TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 

        Январь 2008 года
     
АРСЕНАЛ: «ЧУДО-ОРУЖИЕ» ТРЕТЬЕГО РЕЙХА
     
  В этом году исполняется юбилей — 65 лет создания совершенно нового вида автоматического стрелкового оружия пехоты — автоматов (по западной классификации — штурмовых винтовок), обладавших высокими боевыми качествами. Германские штурмовые винтовки (автоматы) MP.43/StG.44 показали себя высокоэффективным оружием, где бы они ни использовались.

АРСЕНАЛ: «ЧУДО-ОРУЖИЕ» ТРЕТЬЕГО РЕЙХА

ВСЯ ИСТОРИЯ развития этого оружия, получившего динамичное развитие, непосредственно связана не только с изменением тактики боя в ходе Второй мировой войны, но и с новейшими производственными достижениями того времени. Внедрение прогрессивных методов и технологий в производство позволило военной промышленности Третьего рейха в годы войны обеспечить большую часть потребностей вермахта в автоматах (штурмовых винтовках), причем в постоянно возрастающих количествах.
Автомату (штурмовой винтовке) было суждено превратиться в многоцелевой комплекс, который и поныне продолжает стремительно совершенствоваться.

Зарождение идеи

ПО МНЕНИЮ многих специалистов-оружейников, к началу ХХ века при достигнутом уровне развития технологии, машиностроения и металлургии основное оружие пехоты — магазинные винтовки и карабины, а также боеприпасы к ним уже исчерпали свои потенциальные возможности или были близки к этому. Это однако не означало, что их дальнейшее совершенствование становилось вообще невозможным, особенно если речь шла об улучшении работы узлов запирания, упрощении обслуживания в процессе эксплуатации, технологии изготовления того или иного образца. В то же время стало ясно, что динамические характеристики винтовок с механическим перезаряжанием не могут обеспечить существенного повышения скорострельности. Поэтому конструкторы обратились к идее совмещения в одном образце компактности и легкости винтовки и скорострельности пулемета. Создание надежно работающего оружия такого типа было обусловлено проблемами, которые создавались не только несовершенными системами автоматики, но и самой конструкцией винтовочных патронов, обладавших излишней мощностью. Все крупнейшие оружейные фирмы мира, проводившие интенсивные изыскания в этой области, стремились выйти из тупика путем комплексного решения двух проблем: разработкой новых систем стрелкового оружия и проектированием патронов малых калибров с уменьшенными габаритно-весовыми характеристиками и улучшенной баллистикой.
Уже в 1890-х годах к проектированию оружия под патрон нормального калибра (6,5-8 мм), но более легкий и короткий, чем существовавшие винтовочные, приступили австрийский оружейный конструктор Карел Крнка и швейцарский ученый-баллистик Фридрих Вильгельм Хеблер. Однако они работали не над проектированием принципиально нового вида оружия и боеприпасов, а над созданием магазинной винтовки с уменьшенными размерами и массой, рассчитанной на использование улучшенного патрона, которая при меньшем давлении газов и более слабой отдаче должна была иметь баллистические показатели, аналогичные показателям штатных винтовок того времени. Однако их попытка оказалась неудачной. В России в начале ХХ столетия экспериментировал с аналогичными патронами, предназначавшимися для использования в автоматическом оружии, известный оружейник В.Г. Федоров. Именно ему принадлежит честь создания в 1916 году первого в мире автомата под 6,5-мм патрон уменьшенной мощности своей же конструкции.
Боевые действия Первой мировой войны подтвердили предположения о том, что мощность применяемых винтовочных патронов избыточна для индивидуального стрелкового оружия, но только в Германии из этого сделали соответствующие выводы. Во время позиционных сражений Первой мировой войны основной огневой бой велся на глубину менее чем 400 м, сделав наиболее уязвимым первый эшелон наступавших частей, особенно когда он приближался к траншеям противника, заливавшего все предполье пулеметным огнем. Стало очевидно, что эффективность стрельбы штатными винтовочными патронами 7,92х57 снизилась и возникла необходимость создания новых патронов.

Основные типы 7,92-мм автоматных патронов
Основные типы 7,92-мм автоматных патронов

Поэтому немцы предприняли в 1915-1916 годах ряд попыток по проектированию нового «универсального» винтовочного патрона. Так, германская оружейная испытательная комиссия разработала характеристики «идеального» пехотного патрона. Он представлял собой бесфланцевый патрон с 7-мм остроконечной пулей. Гильза нового патрона длиной 57 мм была практически аналогична стандартной винтовочной. Конструктивно он очень напоминал 7-мм испанский винтовочный патрон «Маузер». Однако неудачный для Германии ход войны помешал развертыванию полномасштабных работ над этим патроном. Командование кайзеровской армии в 1917 году приняло решение о несвоевременности перевода оружия на эти патроны в столь критический момент для страны. Поэтому новый 7-мм винтовочный патрон остался только в опытных образцах. Неравноценной заменой ему стал 9х19 пистолетный патрон «Парабеллум» 08, принятый для нового вида автоматического оружия — пистолета-пулемета, хотя в результате проведенных исследований германские специалисты пришли к заключению о маломощности этого патрона.
И все же мысли об улучшении патрона не исчезли бесследно. В 1918 году сотрудник испытательной комиссии капитан Пидерит опубликовал свою сенсационную работу «Целесообразность введения короткого патрона», в которой, обобщая боевой опыт, проводил анализ дальностей, на которые велась стрельба из винтовок. Он также оценивал способности и возможности ведения прицельной стрельбы стрелком средней подготовленности, особенно в напряженных условиях боя. Пидерит в своем исследовании пришел к выводу, что для оружия как с ручным, так и с автоматическим перезаряжанием необходим патрон менее мощный, чем стандартный, и выдвинул предположение о том, что, принимая во внимание условия ведения позиционной войны на Западном фронте, в будущем дальность прицельной стрельбы до 400 м будет вполне достаточной для нового оружия пехоты. Уменьшение массы и габаритов патрона позволит создать легкое и компактное оружие, обусловит меньшую отдачу и меньшую утомляемость стрелка при стрельбе. Изготовление подобных боеприпасов также приведет к значительной экономии материалов при производстве гильз, пуль и порохов.
Однако предложение капитана Пидерита сразу же было отклонено германским командованием как радикальное и нереалистичное, поскольку введение нового патрона в систему снабжения кайзеровской армии требовало изменения всей системы производства боеприпасов к стрелковому оружию.

Начало положено...

ПОРАЖЕНИЕ Германии в войне оставило открытым вопрос о продолжении разработки новых типов оружия и боеприпасов, т.к. немцам по положениям Версальского мирного договора все научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) в области создания вооружения и боевой техники были запрещены. Однако германское военное руководство, испытавшее горечь поражений, не только не выражало своего недовольства, но и само сознательно шло навстречу свершившемуся...
Сразу после окончания войны по военному четко и сжато эти настроения сформулировал государственный министр фон Ратенау (положивший начало воссозданию германской военной промышленности) в своем выступлении перед генералитетом рейхсвера: «Они уничтожили ваше оружие. Но это оружие так или иначе устарело бы еще до начала следующей войны. В этой войне будет применено совершенно новое оружие, и та армия, которая в наименьшей степени будет скована устаревшим вооружением, будет обладать огромным преимуществом».
Поэтому немцы уже сразу после окончания войны продолжают работу над новыми видами стрелкового оружия. В июне 1921 года состоялось совещание, где приняли участие представители инспекции пехоты и инспекции кавалерии и руководство отдела пехотного оружия управления сухопутных войск рейхсвера. Прозвучало требование создания нового оружия с высоким темпом огня, более коротким патроном и практической дальностью стрельбы до 800 метров. Эти соображения высказал в своем докладе подполковник фон Диттельбергер, сформулировавший, что необходимость совмещения «автоматического огня с высоким темпом стрельбы приведет к созданию улучшенного пистолета-пулемета с более совершенными боеприпасами малого калибра». Инспекция пехоты управления сухопутных войск рейхсвера определила большинство характеристик для будущей штурмовой винтовки. Это сыграло свою роль в формулировании требований к проектированию более легкой и короткой винтовки, с возможностью ведения одиночного и автоматического огня, с баллистическими характеристиками как у винтовки «Маузер» 98, до 400 метров, и емкостью магазина 20-30 патронов.
В середине 1920-х годов после подписания Германией Локкарнских соглашений (в связи с некоторым ослаблением союзниками контроля за соблюдением условий Версальского договора), у немцев появилась легальная возможность для возобновления работ по созданию нового оружия и боеприпасов. В результате проведенных в предшествующие годы теоретических исследований по вопросам создания новых образцов стрелкового оружия отдел по испытанию и проектированию пехотного оружия официально обратился к соответствующим германским оружейным фирмам и конструкторам с заказом на конструирование и изготовление подобного оружия.
Однако многие высокопоставленные чины рейхсвера выступали против введения в армии нового винтовочного патрона для проектируемых систем автоматического оружия. С экономической точки зрения это предполагало колоссальные финансовые затраты, связанные с перепрофилированием всей оружейной и патронной промышленности, что было не под силу истощенному бюджету послевоенной Германии. С тактической же точки зрения, использование в автоматическом оружии «промежуточного» патрона также являлось ненужным, поскольку рейхсвер располагал для ближнего боя пистолетами-пулеметами и магазинными винтовками, а для поражения целей на дальних дистанциях — пулеметами, целиком и полностью доказавшими свое превосходство в годы Первой мировой войны.
В 1927 году КБ патронного завода в г. Любеке, принадлежавшего фирме Berliner-Karlsruher Industriewerke (BKIW, как стала называться с 1922 года бывшая фирма Deutsche Waffen — und Munitions Fabriken (DWM), приступило к проектированию 7-мм укороченного патрона. Однако из-за отсутствия единых взглядов на оружие и патрон для него у официальных органов, отвечающих за разработку перспективных образцов вооружения, и незначительности бюджетных средств, выделенных рейхсверу на закупки боевой техники, вооружения и боеприпасов, эти работы не дали ощутимых результатов.
С приходом в 1933 году нацистов к власти, в Германии приступили к активному перевооружению армии. Командование рейхсвера, проведя анализ перспектив развития вооружения и техники с учетом его тактического применения, пришло к выводу, что одной из задач создания качественно новых вооруженных сил, готовых к широкомасштабным наступательным действиям, является их оснащение оружием более совершенным, чем у потенциальных противников Германии.

Выбор пути

В 1937 ГОДУ для координации мероприятий по разработке систем стрелкового оружия в Третьем рейхе был создан специальный орган при верховном командовании вермахта (ОКВ) — Reichsforschungsrat (имперский научно-исследовательский cовет), работавший в тесном сотрудничестве с управлением вооружения сухопутных войск вермахта (нем. HWaA — Heereswaffenamt), возглавляемым генералом артиллерии Карлом Беккером.
Один из ведущих германских конструкторов – оружейников Генрих Фолльмер (1885-1961)
Один из ведущих германских конструкторов – оружейников Генрих Фолльмер (1885-1961)

И здесь необходимо отметить, что уже за несколько лет до этого управление вооружения сухопутных войск вермахта выработало тактико-техническое задание (ТТЗ) на создание нового оружия, которое начиналось с требования о разработке патрона с уменьшенной мощностью для стрельбы на дистанции до 1000 м.
Научно-исследовательскому институту фирмы BKIW в г. Любеке после ряда длительных работ все-таки удалось создать удачную конструкцию «промежуточного» 7-мм патрона DWM 581 с длиной гильзы 39 мм, в целях маскировки получившую обозначение «Bergmann-patrone». Впоследствии этот 7х39 «короткий» патрон» продержится в опытных программах фирмы Mauser по разработке автоматического карабина вплоть до 1942 г., пока ее конструкторы не переключатся на работы над образцом автомата «Gerat 06», который начал проектироваться уже под официально принятый на снабжение армии «короткий» патрон 7,92х33 мм. Однако несмотря на то, что фирме BKIW/DWM удалось создать патрон с высокой начальной скоростью 7-мм пули (более 960 м/с), ни один из ее проектов не получил признания, поскольку производство 7-мм «короткого» патрона потребовало бы переоснащения всех патронных предприятий новым оборудованием и оснасткой, что было крайне нерентабельно.
Одновременно с BKIW к разработке перспективной программы по созданию «промежуточных» патронов подключились и другие оружейные фирмы.
По результатам проведенных работ HWaA решило подписать контракт на развитие этой программы с фирмой GECO, добившейся наиболее удовлетворительных результатов в своих опытах. Фирма GECO в тридцатые годы широко экспериментировала с «промежуточными» патронами калибров 7; 7,2; 7,35; 7,62; 7,75; 7,92 мм, с длиной гильзы от 37 до 46 мм и массой пуль 4,9-9,72 г.
В 1935-1939 годах владелец оружейной фирмы в Бибербахе, конструктор-оружейник Генрих Фолльмер (Heinrich Vollmer) представил в HWaA три образца автоматических карабинов М.35/I, М.35/II и М.35/III, рассчитанных на использование «промежуточного» патрона. Однако результаты их испытаний не увенчались успехом. Причиной неудач Фолльмера стала усложненная конструкция его автоматического карабина, обусловившая значительные затраты на его изготовление, в то время как вермахт нуждался в дешевом оружии, которое можно было бы быстро освоить в массовом производстве.

7,75-мм автоматический карабин Фолльмера М.35/III
7,75-мм автоматический карабин Фолльмера М.35/III

Неудачи нового оружия объяснялись как чересчур сложными конструкциями систем, так и недоработанностью самих патронов. Значительные финансовые расходы, понесенные при этом, дали формальные основания консервативной части руководства вермахта потребовать прекращения всех работ над оружием под «промежуточный» патрон. На этот раз они доказывали, что штатный винтовочный патрон должен быть единым, а не делиться на стандартный и «промежуточный», и вполне обоснованно полагали, что новый патрон неизбежно повлечет за собой перевод на иной калибр не только винтовок, но и пулеметов — основного средства поддержки пехоты на поле боя. Такие действия накануне войны считались нецелесообразными.
После неудачной демонстрации нового оружия небольшая группа офицеров из Wa Pruf 2 решила проводить все работы по созданию нового комплекса «оружие — промежуточный патрон» тайно. Поэтому для сохранения программы разработки нового пехотного оружия HWaA пересмотрело некоторые исходные пункты ТТЗ. Wa Pruf 2 HWaA составил уточненные требования. Главным в них являлось сохранение в оружии нормального винтовочного калибра 7,92 мм, что позволило бы использовать для его производства имеющееся в наличии промышленное оборудование.
Целый ряд неудач заставил HWaA обратить свое внимание на патронную фирму Polte Armaturen und Maschinenfabrik A.G. в Магдебурге, где в 1938 году в инициативном порядке был создан проект 7,92-мм «короткого» патрона. Ранее эта фирма не занималась разработкой подобного патрона, поэтому у нее полностью отсутствовала теоретическая база для этой работы. Однако очень выгодный заказ на боеприпасы для вермахта обещал принести большие дивиденды, поэтому за основу при конструировании нового «промежуточного» патрона был взят винтовочный патрон 7,92х57, массовое производство которого было налажено на этой фирме. Два преимущества повлияли на выбор HWaA: фирма Polte могла использовать существующее производственное оборудование и оснастку для изготовления гильз нового патрона, кроме того, первые партии новых патронов, необходимые для разработки опытных образцов оружия, могли быть изготовлены относительно быстро.
Напряженная работа с достаточно большим количеством образцов опытных патронов закончилась в начале 1941 года созданием
7,92-мм «промежуточного» патрона с длиной гильзы 33 мм, массой пули 8,2 г с начальной скоростью 694 м/с. Первоначально конструкция пули состояла из свинцового сердечника, свинцовой рубашки и плакированной железной оболочки. Однако вскоре из-за экономических соображений, ввиду нехватки свинца, свинцовый сердечник был заменен стальным.

Опытные образцы «промежуточных» патронов: 7,5х35 конструкции Адольфа Фуррера [швейцарский]; 7,9х45 фирмы Polte; 7х45 фирмы Polte; 7,75х39,5 фирмы GECO; 7,92x30 фирмы Polte; 7,92x33 «короткий» фирмы Polte
Опытные образцы «промежуточных» патронов: 7,5х35 конструкции Адольфа Фуррера [швейцарский]; 7,9х45 фирмы Polte; 7х45 фирмы Polte; 7,75х39,5 фирмы GECO; 7,92x30 фирмы Polte; 7,92x33 «короткий» фирмы Polte

Рождение автомата

НАРАБОТАННЫЙ опыт, учитывавший как последние достижения научной мысли, так и достижения в производстве сложных изделий точного машиностроения, привел к разработке достаточно жестких и точных ТТЗ, установленных HWaA для нового оружия.
В формулировке этих требований акцент сместился на характеристики, которые ожидались от всего комплекса «боеприпас-оружие». При этом изначально не определялись такие детали, как калибр или принцип работы автоматики.
К созданию принципиально нового образца автоматического пехотного оружия были привлечены лучшие конструкторские силы Германии. 18 апреля 1938 года научно-исследовательское бюро 2-го отдела по испытанию и проектированию технических средств стрелкового оружия HWaA подписало контракт с владельцем зульской оружейной фирмы C.G. Haenel Waffenfabrik, известным немецким оружейником Хуго Шмайссером на разработку автоматического карабина.
Новое оружие получило официальное обозначение Schwere Maschinen-pistole (тяжелый пистолет-пулемет), дабы отличать его от стандартных пистолетов-пулеметов МР (Maschinen-pistole).

7,92-мм автоматический карабин Шмайссер

КОНСТРУКТОРСКУЮ группу по проектированию нового оружия возглавил сам Хуго Шмайссер. В течение 1939 года он работает над проектом новой системы запирания, а уже в следующем, 1940 году два опытных образца были собраны для проверки самой конструкции оружия. Они имели детали, изготовленные на станочном оборудовании, хотя первоначально руководство HWaA настаивало на максимальном изготовлении большей части деталей методом штамповки, что должно было существенно облегчить и упростить производственный процесс в будущем.
Автоматический карабин Шмайссера по-настоящему заинтересовал военных, оценивших его как перспективное оружие. После довольно длительной стадии его доработки, продолжавшейся в течение всего 1941 года, фирма C.G.Haenel в конце того же года получила заказ на изготовление 50 опытных образцов карабинов Шмайссера для проведения войсковых испытаний. И уже 21 января 1942 года Шмайссер передал в распоряжение HWaA опытный образец «тяжелого пистолета-пулемета 42» (Schwere Maschinen-pistole 42), рассчитанный на использование 7,92-мм «короткого» патрона фирмы POLTE.
Значительная по затраченным силам и средствам проработка всего комплекса «боеприпас — оружие» заложила принципиальные основы для дальнейшего конструирования подобного оружия, причем талантливый немецкий конструктор выбрал оптимальный вариант работы автоматики — отвод пороховых газов из канала ствола. Именно этот принцип будет впоследствии успешно реализован практически во всем автоматическом стрелковом оружии послевоенных лет, а конструкция немецкого промежуточного патрона послужит базой для создания аналогичных боеприпасов во многих странах мира. Вскоре, уже 28 января того же года, в германской официальной переписке название этого оружия — «тяжелый пистолет-пулемет» заменяют новым, которое более соответствовало действительности, — автоматический карабин (Maschinen-karabin (Mkb)). Это было вероятно сделано, чтобы отличить его от штатного пистолета-пулемета (Maschinen-pistole) и пулемета (Maschinen-gewehr).
Mkb системы Шмайссера, как и предусматривалось ТТЗ, теперь состоял в основном из штампованных деталей. Автоматика оружия работала по принципу отвода пороховых газов из канала ствола, воздействующих на поршень, связанный со стеблем затвора. Запирание канала ствола осуществлялось перекосом затвора в вертикальной плоскости. Особенностью этой системы являлся длинный ход поршня в газовой камере, расположенной над стволом. Для уменьшения трущихся поверхностей поршня на нем имелись поперечные канавки. Регулировка отвода пороховых газов осуществлялась изменением объема газовой камеры. Ударно-спусковой механизм ударникового типа был смонтирован в штампованной коробке.
Он допускал возможность ведения как одиночного, так и непрерывного огня. В конструкции автоматического карабина Шмайссер использовал удачно зарекомендовавший себя механизм кнопочного переводчика вида огня, опробованный еще в пистолете-пулемете МР.28/II. При стрельбе из оружия стрелок должен был удерживать карабин за пистолетную рукоятку управления огнем и магазин (как в пистолетах-пулеметах МР.38/40). Шмайссер спроектировал для Mkb несколько удачных секторных магазинов с двухрядным расположением 10, 20, 25 и 30 патронов.
В комплект автоматического карабина Шмайссера входило специальное приспособление для снаряжения магазина. Оно имело очень простую форму и изготавливалось методом штамповки из листового металла. Наполнение магазинов производилось с помощью этого приспособления, которое надевалось одним концом на горловину магазина, а с другого конца в него вставлялась стандартная винтовочная обойма с пятью «короткими» патронами. Стрелок большим пальцем нажимал на патроны, и они опускались в магазин.
Уже в самом начале работ по созданию автоматических карабинов HWaA предприняло ряд усилий по налаживанию взаимовыгодного сотрудничества между фирмами C.G.Haenel и Merz-Werke. Это было связано с тем, что фирма Haenel имела малый опыт работы с упрощенными штампо-сварными технологиями производства, поэтому изготовление ряда ответственных деталей нового оружия необходимо было передать по субконтракту фирме Merz-Werke во Франкфурте-на-Майне.

7,92-мм автоматический карабин «Вальтер»

НАРЯДУ с C.G.Haenel к разработке нового типа стрелкового оружия в инициативном порядке приступило еще несколько оружейных фирм: Carl Walther GmbH, ERMA и другие. С конца 1940 года к борьбе за выгодный заказ подключилась одна из наиболее знаменитых германских оружейных фирм Walther под руководством Эриха Вальтера.
Специалисты этой фирмы уже имели определенный опыт в создании в середине 1930-х годов оружия под «промежуточный» патрон — 7-мм самозарядных винтовок, а также серии автоматических винтовок под общим индексом GА.115: N1; N2; N3, рассчитанных на использование винтовочного патрона 7,92 х 57. Конструктивный принцип работы автоматики, заложенный в них, и послужил основой при создании Мкb Walther.
Эриху Вальтеру удалось добиться в январе 1941 года подписания контракта с HWaA для своей фирмы на проведение НИОКР по программе автоматического карабина. Ему предлагалось создать систему оружия на тех же условиях, что и фирме С.G.Haenel, но с использованием уже полностью отработанного магазина от Мкb системы Шмайссера. Ведущим конструктором нового автоматического карабина стал инженер Брёунинг.

Американский сержант рассматривает 7,92-мм автоматические карабины Вальтер Мкb.42 (W). Апрель 1945 года
Американский сержант рассматривает 7,92-мм автоматические карабины Вальтер Мкb.42 (W). Апрель 1945 года

Мкb Walther во многом повторял предыдущую конструкцию самозарядной винтовки GA.115 модели 1935, но в отличие от нее имел много новшеств. В газоотводной системе пороховые газы, выводившиеся из канала ствола в кожух через два отверстия, использовались для перемещения кольцеобразного поршня, размещенного вокруг ствола и втулки. Но поступательное движение затвора осуществлялось теперь не поршнем, как в предыдущих образцах, а втулкой. Запирание канала ствола также осуществлялось поворотом затвора.
В сжатые сроки был изготовлен первый опытный автоматический карабин и уже в начале 1941 года фирма Walther представила его офицерам отдела артиллерийско-технического снабжения HWaA. Хотя он и показал удовлетворительную работу на испытаниях на полигоне в Куммерсдорфе, но все же работы по доводке его все еще несовершенной конструкции продолжались в течение всего сорок первого года.

Первые шаги нового оружия

ВО ВРЕМЯ сравнительных испытаний опытные образцы нового оружия обеих фирм получили хорошие оценки, а фирмы-разработчики — заказы на изготовление. Военные решились на проведение широкомасштабных военных испытаний. Поэтому в конце января 1942 года для проведения широких конкурсных испытаний HWaA потребовало от фирмы C.G.Нaenel увеличить первоначальный заказ на изготовление Мкb в 1942 году до 200 шт., а от фирмы Walther к июлю 1942 году также представить 200 автоматических карабинов своей конструкции.
Обеим системам HWaA присвоило наименование «Мкb.42»:
— автоматический карабин фирмы C.G.Нaenel получил индекс «Н» — Мкb.42 (Н), хотя на двух сохранившихся опытных образцах, первой партии выпуска, имеется маркировка «M.K.42 (H.S)» (это сокращение расшифровывается как «Haenel-Schmeisser»);
— автоматический карабин фирмы Walther получил соответствующий индекс «W» — Мкb.42 (W).

Продольный разрез (схема) автоматического карабина Walther Мкb.42 (W)
Продольный разрез (схема) автоматического карабина Walther Мкb.42 (W)

14 апреля 1942 года обе модели Maschinenkarabiner были показаны Адольфу Гитлеру. К этому времени фирма Haenel изготовила пятьдесят образцов, а другие пятьдесят были в работе. Фирма Walther в апреле имела только один опытный Мкb.42 (W), а к июлю удалось собрать всего 4 образца. На фюрера новые автоматические карабины не произвели должного впечатления. По его мнению, оружие пехоты должно было иметь прицельную дальность стрельбы, по крайней мере, от 1200 до 1500 метров. Он считал, что вермахт нуждается в снайперских винтовках и пулеметах с высоким темпом стрельбы, типа недавно введенного MG.42, а не в оружии под «промежуточный» патрон.
Несмотря на высказанное фюрером неодобрение нового оружия, в соответствии с приказом HWaA 25 автоматических карабинов Haenel в апреле 1942 года были переданы в пехотное училище в г. Доберитц для оценки и проведения войсковых испытаний. А уже 30 июня командование пехотного училища представило управлению вооружения отчет, в нем отмечалось, что карабин имеет неудачную конфигурацию приклада, только нижнюю часть которого можно было твердо прижать к плечу. Пехотное училище предложило новую конструкцию приклада, подобную прикладу карабина K.98k, с длиной 26 см вместо 23,5 см у первоначальной модели. Форма нового приклада явилась более удовлетворительной, но распоряжением HWaA его длину вновь сократили до 23,5 см, чтобы в будущем можно было использовать оптический прицел.
В то же время к карабину Шмайссера имели ряд серьезных замечаний специалисты контрольно-технического пункта WaPruf 2, обслуживавшие это оружие на испытаниях. Некоторые детали образцов, проходивших испытания, были не взаимозаменяемы, а у ряда деталей (боевой пружины, ударника, пружины ударника) поломки наблюдались после 3 000-4 000 выстрелов.
После представления опытных образцов Мкb.42 (W) и (H) на официальном показе в июле того же года руководство германского министерства вооружений и HWaA осталось в твердой уверенности, что обе фирмы доработают в ближайшее время свои изделия и уже в конце лета можно будет запустить их в производство.

7,92-мм автоматический карабин фирмы Walther Мкb.42 (W). Опытный образец, изготовленный в 1942 году (вид справа)
7,92-мм автоматический карабин фирмы Walther Мкb.42 (W). Опытный образец, изготовленный в 1942 году (вид справа)

В соответствии с документом HWaA от 1 июля 1942 года планировалось освоить массовое производство автоматических карабинов в Зуле в ноябре, а в Целла-Мелис — в октябре. Причем предполагалось, что обе фирмы к ноябрю изготовят по 500 Мкb, а к февралю 1943 года вермахт получит уже 42 500 автоматических карабинов. А с марта того же, 1943 г. фирме Наеnel надлежало ежемесячно выпускать по 10 000, а фирме Walther — по 15 000 карабинов.
Но этим планам не суждено было сбыться. Уже в августе сорок второго года после испытаний Мкb.42 (W) и Мкb.42 (Н) HWaA внесло новые требования в первоначальные спецификации. Обобщение опыта боевых действий как на Восточном фронте, так и в Африке показало, что перспективная модель основного оружия пехотинца должна стать универсальным образцом, который заменил бы пистолет, самозарядную винтовку, пистолеты-пулеметы MP.38 и МР.40, магазинный карабин K.98k, винтовочно-гранатометный комплекс K.98k + Gw.Gr.Ger.42, снайперский карабин K.98k и, возможно, даже ручной пулемет. При этом новый карабин должен не только поражать противника огнем, но и сохранить в ближнем бою такие традиционные качества стрелкового оружия, как бой штыком и прикладом. Фирмам предписывалось смонтировать на стволах автоматических карабинов прилив для штыка, а также предусмотреть возможность крепления винтовочного гранатомета обр. 1940 г. Первой смонтировала прилив для штыка на карабине Mkb.42 (Н) фирма Haenel. Фирма Walther вслед за своими зульскими конкурентами тут же доработала свой образец и предусмотрела возможность крепления винтовочного гранатомета на резьбовой посадке дульного среза ствола на Mkb.42 (W). Но уже вскоре стало ясно, что подобное конструктивное решение не оправдало себя.
В соответствии с другим документом HWaA от 15 октября 1942 года ситуация с производством автоматических карабинов оценивалась более реалистично, их производство в октябре планировалось начать со 100 единиц и до марта следующего года выпустить в общей сложности 17600 карабинов. Но ни то ни другое не было достигнуто. В ноябре верховное командование вермахта предложило провести крупномасштабные войсковые испытания, чтобы получить более ясное представление о возможностях нового оружия.
Однако войсковые испытания так никогда и не были проведены.

Опытный образец 7,92-мм автоматического карабина фирмы C.G.Нaenel конструкции Х. Шмайссера Мкb.42(Н) заводской номер 2, лето 1942 года
Опытный образец 7,92-мм автоматического карабина фирмы C.G.Нaenel конструкции Х. Шмайссера Мкb.42(Н) заводской номер 2, лето 1942 года

Указанные проблемы лишь ненадолго отодвинули запуск Мkb.42 в крупномасштабное производство. В то же время осложнения, возникшие у C.G.Haenel с фирмами-субподрядчиками, а у Walther на своем предприятии — с налаживанием прессо-штамповочного оборудования, привели к тому, что к октябрю из 200 заказанных каждой фирме карабинов Мкb ни один не был изготовлен.
Невзирая на многочисленные проблемы роста, автоматические карабины обещали перевернуть всю систему стрелкового вооружения германской армии. Новым оружием планировалось полностью перевооружить пехотные, моторизованные, легкопехотные (егерские), горнострелковые и танковые дивизии вермахта.
Однако из-за серьезных разногласий, возникших между руководством главным командованием сухопутных сил Германии (ОКН) и министерством вооружений, судьба автоматов вновь оказалась под угрозой, когда в феврале 1943 года их производство и испытания вдруг были приостановлены.
18 ноября 1942 г. за подписью начальника HWaA генерала артиллерии Эмиля фон Лееба оформляется меморандум N 03369/42g по вопросам развития Maschinenkarabiner, в котором были сформулированы характеристики, необходимые для нового оружия и патрона. В меморандуме упоминались автоматический карабин Mkb. 42 (W), самозарядная винтовка G.41, опытный образец самозарядной винтовки G.43, недавно созданная автоматическая винтовка Fallschirmjagergewehr 42 и усовершенствованный образец автоматического карабина Haenel, который проходил под обозначением «MKb.42 (H) aufschiessend».
Конструкторам фирмы C.G. Haenel к этому времени действительно удалось существенно, коренным образом модернизировать автоматический карабин Mkb 42 (H) aufschiessend. Применение заднего шептала в Mkb.42 (H) обеспечивало одиночный и непрерывный огонь, однако производство одиночных выстрелов, да еще с ударниковым спусковым механизмом вызывало обоснованные сомнения в отношении точности стрельбы из-за удара затвора в момент выстрела о пенек ствола. Поэтому для повышения кучности боя первоначальная конструкция ударно-спускового механизма была заменена на более надежную курковую, с остановом подвижных частей затвора в переднем положении. Стрельба из карабина Mkb 42 (H) aufschiessend теперь велась с закрытого затвора; он получил новый приклад; прицельные приспособления изменили, сделав их профиль ниже. Карабин также получил цевье из листового металла. Кроме того, специально для усовершенствованного Mkb 42 был сконструирован клинковый штык, известный как Seitengewehr 42 (SG.42), представлявший собой комбинацию штык-ножа со специальным вкладышем в рукояти в виде универсального инструмента (упрощенного складного ножа, отвертки, шила, штопора и т.п.)
В том же ноябре это оружие было продемонстрировано старшим офицерам OKН, которые остались очень довольны новым образцом. Принятие подобных автоматичеcких карабинов могло значительно увеличить огневую мощь пехоты вермахта, образец был прост в производстве (HWaA планировалo освоение в производстве с изготовлением 25 000 шт. ежемесячно к сентябрю 1943 года.), новый тип патрона превосходил пистолетные патроны. Тем более что немцы не могли позволять себе и дальше отставать от советского автоматического оружия — винтовок АВС и СВТ и американской самозарядной винтовки Гаранд.
Поэтому в том же месяце во время встречи Гитлера с начальником ОКН фюрера вновь проинформировали о замене самозарядных винтовок и пистолетов-пулеметов новым универсальным образцом автоматического оружия пехоты с новым типом боеприпасов. Но фюрер вновь ответил отказом. Однако вермахт отстаивал собственное мнение. В ноябре в пехотном училище в г. Доберитц были вновь проведены сравнительные испытания, на которые были представлены карабин K.98k, автоматические карабины Mkb.42 (H) aufschiefiend и Mkb.42 Walther. Пехотное училище однозначно одобрило карабин фирмы Haenel, с его более прочной конструкцией, легкостью разборки и более длинной прицельной линией. В отчете пехотного училища о сравнительных испытаниях между карабином 98k и автоматическими карабинами 42 от 3 декабря 1942 года проект фирмы Walther был признан чрезвычайно сложным и чувствительным к загрязнению, поскольку даже в нормальных условиях стрельбы газовый поршень быстро заедало. Одновременно с этим очень благоприятные характеристики в отчете относительно Mkb.42 (H) ясно показали, то Шмайссеру удалось значительно усовершенствовать свое оружие. В то же самое время это означало конец проекта Walther. Из отчета пехотного училища видно, что, как только отмеченные недостатки будут устранены, это оружие сможет конкурировать по точности стрельбы с карабином K.98k на дистанциях до 500 метров.
По результатам испытаний нового оружия HWaA приняло решение отдать предпочтение конструкции Шмайссера, но только после введения в нее некоторых изменений.
После модернизации 15 января 1943 года оружие получило новое наименование «пистолет-пулемет 43» (Maschinenpistole 43). При этом Mkb.42 (H) получил индекс «МР.43 А», а усовершенствованный образец – «МР.43 В». Для маскировки вновь вернулся в обозначении этого оружия термин «пистолет-пулемет», чтобы преодолеть неприязнь к нему Гитлера.

Солдат войск СС с автоматическим карабином Мкb.42(Н). Восточный фронт. Весна 1943 года
Солдат войск СС с автоматическим карабином Мкb.42(Н). Восточный фронт. Весна 1943 года

Таким образом, MP.43 являлся единственным образцом нового автоматического оружия пехоты, полностью готового к производству.
В апреле 1943 года автоматические карабины Mkb.42 фирмы Haenel прошли боевые испытания на северном участке Восточного фронта. Активное использование автоматических карабинов Mkb.42(H) во фронтовых условиях позволило объективно оценить не только сильные, но и слабые стороны нового оружия и, сделав соответствующие выводы, внести необходимые изменения в их конструкции.

(Окончание в следующем номере)

Сергей МОНЕТЧИКОВ
Иллюстрации из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Оружие уравнивает слабых с сильными.

КСЕНОФОНТ

Реклама

Самоактивируемая подскетка Trigalight

Соцсети

Братишка facebook

Братишка вконтакте

105005, Москва а/я 29, e-mail: mail@bratishka.ru
momentum