TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Ноябрь 2008 года
     
Спецназ зарубежья: ФРАНЦУЗСКИЕ КОММАНДОС ВО ВЬЕТНАМЕ
     
 

ОГРОМНОЕ количество книг и статей, появившихся на Западе недавно о войне в Индокитае, по понятным причинам посвящено в основном роли, которую играли США в этом конфликте. Однако почти ничего не написано о действиях французских сил специальных операций в ходе первой войны в Индокитае. Между тем на этом театре действовали различные подразделения французских коммандос из состава сухопутных сил и флота.
Одним из наиболее примечательных спецподразделений, которое занималось организацией и проведением специальных операций и которое явилось предтечей известной американской «Группы наблюдения и изучения», была смешанная воздушно-десантная группа коммандос (Groupement de Commandos Mixtes Aeroportes), сокращенно — GCMA. В этой статье мы расскажем о ней. Статья подготовлена на основе книги Роже Тринкье «Современная война. Французский взгляд на контрпартизанскую борьбу и подразделения маки в Индокитае».

Спецназ зарубежья: ФРАНЦУЗСКИЕ КОММАНДОС ВО ВЬЕТНАМЕ

Майор Тринкье – человек для этой работы

В НОЯБРЕ 1950 года Генерал Жан де Латтр де Тассижени принял командование над всеми объединенными силами Франции в Индокитае. Назначение этого инициативного командира на должность было связано с желанием руководства вывести боевые действия, которые уже шли четыре года, из состояния стагнации, изменить стратегию и тактику действий французской армии в этой войне.
Одним из первых шагов де Латтра был приказ о формировании нового контрпартизанского подразделения для борьбы с Вьет Минем. Подполковник Гралль из состава французского Командования воздушно-десантных операций предложил присвоить новому подразделению маскирующее название Groupement de Commandos Mixtes Aeroportes (GCMA), что должно было вводить в заблуждение тех, кто не имел отношения к этому подразделению. На самом же деле новое подразделение стало инструментом французской разведывательной службы SDECE (Service de Documentation Exterieure et de Contra-Espionage) и предназначалось для работы по трем направлениям:
1. Создание контрпартизанских групп маки из местных жителей, которые должны действовать под управлением французского командования.
2. Прокладка маршрутов побега из плена и отхода в район расположения своих войск в тех местах, где это было необходимо.
3. Организация диверсионных групп.
Понимая, что для руководства тонкинским командованием GCMA (в подчинении вышестоящего штаба в Ханое) был необходим человек с особыми навыками, Гралль в октябре 1951 вызвал своего старого друга, ветерана многих кампаний в Индокитае майора Роже Тринкье. До начала Второй мировой Тринкье командовал отрядом морской пехоты, который отлавливал китайских пиратов и контрабандистов опиума на вьетнамско-китайской границе. Позже он служил во французском посольстве в Пекине. К началу Второй мировой Тринкье занимал должность адъютанта французского батальона в Шанхае. После разгрома войск вишистского правительства в Индокитае Тринкье попал в лагерь для военнопленных и позже был репатриирован. Уже через год после этого он опять вернулся в Индокитай. С 1946 по 1949 год он служил сначала командиром 4-го батальона коммандос, входившего в группу коммандос Поншардье, а затем заместителем командира (позже командиром) 2-го батальона парашютных коммандос, совершив четыре боевых десантирования в район Долины Тростников в провинции Дон Тап. В ходе одной из операций он со своими бойцами десантировался в район железной дороги Там Куан, где коммандос уничтожили два локомотива, сорок вагонов и депо. Его батальон также успешно навел порядок в Лай Тиеу, осуществив ряд оперативных действий и буквально вырвав населенный пункт из-под контроля 301-го батальона Вьет Миня.
Вернувшись во Францию, майор Тринкье продолжил службу в качестве командующего учебного центра французских колониальных войск, а потом возглавлял школу парашютистов в Ванне-Мекон. До тех пор, пока в октябре 1951 года до него не дошли известия, что он нужен в Индокитае.

GCMA

ПРЕДЛОЖЕНИЯ о создании подобных частей с американским участием возникали еще при предшественнике де Латтра, задолго до приказа о формировании GCMA. В частности, одним из тех, кто предлагал подобное, был сотрудник ЦРУ в Сайгоне полковник Эдвард Лансдейл. Среди военных он был не очень популярен — не в последнюю очередь из-за того, что с самого начала вмешательства США во вьетнамский конфликт выступал за развитие тайных операций против Северного Вьетнама. Основываясь на своем опыте успешных действий против партизан на Филиппинах, Лансдейл предложил сформировать спецподразделение под его командованием, финансируемое из американских источников.
Французский верховный комиссар в Индокитае отверг его предложения. Преемник Лансдейла предложил передать под управление США французскую школу специальных агентов в Кап Сен-Жаке (Вунг Тау). После внедрения агенты также должны были находиться под контролем американских разведчиков. Де Латтр отверг это предложение, как только прибыл в страну.
Во время своей первой встречи с Граллем Тринкье узнал от своего старого друга, что тот уже сформировал отряд GCMA на острове Ку Лао Ре, на юге Турана. Рота французских колониальных парашютистов и 400 вьетнамских солдат под командованием двенадцати младших офицеров и капитана ВМС П.А.?Леже проводили ночные рейды с использованием наземных транспортных средств и надувных лодок «Зодиак», а также осуществляли инфильтрацию и эксфильтрацию агентов.
Они провели рейд на деревню, расположенную в верховьях реки Куанг Нгаи, где, по данным разведки, планировали собраться на совещание офицеры Вьет Миня. Взаимодействуя с флотскими подразделениями, Леже разместил шесть лодок «Зодиак» на борту двух малых патрульных катеров и договорился об огневом прикрытии с приданных артиллерийских катеров. Как только стемнело, небольшая флотилия вошла в русло Куанг Нгаи и двинулась вдоль берега, держась от него в пределах 250–300 метров. Цель располагалась на суше в 450 метрах от берега. Перед высадкой Леже разделил свою группу из 20 человек на две подгруппы, из расчета пять человек на каждую лодку «Зодиак». К полуночи десантировавшиеся коммандос продвинулись на 200 метров в глубину побережья. Оставив 10 человек для наблюдения и обеспечения отхода подгруппы нападения, Леже возглавил атакующих. В ходе внезапного налета все собравшиеся на совещание офицеры Вьет Миня были уничтожены, включая комиссара и местного командира. Затем бойцы установили несколько зарядов пластиковой взрывчатки с взрывателями замедленного действия и, не поднимая шума, отправились назад к лодкам. Как только «Зодиаки» достигли ожидавших их катеров, раздались взрывы зарядов. Это послужило сигналом для катеров, и на деревню обрушился огонь из 57?мм пушек и пулеметов. Весь личный состав без потерь вернулся на базу.
Еще один отряд GCMA был сформирован на острове Хон Ме, в сорока милях от города Тьань Хоа, одного из ключевых населенных пунктов в дельте Красной Реки. Отрядом командовал капитан Бишло, у которого были хорошие связи в католической общине Тьань Хоа, что было весьма полезно для получения развединформации.
Что касается Тринкье, то Гралль предложил ему отправиться на север, чтобы принять руководство нижестоящим штабом, в ведении которого находился тонкинский отряд GCMA. Тринкье ранее служил в тех местах и хорошо знал регион и местные диалекты. Гралль особо отметил, что Тринкье необходимо будет поддерживать хорошие отношения с другими командирами войсковых частей в районе, поскольку отношение к GCMA со стороны других офицеров регулярной армии уже стало более чем подозрительным, что довольно распространенное дело по отношению к любому виду спецназа со стороны обычных армейцев.
В заключение Гралль сообщил Тринкье, что он лично выдвинул его кандидатуру в качестве преемника на посту руководителя тонкинского отряда GCMA. Время пребывания в должности предыдущего командира отряда истекало, и он возвращался в Сайгон для нового назначения.

Спецназ зарубежья: ФРАНЦУЗСКИЕ КОММАНДОС ВО ВЬЕТНАМЕ

В первых числах января 1952 года Тринкье прибыл в Ханой и, памятуя о совете Гралля, проинформировал штаб воздушно-десантных войск о своих планах по проведению операций силами GCMA. Одновременно он начал выстраивать добрые рабочие отношения с теми, кто мог оказать ему поддержку в течение ближайших месяцев. Полковник Дюлак проникся планами Тринкье и пообещал всякую возможную помощь.
В тонкинском штабе GCMA Тринкье получил необходимые сведения о первых операциях в регионе. Они осуществлялись группой оперативников, которая называла себя Les Centaines, что в переводе означает «центурионы». В течение месяцев оперативники проникали в сельскую местность для установления контакта с группами лояльно настроенных крестьян и представителями племен — на этой основе предполагалось развернуть противопартизанские отряды маки (по аналогии с отрядами французских патриотов маки, сражавшихся против фашистов во время Второй мировой войны). С прибытием Тринкье отряды маки были сформированы в Тьен Йен, Лук Нам, Сон Тай в долине Красной Реки и в Фат Дьем, недалеко от Тьань Хоа.
В частности, в Тьен Йен «центурионы» набрали, подготовили и обучили прыжкам с парашютом около ста туземцев-макизаров для действий на китайской границе в районе Маршрута 4, ведущего на север в Сао Банг. Командовал ими лейтенант Пьер Дабензи. Их первая боевая задача состояла в оказании помощи беженцам из недавно захваченного города Сао Банг, информировании местных командиров обо всех перемещениях противника и локальных стычек с Вьет Минем вдоль всего Маршрута 4 с конечной задачей полностью очистить этот участок дороги от Ланг Сонг на юго-запад до Ханоя.
Поскольку восточная часть района боевых действий GCMA не требовала пристального внимания, Тринкье сосредоточился на другой половине, лежавшей по ту сторону Красной Реки до гор Тай. Тринкье решил, что тут открывается великолепная возможность создать сеть застав среди горных племен. Хорошо зная эту местность, Тринкье понимал, что до того, как он направит в горные районы своих «центурионов», ему следует заложить там тайники с продуктами и боеприпасами, поскольку до установления регулярного снабжения по воздуху вопросы пополнения будут наиболее сложными.

Маки и их операции

НЕСКОЛЬКО месяцев напряженной работы в восточной части оперативного района позволили создать группы маки в Ня Ло, Тьанк Уен, а в центре восточной части района, в Лай Чау, удалось даже создать школу по подготовке коммандос.
Вскоре маки на деле показали, чего они стоят. Разведгруппа из Ня Ло высадилась на берег Красной Реки, где установила наблюдение за Вьет Минем и выявила его подготовку к наступательным действиям. Группа из Лай Чау тем временем вела разведку в запретной зоне вдоль границы с Китаем, который активно помогал Вьет Миню оружием и боеприпасами. Ей также удалось установить район расположения нескольких дивизий, сосредоточенных на границе для возможного нападения.
Макизары составили основу участников операций GCMA в Тонкине — все они проходили суровую подготовку, организованную Тринкье. Отобранные добровольцы поступали в школу коммандос в Лай Чау. После успешного завершения обучения здесь они направлялись в Ханой, в центр парашютной подготовки. Личный состав, отобранный для проведения специальных операций, направлялся для дальнейшей подготовки в ханойский центр.
Задачи подразделения коммандос GCMA в Тонкине в значительной степени были похожи на задачи «центурионов»: предотвращать сотрудничество и поддержку Вьет Миня, создавать в рядах Вьет Миня постоянное ощущение опасности и угрозы, вовлекать население в активное сопротивление Вьет Миню и расширять число добровольцев, желающих вступить в ряды макизаров. Конечной целью маки являлось уничтожение военно-политической инфраструктуры Вьет Миня.
Бойцы коммандос для проведения операций проходили специализацию по одной из трех специальностей: тактика борьбы с партизанами, связь и разведка. Обычно группа состояла наполовину из бойцов коммандос, примерно четвертую часть составляли специалисты-разведчики, остальные были связистами.
Регулярная часть коммандос-макизаров для идеальной эффективности действий в своем составе имела около 1000 вооруженных и подготовленных местных жителей. Организационная структура этих подразделений в полной мере соответствовала их военно-политическим задачам. Тринкье, часто посещавший своих солдат, постоянно напоминал командирам, что необходимо тщательно отбирать лучших кандидатов среди местных для того, чтобы обеспечить сплоченность и эффективность при командовании этими частями. В большинстве случаев кандидаты с задатками лидеров посылались в школу младшего офицерского состава в Вунг Тау. Что касается постоянных кадров GCMA, которые действовали как военные советники в частях маки, в их задачи входило создание системы самообороны, подготовка новобранцев маки и организация баз для проведения операций.
Самыми лучшими бойцами тонкинского отряда GCMA из всех местных жителей были горцы племени Мео, обитавшего в нагорьях западного Тонкина. Из Мео выходили лучшие коммандос и лучшие командиры. Одним из них был лейтенант Нунг из района Пха Лонг, которого Тринкье характеризовал как человека редкой отваги.
В мае 1952 года Нунг закончил школу МОС и приступил к формированию подразделений маки в верховьях Красной Реки среди жителей нагорий Яо Сам Мео и Кол де Нуаж недалеко от китайской границы. Выбрав наиболее подходящих горцев, лейтенант Лонг и его заместитель Нунг остановились на сорока кандидатах. Подготовку новое спецподразделение под командованием лейтенанта Нунга закончило в начале 1953 года. Оно получило название «Маки Кардамон». К концу июня Нунг и его солдаты набрали еще 600 добровольцев в маки. Некоторые из них были уроженцами Пхонг Тхо, деревни на северо-западе Тонкина, которую Нунг и его бойцы освободили от Вьет Миня.

Спецназ зарубежья: ФРАНЦУЗСКИЕ КОММАНДОС ВО ВЬЕТНАМЕ

В конце сентября Нунг узнал от агентов своей разведывательной сети, что противник готовится к проведению операции по возвращению деревни Пхонг Тхо под свой контроль и расквартировывает батальон в окрестностях города Лао Кай на Красной Реке, что в 50 милях западнее Пхонг Тхо. Оценив ситуацию, Нанг принял решение атаковать подразделения Вьет Миня прямо в Лао Кай, проведя наземную операцию с применением воздушного десанта — еще до того, как замыслы противника успеют оформиться в планы и наступлению будет дан ход. Город Лао Кай был расположен на восточном берегу. Здесь Вьет Минь развернул передовые командные пункты и запланировал форсировать реку недалеко от деревни Кок Леу.
В ночь с пятого на шестое октября 1953 года пятьсот коммандос маки под командованием лейтенанта Лонга скрытно выдвинулись в сторону деревни Кок Леу и заняли позиции в ста метрах от нее. Десант планировалось высадить на путях вероятного отхода противника из района.
На рассвете лейтенант Нунг и 40 его коммандос десантировались из трех самолетов «Дакота» на заранее выбранную площадку к югу от Кок Леу. После сбора на площадке приземления и встречи с коммандос Лонга парашютисты Нунга возглавили атаку на противника. Хотя части Вьет Миня были застигнуты врасплох, им удалось наспех организовать контратаку, однако она была отбита бойцами Нунга, загнавшими Вьет Миня через реку к Лао Кай. К исходу дня Вьет Минь был полностью разгромлен, его оружие и подготовленные тайники с боеприпасами и матобеспечением уничтожены, а планировавшееся наступление сорвано. Финальную точку этой операции поставили бойцы Нунга, взорвавшие единственный мост, соединявший Лао Кай с китайской территорией, нарушив, таким образом, основной путь снабжения Вьет Миня в районе. Блестящий успех операции, проведенной лейтенантом Нунгом, привлек в ряды его «Маки Кардамон» сотни новых добровольцев.

Финал. «Кастор» без маки

В МАЕ 1953 года срок службы Тринкье в должности командира тонкинского отряда GCMA подошел к концу. Получив звание подполковника, он был назначен командиром группы отрядов и убыл в штаб группы в Сайгоне. Командование тонкинским подразделением он передал в надежные руки капитана Роже Фурнье, который позже был награжден Военным Крестом (Croix de Guerre) за свою храбрость.
Теперь Тринкье располагал огромной силой. На всей территории от Лаоса до Центральных нагорий, от рейдеров Леже до вновь сформированных Маки из туземцев Хре подполковнику Тринкье подчинялись в общей сложности 20 тысяч бойцов GCMA.
Но война развивалась не так, как этого желали Тринкье и его товарищи. Возникшие стратегические изменения напрямую затронули GCMA. В декабре 1953 года группа была переименована в Groupement Mixtes d’Intervention (GMI) — смешанную группу вмешательства. Переименование группы повлекло и изменение характера ее действий. Тринкье пришлось употребить весь свой опыт, авторитет и навыки, чтобы отстоять группу и доказать ее высокую эффективность. Однако в то время, как ослабленная изменениями GMI продолжала проведение операций против частей Вьет Миня, усиливших свои позиции в районе Тонкина, основное оперативное внимание среди высшего командования уделялось Дьен Бьен Фу. Силы GMI были расположены вдоль основной трассы на Лаос (так же, как это было в западном Тонкине), и в итоге GMI оказалась вовлечена в историческое сражение при Дьен Бьен Фу.
Однако в плане операции «Кастор», который должен был решить судьбу Дьен Бьен Фу, силам маки, способным повлиять на исход операции, не отводилось места. В основном подразделения GMI были вовлечены в маневренные бои с частями 316-й дивизии Вьет Миня вдоль провинциальной трассы 41, оттягивая противника от основных сил, сжимавших кольцо вокруг Дьен Бьен Фу.
В январе-апреле 1954 года Вьет Минь предпринял наступление на части маки в Тьан Уйен, что ухудшило положение обороняющихся. В этих условиях практически повсеместно части маки буквально боролись за выживание. Позже в своих воспоминаниях Тринкье написал: «Если бы операция «Кастор» началась раньше на месяц и наши маки приняли бы в ней полноценное участие, драма при Дьен Бьен Фу никогда бы не произошла». Однако она произошла, и теперь маки могли лишь помочь восстановить контакт с населением вокруг лагеря.

Итоги двухлетней работы

ЗА ДВА года операций GCMA/GMI потеряли убитыми трех французских офицеров, около 2000 солдат и сержантов получили ранения. В свою очередь, они уничтожили и ранили около 3500 солдат и офицеров Вьет Миня и переманили на свою сторону около 1000 человек. Вдобавок к сказанному, подразделения GCMA/GMI захватили 185 единиц автоматического оружия, 248 пистолетов-пулеметов, 47 минометов и 160 тонн различных боеприпасов. Они уничтожили 250 тонн материальных средств, которые поставляли повстанцам союзники из Китая. С декабря 1952 по июль 1954 года маки коммандос только в районе Тонкина провели 25 самостоятельных операций, в ходе которых выбросили в тыл противника 1200 десантников.

Предательство Парижа

ПЕРИОД после женевских соглашений породил новые опасности и трудности для подразделений маки. Тринкье боролся за то, чтобы как-то облегчить их участь. В один момент капитан Фурнье сообщил Тринкье, что в районе Тонкина подразделения маки организовали Верховный комитет освобождения Красной Реки. Мео и другие местные племена хотели, чтобы Франция поддержала их инициативы по самоуправлению и самообороне. Тринкье одобрил эти шаги, считая, что они этого достойны, поскольку заслужили такое право долгой и честной службой на благо Франции. Однако очень скоро он обнаружил, что его руководители в Париже имеют крайне смутное представление об этих местных инициативах, а один из пунктов договора о прекращении огня запрещал ему поддерживать своих бывших подчиненных.
И он, и парижские бюрократы прекрасно понимали, что такое отношение является по сути предательством маки, которых ждала скорая месть Вьет Миня. Разочарованный предательством Парижа, Тринкье, однако, подчинился приказам и к концу 1954 года свернул операции GMI по всей стране. В начале 1955 года он навсегда покинул Индокитай.

Спецназ зарубежья: ФРАНЦУЗСКИЕ КОММАНДОС ВО ВЬЕТНАМЕ

От Алжира до Катанги

ПОСЛЕ службы в Индокитае полковник Роже Тринкье вернулся во Францию. Он пытался заинтересовать вышестоящее командование возможностями применения специальных операций и контрпартизанской войны в других регионах, но, увы, не преуспел. Внимание офицеров было приковано к Алжиру и нараставшему там кризису. Подобно другим ветеранам Индокитая, Тринкье был снова призван на службу. Он был назначен адъютантом 10-й колониальной парашютной дивизии, которая сражалась с исламскими террористами из Фронта национального освобождения Алжира (ФЛН). Во время битвы за Алжир в 1957 году Тринкье служил в 3-м колониальном парашютном полку, задачей которого было обеспечивать порядок и безопасность в печально известном алжирском квартале Цитадель. Годом позже Тринкье совместно с генералом Жаком Массу, главнокомандующим частями в Алжире, сформировал «Комитет гражданской и армейской общественной безопасности» — разведывательную организацию, которая безжалостно уничтожала как ячейки ФЛН, так и ее отдельных членов. Стоит упомянуть также, что именно Тринкье был одной из ключевых фигур в организации прихода де Голля к власти в 1958 году и установлении 5-й Республики.
С 1959 до 1960 года, будучи командующим округом Эль Милия, Тринкье без колебаний бросал свой 3-й колониальный парашютный полк на уничтожение алжирских повстанцев. После войны он получил назначение на должность адъютанта военного округа Ницца. Но вскоре из-за политических потрясений во Франции он вынужден был оставить военную службу, завершив военную карьеру. Его 14 военных наград включали в себя «Пурпурное Сердце» и орден Почетного легиона.
Не в силах усидеть на месте, Тринкье нашел себе новое дело. Президент непризнанной конголезской территории Катанга Моис Чомбе в своих попытках как-то улучшить ситуацию со своими вооруженными силами тайно связался с французским правительством в попытках заполучить для жандармерии Катанги французских военных специалистов. В начале января 1961 года, находясь на отдыхе в Ницце, Тринкье получил приглашение от Чомбе. В письме ему предлагалось возглавить все сухопутные подразделения Катанги. Через три недели Тринкье прилетел в Элизабетвиль – вместе с ним туда прибыла группа французских офицеров, включая подполковника Фольке, бывшего командира 1-го парашютно-десантного полка Иностранного легиона. Тринкье рьяно взялся за дело и уже через две недели представил Чомбе свой доклад о ситуации в Катанге. Однако он затребовал себе полный контроль над всеми вооруженными силами Катанги в течение пяти лет и практически полный контроль над МВД, а также поддержку президента и разрешение вербовать французских офицеров. Как ни странно, Чомбе согласился на эти условия, и Тринкье улетел во Францию собирать команду специалистов. Однако об этом узнали бельгийцы, в частности полковник Вебер, которому, как выяснилось, Чомбе пообещал то же самое (президент вел двойную игру, пытаясь выжать максимум из ситуации). В результате подковерных интриг бельгийцы одержали победу, и когда Тринкье вернулся в Конго, ему было отказано во въезде. Попытки восстановить ситуацию успехом не увенчались, и в апреле 1961 года Тринкье оставил все попытки работать с правительством Чомбе.
После этого Тринкье некоторое время работал со SDECE, а затем начал новую карьеру, уже в качестве писателя и преподавателя. Он написал одиннадцать книг, включая и книгу, которая легла в основу данной статьи.
Тринкье скончался в 1986 году и до самой смерти продолжал писать и читать лекции, призывая США и союзные страны прилагать все усилия в борьбе с террористами, которых поддерживал СССР.

Примечание

САМО название «Groupement de Commandos Mixtes Aeroportes» придумал капитан Деодат Пью Маунтбрюн, который в самом начале служил в этом подразделении. В годы Второй мировой он находился в парашютных частях Свободной Франции. За свое мужество и героизм в 36 лет он был произведен в командоры Почетного легиона.
Будучи прямым порождением SDECE, а не регулярных частей, GCMA не смогла обзавестись своими эмблемами и отличительными знаками. Однако, по словам Тринкье, большинство личного состава из числа французов и европейцев носили красный берет парашютистов колониальных частей и эмблему парашютного десанта морской пехоты (бывшую эмблему колониальной пехоты).

Сергей КАРАМАЕВ
Евгений ГРОЙСМАН
Сергей КОЗЛОВ
Фото из архива редакции

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Герой делает то, что можно сделать. Другие этого не делают.

Ромен Роллан

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum