TraserH3.ru
Актуально
Реклама
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика


 

        Октябрь 2008 года
     
АРХИВ: ГРУЗИНЫ СО СВАСТИКОЙ
     
 
АРХИВ: ГРУЗИНЫ СО СВАСТИКОЙ
За последнее столетие Грузия не раз оказывалась марионеткой в руках сил, пытающихся создать на Кавказе «противовес имперским амбициям Москвы», но сама никогда не играла самостоятельной политической роли. Это очередной раз показал недавний вооруженный конфликт в Южной Осетии. При этом Америка сумела влезть на Кавказ относительно недавно – в середине 90-х годов прошлого века. До этого грузины оказывались заложниками геополитических игр Британской империи, других стран Антанты, Польши, а также Германии.

ЕЩЕ В ГОДЫ Первой мировой войны под лозунгом освобождения Грузии от русского ига в составе германской армии был создан грузинский легион. Показательно, что офицерский состав этого формирования был набран исключительно из немцев. После провозглашения независимости в 1918 году в Грузии были размещены германские войска, а немецкие инструктора помогали формировать национальную армию.
На этапе вхождения Грузии в состав СССР многочисленные местные националисты предпочли эмигрировать. Большинство из них предложили свои услуги разведывательным органам европейских государств. В 1922 году заместитель министра иностранных дел эмигрантского «правительства» Грузии направил руководству польского генштаба план совместного выступления против Советов, после чего по приказу лидера Польши Пилсудского в польскую армию были приняты около ста грузин. Военный министр Польши отмечал, что «сотрудничество с Грузией во время войны является ценным и желательным».
После падения Польши в начале Второй мировой войны грузинская пятая колонна оказалась на службе у Третьего рейха, руководство которого уже вело подготовку к войне с Советским Союзом.
Необходимо подчеркнуть, что одной из целей восточной кампании нацисты избрали расчленение многонационального государства. Для более успешного осуществления политики по колонизации захваченных территорий СССР немцы планировали создать целый ряд марионеточных правительств, полностью подконтрольных Германии. Поэтому еще до начала войны с Советским Союзом на территории Третьего рейха и оккупированных государств Европы началось формирование многочисленных организаций, якобы представляющих интересы «закабаленных большевизмом народов».
Еще в 1938 году в Берлине было создано «Грузинское бюро», через некоторое время переформированное в «Кавказское бюро». В 1939 году в Риме состоялся съезд представителей грузинских националистических организаций Берлина, Праги и Варшавы, на котором было принято решение об организации «Грузинского национального комитета». Летом 1940 года грузинские правые вели переговоры с лидером горской эмиграции Гейдаром Баматом о создании общекавказской фашистской партии. На роль лидера будущей «освобожденной» Грузии был подобран престолонаследник князь Багратион-Мухранский.
С началом войны руководство Германии приняло решение сформировать из числа советских военнопленных и эмигрантов ряд легионов, которые бы сражались против Красной Армии наравне с частями вермахта. Первым легионом, созданным на Восточном фронте из нерусских граждан СССР, был легион «Туркестан» (ноябрь 1941 года). В это формирование зачисляли не только жителей среднеазиатских республик и Казахстана, но также татар, башкир и азербайджанцев. Впоследствии были созданы легионы «Идель-Урал» (татары, башкиры и чуваши), «Азербайджан» и «Северный Кавказ». 30 декабря 1941 были сформированы также легионы «Армения» и «Грузия».

АРХИВ: ГРУЗИНЫ СО СВАСТИКОЙ

Координационным центром, из которого осуществлялась вербовка грузинских военнопленных и где проходило обучение офицерского и унтер-офицерского состава, был польский поселок Крушна. Вскоре штаб грузинского легиона был переведен в литовский город Мариамполь. Командиром легиона в январе 1942 года был назначен полковник Шалва Маглакелидзе.
В пропагандистских целях при легионе был создан также «Грузинский национальный комитет», выполнявший функции своеобразного правительства в изгнании. Чиновники германского министерства по делам оккупированных восточных территорий не упускали случая прозрачно намекнуть лидерам грузинских националистов, что в будущем возможно восстановление Грузии в качестве «независимого» государства, по примеру Хорватии и Словакии.
Ядро грузинского легиона изначально формировалось из числа прогермански настроенных эмигрантов, преимущественно представлявших грузинскую диаспору в Германии, а также диаспоры из оккупированных Франции и Бельгии. Помимо эмигрантов легион «Грузия» пополнялся завербованными военнопленными грузинами и перебежчиками из Красной Армии. Среди личного состава легиона была развернута масштабная пропагандистская работа (издавалась даже газета на грузинском языке), целью которой было убедить грузинских военнослужащих в том, что Грузия в составе СССР находится незаконно (в результате «советско-турецкой агрессии» 1921 года), что республика оккупирована чужеродным коммунистическим режимом и освобождение ее от иностранной власти имеет смысл любой ценой, в том числе и ценой союза с нацизмом.
Легионеры, в том числе и грузинские, обмундировывались в германскую военную форму, но со специально разработанными знаками различия: погонами и петлицами. Погоны были, как правило, серого цвета с алой выпушкой и белыми или серебряными галунами. Начиная с обер-лейтенанта, легионеры носили погоны в виде узкого серебряного жгута с золотыми лычками. Петлицы были алого цвета с белыми галунами. На рукаве мундира каждый легионер носил специальный шеврон в виде геральдического щитка с национальной символикой и названием легиона. Грузинские щитки имели дизайн, повторявший флаг Грузинской Демократической Республики. Устав вермахта запрещал легионерам-неарийцам носить специфический нагрудный знак в виде орла со свастикой, который каждый солдат-немец обязан был иметь на правой стороне мундира чуть выше нагрудного кармана. Однако грузины в организованном порядке игнорировали запрет и демонстративно носили на груди «знак превосходства». Вскоре примеру грузин последовали северокавказцы и азербайджанцы. Со временем запрет был негласно отменен.
Весной 1942 года на фронт из Мариамполя были направлены два полностью экипированных и обученных грузинских батальона (795-й и 796-й) общей численностью свыше 2000 солдат и офицеров. Спустя год из тренировочных лагерей Литвы поступила вторая волна грузинских легионеров (797-й, 798-й, 799-й и 822-й батальоны), а еще через несколько месяцев (в конце лета 1943 года) – третья (823-й и 824-й батальоны). Для большего пропагандистского эффекта некоторые грузинские батальоны получили наименования исторических деятелей Грузии. Так, 797-й батальон именовался «Царь Ираклий II Багратиони», 799-й – «Царь Давид Багратиони-Ахмашенебели», 822-й – «Царица Тамара», 823-й – «Шота Руставели» и т.д.
Кроме вышеназванных батальонов в Польше, в тренировочных лагерях 162-й пехотной дивизии вермахта были подготовлены и направлены на Восточный фронт три горно-егерских и два гренадерских грузинских батальона общей численностью свыше 6000 человек. Впоследствии темпы подготовки грузинских легионеров были ускорены. В различных тренировочных лагерях было подготовлено в общей сложности свыше двадцати батальонов грузинского легиона. Учитывая, что стандартный немецкий пехотный батальон включал в себя от 900 до 1600 солдат и офицеров, а горно-стрелковый – не менее 600, можно предположить, что общее число грузинских легионеров во всех этих батальонах вместе взятых превышало 20 тысяч человек.
Грузины служили Третьему рейху не только в составе своего легиона. Было сформировано также 11 грузинских отдельных инженерно-строительных рот, входивших в состав военизированной Организации Тодта. Определенное количество грузин состояло на службе в Русской освободительной армии генерала А. Власова и различных украинских формированиях (в том числе дивизии СС «Галичина»). Охотно принимались грузинские эмигранты и на службу в абвер. Здесь они проходили обучение методам разведки и приемам диверсионной борьбы. В самом начале войны с Советским Союзом из грузин, окончивших специальную разведывательную школу абвера, была создана организация «Тамара», на которую возлагалась задача организации восстания на территории Грузинской ССР. В ноябре 1941 года диверсанты «Тамары» вошли в состав батальона специального назначения «Бергманн» («Горец»). 1-я, 4-я и 5-я роты батальона были сформированы из грузин, 2-я – из представителей северокавказских народов, 3-я – из азербайджанцев. Батальон «Бергманн» был направлен на Восточный фронт в конце августа 1942 года. Его личный состав забрасывался в советский тыл и выполнял различные разведывательно-диверсионные задачи. Все это позволяет предполагать, что на германской стороне служило в общей сложности не менее 30 тысяч грузин.
Боевое крещение грузинские батальоны получили в период битвы за Кавказ. Летом 1942 года здесь в составе немецких войск действовало семь «восточных батальонов», в которых служили грузины, азербайджанцы, армяне и представители северокавказских народов. В конце 1942 – начале 1943 года на Северный Кавказ прибыли также 806-й азербайджанский и 810-й армянский, 842-й северокавказский батальоны, а также два азербайджанских и один грузинский батальоны, включенные в штат пехотных дивизий.
В числе этих батальонов находился и уже упомянутый «Бергманн». В сентябре 1942 года диверсионная группа из состава батальона в количестве 25 человек высадилась в районе Грозного с целью захвата нефтяных объектов. Группе не удалось выполнить задание, поскольку 27 сентября наступление вермахта на столицу Чечни было остановлено. Однако диверсанты смогли пробиться через порядки советских войск к линии фронта и даже привести с собой перешедших на их сторону красноармейцев – представителей народов Кавказа, которые затем пополнили состав батальона. В сентябре 1942 года батальон «Бергманн» вел бои с советскими партизанами в районе Моздок—Нальчик—Минеральные Воды.
АРХИВ: ГРУЗИНЫ СО СВАСТИКОЙ

К концу 1942 года «Бергманн» был развернут в полк трехбатальонного состава общей численностью 2300 человек. В ходе отступления германской армии с Кавказа полк вел арьергардные бои, а также проводил операции по уничтожению промышленных объектов. Затем часть была переброшена в Крым для участия в антипартизанской борьбе.
Впрочем, далеко не все грузинские части оказывались лояльными к своим германским хозяевам. К октябрю 1942 года относится случай, когда целый грузинский батальон (в советских источниках «полк Георгиен-легион») пытался в полном составе перейти на сторону Красной Армии. Переход 750 легионеров с оружием и обозом был детально спланирован и согласован с командованием 37-й армии Северной группы войск Закавказского фронта. Легионеры заявляли, что не желают воевать против своих братьев и будут рады повернуть недавно выданное им оружие против самих немцев.
Увы, побег был сорван несколькими предателями. Оценивая случившееся, один пленный германский унтер-офицер заявил: «Немецкие солдаты на эти части не надеются и считают их неустойчивыми. В своем большинстве солдаты оценивают мобилизацию этих людей в германскую армию как показатель нашей слабости».
К маю 1943 года центр формирования восточных легионов на Украине сформировал из грузин батальон, который затем был придан 198-й пехотной дивизии вермахта. Это соединение германское командование планировало использовать для наступления в направлении Туапсе — Сухуми. Однако вследствие поражения в битве за Кавказ дивизия была направлена в качестве резерва в тыл 1-й танковой армии на Донецком фронте. После начала операции «Цитадель» в десятых числах июля грузинский батальон 198-й дивизии был введен в состав 3-го танкового корпуса 4-й танковой армии, наступавшей со стороны Белгорода в направлении Курска, навстречу продвигавшейся от Орла 9-й армии вермахта. По донесению командира грузинского батальона капитана фон Мюллера, грузинские легионеры «хорошо зарекомендовали себя как при патрулировании улиц и несении службы по охране мостов, так и в разгар сражения во время строительства позиций».
Основной задачей входивших в 4-ю танковую армию пехотных дивизий была защита коммуникационных систем, находящихся к востоку от Харькова. В августе 1943 года находящихся на линии фронта легионеров посетил командир грузинского легиона полковник Ш. Маглакелидзе. После перехода советских войск в контрнаступление легионеры грузинского батальона 198-й дивизии обороняли защищающие подступы к Харькову германские позиции под Казачьей Лопанью, а во время отступления вермахта к Днепру (осенью 1943 года) несли охранную службу в районе Кременчуга и Кировограда.
В сражении под Курском и Белгородом приняли участие и другие грузинские подразделения: несколько рот снабжения, дорожно-строительная и охранная рота (в составе оперативной группы «Кемпф»).
Невзирая на все утверждения германского командования о равном статусе легионеров, на деле легионы использовались в качестве пушечного мяса. Легионеров бросали на самые трудные участки фронта, а во время отступления оставляли прикрывать отход линейных частей и ваффен-СС. Если «восточные батальоны» попадали в окружение, немецкое командование не особенно трудилось вызволять их. В итоге среди личного состава «восточных легионов» стали проявляться пораженческие настроения и дезертирство.
Как результат, к концу 1943 года Гитлер принял решение разоружить все части и подразделения, сформированные из представителей народов СССР, а личный состав использовать в качестве рабочей силы. Представителям верховного командования вермахта удалось убедить фюрера в том, что подобный шаг может иметь катастрофические последствия, ведь «восточные войска» к тому моменту насчитывали 427 тысяч добровольцев, равных по численности 30 германским дивизиям. Поэтому было решено не расформировывать «восточные легионы», а перевести их на второстепенные театры боевых действий – во Францию, Италию, на Балканы и т.д.
«Грузинскому национальному комитету» и центру в Мариамполе было предписано в срочном порядке перебазироваться в город Конфлан (Франция). Находившиеся на территории СССР грузинские батальоны перебрасывались в Нормандию и Бретань (северная Франция). Это вызвало резкий протест со стороны грузинских легионеров - вплоть до попыток открытого неповиновения. В частях, находившихся в Литве, имело место массовое дезертирство, в результате которого много грузин ушло в леса к литовским «лесным братьям» - партизанам, воевавшим против немцев, а после их ухода и возвращения Красной Армии продолжавших бороться против Советов.
Полковник Ш. Маглакелидзе был отстранен от командования легионом и переведен на службу в германские части в Прибалтике. Позднее, в 1944 году, в знак признания его заслуг в деле создания грузинского легиона ему было присвоено звание генерал-майора вермахта.
Большинство грузинских батальонов оказалось во Франции. Некоторые из них несли службу по охране Атлантического вала: 795-й – в Шербуре в составе 7-й армии, 797-й – в Греневилле в составе 709-й пехотной дивизии, 798-й – в Сен-Назере в составе 384-й пехотной дивизии, 822-й – в районе Лиона, а затем в Зандфоорте (Голландия) в составе 344-й пехотной дивизии, 823-й – в составе 7-й армии на острове Гернси. Дислоцированный в Перигее 799-й грузинский батальон, задействованный в центральных районах Франции в операциях против партизан, входил в состав 25-го армейского корпуса. Грузинский батальон 198-й дивизии в начале декабря 1943 года был переброшен в Италию, где вошел в состав 2-го танкового корпуса СС и участвовал в боях с партизанами в районе Джунео-Домодосолле и Брешия.
Поскольку согласно приказу Гитлера от 1943 года ни одна из восточных добровольческих частей отныне не могла быть больше батальона, был разделен и полк «Бергманн». Грузинский батальон «Бергманн» к августу 1943 года был переведен в северо-западную часть Крыма, где осуществлял охрану береговой зоны от Ак-мечети до Евпатории. В сентябре грузин перебросили в район юго-восточнее Севастополя. Батальон нес охрану прибрежной дороги от Фороса до Алушты и вел разведку в горах против советских партизан.

АРХИВ: ГРУЗИНЫ СО СВАСТИКОЙ

24 октября 1943 года советские войска прорвали оборону 6-й армии севернее Мелитополя и устремились через Ногайские степи к низовьям Днепра. Предвидя надвигающуюся опасность, командующий 17-й армией генерал-полковник Э. Енеке составил план по прорыву 17-й армии из Крыма через Перекоп. Для осуществления этой операции германские дивизии, в том числе 153-я дивизия, в которую входил «Бергманн», в конце октября были переведены на север полуострова. Грузинский батальон был передислоцирован в село Бесчестное, южнее сивашского перешейка. Однако 28 октября Гитлер отменил операцию. В начале ноября советские войска овладели перекопским перешейком и форсировали Сиваш.
1 ноября грузинский батальон «Бергманн» получил приказ отразить атаку советских войск в районе Сиваша и, перейдя в контрнаступление, овладеть селом Уршино. После кавалерийской атаки грузинского эскадрона под командованием князя М. Дадиани Уршино было очищено от советских войск. На протяжении последовавших за этим недельных боев личный состав «Бергманна» участвовал в предотвращении попыток советских войск ворваться в Крым. Показательно, что генерал-фельдмаршал Э. фон Клейст в письменном виде объявил благодарность командиру грузинского батальона «Бергманн» обер-лейтенанту Э. Бранду.
В апреле 1943 г. в составе германских войск из Крыма были эвакуированы и грузинские части и подразделения: батальон «Бергманн», полевой батальон I/9 и горнострелковый батальон II/4, две роты снабжения и две строительные роты. Батальон «Бергманн» был переброшен в Грецию, а остальные формирования – во Францию.
Летом 1944 года западные союзники осуществили массированную высадку на севере Франции, в Нормандии, а советские войска вышли к границам Польши и Венгрии. Началась агония Третьего рейха. В ходе Ялтинской конференции среди прочих соглашений между СССР и союзниками была достигнута договоренность о выдаче Советскому Союзу всех бывших граждан СССР, находящихся на подконтрольной союзникам территории Европы. Выдаче подлежали и грузинские легионеры, которые с первых дней открытия второго фронта в Нормандии были брошены в бой против многократно превосходящих сил США и Великобритании.
Большинству легионеров почти до самого конца не было известно об уготованой им судьбе. Поэтому они довольно легко сдавались западным союзникам, надеясь, что это по крайней мере сохранит им жизнь. Хотя бывали и иные ситуации. Так, в качестве примера неудачного ведения «психологической борьбы» можно привести разброс союзниками листовок в марте 1945 года над позициями трех армянских и одного грузинского батальонов. В листовках легионеров призывали немедленно закончить войну и сдаться в плен, обещая при первой же возможности обеспечить им возвращение на родину, в СССР. Нетрудно предположить, что эти батальоны дрались до последнего человека. В конце концов в руки британцев попало лишь несколько тяжело раненных солдат и офицеров.
Большая часть солдат и офицеров легиона «Грузия» не получила подобных «предупреждений» и к концу войны сложила оружие на Западном фронте. Один из грузинских батальонов, расквартированный на голландском острове Тексель, в апреле 1945 года поднял восстание и, перейдя на сторону союзников, начал боевые действия против оккупировавших часть острова германских войск. Около 800 грузинских легионеров под командой капитана Лоладзе сражались в течение двух недель, потеряв две трети состава только убитыми, после чего сдались прибывшим на остров канадцам. Практически все легионеры (включая перешедших на сторону союзников тексельцев) впоследствии были выданы СССР.

Дмитрий ЖУКОВ
Иллюстрации из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum