TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Январь 2008 года
     
ТРЕТИЙ ТОСТ: РОЖДЕННЫЙ БЫТЬ ПЕРВЫМ
     
 
ТРЕТИЙ ТОСТ: РОЖДЕННЫЙ БЫТЬ ПЕРВЫМ

НАШЕЙ жизни иногда встречаются люди, которые обладают необъяснимым обаянием, чем притягивают к себе практически всех окружающих. Их бывает очень мало среди нас, но если жизнь сталкивает с ними, этой встречи невозможно забыть. Они просты в общении и открыто говорят в лицо то, что у них на сердце. Именно поэтому их сторонятся лжецы и лицемеры. Не все готовы это признавать, но такие люди всегда выше нас на голову, они лидеры. Они не занимают высоких постов и не стремятся к этому, они счастливы тем, что хорошо делают свое дело. Именно таким человеком был командир отделения «Вымпела» подполковник Дмитрий Разумовский.
Трагедия в Беслане стала горем для всего мира, целой страны и многих семей в отдельности. В те ужасные дни люди делали все возможное для того, чтобы спасти жизни детей, многие – отдавали свои. Бойцам спецназа в том штурме зачастую приходилось работать «живыми щитами», прикрывая собой малышей. И каждый делал, это не сомневаясь ни секунды. «Альфа» и «Вымпел» тогда потеряли 10 человек. Первым из них погиб подполковник Дмитрий Разумовский, который посмертно был удостоен звания Героя Российской Федерации.
В бою он всегда был впереди, все хотел сначала проверить сам, чтобы уберечь своих товарищей. Так было и 3 сентября 2004 года. Дмитрий Разумовский шел впереди…
– Ребята, в меня попали, выносите, – ровно и спокойно сказал Дима. Пуля вошла чуть выше «броника» в грудь – ранение серьезное, но, как показалось товарищам, не смертельное. В ходе штурма они не думали о смерти, главной целью была жизнь детей. Все были уверены, что Дима поправится и совсем скоро встанет в строй…

ТРЕТИЙ ТОСТ: РОЖДЕННЫЙ БЫТЬ ПЕРВЫМ

За ленинской партой

ДИМА был рожден лидером. Во всем, чтобы ни делал, он был первым. Его школьная жизнь прошла в одной из лучших школ Советского союза, и наверное самой известной – гимназии № 1 города Ульяновска, в которой учился В.И. Ленин. В школе даже была парта, за которой прошла школьная пора вождя мирового пролетариата. За ней давали посидеть лучшим ученикам. Это сейчас имя Ленина ничего не значит для школьников и многих их родителей, а тогда в этом учебном заведении могли учиться лишь лучшие. И Дима был лучшим из лучших: отличником, спортсменом, активистом…
Диме пророчили большое будущее – двери любого вуза были перед ним открыты. Он мог стать дипломатом, политиком, известным человеком, для этого были все задатки. Этого же хотели его родители, которые были не последними людьми в провинциальном городе и могли помочь сыну поступить в какой-нибудь престижный вуз. Но Дмитрий с малых лет мечтал лишь об одном – стать пограничником. Все мальчишки в детстве любят фильмы про войну, интересуются оружием, играют в «настоящих мужчин». Для Димы же это не было игрой – наивное детское желание стать пограничником укрепилось и стало главной целью для крепкого юноши. Все началось с фильма «Государственная граница», это была его любимая картина, которую он мог пересматривать безграничное количество раз. Несгибаемая целеустремленность была одной из основных черт Димы. Поэтому он шел к осуществлению своей мечты – готовился к поступлению в училище. Он серьезно занимался спортом и даже в 1985 году стал чемпионом СССР по боксу.

Неудобный курсант

ДМИТРИЙ был человеком, который рожден для того, чтобы быть военным. Ему просто нравилась такая жизнь, поэтому поступление в Московское пограничное училище было для него истинным счастьем. Не только осуществлением детской мечты, но и первым шагом на пути дела всей свей жизни. Пребывание в армейской среде значительно отличается от школьных беззаботных будней. Здесь все отношения между людьми на поверхности, и сразу же видно что из себя представляет каждый человек. В такой среде особо стали проявляться лидерские качества Димы. Он не мог терпеть несправедливости, вранья и лицемерия. «Неудобный курсант», как его называли офицеры, всегда говорил правду в лицо любому человеку в не зависимости от его чинов и регалий. Такие качества вызывали у однокашников лишь восхищение, поэтому авторитет в коллективе у Димы был очень высок.
Перестроечные восьмидесятые не жаловали людей в военной форме, служба в армии перестала быть почетной. Молодые люди всеми правдами и неправдами стали избегать призывов, а свою злость вымещать на людях в погонах. В Бабушкинском районе Москвы, где располагается пограничное училище, группы молодых людей нередко грабили курсантов, по одиночке возвращавшихся из увольнения. «Служивый, дай закурить», – классически начиналось знакомство, а дальше не каждый мог за себя постоять, ведь одному с пятерыми справиться тяжеловато. Как-то задержался в увольнении и Дима, он спешил на вечернюю поверку, а тут навстречу развеселая группа здоровячков с извечной никотиновой проблемой. Вместо ответа на задиристый вопрос на хулиганов молниеносно посыпались удары. Такого они не ожидали и были вынуждены ретироваться бегством. А Диму потом еще долго подкалывали однокашники: «Дима, дай закурить», – бросали они ему и сразу становились в стойку.
В учебе Дима видел лишь одну цель – подготовить себя к офицерской службе в наивысшей степени. В те годы как раз шла война в Афганистане, и Дмитрий готовил себя для того, чтобы по выпуску поехать в «горячую точку». Он занимался рукопашным боем, в совершенстве старался освоить все военные науки. Ему постоянно было мало знаний, он хотел получать их еще и еще, чтобы совершенствоваться. Он уделял внимание как практической подготовке, так и теоретической, постоянно читал книги и ради этого часто мог жертвовать своим личным временем – сном, досугом.

ТРЕТИЙ ТОСТ: РОЖДЕННЫЙ БЫТЬ ПЕРВЫМ

По обе стороны Пянджа

ПО ВЫПУСКУ из училища Дима поехал в самый неспокойный регион Союза – Таджикистан. 1990 год, война в Афганистане уже официально закончилась для советских войск, однако боестолкновения с душманами на границе продолжались. Лейтенант Разумовский начал свою службу заместителем начальника заставы Пянджского погранотряда, продолжил – начальником заставы Десантно-штурмовой маневренной группы (ДШМГ) Московского погранотряда. Так получилось, что с первых дней пребывания в Таджикистане, ему дали понять, что регион тут весьма неспокойный. Как-то молодой лейтенант пошел на местный рынок за продуктами. И там его попытались похитить. Очевидно, недоброжелатели рассчитывали на то, что офицер еще не достаточно опытен и станет легкой добычей. Однако они сильно ошиблись – Дима с легкостью справился с троими нападавшими, а остальные, наверняка побоялись с ним связываться.
Этот случай сыграл в жизни молодого офицера значительную роль. Во-первых, он еще раз убедился, что приехал в горячий регион, где постоянно необходимо быть начеку. А во-вторых, местные жители стали очень уважать пока еще незнакомого для них человека в камуфляже, который в одиночку справился с несколькими крепким мужчинам.
В скором времени о Диме узнали и душманы. С первых же своих операций он стал возвращаться с впечатляющими результатами. Если его группа выходила на поиск, то она обязательно натыкалась на какой-то караван или группу «духов». Практически каждый день группа Разумовского участвовала в боестолкновениях, и абсолютным рекордом для нее стало – шесть боестолкновений в день. В этом плане служба в ДШМГ была для Димы именно тем, чего он хотел. Ведь по сути дела это был пограничный спецназ, который выполнял самые сложные задачи.
– Участок границы на наш отряд приходился около 200 километров, – рассказывает сослуживец Дмитрия по Московскому погранотряду Алексей Оленев. – Его прикрывали 16 застав и ДШМГ — каждой бочке затычка. Где прорыв границы, где начались боевые действия — группа в 15–20 человек погружалась на вертолёты и туда.
Однако сам Дмитрий видел свою службу иначе. Во что он писал в своей во многом автобиографической книге, которую ему так и не удалось закончить: «Лейтенант Кузнецов ехал к своему первому месту службы. Он был счастлив, поскольку ему удалось получить распределение в десантно-штурмовую маневренную группу — ДШ, как сокращённо называли её пограничники… Подразделение было боевое, и это особенно радовало Дмитрия. Ведь какой молодой офицер не мечтает оказаться в месте, где свистят пули, воют мины и он проявляет чудеса отваги и доблести. Романтика кипела в нём, как железо в плавильной печи».
И эти строки Дмитрий писал, можно сказать, в перерывах между боями. Когда только начиналась его служба в Таджикистане, нарушения границы со стороны Афгана были единичными, в 1993 же году «духи» стали ходить здесь как у себя дома. В стране началась гражданская война, все чаще стали похищать людей, грабить местное население. Пограничные заставы практически каждый день подвергались обстрелам. И не только из стрелкового оружия, но и из минометов.
ДШМГ работала не покладая рук. Практически каждый день столкновения, караваны, бесконечные потоки оружия и наркотиков. Группа Димы работала очень слаженно и четко. Он сумел создать такой коллектив, который действовал как единое целое. Все знали, если в горы идет Разумовский, то обязательно выполнит свою задачу и не потеряет ни одного из бойцов. Это же знали и духи, поэтому если они по перехватам слышали, что работает 203-й (позывной Димы), то они старались затаиться. И, тем не менее, всякий раз, когда Дима выходил на задание, он возвращался с результатами. Некоторые объясняли это везением, а те, кто был знаком с Разумовским близко, знали, что эти результаты – плоды больших Диминых трудов. Ведь боевая работа это не столько непосредственное выполнение задачи, а в большей степени ее планирование и грамотное руководство в ходе ведения боя. Дима ночами напролет каждый раз просчитывал различные ситуации при ведении боя группой, и, по сути дела, у него был готов выход из любой передряги. Один раз случилось так, что 18 пограничников во главе с Разумовским окружило около 200 душманов. Это было сделано целенаправленно, чтобы уничтожить 203-го. 11 часов шел бой, застава никак не могла помочь своим товарищам, так как все подходы простреливались минометами – духи просчитали все до мелочей. Лишь минометная батарея помогала – долбила по позициям духов согласно наводке, которую осуществлял сам командир. Казалось бы, что у группы нет никаких шансов, однако она вышла из окружения и более того, не потеряла ни одного человека, а духи не досчитались 24-х. За все то время, что Дмитрий Разумовский служил в Таджикистане, он не потерял ни одного подчиненного. Хотя погибло много его товарищей…

Застава 25 героев

РАНО утром 13 июля 1993 года на 12 заставу Московского погранотряда напало около трехсот душманов. Пограничники были окружены, огонь был шквальным и велся со всех видов оружия, включая минометы. Погранзастава, укомплектованная личным составом лишь на 80% и усиленная одним экипажем БМП из состава 149 мотострелкового полка 201-й дивизии, не в силах была противостоять такому натиску противника.
Как рассказал позже друг Дмитрия Разумовского лейтенант Андрей Мерзликин, в течение нескольких минут, пока личный состав заставы вооружался и выходил в окопы, их прикрывал экипаж БМП, который сражался до последнего, пока машину не подбили из гранатомета. Разделавшись с БМП, моджахеды сосредоточили огонь на казарме, и вскоре она запылала, так же, как и все остальные постройки.
«Выйдя в окопы, пограничники открыли шквальный огонь, – рассказывал Мерзликин. – Первое время было непонятно, откуда ведется огонь. В окопе я встретил начальника заставы старшего лейтенанта Михаила Майбороду. Он поставил конкретные задачи сержантам и направился руководить обороной заставы на наиболее напряженный участок, со стороны границы. Через несколько минут я узнал, что Миша погиб, и принял командование на себя.
Застава вела бой до тех пор, пока не кончились патроны и гранаты. После того, как стало ясно, что в ближайшее время помощи ждать неоткуда, а тем, кто останется на заставе грозит неминуемая гибель, я принял решение прорываться в тыл.
В минуту недолгого затишья я собрал всех раненых и оставшихся в живых бойцов, рассказал о своем решении прорываться. Несколько человек, которым было трудно передвигаться самостоятельно, добровольно предложили прикрыть наш отход...»
В ходе боя на заставе погибло 25 человек, 18, по большей части раненые и контуженые, вырвались из окружения. Для Димы это было очень большой трагедией, практически всех погибших пограничников он знал лично, а начальник заставы Михаил Майборода был его близким другом. Больше всего Разумовского раздражало бездействие вышестоящего командования. Никто не мог ответить на его вопросы, а их было предостаточно. За неделю до нападения на заставу, он в разговоре с лейтенантом Мерзликиным выяснил, что духи практически в открытую обосновались неподалеку от погранзаставы. На все доклады об этом наверх оставались без должной реакции, команду на уничтожение душманов так никто и не дал. Границу стали охранять усиленно методом боевого охранения, однако от гибели людей это не спасло.
Практически через год история повторилась. На 12 заставу опять было совершено дерзкое нападение, погибло 7 пограничников. В тот момент Дмитрий находился в отпуске в родном Ульяновске, о новостях с границы узнал по телевизору. Он знал, что должен что-то предпринять, чтобы уберечь своих товарищей от гибели, отомстить за погибших. Но что он мог, все его вопросы наверх оставались без ответа уже который год. И тогда он решился написать о всем произошедшем в газету. Через несколько месяцев в «Комсомольской правде» вышла статья под названием: «Кремль запретил мне мстить за погибших друзей. Но я не выполню этот приказ…»
В письме было изложено все то, что наболело за 4 года службы в Таджикистане. Дмитрий в нем ратовал не за себя, а за своих товарищей, которые погибали глупой смертью. Заканчивалось письмо следующими словами: «Мы готовы и в будущем служить вам «пушечным мясом», вот только не знаем, ради каких интересов гибнут наши друзья? Где же твоя забота о русских, Россия? Кто же положит всему этому конец?»
После опубликования статьи капитан Дмитрий Разумовский был уволен со службы. Некоторые за спиной осуждали его за то, что «вынес сор из избы», но многочисленные друзья поддержали и старались заверить командование в том, что без Димы в погранотряде будет совсем худо, но ничего не помогло.
Когда он прощался со своей группой, друзья подарили ему стабилизирующий парашют от сигнальной мины, на котором каждый оставил свои пожелания. Одно из них было: «Командир, спасибо тебе, что сохранил для наших матерей их сыновей»

ТРЕТИЙ ТОСТ: РОЖДЕННЫЙ БЫТЬ ПЕРВЫМ

Мечта осуществилась

ПОСЛЕ четырех лет напряженной службы на таджико-афганской границе спокойная гражданская жизнь была Дмитрию в тягость. Оказалось, что все его заслуги и наработки никому не нужны. А ведь он просто хотел добиться справедливости. Это было тяжелое время, Дима остался без любимой работы, не за долго до этого у него родился сын, нужно было кормить семью. А что мог делать Дмитрий, он умел только воевать.
В родном Ульяновске он пробыл недолго, это время тянулось в мучительных раздумьях и переживаниях. Разумовский понял, что нельзя просто так сидеть и бездействовать. Он отправился в Москву, чтобы попробовать попасть в «Альфу». Служить в этом спецподразделении ФСБ для него было неосуществимой мечтой. Еще будучи курсантом, он рвался в «Альфу», однако это больше было похоже на красивый мираж – вот он рядом, а добраться до него невозможно. И все же Дмитрий достиг своей цели, но уже в другом подразделении. Волею судьбы он попал служить в «Вымпел», о существовании которого в то время знали немногие.
Здесь служба для него была в удовольствие, четырехлетний опыт работы на границе заинтересовал спецназовцев ФСБ. Практически все наработки Разумовского тщательно изучались, на их основе были выпущены методические рекомендации, наставления. Да и потом в ходе работы Дмитрий много работал по созданию учебных пособий и прочего. Все из командировок возвращались, старались больше отдыхать, а «неугомонный майор» чертил схемы, изучал специальную литературу. Своей энергией и работоспособностью он заражал и всех остальных, невозможно было бездельничать, когда Дмитрий рассказывал о своих идеях, заглядывая прямо в душу своими сверкающими глазами. Такой работой в своем отделении он создал цельный коллектив, и это дало свои плоды – за все командировки ни один из подчиненных Разумовского не погиб. Естественно, такого человека быстро заметили наверху. Человек, способный не просто хорошо воевать, но и обобщать опыт, выдавать конкретные рекомендации, полезен в любом руководящем органе. Однако Дмитрий отказывался от всех заманчивых предложений, так как считал, что находится на своем месте. Его работа приносила истинное удовольствие, и этим он был счастлив.
Сколько на счету Дмитрия боевых командировок на Северный Кавказ и сосчитать невозможно. Работа, проводимая там, всегда давала ощутимые результаты. По понятным причинам о большинстве операций «Вымпела», в которых участвовал подполковник Разумовский, рассказывать нельзя, однако о некоторых боевых эпизодах рассказали его товарищи.

ТРЕТИЙ ТОСТ: РОЖДЕННЫЙ БЫТЬ ПЕРВЫМ

Как-то во вторую чеченскую кампанию группе во главе с Разумовским была поставлена задача организовать засаду неподалеку от небольшого населенного пункта. По оперативным данным, в него должна была зайти небольшая группа боевиков в составе 5-6 человек с целью пополнения запасов продуктов. Два дня вымпеловцы провели в назначенном районе, однако никаких признаков передвижения незаконных вооруженных формирований не было. Уже думали возвращаться на базу, а тут откуда не возьмись идут восемь боевиков. Спецназовцы сразу заподозрили, что это скорее не те, кого они ждут. Состав группы был больше и рюкзаки у них набиты под завязку, то есть они явно шли в кишлак не за продуктами.
Группа спецназа находилась не в очень удобном месте для организации засады: слева река, справа отвесная стена песчаного обрыва, и времени для перемены боевых позиций не было. И тем не менее было принято решение уничтожить бандитов. Двоих из них положили сразу, и как только это случилось, стало ясно, что эти восемь человек лишь головной дозор большой банды «духов». Тут же по спецам открыл огонь появившийся боковой дозор бандитов, стали подтягиваться основные силы. Вымпеловцы оказались в значительном меньшинстве. Однако, это никак не повлияло на исход боя, который длился около часа. Дмитрий спокойно и уверенно руководил действиями своей группы и никто из спецназовцев не получил даже царапины, а вот треть банды боевиков была уничтожена. Кто знает, может и остальных бы добили, тем более что на помощь подошла группа армейского спецназа. Но боевики поняли, что перевес сил теперь не в их пользу и стали спешно отходить.

Герой нашего времени

– Он ушёл в отпуск 16 августа, – рассказывает Эрика, жена Дмитрия, – собирался ехать к родителям в Ульяновск. Сначала хотел 30-го, потом говорит: «Вот Миша пойдёт в школу, тогда и я поеду…» А утром его вызвали на работу. Он уехал, я включила телевизор и всё узнала. Вечером накануне боя он сказал другу: ты знаешь, я, наверное, погибну. Обычно, когда им с ребятами предстояла боевая задача, если у кого-то возникало нехорошее предчувствие, смятение, он их не брал с собой. А сам он не мог не пойти…

ТРЕТИЙ ТОСТ: РОЖДЕННЫЙ БЫТЬ ПЕРВЫМ

С момента трагедии в Беслане прошло три с лишним года, но память о тех страшных днях будет жить в сердцах людей еще долгие годы. Вечна будет память и о Герое России Дмитрии Разумовском, в честь которого названа теперь гимназия № 1 города Ульяновска. 1 сентября 2007 года на центральной площади родного города Героя ему был открыт памятник.
Но все же главная память о Разумовском живет в его детях. Старший Михаил, который был назван в честь командира 12-й пограничной заставы старшего лейтенанта Михаила Майбороды, в этом году заканчивает восьмой класс и хочет поступать в суворовское училище, чтобы стать офицером, как его отец.

Юрий МУХИН
Фото из архива семьи
Дмитрия РАЗУМОВСКОГО

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
К оружию следует прибегать в последнюю очередь – когда другие средства окажутся недостаточными.

Николо МАКИАВЕЛЛИ

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum