TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Декабрь 2009 года
     
Визитная карточка: СОЗДАННЫЕ ДЛЯ ВОЙНЫ
 
 

В декабре исполняется 25 лет 370-му отдельному отряду специального назначения (ооСпН). Он был сформирован в самый разгар афганской войны специально для выполнения задач в ДРА. В дальнейшем военнослужащие подразделения выполняли задачи в горячих точках на постсоветском пространстве, уничтожали незаконные вооруженные формирования во время обеих чеченских кампаний. О формировании отряда и его боевых операциях рассказывают командиры 370 ооСпН разных лет.

Визитная карточка: СОЗДАННЫЕ ДЛЯ ВОЙНЫ

Иван Михайлович Крот, командир отряда в 1984–1986 гг.:
— В 1984 году, после окончания Военной академии им. М. В. Фрунзе, я был направлен служить в 16-ю отдельную бригаду специального назначения (обрСпН). Командиром бригады был полковник В. В. Овчаров, человек с большим жизненным опытом, прошедший хорошую школу при вводе в Афганистан 154 ооСпН.
В декабре 1984 года на базе бригады был сформирован 370 ооСпН для выполнения интернационального долга в Афганистане. Командиром отряда назначили меня. В начале января 1985 года, совершив марш по железной дороге, отряд прибыл в Чирчик на базу 56-й десантно-штурмовой бригады, которая уже выполняла интернациональный долг в ДРА. 13 января туда же прибыл 334 ооСпН, 16 января — 186 ооСпН, и три отряда совместно приступили к занятиям по боевой подготовке в горной местности. Параллельно отрабатывались документы по вводу отрядов в ДРА. Здесь нам большую помощь в организации боевой подготовки и быта оказали начальник 3-го отдела разведуправления ТуркВО полковник А. М. Стекольников и группа офицеров 15-й бригады, которые уже имели боевой опыт.
Ночью 12 марта 1985 года отряд был поднят по тревоге и, совершив комбинированный марш по маршруту Чирчик — Кушка, 16 марта в полном составе вошел в ДРА. Колонна с техникой, снаряжением и имуществом была очень внушительной — 275 единиц. Везли все, что необходимо для обеспечения жизнедеятельности на новом месте. Совершив двухсуточный марш в боевой обстановке по маршруту Кушка — Герат — Гиришк — Лашкаргах, 18 марта мы прибыли в пункт временной дислокации. Он находился в 2 км юго-восточнее г. Лашкаргах на стыке рек Аргандаб и Гильменд. Был быстро развернут палаточный городок и организована очистка воды из реки. Затем приступили к изучению района предстоящих боевых действий в провинциях Лашкаргах и Нимруз, который по фронту и в глубину составлял до 300 км.

Визитная карточка: СОЗДАННЫЕ ДЛЯ ВОЙНЫ

В мае 1985 года от агентурной группы поступила информация, что со стороны Пакистана в направлении н. п. Дарвешан пройдет караван с оружием и боеприпасами. Мной было принято решение обнаружить и уничтожить караван силами трех групп, на наиболее вероятный маршрут движения была направлена группа под командованием старшего лейтенанта С. Скрипченко. После трех дней, проведенных группами в засаде, караван обнаружить не удалось. При возвращении групп в отряд поступила дополнительная информация, что караван сегодня точно будет на дневке. Мной была повторно десантирована группа старшего лейтенанта С. Скрипченко в район операции. Соблюдая маскировку, группа скрытно вышла к месту дневки и уничтожила караван из трех машин, было захвачено много оружия и боеприпасов, группа потерь не имела. Это была первая классическая операция по уничтожению каравана во взаимодействии с агентурной разведкой и органами ХАД. Так мы постепенно учились воевать. За мужество и храбрость личный состав был награжден орденами и медалями, командир группы получил орден Красной Звезды. Успеху сопутствовали высокая подготовка группы, достоверная информация и скрытность выхода в район засады.
В середине июня 1985 года от «доброжелателей» начальнику разведки отряда старшему лейтенанту В. Болотову поступила информация, что банда в районе 25 км юго-восточнее н. п. Нау-Зад в составе 110 человек готова перейти на сторону народной власти из-за разногласий с соседними бандформированиями. Было принято решение выслать усиленный разведывательный отряд в составе роты на БМП, роты на БТР, зенитно-артиллерийской группы и взвода минометов «Василек». Поддержка с воздуха осуществлялась четырьмя вертолетами Ми-24, четырьмя вертолетами Ми-8 мт с десантом на борту, а также парой Су-25. Разведывательный отряд возглавил я лично, а для координации действий от бригады прибыл заместитель командира подполковник М. П. Масалитин, очень подготовленный и невозмутимый в боевой обстановке человек.
В три часа ночи разведывательный отряд (РО) в составе 210 человек и 40 единиц техники начал совершать марш в район предстоящих действий. С нами находился проводник, который не знал, как ориентироваться по карте, а только показывал рукой, куда нужно двигаться. РО постепенно втягивался в горное ущелье в направлении н. п. Нау-Зад. Чтобы не допустить блокирования основных сил отряда в ущелье и обеспечить его выход обратно, было принято решение оставить у входа в ущелье усиленную группу старшего лейтенанта И. Н. Рыбалко. Вертолетам огневой поддержки была дана команда провести разведку вершин гор и при обнаружении мятежников уничтожить их. Су-25 также была поставлена задача не допустить подхода бандформирований с указанных направлений. Когда район был взят под контроль с воздуха, РО продвинулся вперед и заблокировал горный кишлак, два Су-25 уже наносили удары по подходящим с севера мятежникам. Мы с подполковником Масалитиным и переводчиком лейтенантом Алиевым встретились с главарем банды Абдул-Кадыром. В течение часа отряд изымал оружие и боеприпасы, грузил на автомобили членов банды. По информации начальника разведки, у банды должны были быть БТР-40 и около 10 крупнокалиберных пулеметов ДШК, однако их мы не обнаружили. Я сказал Абдул-Кадыру, что если он не укажет, где находится БТР и ДШК, то блокирование севернее кишлака будет снято, и пусть он сам воюет с выдвигающимися бандформированиями. Это на него быстро подействовало, он вызвал к себе людей и дал команду показать, где находятся БТР и тайники с ДШК. За каждый тайник отвечал конкретный человек. В кишлаке мы уже находились около двух часов, это очень много, но наконец разведчики с проводниками возвратились с десятью ДШК и своим ходом подъехал маленький БТР-40, некогда захваченный у советских войск.
Визитная карточка: СОЗДАННЫЕ ДЛЯ ВОЙНЫ Когда была проведена очередная смена вертолетов в воздухе, РО начал выходить из района боевых действий. Отход обеспечивала усиленная группа лейтенанта С. Козлова. К вечеру отряд возвратился в г. Лашкаргах, где банду передали органам ХАД. Она перешла на сторону народной власти, в дальнейшем из нее сделали батальон ХАД.
На второй день после доклада о проведении успешной операции из Ташкента прилетел начальник штаба ТуркВО генерал-лейтенант Ю. А. Гусев, который на плацу осмотрел трофеи, поблагодарил за хорошую работу в сложных горных условиях и приказал представить особо отличившихся к правительственным наградам. Однако высоких наград из числа представленных к награждению никто не получил. Старший лейтенант В. Болотов, представленный к ордену Красного Знамени, получил орден «За службу Родине в Вооруженных Силах» III степени, который получают в мирное время, хорошо пройдя по плацу строевым шагом.
Для себя мы сделали вывод, что уже научились добывать разведывательную информацию своими силами и успешно ее реализовывать на практике, не потеряв ни одного солдата. Для командиров это и есть самая высокая награда.

Владислав Васильевич Еремеев, командир отряда в 1987–1988 гг.:
— В Афганистане я командовал 6-м отдельным мотострелковым батальоном специального назначения, он же — 370-й отдельный отряд специального назначения. Ввел его в Афганистан 1985 году Иван Михайлович Крот, а в 1988 году я вывел отряд из Афганистана в Чучково. Отряд я принимал у будущего Героя России капитана Фомина Александра Гурьевича, встретились мы с ним в Ташкенте, а в Лашкаргахе имущество передал мне замкомбата Володя Чернышов. Командирами рот были старшие лейтенанты Сережа Бреславский, Петя Михалев, Миша Федин. Ротой минирования командовал Саша Фоменков, зенитно-артиллерийской группой — Женя Матяш, группой связи Женя Плужников, ротой обеспечения — Витя Немушков. Командирами 22 обрСпН в мое время были Дмитрий Михайлович Герасимов, Юрий Александрович Сапалов, Александр Тимофеевич Гордеев.
6 омсб были приданы отряд вертолетов (два Ми-8 и два Ми-24 МТ), батарея десантных 120-миллиметровых гаубиц Д-30, минометная батарея, танковый взвод и разведывательный взвод для авиационной поддержки — пара «грачей» (штурмовики Су-25) из Кандагара.
В мое время в Афганистане активно воевал в основном армейский спецназ, который и был главной рабочей лошадкой в системе «Завеса». Все остальные обозначали мощь нашей армии — охраняли инфраструктуру, гарнизоны, дороги, сопровождали грузы, иногда проводили крупные операции, но нечасто.
Главной задачей спецназа в Афганистане была борьба с караванами с оружием, боеприпасами, наркотиками, а также уничтожение бандгрупп, проникающих с территории Пакистана и Ирана. Задача эта была очень трудная — ведь никакой оборудованной границы у Афганистана с Пакистаном и Ираном не было. Кроме борьбы с караванами и бандгруппами проводились и другие операции. Выполняли задачи по поисково-спасательному обеспечению в ходе бомбо-штурмовых ударов авиации. Осуществляли личную охрану генерала В. В. Варенникова, командующего 40-й армией генерала Б. В. Громова и других высокопоставленных военных и гражданских лиц от Кандагара до Каджаков и Фараха. Проводили испытания и исследования. Если становилось известно, что в том или ином кишлаке выявлен центр сопротивления местной власти, так называемый исламский комитет, то производился налет, ликвидировали такой центр и восстанавливали правительственную власть. Бывало, захватывали склады с оружием, документами Исламской партии Афганистана (ИПА), Движения исламской революции Афганистана (ДИРА), Национального исламского фронта Афганистана (НИФА), знамена, партийные кассы и прочее.
Зона ответственности у моего отряда была огромной: правый фланг — в межозерье Хамун, провинция Фарах, а левый фланг — шоссе Кандагар — Чаман. В эту зону входили провинции Гильменд, Нимруз и часть провинции Кандагар, песчаная пустыня Регистан с главным ориентиром — горой Маликдукан, зеленая зона реки Гильменд, каменистая пустыня Дашти-Марго и горы Хашруд с главным ориентиром — горой Казагар.

Визитная карточка: СОЗДАННЫЕ ДЛЯ ВОЙНЫ

Когда я только принял отряд, в роте старшего лейтенанта Сергея Бреславского под Дарвешаном подорвались две БМП. Я принял решение об эвакуации группы и приказал Саше Семинашу — командиру группы — идти через второй канал у кишлака Марджи. А он хотел идти через кишлак Систанай, что не менее опасно! По молодости я ведь упрямый был, настоял-таки на своем. Навстречу группе я отправил ремонтно-эвакуационную группу (РЭГ). Так она в засаду попала!!! Я тотчас c дежурной группой Андрея Гончаренко и начальником разведки Лешей Паниным на помощь помчался. Расстояние было километров сорок, но добрались мы быстро. На подходе к месту боя нас прилично обстреляли, один БТР подорвался на мине-«итальянке».
Леша Панин дал мне понять, что без поддержки авиации здесь не обойтись: «Связь мне!» Вызвали вертушки, огонь артиллерии. Вертушки на предельно малой высоте отстреляли «асошки» (АСО, тепловые ловушки для защиты от ракет с тепловой головкой наведения) и зажгли камыши, чтобы выдавить «духов» на открытое пространство. Не всем бандитам удалось уйти в Марджу. В бою уничтожили безоткатное орудие, из которого «духи» стреляли по нашей броне. На этот раз все закончилось благополучно, не считая оторванного колеса у БТР и нескольких контуженных бойцов и офицеров.
Самое неприятное для меня как для командира было то, что прошло всего несколько дней, как я принял отряд, а тут подрыв. Получилось «шашкомахательство» какое-то… В то же время пустить группу по другому маршруту через Систанай было равносильно самоубийству. Вражеский кишлак Систанай прижимает дорогу к такому же кишлаку Марджи. И если бы наши стали пробираться между кишлаками, их бы там всех грохнули. За подрыв БТРа на итальянской мине в том бою мне крепко досталось от командира бригады Дмитрия Михайловича Герасимова. Дело в том, что в это время душманы вели активную минную войну и командование всеми силами стремилось сократить потери от подрывов. Для борьбы с душманскими минами кроме обычных мер применялись минно-розыскные собаки из роты минирования — Дана и Ингул.

Визитная карточка: СОЗДАННЫЕ ДЛЯ ВОЙНЫ

В пустыне стояла страшная жара. Броня и стволы обжигали руки. После боя только подошли к каналу с водой, бойцы рассудок потеряли, бросились в канал — и как давай пить! Я кричу командирам: «Хоть охранение выставьте!» Какое там!.. Стреляю в воздух, снова кричу — ноль внимания! В такую страшную жару начинаются галлюцинации, люди полностью теряют контроль над собой и ничего не боятся, ничто не может остановить желание утолить жажду. Так я и охранял свой народ, пока все не напились, не стали хоть чуть-чуть соображать, и вспомнили наконец, что жизнь в опасности.
Безусловно, каждая травма, каждое ранение и гибель солдата — большая трагедия и боль для командира и всего отряда. Бой — процесс обоюдный: или — ты, или — тебя. К большому сожалению, за время моего командования отрядом у нас все-таки погибло десять человек: восемь солдат и два офицера — Костя Колпащиков и Ян Альбицкий.
Я помню всех своих ребят и свой командирский крест несу по жизни.
В жестоком бою у Марджи перед дембелем погиб прекрасный разведчик, нештатный переводчик сержант Шамсутдинов, подорвались на трофейной «Тойоте» и погибли у озера Хамун радисты Чечун и Яцкив, попали в засаду у кишлака Шабан и героически погибли, прикрывая отход группы, разведчики Лебедев, Голощапов, Гавриленко, на перевале Эр-Мирза погиб водитель Шкарин, нелепо погиб водитель Лабутин. Потери наши, по меркам Афганистана, были меньше, чем у других.
Старший лейтенант Ян Альбицкий, секретарь комитета комсомола отряда, был тяжело ранен в голову в конце июля в последнем бою перед выводом отряда из Афганистана. Когда я с врачами — Образцовым и Свириным — прилетел за ним и раненым сержантом Бощенко к Травкину в пустыню Регистан, Ян был в сознании. Обколотый промедолом, он уверял меня, что чувствует себя хорошо, но в вертолете потерял сознание. С большим трудом Образцов и Свирин поставили ему капельницу, так как вены ушли под кожу и их на всем теле невозможно было найти. Весь полет мы качали его, не давая «уйти». Нам удалось дотянуть Яна живым до Кандагара. Однако через неделю при транспортировке раненых из Кандагара в Кабул Ян Альбицкий скончался на борту самолета.
Младший лейтенант Костя Колпащиков, слушатель 3 курса ВИИЯ, старший переводчик отряда, в январе 1988 года должен был поехать в отпуск. Я ему говорю — поезжай, а он мне: «Холодно в Союзе, вот в феврале на последнюю операцию под Мусакалу схожу, тогда и полечу». Тут еще начальник штаба отряда попросил: «Это мой лучший помощник. Пусть сходит». В ходе операции «Юг-88» надо было сломить сопротивление «духов» в базовом районе Мусакалы, Сангина, Каджаков. Мулла Насим со своей бандой не давал возможности местным властям организовать эксплуатацию электростанции в Каджаках. Нужно было ослабить влияние местных вождей и создать условия для вывода войск и развития региона. С этой целью проводилась крупная войсковая операция.
Одной из групп спецназа в этой операции командовал старший лейтенант Ильдар Ахмедшин. С ним в группе были Костя Колпащиков и Валера Польских — офицер управления бригады. В ходе поисково-засадных действий группе пришлось продефилировать неподалеку от кишлака Шабан. Здесь они и попали в засаду — кинжальным огнем бандгруппы из кишлака сразу сожгли два наших бэтээра. В этом бою у нас погибли три человека, двенадцать спецназовцев получили ранения. Костя Колпащиков в бою немного обгорел. Мог остаться в строю, но врач бригады настоял на эвакуации. Обычно раненых и убитых эвакуируют на разных вертолетах, а в этот раз правило нарушили. К несчастью, вертолет с ранеными и убитыми на борту разбился ночью при взлете. Погибшие умерли дважды… Погиб Костя Колпащиков, левый пилот — командир кандагарского вертолетного полка, правый пилот и еще несколько раненых. Валера Польских был еще жив при эвакуации в госпиталь, но захрипел и скончался у нас на руках, когда мы его ночью выносили из вертолета в Лашкаргахе. Выжил «бортач» (борттехник) и водитель БТРа Леня Булыга (призывался из Беларуси).
Ильдар Ахмедшин в том бою получил жесточайшую контузию. Ночью, когда убитых и раненых привезли в отряд, в ходе опознания смотрю: среди трупов лежит Ахмедшин, живой — не живой, непонятно. Спрашиваю: «Это Ильдар?» Отвечают: «Да, он живой, но очень тяжело контуженный». Ильдар полгода лечился в ташкентском госпитале, сбежал из него и нагнал отряд, по-моему, уже в Шинданде, в ходе вывода. Я ему говорю: «Отправляйся в госпиталь, лечись!» А он: «Нет, я выйду вместе с отрядом, под своим Боевым знаменем!» Следует отметить, что Боевые знамена были не у всех отрядов, и наши ребята очень гордились своим Боевым знаменем.
Потом Ахмедшин командовал этим отрядом уже в Чучково, встречал я его в Чечне в первую кампанию. А погиб случайно — возвращался с железнодорожной станции, и его машина сбила. И вот что печально — после вывода из Афганистана немало офицеров и солдат погибли в таких же бытовых ситуациях при нелепых обстоятельствах.
В бою под Сангином ранили рядового Андрианова. При отправке в Кандагар он спрашивает: «Владислав Васильевич, что у меня с ногой?» Я посмотрел — ранение вроде не очень серьезное. Я ему: «Ты не переживай, сейчас мы тебя до Кандагара дотянем. Все будет нормально». Проходит время — мне сообщают, что ему ногу оттяпали. Я прилетаю в госпиталь, начинаю разбираться. Спросить не с кого… — жара, боевые условия, сепсис, ампутация… Так обидно и стыдно мне стало — ведь я ему обещал, что все нормально будет!..

Визитная карточка: СОЗДАННЫЕ ДЛЯ ВОЙНЫ

На выводе наш отряд шел в колонне бригады. Шли перекатами, прикрывая поротно во взаимодействии с кандагарским и фарахским отрядами колонну выводимых войск. На подходе к Шинданду ночью в боевом охранении колонны был ранен самый молодой солдат рядовой Яблочков из роты Травкина. К сожалению, в шиндандском госпитале ему ампутировали ногу. Первый привал был в Шинданде. Там пришлось обеспечивать безопасность наблюдателей ООН из экзотического Непала (вот смеху-то было), прошли таможню, изъяли все лишнее, чтобы не попало в Союз. В Шинданде состоялся митинг и парад выводимых частей. Второй привал был в Туругунди — помылись перед пересечением границы, сдали боеприпасы. Третий привал был на нашей территории. Очень хотелось выпить по случаю возвращения в Союз, однако действовал горбачевский сухой закон, и во всей колонне не нашлось ни грамма спиртного. Весь путь от Лашкаргаха до Кушки со мной на броне ехали корреспонденты из наших и зарубежных газет, а писатель Александр Проханов — до Герата. Незадолго до вывода он прибыл в Лашкаргах, жил в отряде и знакомился с нашей боевой деятельностью. В Герате мой БТР с Прохановым и журналистами на борту обстреляли из толпы. Радикалы хотели спровоцировать ответный огонь, я уже дал команду «К бою!» и запихал пассажиров в броню, но командир бригады Александр Тимофеевич Гордеев проявил завидную выдержку, и провокация сорвалась.
Границу 370 ооСпН пересек 11 августа 1988 года. Первое, что я увидел на нашей стороне, переехав мост, — выбеленную известью мазанку с огромными буквами «БУФЕТ». Встречали нас туркмены с цветами, лепешками, зеленью. В Кушке состоялся митинг. Отряд в составе бригады совершил марш от Лашкаргаха до Иолотани. В Иолотани мы несколько дней приводили себя в порядок в ожидании погрузки на эшелон до Чучково. В Иолотани генерал А. Колесников из ставки войск Южного направления, будущий начальник Генерального штаба, популярно разъяснил нам, что афганская война не пользуется уважением в Союзе и нас здесь не ждут. Эшелон шел до Чучково неделю. 30 августа 1988 года отряд с Боевым знаменем торжественно вошел в Чучково. Хлебом и солью встречали воинов-интернационалистов, с честью выполнивших свой долг, комбриг Анатолий Неделько и местные жители.

ИЗ ДОСЬЕ «БРАТИШКИ»
В декабре 1984 года на базе 16 обрСпН на основании директивы ГШ ВС СССР началось формирование 370 ооСпН. Отряд был укомплектован военнослужащими Московского, Забайкальского, Дальневосточного, Прикарпатского и Одесского военных округов из различных частей и подразделений.
20 января 1985 года отряд был передан в состав Туркестанского военного округа, где военнослужащие прошли боевое слаживание и подготовку к действиям в горно-пустынной местности. 21 марта 1985 года отряд прибыл в н. п. Лашкаргах, провинция Гильменд. 370 ооСпН был организационно включен в состав 22 обрСпН 40-й общевойсковой армии.
5 марта 1986 года, спустя год после ввода в ДРА, командир 22 обрСпН вручил отряду Боевое знамя.
За время нахождения отряда в ДРА его военнослужащими было уничтожено более тысячи мятежников, захвачено более 200 единиц автомобильной и другой колесной техники, изъято большое количество стрелкового оружия и боеприпасов, свыше 40 тонн наркотиков. В 1985 году в ходе операции по ликвидации базовых районов мятежников были уничтожены главари банд Абдурахман и Мансур-хан, заместитель главаря банды Гульзамир, разгромлена штаб-квартира Абдурахмана, школа подготовки гранатометчиков и подрывников, группа подготовки пропагандистов. В 1986 году после проведения операции по уничтожению каравана с оружием были взяты образцы новейшего по тем временам ПЗРК «Стингер».

Визитная карточка: СОЗДАННЫЕ ДЛЯ ВОЙНЫ

В 1988 году в связи с выводом Ограниченного контингента войск из ДРА 370 ооСпН возвращается в н. п. Чучково и входит в состав 16 обрСпН.
В сентябре 1992 года на базе отряда был создан батальон для выполнения правительственных задач на территории Республики Таджикистан, где в период с 28.09.1992 по 22.11.1992 года отряд действовал совместно с подразделениями 201-й мотострелковой дивизии ВС России.
В конце 1994 года 370 ооСпН готовится к выполнению специальных задач на территории Чеченской республики. С 13 января по 2 мая 1995 года отряд под руководством подполковника Сергеева принимал активное участие в уничтожении НВФ на территории Чечни. Всего за время нахождения отряда в Чечне погибло 49 человек.
В ходе второй чеченской кампании военнослужащие отряда ездили в командировки на Северный Кавказ в составе других отрядов бригады. Военнослужащие 370 ооСпН являлись основой сводного отряда, действовавшего в Чеченской республике в 2003 и 2005 году. За время выполнения служебно-боевых задач Героями России стали старший лейтенант Саманков Андрей Васильевич, майор Тучин Алексей Иванович (посмертно), старший лейтенант Родин Алексей Васильевич (посмертно).
В феврале 2009 года на основе отряда формируется отдельная рота для выполнения правительственных задач на территории Республики Абхазия, где она находилась до сентября 2009 года.

Подготовил Юрий МУХИН
Фото автора и из архива отряда

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Абсолютная секретность развращает абсолютно.

Фред Хиц

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum