TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Декабрь 2009 года
     
Легенды спецназа: Краповый берет генерала Шаталина
 
 

Легенды спецназа: Краповый берет генерала Шаталина— Юрий Васильевич, сколько у тебя «чистого» спецназа? — Министр Бакатин задал командующему вопрос с такой интонацией, что мы невольно прониклись ожиданием — сейчас узнаем нечто сокровенное.
— Полторы тысячи, товарищ министр. — Генерал-полковник Шаталин, несмотря на свой острый ум и прозорливость, похоже, не подозревал, на какую высоту военно-политической мысли сейчас выйдет министр внутренних дел.
— Ну вот, видите, какая у вас сила! Вон в Австрии группа спецназа совсем махонькая, «Кобра» называется, как наша рота, наверное, — а ведь всю страну держит.
Пауза продолжалась недостаточно долго, чтобы офицеры смогли постичь глубинный смысл высказанной министром сентенции…
А наш командующий генерал-полковник Юрий Васильевич Шаталин был немногословен. Он, человек дела, знал, где искать, у кого выспрашивать заветные «рецепты» от неизлечимых болезней пресловутой перестройки.
Он, первым вводивший свою 5-ю мотострелковую дивизию в Афганистан, а позже командарм 7-й, дислоцированной в Армении, начштаба Московского военного округа, возглавил внутренние войска МВД СССР, будучи весьма искушенным в политике военачальником. Ответственный за жизни тысяч людей, он никогда не решал вопросы с кондачка, не ставил подчиненным невыполнимых задач, прислушивался к мнению своих генералов и офицеров, мог подкорректировать или даже изменить собственное решение, если видел, что кто-то из специалистов, направленцев предлагает что-то более целесообразное, дельное.
Так было с его любимым спецназом.
ОМСДОН им. Ф. Дзержинского, по-настоящему легендарная дивизия внутренних войск, произвела на нового командующего впечатление разительное, без преувеличения — вдохновляющее. «Других таких в Союзе нет! Ни у мотострелков, ни у кого!» — Юрий Васильевич был рад, воодушевлен при виде подготовленного, дисциплинированного, боеспособного и боеготового мотострелкового соединения внутренних войск, отныне его войск. Шаталин в конце 1986 — начале 1987 года по частям поездил изрядно. Ему надо было не просто познакомиться с неизвестными доселе войсками, но и совершенствовать их структуру, повышать боеготовность в духе времени, в соответствии с задачами дня.
Его авторитетный предшественник генерал армии Иван Кириллович Яковлев создал могучий военный организм, который на протяжении многих лет достойно выполнял государственные задачи колоссального объема. Но, чувствовалось по всему, конвойные функции уже требовали определенного обособления, передачи их в другое ведомство (что и произошло через несколько лет).
На первый план выходило развитие частей и соединений оперативного назначения, подразделений спецназа и разведки.
Юрия Васильевича порадовало то, что не надо было начинать с чистого листа. Генерал армии И. К. Яковлев и его заместитель генерал-лейтенант А. Г. Сидоров (кстати, фронтовик-морпех) уже заложили основы спецназа ВВ — наши «краповые береты» имели и некоторый опыт, и свои традиции.
Но было их слишком мало, чтобы, по выражению министра Бакатина, «держать всю страну». Надо было формировать части оперативного назначения — мобильные, способные решать масштабные задачи в районах межнациональных конфликтов. Один за другим в повседневный обиход входили понятия НВФ (незаконные вооруженные формирования), сепаратизм, позже — терроризм.
Одна за другой создавались бригады оперативного назначения — софринская, калачевская, питерская, богородская. В их составе были УРСН (учебные роты специального назначения).
Куратором спецназа стал старший офицер по особым поручениям полковник Вячеслав Михайлович Поспелов. Личность неординарная (в спецназе таких уважают и ценят), он был не просто давним сослуживцем Шаталина по 7-й армии. Вячеслав Михайлович прекрасно знал службу войск, за плечами были командировки во Вьетнам, Африку. Ему-то и поручил генерал Шаталин быстро, грамотно, обоснованно развивать войсковой спецназ.
«Новая метла», генерал Шаталин, никого во внутренних войсках не сметал — ни в главке, ни в округах. Он умел разбираться в людях, никогда не рубил с плеча, когда на карту ставилась человеческая судьба. Он не любил льстецов, показного рвения. Говорил: «Передо мной не тянись. Дело тяни». Вот почему ему сразу приглянулся командир батальона спецназа подполковник Сергей Лысюк, с его неподдельным, просто фанатичным рвением в боевой подготовке, с его неформальным обращением к солдатам и офицерам — «братишка», «брат»…
Именно эти двое — Поспелов с Лысюком — составили боевую спарку, спелись спецназовским дуэтом, понимая друг друга с полуслова. При возникновении очередной «заморочки» Шаталин вызывал Поспелова: «Бери спецназ — и вперед!»
1200 спецназовцев внутренних войск были не просто в горячих точках (тогда появился этот маловразумительный термин), они всегда были в самом пекле междоусобных битв.
Армяне дрались с азербайджанцами, грузины — с абхазами и осетинами, осетины — с ингушами, узбеки — с турками-месхетинцами, киргизы — с узбеками, молдаване — с гагаузами… В народе как говорят: «Двое — в драку, третий — в…» Но командующий внутренними войсками Союза ведь не станет отшучиваться перед министром или членами Политбюро. Третья сторона — миротворцы, щит правопорядка, как ни называй вэвэшников.
Старинный товарищ Юрия Васильевича, бывший в те самые перестроечные годы начальником Генерального штаба, генерал армии Михаил Алексеевич Моисеев однажды заметил: «Генерал Шаталин был скромным до застенчивости, но храбрым до безумия».

Легенды спецназа: Краповый берет генерала Шаталина

Оружия, даже легонького ПСМ, он никогда не носил, будь то Афганистан, Карабах или Абхазия. То не было бравадой — ему ли, боевому генералу, бравировать перед подчиненными. «Оружие генерала — голова, — говорил полушутя, полусерьезно. — А подчиненные командира в обиду не дадут».
Этим шаталинским постулатам есть вполне конкретные подтверждения из походной жизни. Что-то мне рассказывали очевидцы из близкого окружения командующего, кое-чему сам был свидетелем.
В ферганских событиях, когда многотысячные безумные толпы (а бывает ли умная толпа?) бесчинствовали, жгли, убивали, именно генерал Шаталин показал пример бесстрашия, выйдя на бурлящую площадь с одним лишь мегафоном. «Я генерал Шаталин, командующий внутренними войсками… — Эти его слова становились паролем, сигналом для прекращения всякой бузы. Его начинали слушать. — Я не президент, не премьер-министр и не стану обещать вам того, чего сделать не могу. Но я гарантирую безопасность всем, кто не нарушает порядок, никому не угрожает оружием…». Внутренние войска обеспечили охрану лагеря турок-месхетинцев, вертолетчики сделали 120 (!) рейсов в труднодоступные районы, Шаталин с Лысюком и его «краповыми беретами» побывали всюду. Когда в Фергану прилетел председатель Совета министров СССР Н. Рыжков, генерал Шаталин доложил ему о выполнении поставленной задачи.
А история, приключившаяся в Нагорном Карабахе летом 1989-го , заслуживает того, чтобы о ней рассказать поподробнее.
Юрий Васильевич Шаталин, комендант Особого района генерал-майор Владислав Николаевич Сафонов и заместитель начальника политуправления внутренних войск МВД СССР генерал-майор Евгений Александрович Нечаев отправились в Шушу — азербайджанский городок в нескольких километрах от Степанакерта — для встречи с местными властями. Дело обычное по тем временам — военные нередко выполняли роль дипломатов, единственных посредников.
В сопровождении были «витязи» — человек десять из батальона спецназа. Командовал группой опытный офицер старший лейтенант Виктор Путилов. Напросились в попутчики и мы, двое военных корреспондентов — в те дни я знакомил с внутренними войсками полковника Владимира Гавриленко из «Красной звезды». Разместились со спецназом в кузове ГАЗ-66.
В Шуше события разворачивались по непредвиденному сценарию, автором которого, по сути дела, явилась всегда непредсказуемая толпа. Местные власти — партийные секретари разного ранга, исполкомовцы и даже замминистра внутренних дел Азербайджана — предложили нашим генералам пройти для переговоров в здание Дворца культуры. Там, дескать, и спокойнее, и прохладнее. Площадь перед ДК была уже запружена сплошь мужчинами. В этом бурлящем человеческом море махоньким островком цвета хаки был наш грузовичок с брезентовым тентом, наполненный мускулистыми парнями, оружием и спецсредствами.
О том, что события принимают драматический оборот, мы стали догадываться через час-полтора, когда в наш адрес раздались уже недвусмысленные угрозы. Один из воинственных митингующих, вцепившись в задний борт и заглядывая в кузов, с решительной злостью выдал: «Вы помните, Сталин даже сына своего на немецких генералов не стал менять. А вам сегодня придется отдать за наших двух аскеров всех ваших генералов». Теми аскерами (то бишь солдатами, в переводе с азербайджанского) воинственный шушинец считал неких Ахмедова и Алиева, задержанных накануне ночью бойцами разведки нашего минского оперативного полка в окрестностях Шуши. Теперь, коварно заманив наших генералов в ловушку, заперев толпою в «очаге культуры», азербайджанцы решили требовать обмена.
Юрий Васильевич Шаталин не любил слова «заложник» применительно к себе. Согласитесь, в отношении советского генерала в собственной стране звучит как-то диковато, странно, оскорбительно.
Между тем спецназовцы «Витязя» сидели в кузове грузовика в ожидании какой-либо (вернее сказать — любой) команды.
Переговоры в ДК все больше приобретали ультимативную тональность.
Генералы Шаталин, Сафонов и Нечаев, не раз бывавшие в подобных переделках, стоявшие под прицелом в других горячих точках, думали сейчас прежде всего о том, чтобы не допустить кровопролития. Они-то прекрасно знали свои войска — «краповые береты» своего командующего в обиду никому не дадут. В те часы в комендатуре Особого района, в Комитете особого управления НКАО у Аркадия Вольского искали пути развязывания этого очередного карабахского узелка. Калачевская бригада оперативного назначения уже урчала моторами своих БТРов, подтягиваясь к мятежной Шуше.
Можно представить, что произошло бы, если бы не выдержали нервы у кого-нибудь из наших спецназовцев, если бы кто-то из наших командиров ринулся вызволять командующего из плена, если бы сам Шаталин оказался «ястребом» и решил бы показать местным строптивцам кузькину мать…
Минуло несколько часов бесплодного сидения. Представители «высоких договаривающихся сторон» по очереди выходили в туалет. Именно здесь и заявил один из оголтелых бандитов бойцу «Витязя» (при генералах оставалось лишь двое солдат охраны): «Надоель мнэ твой гэнэрал! Сейчас я его…»
Наш боец от злости побелел. Передернул затвор автомата и прорычал прямо в лицо боевику: «Назад, сука! Сделаешь хоть шаг — замочу!»
Как известно, приказ «мочить бандитов в сортире» от Верховного главнокомандующего поступит много позже, в другой уже нашей стране…
А тогда, следуя команде «сверху», аж из Москвы, Ахмедова и Алиева привезли в Шушу.
На память о тех шушинских событиях осталась фотография — генералы Шаталин и Нечаев с родными «витязями» на степанакертском аэродроме. Фоном — свои тогда и чужие теперь горы…

Легенды спецназа: Краповый берет генерала Шаталина

А что до австрийской «Кобры», то о ней генерал Шаталин был наслышан и без Бакатина. Но раз уж начальственные уста произнесли название австрийского спецназа как образец для подражания, надо было прорубать окно в цивилизованную Европу. В интересную загранкомандировку полетели спецы — Поспелов с Лысюком. То знакомство с австрийцами позже перерастет в крепкую дружбу спецназовцев двух стран. Визиты делегаций станут регулярными (побывает в Австрии и сам Шаталин), совместные занятия — более насыщенными, обмен опытом — более откровенным. Противник, зачастую даже не имеющий зримых черт, будет один — терроризм.
Докладывая командующему свои первые впечатления о «Кобре», офицеры отметили главный плюс в подготовке австрийских коллег — отличную огневую выучку. Там стреляют много, из разных видов оружия, не жалея боеприпасов.
Шаталин тут же вызвал начальника управления боевой подготовки ГКВВ генерал-лейтенанта Леонида Печевого. Содержание того разговора отчетливо запомнилось полковнику Вячеславу Поспелову.
Командующий поставил задачу, как всегда, конкретно и четко — просчитать потребность подразделений спецназа в боеприпасах, проверить расходование патронов в «конвое», перераспределить без ущерба для боевой подготовки войск в целом и для совершенствования огневой выучки «краповых беретов»…
Пять жесточайших лет — с 1986 по 1991 год — внутренние войска оставались главной скрепой раздираемой внутренними и внешними врагами страны под названием Союз Советских Социалистических Республик. Эти пять лет командовал войсками генерал-полковник Юрий Васильевич Шаталин. Неброской внешности — в гражданке пройдет, и не обратишь внимания — но удивительных качеств военачальник и человек волевой, мудрый, нескоропалительно-решительный, смелый, нелукавый. Любящий своих солдат и любимый своими солдатами…
После августовских событий 91-го государственных людей такого ранга «просвечивали» на лояльность. Перетасовка военных и политических кадров была повсеместной.
Генерала Шаталина от руководства войсками отстранили.
Какое-то время он выполнял обязанности заместителя командующего пограничными войсками, был советником председателя правительства. В 1992-м Владикавказ стал его последней горячей точкой — опыт генерала Шаталина был востребован для ликвидации осетино-ингушского конфликта.
Когда Юрий Васильевич выбирал место для спокойной пенсионерской жизни, он променял московскую генеральскую квартиру на дом в Хотьково. Один из его близких друзей-генералов, зная, что Шаталин родом из подмосковного Дмитрова, спросил:
— На старости лет решил в родных местах осесть?
— Да уж, — ответствовал раздумчиво Юрий Васильевич, — где родился, говорят, там и пригодился. Вся, считай, жизнь в походах прошла. Так хочется в своем садике посидеть, в грядках покопаться… А ведь самое главное — тут, рядышком Сергия Радонежского родина, им самим намоленные места. Это ж он, великий молитвенник за Русь, благословлял русское войско на битву с супостатом. А монахи-витязи Пересвет и Ослябя — это ж, считай, первые спецназовцы русские. Тут ведь и Софрино, бригада моя любимая. Глядишь, ребята заезжать будут…

Легенды спецназа: Краповый берет генерала Шаталина

НА МОГИЛЬНОМ памятнике командующего — краповый берет. Этим знаком отличия братишек-спецназовцев Юрий Васильевич дорожил не меньше, чем своими боевыми орденами.
Во время поминального застолья в осиротевшем шаталинском доме в Хотьково генерал армии Михаил Алексеевич Моисеев, предваряя третий тост, сказал: «Эх, было б две жизни: одна — для службы, вторая — для услады. Увы! Юрий Васильевич прожил только одну, зато какую!..»

Борис КАРПОВ
Фото Владимира НИКОЛАЙЧУКА
и из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum