артиллерийского вооружения винтомоторных истребителей Ла-9 и Ла-11, оснащенных двигателями воздушного охлаждения. Синхронная пушка НС-23С с доработками Рихтера была принята на вооружение ВВС в 1946 году.
Вскоре Рихтер получил задание на работу над новой скорострельной авиационной пушкой под 23-мм выстрел НС-23 для реактивных самолетов. Эту работу он проводил совместно с главным конструктором ОКБ-16 Нудельманом. Творческий союз ведущих оружейников позволил в кратчайшие сроки создать 23-мм авиационную пушку конструкции Нудельмана-Рихтера НР-23. После ряда войсковых и государственных испытаний пушки НР-23, установленные на самолете-истребителе Ла-15, были приняты на вооружение ВВС.
Пушка НР-23 стала универсальным оружием для всех советских военных самолетов, созданных в 1950-х годах. Так, десять пушек НР-23 устанавливались в подвижных установках (система "Звезда") на самолете-бомбардировщике Ту-4; по четыре пушки на самолетах-бомбардировщиках Ту-14 и Ил-28 (две пушки в неподвижной носовой установке и две пушки в подвижной кормовой установке Ил-6К); по две пушки на самолетах-истребителях Ла-15, МиГ-15бис, МиГ-17, Як-23. Эта пушка стала одним из лидеров среди советского авиационного оружия по массовости производства в послевоенное время. Особое значение эта пушка, смонтированная на советских самолетах-истребителях и бомбардировщиках, имела в ходе корейской войны 1950 — 1953 годов, а также в ряде локальных конфликтов.
Последней советской авиационной пушкой, созданной по т.н. классической схеме, стала 30-мм пушка конструкции Нудельмана-Рихтера НР-30, более чем на сорок лет ставшая одним из основных образцов отечественного артиллерийского вооружения истребителей и истребителей-бомбардировщиков.
В конструкции пушки НР-30 ее создателями был наиболее полно использован весь предыдущий опыт конструирования и технологичности аналогичных образцов. Благодаря оптимизации калибра и ряду эффективных конструктивных решений (в этой пушке впервые применена комбинированная схема автоматики — короткий откат ствола и газоотвод), была обеспечена ее высокая надежность и скорострельность при малой массе.
Пушки НР-30 монтировались на истребителях МиГ-19С, МиГ-21Ф, МиГ-21Ф-13, на истребителях-бомбардировщиках Су-7БМ; Су-17М4. Это оружие, обладая мощной баллистикой и высокой скорострельностью, успешно применялось для стрельбы как по воздушным, так и по наземным целям. Использование различных типов боеприпасов (с бронебойным, фугасным, осколочно-фугасным, фугасно-зажигательным, бронебойно-разрывным, бронебойно-трассирующим, многоэлементным и другими снарядами) позволило ей длительное время успешно конкурировать с более современными авиационными артиллерийскими системами. Так, 1 июля 1960 года пилоту самолета-истребителя МиГ-19 капитану В. Полякову в Заполярье потребовалось произвести только один залп из пушек НР-30 для того, чтобы сбить нарушивший норвежско-советскую границу американский самолет-разведчик RB-47.
В конце 1940-х годов конструкторы-оружейники приложили много усилий для вооружения самолета-бомбардировщика дальней авиации Ту-4, где были смонтированы в пяти башнях 10 пушек НР-23 (по 2 пушки в каждой башне). Одной из задач, стоящих перед конструкторами ОКБ-16, являлось уменьшение влияния воздушного потока на стволы пушек подвижных башен при поперечном в воздушном потоке их положении. Испытания в наземных условиях с имитацией нагрузки от воздушного потока показали некоторое снижение скорострельности. Самолет Ту-4 с этим оружием был принят на вооружение и запущен в серийное производство в 1950 году.
Однако для вооружения новых реактивных бомбардировщиков перед отечественной оборонной промышленностью была поставлена задача создания короткоствольных пушек с целью их монтажа в подвижных установках скоростных самолетов-бомбардировщиков.
В ОКБ-16 продолжались поиски новых решений. Блестящую идею подал Арон Абрамович Рихтер — создать высокоскорострельную пушку, длина которой равна длине ствола. Работа предполагалась очень большой, поскольку требовалось создание принципиально новой конструкции патрона, а схема автоматической пушки предполагалась "револьверная" с приводом от газоотвода. Подобная идея увлекла конструкторский коллектив ОКБ-16, так как задача состояла из разработки, внедрения в производство и в авиацию дальнего действия 23-мм револьверной автоматической пушки, патрона и звена к ней пушки Р-23 конструкции А.А. Рихтера.
23-мм револьверная одноствольная автоматическая пушка Р-23 спроектированная по барабанной схеме отличалась от "классических" пушек тем, что в ней на один ствол имелось несколько патронников. Наличие вращающегося в плоскости, перпендикулярной оси канала ствола, блока патронников отделенных от нарезной части ствола, позволило совместить по времени несколько операций цикла автоматики. Принципиальная конструктивная схема пушки Р-23 позволила обеспечить наименьшее воздействие воздушного потока на ствол при размещении на подвижных установках, которые предполагалось монтировать на самолетах со сверхзвуковыми скоростями.
Рихтер в конструкции своей пушки впервые в мировой практике осуществил досылание патрона спереди назад, существенно уменьшив, таким образом, длину пушки. Пушка Р-23 отличалась не только уникальной схемой заряжания, но и рядом совершенно новых конструктивных решений для элементов пушки и боеприпасов, не имеющих аналогов в мировой технике оружия. С их помощью была достигнута самая высокая для одноствольной пушки калибра 23 мм скорострельность — 2500 выстр/мин, простота устройства и высокая эксплуатационная надежность.
В результате большого объема работ, проведенных конструкторами ОКБ-16, 23-мм авиационная пушка Р-23 была принята на вооружение в 1963 году.
Потенциальные возможности, заключенные в схемных и конструктивных особенностях пушки и боеприпасов Р-23, позволили использовать их в дальнейшем для решения специальных задач, когда Рихтер создал опытный образец пулемета калибра 15 мм с чрезвычайно высокой скорострельностью в 5000 выстр/мин. Работа Рихтера над пушкой Р-23 в 1967 году была удостоена третьей Государственной премии.
В течение десяти последних лет работы в ОКБ-16 Рихтер возглавлял работу в принципиально новых направлениях оружейного дела. В течение этих лет он создал ряд новых типов боеприпасов, существенно расширяющих возможности автоматического оружия и основанных на оригинальных конструктивных решениях; много и настойчиво работал по повышению живучести канала ствола скорострельных пушек и т.п. В качестве обобщения своего многолетнего опыта конструкторской работы Арон Абрамович опубликовал в 1986 году монографию "Логика конструкторского мастерства".
Вклад Рихтера в укрепление обороноспособности нашей страны и его многолетняя работа в ОКБ-16 были отмечены орденом Ленина и многочисленными медалями. Умер конструктор 19 мая 1988 года в Москве.

Сергей МОНЕТЧИКОВ
Иллюстрации из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Диктатура закона — это единственный вид диктатуры, которой мы обязаны подчиняться.

Владимир ПУТИН

Реклама

Самоактивируемая подскетка Trigalight

Соцсети

Братишка facebook

Братишка вконтакте

105005, Москва а/я 29, e-mail: mail@bratishka.ru
momentum