TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Июнь 2008 года
     
СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ: ОПЕРАЦИЯ «БИНБЕГ», ИЛИ ПОСЛЕДНИЙ БОЙ РОДЕЗИЙСКОЙ SAS
     
 

ПОСЛЕ исчезновения с политической карты Южной Родезии и образования на ее месте государства Зимбабве большая часть бойцов родезийского спецназа («Скауты Селуса», SAS и «легкой пехоты» Южной Родезии) перебрались в ЮАР и поступили на службу в южноафриканские вооруженные силы. На их основе были созданы два новых разведывательно-диверсионных отряда южноафриканских коммандос: 3-й, в который вошли в основном чернокожие «Скауты Селуса», и 6-й, основу которого составили бывшие родезийские сасовцы. Однако эти два подразделения просуществовали недолго, немногим более года. К середине 1981 года большинство родезийских спецназовцев, выполнив 12-месячные контракты с ВС ЮАР, покинули южноафриканские разведывательно-диверсионные формирования — reconnaissance commando (recces). В основе разногласий между родезийцами и южноафриканцами лежал различный подход к методике проведения спецопераций, а также излишнее, по мнению командования ВС ЮАР, стремление родезийцев к самостоятельности.
Сыграли свою роль и языковые, и даже религиозные различия. Ангологоворящие родезийцы не слишком охотно изучали официальный язык recces — африкаанс. А религиозные убеждения потомков буров (реформаторская голландская церковь) входили в противоречие с убеждениями большинства родезийцев, исповедовавших другие религиозные направления. Все это вместе взятое в конце концов дало основание некоторым высшим офицерам recces объявить «о принципиально различных культурах родезийского и южноафриканского спецназа».
Однако перед своим уходом родезийцы все же смогли хорошенько «хлопнуть дверью»: их усилиями в Мозамбике была проведена операция «Бинбег», имевшая далеко идущие последствия и наделавшая немало шума в международной прессе.

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ: ОПЕРАЦИЯ «БИНБЕГ», ИЛИ ПОСЛЕДНИЙ БОЙ РОДЕЗИЙСКОЙ SAS

Используя опыт родезийской войны

В НАЧАЛЕ 80-х годов ХХ века на территории соседнего с ЮАР Мозамбика действовало несколько учебных центров и учреждений оппозиционного Африканского Национального Конгресса. В мозамбикской провинции Нампула на севере страны, например, находился лагерь, в котором проходило подготовку до 150 бойцов боевого крыла АНК — «Умконто ве сизве». Отряды «Умконто», используя Мозамбик как базу, проводили операции в ЮАР. В столице Мозамбика Мапуту и его пригородах АНК принадлежало свыше 30 домов и квартир, использовавшихся как политическими, так и военными структурами АНК. Несколько таких резиденций АНК в пригороде Мапуту — Матоле и стали объектом операции «Бинбег».
Южноафриканцы паредполагали, что в Матоле, которая располагалась в 16 км от мозамбикской столицы, находится «крупный штаб АНК и ЮАКП (южноафриканская компартия. – С.К.) по планированию военных операций в ЮАР». Коммандос должны были атаковать три объекта в Матоле, захватить или уничтожить находившихся там активистов АНК, вывезти представлявшую разведывательную ценность документацию. Штаб специальных сил ВС ЮАР рассчитывал и на захват руководителя ЮАКП и члена руководства АНК Джо Слово, которого южноафриканские спецслужбы считали полковником советского КГБ. Джо Слово отвечал в руководстве АНК за планирование боевых операций, и, получив данные, что Слово периодически бывает в Матоле, южноафриканцы решили нанести удар. Задача по разработке и осуществлению операции была возложена на бывшего родезийского сасовца, командира 6-го разведотряда recces полковника Гарта Баррета.
Акция задумывалась как секретный рейд спецназа, а не войсковая операция. Среди средств доставки коммандос к цели обсуждались: самолет с сбросом парашютистов, вертолетный десант, морской десант на побережье с надводного корабля или подводной лодки. Однако последний вариант отвергли сразу, поскольку субмарина не могла обеспечить доставку ни достаточного количества спецназовцев, ни тяжелого вооружения (пулеметов, гранатометов), на чем настаивали родезийцы. По этой же причине отказались и от высадки десантно-штурмовой группы на побережье. Выброску парашютистов и вертолетный десант, как неспособные обеспечить секретность миссии, также отвергли.
В конце концов выбор был сделан в пользу колонны грузовиков, закамуфлированных под мозамбикские военные машины, которая и должна была скрытно доставить спецназ на место. Поскольку операция была поручена 6-му «родезийскому» отряду recces, было решено положиться на богатый опыт «Скаутов Селуса» и сасовцев, приобретенный ими во время родезийской войны.
«Скауты» и сасовцы уже проводили на территории Мозамбика подобные акции. Так, в мае 1976 года около двух десятков родезийцев, по большей части чернокожих, выдав себя за военнослужащих правительственной армии, на четырех грузовиках пересекли границу с Мозамбиком и углубились на территорию страны более чем на сто километров. Они скрытно окружили базу зимбабвийских партизан ЗАНЛА, атаковали и разгромили ее, уничтожив склады, где хранилось большое количество оружия и боеприпасов. В июне того же года «Скауты Селуса» провели еще одну подобную операцию в Мозамбике. Она носила кодовое название «Лонг Джон». В ходе акции 58 спецназовцев на четырех грузовиках, закамуфлированных под машины правительственной армии Мозамбика, проникли в город Мапаи и уничтожили 19 членов ЗАНЛА и полтора десятка автобусов и грузовиков, используемых партизанами для перевозки личного состава и оружия.
Поэтому опыт по скрытному проникновению на автомобилях в Мозамбик у спецназовцев-родезийцев, составлявших основу 6-го южноафриканского разведотряда, был. А в распоряжении южноафриканцев были грузовики советского производства ГАЗ и ЗИЛ, а также бронированные машины БРДМ, БТР-152 и БТР-60ПБ, захваченные в период боевых действий в Анголе. Мозамбикская армия имела на вооружении аналогичную технику, поэтому достаточно было доставить из Намибии с трофейных складов несколько таких исправных машин и нанести на них опознавательные знаки вооруженных сил освобождения Мозамбика (ФПЛМ).

Попытка номер «раз»

РОДЕЗИЙЦЫ хотели, чтобы каждая машина, готовившаяся для секретного рейда, была оснащена тяжелым вооружением, вплоть до автоматических ЗУ. Их предполагалось скрыть под слоем брезента в кузовах и использовать для огневой поддержки спецназа при штурме зданий. Южноафриканцы возражали, справедливо полагая, что лишний шум для такой операции ни к чему. В конце концов между родезийцами и южноафриканцами был достигнут некий компромисс: на каждом грузовике предусматривалась установка 12,7-мм или 14,5-мм пулеметов советского производства, а в кузовах некоторых монтировались 106-мм безоткатные орудия. И все же на одном из грузовиков бывшие сасовцы тайно от командования recces установили 20-мм скорострельную пушку, снятую со старого истребителя ВВС Родезии «Вампир».
СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ: ОПЕРАЦИЯ «БИНБЕГ», ИЛИ ПОСЛЕДНИЙ БОЙ РОДЕЗИЙСКОЙ SAS

Командовал операцией «Бинбег» командир 6-го разведотряда recces бывший офицер SAS Южной Родезии полковник Гарт Баррет. В целях изоляции Матолы он планировал на всех дорогах выставить т. н. стоп-группы, одетые в форму мозамбикской армии. Одновременно на въезде и выезде из Матолы должны были быть установлены заграждения и таблички с надписями «Стоп, проезд запрещен!» на португальском языке. В состав оцепления выделялись только чернокожие спецназовцы, владевшие португальским языком. Они должны были действовать под видом мозамбикских военных патрулей и в случае необходимости применять как стрелковое оружие, так и гранатометы. На эти группы была возложена задача изолировать Матолу от внешнего мира. Они же должны были перерезать все телефонные линии, ведущие в Мапуту. Для придания таким группам мобильности они снабжались велосипедами «Геркулес».
В конце ноября 1980 года подготовка операции в основном была завершена. Спецназ и транспортные машины, переправленные из Намибии, сконцентрировались в 25 км от пограничного пункта Коматипурт, через который проходило шоссе, связывающее ЮАР с Мозамбиком. Для пересечения границы была выбрана точка в нескольких десятках километров к югу от шоссе. В назначенный час колонна пересекла границу через сделанный заранее проход в заграждениях из колючей проволоки и устремилась к шоссе, до которого было более 40 км. Местность представляла собой дикую африканскую саванну, и с первых же часов марша спецназ стали преследовать неудачи. Машины советского производства, доставленные из Намибии, находились в крайне плохом техническом состоянии и то и дело выходили из строя. В довершение ко всему начались неполадки со связью. Вскоре два грузовика окончательно встали.
Баррет вышел на связь с командным пунктом и доложил о своем решении прекратить операцию. Всего в ста метрах от заветного шоссе на Матолу колонна развернулась и направилась в обратный путь. Аварийные машины пришлось тащить на буксире: бросить их на территории Мозамбика означало немедленно раскрыть всю операцию.
Следующие два месяца отряд спецназа и приданные ему ремонтники занимались восстановлением неисправной техники, тестированием связи и тренировками по штурму и зачистке зданий. Удалось добиться устойчивой «внутренней радиосети» в колонне. Специалистам даже пришлось заменить советскую радиостанцию на командирском БРДМ на другую, «более надежную». В состав колонны были также включены два грузовика южноафриканского производства «Samil».

Разногласия нарастают

У БАРРЕТА то и дело возникали трения с командованием специальных сил ВС ЮАР. Бывшего родезийского сасовца упрекали в пренебрежении технической стороной дела и самонадеянности. Ему также ставили в вину и «чрезмерную опору на одних только родезийцев». Однако Баррету удалось отстоять свой план проведения операции, хотя он и согласился включить в команду нескольких южноафриканцев и заменить ряд командиров.
Наконец, во второй половине января 1981 года разведотряд коммандос был готов повторить попытку рейда на Матолу. Перед повторным вторжением спецслужбы ЮАР провели тщательную разведку. Она показала, что нет никаких признаков того, что первое проникновение спецназа на мозамбикскую территорию было раскрыто. Поэтому штаб специальных сил дал операции «Бинбег» зеленый свет.
В кабине каждого грузовика колонны следовали по два чернокожих водителя (основной и резервный), владеющих португальским языком. Весь отряд спецназа был разбит на три оперативные группы (по числу атакуемых объектов) и мобильный штаб, который включал командирскую БРДМ полковника Баррета и крытый брезентом грузовик ГАЗ-66, в кузове которого находились медицинский пункт и несколько вооруженных бойцов. Единственная бронированная машина колонны — командирская БРДМ должна была в случае открытого столкновения с подразделениями ВС Мозамбика принять на себя главный удар, обеспечив отход остальных машин.
Группу «А» в составе семнадцати спецназовцев возглавлял легендарный родезийский спецназовец капитан Роберт Маккензи, человек, который был отмечен «самым большим количеством наград из всех служивших в Родезии американцев». В частности, Маккензи был награжден «Бронзовым крестом» «за храбрость и решительность в бою», а затем удостоен «Серебряного креста» за исключительные заслуги перед Родезией. Команда Роберта Маккензи следовала на грузовике «Samil» и советском ГАЗ-66. Кроме задачи по уничтожению своего объекта, она отвечала за безопасность передвижения колонны.
Группа «В» под командованием майора Криса Стейнберга насчитывала 22 человека. Она передвигалась на трех советских грузовиках и являлась главной ударной силой диверсионного отряда. Группа «С», возглавляемая лейтенантом Майком Ричем, имела в составе 17 операторов 6-го recce, двигавшихся на двух машинах. Таким образом, в составе колонны коммандос, готовой пересечь границу ЮАР с Мозамбиком, следовало 68 коммандос на восьми грузовиках и одной БРДМ. Все они были экипированы в камуфлированную форму мозамбикской армии, вооружены автоматами и пулеметами Калашникова, помповыми ружьями, гранатометами РПГ-7, ручными гранатами и пистолетами с глушителями. На борту грузовиков с мозамбикскими военными номерами имелись необходимый запас взрывчатки и патронов, радиостанции для связи между группами и командованием.
В 8 часов вечера 29 января 1981 г. вереница машин, замаскированная под мозамбикскую военно-транспортную колонну, вышла со своей временной базы под Коматипуртом по направлению к границе. В 9 часов 30 минут вечера она достигла пункта перехода и по сделанному проходу в колючей проволоке вошла на территорию Мозамбика. Автомобили и головная БРДМ двигались с выключенными фарами, ориентируясь на сигналы фонариков высланных вперед пеших патрулей. Они проводили разведку саванны, помогая водителям выбирать правильную дорогу и избегать возможных населенных пунктов и минных полей. Около часа ночи БРДМ Гаррета выехала на асфальтовую дорогу, ведущую в Матолу. Колонна выстроилась в походный порядок и с зажженными фарами устремилась к цели. При встрече с военными автомашинами сидящие за рулем чернокожие спецназовцы приветствовали их жестами, принятыми в таких случаях или восклицанием на португальском языке.
Перед въездом в Матолу машины пересекли мост через реку. К удивлению Баррета, переправа никем не охранялась, и он решил исправить эту «оплошность», выставив там свой блокпост, замаскированный под военнослужащих мозамбикской армии. Стоп-группа на мосту была хорошо вооружена и в случае необходимости вполне могла продержаться некоторое время. Однако коммандос получили указание Баррета пока пропускать беспрепятственно все гражданские автомобили, чтобы до поры не поднимать лишнего шума. Подобный же блокпост был установлен и на дороге, выходящей из Матолы в сторону Мапуту. Полностью оцепление должно было заработать по команде Баррета в момент, когда первые спецназовцы начнут штурмовать свои объекты.
Мобильный штаб операции во главе с Барретом, который контролировал ситуацию по радио, разместился на шоссе при въезде в Матолу. Перед атакой штурмовые группы спецназовцев разбились на тройки, многие надели на голову стальные каски-шлемы. У командиров троек были достаточно точные планы построек, в которых находились члены АНК. По команде Баррета группы спецназа начали одновременный штурм всех объектов.

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ: ОПЕРАЦИЯ «БИНБЕГ», ИЛИ ПОСЛЕДНИЙ БОЙ РОДЕЗИЙСКОЙ SAS

«Свой» или «чужой»?

ПЕРВАЯ же атака принесла успех — при нападении на одно из зданий АНК спецназу удалось захватить девятерых членов АНК, в этот момент выходивших на улицу. Однако воспользовавшись перестрелкой и начавшейся вслед за этим суматохой, семерым из них удалось сбежать. Как выяснилось впоследствии, среди них находился известный командир «Умконто ве сизве» Мосто Мокгабуди. При бегстве он был ранен очередью из автомата и впоследствии скончался в больнице Мапуту.
Спецназовцы шли на штурм зданий в стандартной «полицейской» манере: вышибали двери, забрасывали помещения гранатами. В ответ из темноты раздавались очереди из автоматов бойцов АНК, охранявших здания. По воспоминаниям родезийцев, участников рейда на Матолу, самым сложным при ночном штурме стала идентификация «свой — чужой». Большинство коммандос, как и охрана АНК, были вооружены оружием советского производства. Поэтому по звуку невозможно было определить, свой это выстрел или противника. В начавшейся неразберихе при штурме одного из домов АНК были ранены партнеры капитана Роберта Маккензи: лейтенант Рич Станнард, сержант Майк Смит и сержант-медик Энди Джонстон. Сержант Лан Стил был убит, а капрал Джим Паркс получил смертельное ранение и позже, уже в ЮАР, скончался.
Группе «С» под командованием лейтенанта Майка Рича удалось проникнуть в здание незамеченной и уничтожить шестерых членов АНК, которые не успели оказать никакого сопротивления. Позднее командование «Умконто» признало, что эти «активисты были застигнуты врасплох и застрелены в своих постелях». Сложнее всего пришлось группе «В». Объект, который она штурмовала, был самым большим и представлял собой двухэтажный дом с хозяйственными постройками и гаражом. Ожидая, что именно здесь будет оказано наиболее ожесточенное сопротивление, спецназовцы подогнали к входу в здание грузовик со 106-мм безоткатным орудием в кузове и установленным на кабине 14,5-мм пулеметом. В случае неудачи штурма резиденцию предполагалось просто расстрелять. Однако этого не потребовалось.
Головная группа спецназа во главе с капитаном Корри Меерхольцем сразу же наткнулась на охранника, вооруженного пулеметом. Видимо, приняв людей в камуфлированной форме за солдат правительственной армии Мозамбика, тот не открыл огонь. Но даже поняв, что перед ним противник, опешивший охранник почему-то медлил с открытием огня. Тогда командир штурмовой группы, стремясь выиграть время, вступил с ним в переговоры. Лишь когда Меерхольц убедился, что охранник не сдастся, он бросил в проем двери гранату. В ответ раздалась длинная очередь из пулемета. Между тем вторая часть штурмовой группы, воспользовавшись ведущимися переговорами, окружила здание. Первые выстрелы послужили сигналом к общему штурму. Спецназовцы прочесывали комнату за комнатой, уничтожая всех, кто оказывал сопротивление. Раненых и оглушенных брали в плен. Найденные документы тщательно собирали, прихватывая в качестве трофеев и стрелковое оружие. В частности, при штурме был захвачен английский пистолет-пулемет «Стэн», который позже был доставлен в штаб-квартиру recces и выставлен там в качестве трофея.
По данным ЮАР, при штурме резиденций АНК в Матоле погибло тринадцать членов АНК и пятеро захвачены в плен. По данным АНК, погибло 15 человек и трое активистов «были похищены и увезены в ЮАР». Однако руководителя ЮАКП Джо Слово среди них не оказалось. Как выяснилось позднее, он покинул одно из зданий всего за несколько часов до штурма. Среди погибших оказался и один человек, никакого отношения к АНК не имевший. Им стал португальский инженер Жозе Рамуш, работавший в Мозамбике по контракту с правительством. Он не подчинился требованиям спецназовцев из стоп-группы и попытался объехать на своей машине выставленные на дороге заграждения. Очередью из автомата он был убит. В операции «Бинбег» спецназовцы потеряли трех человек убитыми, несколько операторов было ранено.
Вся операция по штурму и захвату трех зданий в Матоле продлилась восемнадцать минут, что на три минуты превышало запланированный норматив. Около четырех часов утра все штурмовые группы сосредоточились на выезде из Матолы и форсированным маршем по шоссе двинулись в сторону границы. Преследования не было, и через несколько часов колонна была уже на территории ЮАР.
Операция «Бинбег» стала последней операцией 6-го «родезийского» разведотряда южноафриканских коммандос. Вскоре после ее завершения полковник Гарт Баррет подал в отставку. За ним последовало около 60 спецназовцев, не захотевших продлевать свой контракт с южноафриканскими специальными силами. В 6-м отряде recces осталось немногим более двадцати бойцов, поэтому в рамках проводимой реформы спецсил армии ЮАР в мае 1981 года он был расформирован, а личный состав, изъявивший желание продолжить службу в спецсилах ЮАР, был передан в распоряжение командования 1-го разведывательного полка. Вслед за Барретом и его товарищами последовала и часть бывших «Скаутов Селуса». Те, кто захотел остаться, были зачислены в состав 5-го разведывательного полка ВС ЮАР. Чтобы не раствориться среди южноафриканцев и сохранить память о родезийском спецназе, в частности «Скаутах Селуса», их символ – изображение парашюта в окружении «крылышек», символизирующих орлана-рыболова, птицу, распространенную по всей Южной Родезии, — был включен в эмблему 5-го разведполка спецсил ЮАР. Военнослужащим полка также было передано на хранение знамя легендарных родезийских «Скаутов Селуса».

Сергей КОЛОМНИН
Фото из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum