TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Enforce Tac

 

        Январь 2009 года
     
Опыт, оплаченный кровью: Штурм города-крепости Кенигсберг
     
 

В последние годы в нашей стране достаточно много рассуждают об использовании воинами Российской армии боевого опыта Великой Отечественной войны. Однако многие из этих публикаций как в периодической, так и в непериодической печати, основанные, как правило, лишь на воспоминаниях фронтовиков, зачастую не могут в полном объеме дать подлинную информацию. И здесь может помочь сухой, беспристрастный язык документов.

Опыт, оплаченный кровью: Штурм города-крепости Кенигсберг

ВЕЛИКАЯ Отечественная война со всей очевидностью показала, что боевые действия в городах и населенных пунктах нашли самое широкое применение и что их характер разительно отличается от характера боевых действий в обычных условиях. До самого недавнего времени считалось, что в случае возможности использования ядерного оружия бой в городе потерял свое значение, тем более что современные войска стали мобильными, а их боевые действия характеризуются широким маневром, обходами и охватами. Однако если это в некоторой степени и справедливо в отношении мелких населенных пунктов, то оборона средних и крупных городов в современной войне продолжает играть существенную роль. Наличие в городах крупных строений из кирпича, камня, железобетона позволяет в кратчайшие сроки организовать прочную оборону, устойчивую в противотанковом, противоартиллерийском и противовоздушном отношении. Этому же благоприятствует широко развитая сеть различных подземных сооружений: коллекторов, канализационных стоков, подвалов, а в крупных городах — и тоннелей метро. Кровопролитные бои с грузинскими оккупантами, которые пришлось вести в августе 2008 года в городе Цхинвал частям и подразделениям Российской армии, самым непосредственным образом подтверждают это.
В марте — апреле 1945 года при подготовке к последнему, решающему штурму Берлина в штабах 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов был проведен ряд совещаний офицеров штабов армий и корпусов, посвященных обсуждению всех аспектов и проблем боевой подготовки советских войск для ведения боевых действий в условиях широко развитых мегаполисов на территории Германии. Ярким примером ведения такого рода боевых действий являлось овладение Красной Армией Кенигсбергом, одним из самых мощно укрепленных немецких городов-крепостей.
До участников этих совещаний был доведен отчет командующего 11-й гвардейской армией 3-го Белорусского фронта Героя Советского Союза гвардии генерал-полковника Кузьмы Галицкого, с детальной разборкой боевого опыта, полученного нашими войсками в ходе овладения Кенигсбергом, который обороняли часть немецкой оперативной группировки «Земаланд» и его гарнизон (всего свыше 130 000 человек; примерно 4000 орудий и минометов; 108 танков; 170 самолетов).
Боевой опыт штурма крупных городов советской пехотой на заключительном этапе Великой Отечественной войны, обобщенный в этом отчете, представляет несомненный интерес для специалистов, поскольку многие проблемы, характерные для того времени, и сегодня, спустя почти 65 лет после окончания войны, остаются такими же актуальными как для Российской армии, так и для частей и подразделений специального назначения, спецслужб и правоохранительных органов.
После упорных уличных боев войска Красной Армии 9 апреля штурмом овладели столицей Восточной Пруссии — городом и крепостью Кенигсберг, важным узлом обороны немцев на побережье Балтийского моря.
Опыт, накопленный советскими войсками в этих боях, позволяет сделать некоторые выводы, относящиеся к теории и практике борьбы за крупные города.
Как известно, в прошлых войнах укрепленные города и крепости, особенно в пограничной полосе, являлись основными элементами обороны. В связи с огромным развитием к середине ХХ столетия мощных средств разрушения — тяжелой артиллерии и авиации, широким насыщением войск танками укрепленные города и крепости частично утратили свое прежнее значение в обороне. Однако и к 1945 году они продолжали еще оставаться очень важными тактическими и оперативными узлами сопротивления.
Кроме того, при обороне крупных городов противник исходил также из их экономической важности, стремясь удержать в своих руках важнейшие промышленные предприятия, обслуживающие нужды фронта.
Подготавливая к обороне крупный город, немцы, как правило, создавали систему оборонительных рубежей еще на дальних подступах к нему. Так, в боях за Кенигсберг нашим войскам пришлось, не считая нескольких промежуточных позиций, преодолеть три мощные оборонительные полосы, в том числе так называемую «линию Дайме» (в 40 км от города), оборудованную по последнему слову фортификации. Непосредственно на подступах к городу советские части встретили два мощных пояса обороны и два промежуточных рубежа.
Система обороны внутри города строилась в зависимости от имеющегося времени, численности гарнизона и характера планировки города.
По планировке большинство крупных европейских городов можно было разделить на три типичные группы:
а) города с радиально-кольцевой планировкой, наиболее удобной для построения обороны; к ним относилось большинство старых городов, строившихся в свое время как крепости;
б) города новейшей постройки с параллельной (прямоугольной) планировкой;
в) города с произвольной планировкой.
Укрепления городов с радиально-кольцевым расположением улиц представляли ряд концентрических рубежей, более устойчивых по мере приближения к центру. Резервы противник, как правило, располагал в центральной части города и использовал их по внутренним операционным линиям. Укрепления городов с параллельной планировкой состояли из нескольких параллельных рубежей. При этом плотность обороны на всех участках была более или менее равномерна. В городах с произвольной планировкой создавались отдельные укрепленные пункты с таким расчетом, чтобы сплошной фронт не нарушался даже в случае потери части города.

Опыт, оплаченный кровью: Штурм города-крепости Кенигсберг

Кенигсберг принадлежал к типу городов со смешанной планировкой. Центральная его часть была построена еще в 1525-году и по своему характеру более подходила к радиально-кольцевой системе. Северные пригороды имели в основном параллельную планировку, а южные — произвольную. В соответствии с этим организация обороны противника в разных районах города была неодинакова.
В 6–7 км от центра города, по линии окружного шоссе, проходил так называемый внешний пояс Кенигсбергского укрепленного района, состоявший из 12 основных и 3 добавочных фортов, системы пулеметных дотов и дзотов, полевых позиций, сплошных проволочных заграждений, противотанковых рвов и комбинированных минных полей.
Форты были расположены один от другого на расстоянии 3–4 км. Они имели между собой огневую связь и соединялись траншеями, а на отдельных участках — сплошным противотанковым рвом шириной 6–10 м и глубиной до 3 м. Каждый форт имел большое количество артиллерийских и пулеметных капониров и полукапониров, вал с открытыми стрелковыми позициями и огневыми позициями для противотанковой и полевой артиллерии. Центральное сооружение служило для укрытия гарнизона, для хранения боеприпасов и т. д. Каждый форт был рассчитан на гарнизон численностью в 150–200 человек, 12–15 орудий различных калибров. Все форты опоясывались сплошным противотанковым рвом шириной 20–25 м и глубиной 7–10 м.
На непосредственных подступах к центральной части города, по окружной улице, проходил внутренний пояс обороны, состоявший из траншей полного профиля и 24 земляных фортов. Форты внутреннего пояса соединялись между собой противотанковыми рвами, наполовину наполненными водой.
Между внешним и внутренним поясами обороны, по окраинам пригородов, противником были подготовлены два промежуточных оборонительных рубежа, каждый из 1–2 линий траншей, дотов, дзотов, прикрытых на отдельных участках проволочными заграждениями и минными полями.
Основу обороны внутри города и его пригородов составляли опорные пункты, связанные между собой перекрестным огнем и прикрытые мощными противопехотными и противотанковыми препятствиями. При этом основные опорные пункты были созданы на перекрестках улиц, в наиболее прочных, приспособленных к обороне каменных зданиях. Промежутки между опорными пунктами закрывались надолбами, баррикадами и завалами из различных материалов.
Несколько опорных пунктов, находившихся между собой в огневой связи, составляли узлы обороны, которые, в свою очередь, группировались в оборонительные рубежи.
Система огня организовывалась немцами путем приспособления зданий к ведению из них кинжального пулеметного и орудийного огня. При этом станковые пулеметы и артиллерийские орудия в основном располагались в нижних этажах, а минометы, ручные пулеметы, автоматчики и гранатометчики — в верхних.

Особенности ведения боя в городе

ВСЯКИЙ бой требует от наступающего величайшего напряжения всех моральных и физических сил. Тем большего напряжения требовал бой за овладение крупным населенным пунктом. Характер пригородной местности вызывал необходимость в изменении обычных методов борьбы, требовал значительной затраты сил, средств и времени для преодоления сравнительно незначительного пространства. Высокие дома, узкие улицы и переулки крайне стесняли обзор и обстрел, усложняя действия всех родов войск, особенно артиллерии и танков, затрудняли управление боем, ограничивая возможность применения крупных сил пехоты и танков.
Бой в городе неизбежно распадался на ряд отдельных столкновений, исход которых часто решался самостоятельными, инициативными действиями небольших подразделений штурмовых отрядов.
Кроме того, в ходе боя за город приходилось встречать разнообразные виды инженерных сооружений и заграждений, подготовленных противником в короткий срок на базе имеющихся каменных строений и подручных материалов. Это замедляло темп наступления и до минимума ограничивало возможности маневра живой силой и техникой.
Поэтому при наступлении на город обычные методы боевых действий не приводили к успеху. Для взятия Кенигсберга пришлось применять иные тактические приемы и способы борьбы, наиболее соответствовавшие сложившимся условиям.
В чем же заключались новые способы борьбы, каковы были основные особенности применения различных родов войск в уличных боях?

Пехота

ОПЫТ штурма Кенигсберга показывает, что основное место в боевых порядках пехоты должны занимать штурмовые отряды. Они сравнительно легче проникают в боевые порядки противника, расчленяют их, дезорганизуют оборону и прокладывают дорогу главным силам.
Состав штурмового отряда зависел от характера построек и характера обороны противника в городе. Как показал опыт, эти отряды целесообразно создавать в составе одной стрелковой роты (50–60 человек), усиленной одним — двумя 45 мм противотанковыми орудиями обр. 1942 года, двумя 76 мм орудиями полковой артиллерии обр. 1927 или 1943 года, одним — двумя 76 мм дивизионными орудиями ЗИС-3 обр. 1942 года, одной 122 мм гаубицей М-30 обр. 1938 года, одним — двумя танками (или самоходными артиллерийскими установками), взводом станковых пулеметов, взводом 82 мм батальонных минометов обр. 1937 года, отделением (взводом) саперов и отделением (взводом) огнеметчиков.
Опыт, оплаченный кровью: Штурм города-крепости Кенигсберг

По характеру выполняемых задач штурмовые отряды делились на группы:
а) атакующую (одна — две) — в составе 20–26 стрелков, автоматчиков, ручных пулеметчиков, огнеметчиков и отделения саперов;
б) закрепления — в составе 8–10 стрелков, взвода станковых пулеметов, 1–2 артиллерийских орудий и отделения саперов;
в) огневую — в составе артиллерийских подразделений, взвода 82 мм минометов, танков и самоходных установок;
г) резерва — в составе 10–15 стрелков, нескольких станковых пулеметов и 1–2 артиллерийских орудий.
Таким образом, штурмовой отряд как бы состоял из двух частей: одна, активно действующая впереди (атакующие группы), имевшая легкое стрелковое вооружение (автоматы, огнеметы, гранаты, винтовки), и вторая, поддерживающая действия первой, имевшая тяжелые виды оружия (пулеметы, пушки, минометы и т. д.).
Атакующая группа (группы), в зависимости от объекта атаки, могла делиться на подгруппы, каждая в составе 4–6 человек.

Артиллерия

ВАЖНЕЙШУЮ роль в артиллерийском обеспечении боя за город сыграли орудия прямой наводки. Сюда относятся артиллерийские орудия штурмовых групп, орудия сопровождения пехоты и специальные противотанковые орудия, выделенные для борьбы с танками и самоходными артиллерийскими установками противника.
Для стрельбы прямой наводкой применялись орудия полковой и дивизионной артиллерии. Они маневренны (в особенности 76 мм полковая пушка обр. 1943 г. или 76 мм дивизионное орудие ЗИС-3 обр. 1942 года) и достаточно легки (в боевом положении их свободно передвигают бойцы расчета).
Однако для ведения огня по прочным каменным строениям эти пушки малоэффективны. Поэтому широко применялись 122 мм корпусная пушка А-19 и 122 мм гаубица М-30 обр. 1938 года, а для разрушения особенно прочных сооружений — 152 мм гаубица Д-1 обр. 1943 года и 152 мм пушка-гаубица МЛ-20 обр. 1931/37 года. Из орудий этих систем можно вести огонь прямой наводкой с дистанций 1200–1500 м.
Кроме групп поддержки пехоты и орудий штурмовых отрядов, создавались также группы корпусной и армейской артиллерии. Эта артиллерия вела борьбу с артиллерией и минометами противника, расположенными как внутри населенного пункта, так и вне его, отражала контратаки пехоты и танков, разрушала опорные пункты и инженерные сооружения.

Танки

ОПЫТ боев указывает на необходимость эшелонировать танковые части на большую глубину, создавая два — три эшелона.
Первый эшелон, танки прорыва, использовался непосредственно в штурмовых отрядах. При этом танки действовали в большинстве случаев поодиночке (или парами) — один за другим. В уличном бою, в отличие от полевой обстановки, танк подвергается большей опасности. Он может быть выведен из строя выстрелом из замаскированной пушки, подожжен бутылками с горючей смесью, подбит противотанковой гранатой или же может подорваться на мине, заложенной где-нибудь под булыжником. Поэтому для прикрытия каждого танка необходимо выделять автоматчиков, которые могли бы своевременно обнаружить замаскированную противотанковую пушку и предупредить о ней экипаж, не допустить уничтожения танка истребителями противника. Кроме того, каждому танку следует придавать двух саперов, которые помогли бы ему преодолеть препятствия.
В бою танки первого эшелона ведут огонь, постепенно продвигаясь вдоль стен домов и пробивая путь пехоте. Если пехота идет вперед, танк движется за ней, оказывая огневую поддержку. Если пехота останавливается, танк подавляет мешающие ей огневые точки. В составе штурмового отряда выгоднее иметь два танка (или танк и самоходное орудие): один из них продвигается, а другой обеспечивает его огнем.
Второй эшелон, танки развития успеха, использовались для захвата и удержания важных объектов. В состав второго эшелона обычно выделялась танковая рота (батальон), которая подчинялась непосредственно командиру стрелковой дивизии. Этот эшелон вводился в бой на том участке, где наши подразделения имели наибольший успех, где противотанковая оборона противника к тому времени была уже расстроена. В некоторых случаях танки второго эшелона могут быть применены и для поддержки танков первого эшелона — в составе штурмовых групп.
Третий эшелон, танки резерва, обычно находился в руках командира корпуса или командующего армией. Этот эшелон, исходя из обстановки, выполнял наиболее ответственные задачи в глубине города. При определенных условиях танковый резерв мог быть брошен в обход города на глубину 2–3, а иногда и до 5 км.
В первый эшелон, как правило, назначались тяжелые танки и тяжелые самоходные орудия. Во втором и третьем эшелонах использовались средние танки и самоходные орудия, обладающие большой маневренностью.

Авиация

В БОЮ за Кенигсберг правильное использование авиации сыграло решающую роль в успехе штурма. Действиям авиации предшествовала тщательная воздушная разведка, которая установила объекты атаки, вскрыла систему противовоздушной обороны, определила подходы и наиболее выгодные направления атаки.
Боевые действия авиации, как и артиллерии, в борьбе за город обычно разделялись на два этапа: предварительное разрушение и разрушение в период штурма.
Авиационная подготовка наступления на город состояла из ряда сосредоточенных массированных ударов по всей глубине обороны с целью уничтожения живой силы, разрушения наиболее сильных опорных пунктов и подавления активно действующих артиллерийских и минометных батарей.
Разрушение основных опорных пунктов производилось бомбардировщиками с пикирования. Штурмовики на бреющем полете сопровождали пехоту на направлении главного удара.
В период непосредственной борьбы за город штурмовая и бомбардировочная авиация последовательными ударами подавляла артиллерию и опорные пункты в глубине, затрудняя противнику маневрирование живой силой, не допуская накапливания танков и пехоты.
При этом авиация наносила не кратковременные удары, а продолжительное время штурмовала наземные укрепления и открыто расположенную живую силу противника.

Опыт, оплаченный кровью: Штурм города-крепости Кенигсберг

Саперы

БОЛЬШАЯ часть саперных подразделений в боях за город действовала совместно со штурмовыми отрядами. Основные задачи саперов этих подразделений — разграждение препятствий, закрепление, подрыв занятых противником домов и т. д.
Для выполнения таких задач каждый саперный взвод, действующий в составе штурмового отряда, снабжался средствами разграждения, сосредоточенными и кумулятивными зарядами, противотанковыми минами, ломами, «кошками», топорами и т. д.
Часть саперов придавалась танкам и частично артиллерийским батареям, для обеспечения продвижения последних за боевыми порядками пехоты.
Остальные саперные подразделения использовались для выполнения армейских задач.
Фугасные и ранцевые огнеметы, а также зажигательные бутылки и ручные дымовые гранаты как средства ближнего боя в городе приобрели очень большое значение. При помощи этих средств, и в частности огнеметов, можно было легко выжить противника из различных укрытий, чего часто нельзя сделать танками и артиллерийским огнем.
Подразделения фугасных огнеметов в состав штурмовых отрядов не включались; они используются командирами стрелковых дивизий для закрепления захваченных рубежей на основных направлениях. Для усиления групп закрепления штурмовых отрядов выделялись специальные подвижные группы ФОГ (по 8–10 огнеметов в каждой).
Ранцевые огнеметы применяются исключительно в штурмовых отрядах (атакующих группах и группах закрепления).

Подготовка к бою за город

ОСОБЕННОСТИ применения различных родов войск в бою за город обусловили и многообразие форм боевой подготовки войск. При этом особое внимание обращалось на обучение штурмовых отрядов. В ходе этих занятий личный состав учился метать гранаты в окна, вверх, вниз; пользоваться шанцевым инструментом; переползать и стремительно перебегать от укрытия к укрытию; преодолевать препятствия; перепрыгивать через рвы и заборы; быстро влезать в окна домов; вести рукопашный бой в укрепленных зданиях; применять взрывчатые вещества; блокировать и уничтожать огневые точки; штурмовать укрепленные кварталы и дома с улицы и с обходом по дворам, огородам; продвигаться через проломы в стенах; быстро превращать захваченный дом или квартал в мощный опорный пункт; форсировать на подручных переправочных средствах водные преграды в городе.
При этом основной упор делался на отработку вопросов взаимодействия между группами штурмового отряда и внутри групп.
Тактические занятия штурмовых подразделений проводились на специально оборудованных учебных полях. Эти поля, в зависимости от условий, как правило, имели оборонительный рубеж, состоявший из 1–2 линий траншей; проволочных заграждений и минных полей; населенный пункт с прочными каменными строениями и 2–3 опорных пункта для отработки приемов боя в глубине.
Подразделения учились атаке на глубину 3–4 км с выходом на противоположную окраину населенного пункта и закреплением на ней. После занятий проводился разбор, на котором группам практически показывали, как нужно выполнять тот или иной прием или маневр.
Обучение штурмовых отрядов проводилось на основе специально разработанной инструкции по штурму города и крепости Кенигсберг и по форсированию р. Прегель в черте города.
Артиллерийские подразделения в подготовительный период в основном обучались использованию орудий в специфических условиях боя в населенном пункте; самостоятельному решению огневых задач, возникающих в уличном бою; ведению огня прямой наводкой по ближним целям; непрерывному сопровождению пехоты огнем и колесами; быстрому сосредоточению массированного огня на необходимых направлениях.
Танковые подразделения и подразделения самоходной артиллерии отрабатывали приемы преодоления всех видов препятствий; способы разрушения уличных баррикад; учились непрерывному сопровождению пехоты огнем и гусеницами.
Саперы тренировались в проделывании проходов в различных препятствиях; в блокировке и уничтожении дотов; в подрыве крупных каменных строений и т. д.
Огнеметчики учились выжигать живую силу противника из траншей, домов; проводить огнеметание по атакующим танкам противника.
…В Кенигсберге наиболее сильно укрепленными районами являлись Розенау, Авайден, Шпайхерсдорф, Понарт, Праппельн. Поэтому главный удар решено было нанести в промежутки между ними — в направлении на крепость, с тем чтобы расколоть фронт противника на две части, изолировать один узел сопротивления от другого, а затем уничтожить их гарнизоны по частям. Эта идея вполне себя оправдала. Наши войска, прорвав оборону на внешнем обводе Кенигсбергского укрепленного района, стремительным броском вышли в нескольких местах к р. Прегель, раздробив тем самым группировку врага на отдельные разрозненные части, которые впоследствии были уничтожены.
Вторым важным вопросом в планировании боя за город является построение боевого порядка с учетом особенностей данного населенного пункта. Основное требование к построению боевого порядка — эшелонирование его на значительную глубину. Объединения строились, как правило, в два — три эшелона, дивизии — в линию, полки — в два или три эшелона.
Во всех случаях командиры (особенно командиры полков и батальонов) должны были иметь у себя сильные противотанковые и общие резервы.
Такое построение боевого порядка обеспечило необходимое непрерывное наращивание усилий на главном направлении, что, в свою очередь, давало возможность быстро развить наметившийся успех или локализовать попытку противника нанести контрудар.
Каждый батальон для наступления получал обычно одну — две улицы; каждый штурмовой отряд овладевал одной улицей (или кварталом).
…Особое внимание обращалось на организацию взаимодействия пехоты и танков с авиацией. Во время штурма города десятки очагов пожара, взрывы, разрывы своих снарядов и снарядов противника сильно затрудняют ориентировку летного состава в воздухе. Чтобы исключить возможность поражения своих войск, в штурмовых отрядах были подготовлены (на специальных сборах) отделения авиасигнальщиков. В состав этих отделений назначались наиболее развитые и расторопные красноармейцы, которые хорошо понимали значение сигналов и умели их подавать.
Во время боя на наблюдательных пунктах командиров стрелковых соединений находились представители от авиачастей, которые своевременно нацеливали авиацию на те или иные объекты.

Бой за овладение городом

ПРОРЫВ внешнего пояса обороны. За исключением атаки фортов, прорыв внешнего пояса обороны существенно ничем не отличался от прорыва заранее подготовленной оборонительной полосы.
Блокировка и уничтожение фортов производились следующим образом. За несколько дней до начала наступления форты разрушались огнем артиллерии особой мощности и крупными бомбами авиации; в день атаки они подвергались повторному огневому воздействию артиллерии и бомбежке с воздуха, а к концу артподготовки задымлялись дымовыми снарядами и минами.
С началом атаки советская пехота начала обходить форты, оставляя для их блокирования подразделения (от батальона до роты) и специальные средства для систематического поддержания дымовой завесы и непрерывного огневого воздействия. В дальнейшем оставленные для блокирования форта подразделения, сковав огнем капониры и полукапониры и предварительно подорвав крутость рва, с тыльной стороны врывались в расположение форта.
После занятия наземных сооружений все их входы, выходы и амбразуры закупоривались путем подрыва сосредоточенных зарядов ВВ. Тем самым наши подразделения лишали противника возможности к длительному сопротивлению. Бой обычно заканчивался либо уничтожением гарнизона, либо пленением его.
Так, например, был взят форт № 8 (Кальген), прикрывавший подступы к Кенигсбергу с юго-запада. Блокировка и атака этого форта стрелковым батальоном проведены в течение суток. В бою было взято до 150 пленных и захвачено 12 орудий.
Остальные форты обычно сдавались на первый или второй день блокады.
После преодоления укреплений внешнего пояса обороны стрелковые подразделения, не задерживаясь в траншеях, продолжали решительное продвижение вслед за огнем своей артиллерии.
Уничтожение уцелевших групп противника в траншеях и различных сооружениях внешнего пояса возлагалось на батальоны вторых и третьих эшелонов.
Орудия сопровождения и минометы передвигались перекатами на удалении 200–500 м вслед за стрелковыми цепями батальонов первого эшелона.
Танки непосредственной поддержки пехоты и самоходные артиллерийские установки, при наличии в обороне противника противотанкового рва, вводились в бой после преодоления его пехотой. В дальнейшем они выполняли задачи по уничтожению огневых точек и живой силы противника и по обеспечению безостановочного движения стрелковых подразделений. Второй эшелон танков и самоходных артиллерийских установок двигался в 300–400 м от первого, поддерживая его огнем.
Ранцевые огнеметчики с началом атаки двигались вслед за саперами и своим огнем поддерживали действия групп разграждения. При встрече с долговременной огневой точкой противника огнеметчики под прикрытием огня стрелков выдвигались вперед и производили огнеметание по амбразурам. В дальнейшем, следуя впереди стрелков, огнеметчики короткими выстрелами выжигали живую силу противника из траншей и укрытий.

Уличный бой в городе

ПРИ ПОДХОДЕ к городу стрелковые подразделения первого эшелона и танки непосредственной поддержки пехоты всеми мерами попытались с ходу овладеть окраиной. В случае организованного сопротивления противника овладение окраиной производилось после предварительной короткой подготовки: дополнительной разведки, устройства проходов, огневой обработки объектов атаки, организации боя.
Организуя бой, командование сначала намечало исходный рубеж для атаки, скрытно выводило сюда пехоту и ее огневые средства, строило боевой порядок, подтягивались танки, устанавливались на огневых позициях орудия прямой наводки, проделывались проходы в препятствиях, затем ставились задачи стрелковым подразделениям, танкам и артиллерии, организовывалось взаимодействие родов войск.
После короткой, но тщательной подготовки орудия прямой наводки: поддерживающая артиллерия, танки и самоходные орудия по установленному сигналу с места открывали огонь по выявленным огневым точкам, амбразурам, окнам и стенам домов с целью их разрушения. Штурмовые отряды решительно атаковали окраину, стремительно выдвигаясь к крайним строениям, и после гранатного боя овладевали ими. Овладев окраиной, штурмовые отряды продолжали продвигаться в глубину города, просачиваться через дворы, сады, парки, переулки и т. д.
Как показал опыт боев, наступление штурмовых отрядов внутри города может проводиться двумя способами:
а) атакой укрепленных зданий и кварталов с улицы и одновременно обходом их по огородам, садам, паркам, дворам;
б) атакой укрепленного квартала с улицы и одновременно через проломы в стенах.
Примером действий по первому способу может служить атака одного из штурмовых отрядов под командованием подполковника Кривича.
Штурмовому отряду предстояло занять здание Кенигсбергского городского театра. Когда отряд подошел к театру, 45 мм орудия и орудия полковой артиллерии открыли огонь по огневым точкам на подступах к зданию и по окнам нижних этажей. Дивизионная артиллерия бронебойными снарядами разрушала стены нижних этажей, а 122 мм орудия, танки и самоходные артиллерийские установки вели огонь по верхним этажам, вынуждая противника спуститься вниз. Обстрел продолжался в течение 10–20 минут. Это время пехота использовала для занятия исходного положения в 50–100 м от объекта атаки; саперы успели проделать проходы в заграждениях и баррикадах.
По окончании огневого налета пехота, преодолевая препятствия, через окна, двери и проломы в стенах (забросав их предварительно гранатами) с разных сторон ворвалась в ближайшие комнаты здания и уничтожила гарнизон.
Одна из атакующих групп, наступавшая через прилегающий к театру сад, подорвав несколько дверей, ворвалась в здание через черный ход. В дальнейшем атакующие группы, двигаясь навстречу друг другу, последовательно очищали одну комнату за другой. Для того чтобы сделать проход в каждую следующую комнату, бойцы взламывали двери или подрывали их гранатами. После этого в проделанный пролом они бросали гранаты, а огнеметчики пускали струю огня, заставляя противника сдаться или отойти в соседнюю комнату.
Действуя так, атакующие группы в течение часа полностью очистили нижний этаж театра, уничтожив при этом до 200 солдат и захватив 250 пленных.
Овладев нижним этажом, штурмовой отряд приступил к очистке следующих этажей и подвальных помещений. Здесь главную роль сыграли огнеметчики. Они под прикрытием огня автоматчиков проникали на этажи по лестничным клеткам, производили струеметание сначала холодной смесью, а затем делали короткий «огневой выстрел», создавая тем самым очаги пожара и вынуждая противника складывать оружие.
Группа закрепления штурмового отряда ворвалась в здание театра непосредственно вслед за атакующими группами и немедленно приступила к очистке занятых помещений и к приведению их в оборонительное состояние. Огневая группа в это время вела огонь по огневым точкам, расположенным в незанятых этажах театра, а также по соседним зданиям, не допуская огневого воздействия и контратак противника.
Атака вторым способом применялась, главным образом, в центральной части города, где отсутствовали сады, огороды и промежутки между отдельными домами, в связи с чем отпадала возможность атаки зданий с черного хода.

Опыт, оплаченный кровью: Штурм города-крепости Кенигсберг

Форсирование рек и каналов

ФОРСИРОВАНИЕ рек и каналов в черте крупного города имело свои специфические особенности. Наличие построек на берегу, занятом нашими частями, позволило приблизить исходные районы на 100–150 м к линии отвала и обеспечить укрытие войск от огня противника. Исходная линия была вынесена на рубеж крайних домов, т. е. приближена к реке на 50–60 м. Большое количество различных материалов облегчило возможность быстрой постройки подручных переправочных средств.
С другой стороны, противник, используя высокие здания, организовал на переднем крае многоярусную оборону, расположив огневые средства в нижних и верхних этажах.
Стрельба нашей артиллерии с закрытых позиций была почти невозможна, приходилось выдвигать большую часть орудий всех калибров на прямую наводку. Отвесные и часто одетые бетоном берега чрезвычайно затрудняли спуск на воду переправочных средств, посадку и высадку войск, требовали для этого специального оборудования.
Близость переднего края обороны противника (50–60 м от берега) исключила возможность накапливания наших подразделений для атаки после высадки их на противоположном берегу. Атака чаще проводилась мелкими группами сразу же после форсирования водной преграды.
При форсировании р. Прегель советским войскам пришлось столкнуться со всеми этими особенностями. Форсирование проводилось или с ходу, на плечах отступающего противника, — частично по захваченным мостам, частично на местных переправочных средствах, или после короткой подготовки, если противнику удавалось заранее разрушить мосты, уничтожить или затопить плавучие средства и организовать оборону по берегу реки.

Закрепление

ПОСЛЕ овладения отдельными зданиями и кварталами наступающие подразделения тут же приводили их в оборонительное состояние. Каменные постройки усиливались и приспосабливались к обороне (особенно на окраинах, обращенных к противнику). В занятых кварталах создавались опорные пункты с круговой обороной, назначались коменданты, ответственные за их удержание.
Для закрепления зданий и кварталов, особенно к исходу дня, командир батальона (полка) обязан был провести следующую работу:
а) уточнить расположение занятых зданий и кварталов и определить достигнутый подразделениями рубеж;
б) организовать оборону рубежа, создав систему огня и установив различные фортификационные и взрывные заграждения; при этом широко применялись подразделения фугасных огнеметов, огнеметчики расстанавливались с таким расчетом, чтобы подходы к занятым домам прикрывались двухслойным огнем;
в) поставить задачи стрелковым подразделениям по закреплению рубежа и захваченных зданий;
г) поставить задачи приданным танкам (их выгоднее всего использовать в разрушенных строениях в качестве неподвижных огневых точек);
д) организовать наблюдение за противником и установить сильное боевое охранение;
е) пополнить запасы продовольствия и боеприпасов в подразделениях;
ж) провести тщательный осмотр и разминирование занятых строений.
НА ОСНОВЕ вышеизложенного можно сделать следующие выводы:
1. В крупном населенном пункте недостаточно только окружить противника, ибо современные средства обороны в условиях города делают ее чрезвычайно устойчивой. После окружения города необходимо немедленно приступить к уничтожению гарнизона, памятуя, что каждый день и каждый час промедления позволят врагу усилить оборону. Наряду с этим следует также учитывать, что излишняя торопливость не менее вредна: штурм города без тщательной подготовки может окончиться безуспешно и приведет к напрасным жертвам.
2. В бою за город необходима всесторонняя и хорошо налаженная разведка, так как трудность наблюдения и закрытый характер местности не позволяют атакующим обнаруживать огневые точки, расположенные в глубине обороны.
3. При планировании боя нужно исходить из основного принципа — расчленить боевой порядок противника, изолировать узлы его сопротивления и уничтожить их порознь.
4. Обычные боевые порядки в городском бою себя не оправдывают. Наступающие подразделения, действуя в промежутках между опорными пунктами, вынуждены дробиться на мелкие самостоятельные группы. Поэтому основной единицей в боях за города является штурмовой отряд.
5. Штурмовые отряды должны действовать смело и решительно, не обращая внимания на очаги сопротивления противника, остающиеся у них в тылу и на флангах. Ликвидацию этих очагов нужно возлагать на подразделения второго эшелона.
6. В уличном бою необходимо иметь сильные резервы для парирования ударов противника, а также для непрерывного пополнения штурмовых подразделений.
7. Управление боем в городе усложняется, связь работает неустойчиво. Это обязывает начальников находиться близко к передовым подразделениям, чтобы точнее ставить им задачи и непрерывно влиять на ход всего боя. Разумную инициативу подчиненных следует всемерно поощрять — в городском бою она приобретает решающее значение.
8. Организации и подготовке боя за город должно уделяться исключительное внимание командиров всех степеней (до командира взвода включительно).

Евгений ГРОЙСМАН
Сергей КОЗЛОВ
Фото из архива редакции

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Больше доблести в том, чтобы словами убивать войны, чем железом — людей.

Августин

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum