TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Февраль 2010 года
     
Специальные операции: БРИТАНСКИЙ СПЕЦНАЗ В КОНФЛИКТЕ НА БОРНЕО
 
 

Конфликт и его участники

Истоки конфликта
В конце 1950-х – начале 1960-х годов Федерация Малайзия состояла из Малайи, Сингапура и колоний северного Борнео – Саравак, Сабах и Брунея. Ее возглавлял премьер-министр Абдул Рахман. Руководство вооруженными силами осуществлялось из Национального оперативного комитета Малайзии под сопредседательством начальника штаба вооруженных сил Малайзии генерала Тунку Османа и генерального инспектора полиции сэра Клода Феннера. Главнокомандующий британскими вооруженными силами на Дальнем Востоке был членом руководства операциями на Борнео, которое находилось на острове Лабуан, и регулярно присутствовал на заседаниях этой организации.
После обретения Малайзией независимости верховная власть на острове Борнео перешла к Национальному совету обороны Малайзии, расположенному в Куала-Лумпуре с государственными исполнительскими комитетами в штатах Сабах и Саравак.
С федерацией на острове Борнео граничил индонезийский штат Калимантан. Президентом Индонезии в то время был Сукарно, который мечтал о создании Великой Индонезии, куда бы вошли и британские колонии Малайя и Сингапур. При этом для достижения этой цели он был готов применить силу. Идею Сукарно разделял султан Брунея, входившего в Федерацию Малайзия, но он колебался, не решаясь открыто поддержать державные устремления соседа. Но именно здесь, в Брунее, Сукарно рассчитывал реализовать мечту о расширении своей территории. 8 декабря 1962 года национальная армия Северного Брунея подняла восстание. Сразу после этого султан запросил помощи у Великобритании. Британское правительство быстро откликнулось и направило морем и по воздуху свои войска, состоявшие из британских подразделений и гуркхских стрелков.

Специальные операции: БРИТАНСКИЙ СПЕЦНАЗ В КОНФЛИКТЕ НА БОРНЕО

Британия берет ситуацию под контроль
В декабре 1962 года в ответ на восстание в Северном Брунее британский воинский контингент высадился в северной части Борнео. В начале января 1963 года туда прибыл генерал-майор Вальтер Уолкер, который был командующим операциями на Борнео и подчинялся непосредственно главнокомандующему вооруженными силами на Дальнем Востоке адмиралу Дэвиду Люку. В начале 1963 года его сменил адмирал Варил Бегг.
На момент конфликта британские вооруженные силы включали в себя штаб 3-й бригады коммандо, которая находилась в Кучинге и отвечала за западную часть Саравака, четыре дивизиона и штаб 99-й пехотной бригады гуркхов, которая дислоцировалась в Брунее и отвечала за восточное направление, а 5-й дивизион этой бригады дислоцировался в Брунее и отвечал за Бруней и Сабах. Эти подразделения были переброшены на остров из Сингапура. Сухопутные войска, которые состояли из пяти гуркхских и британских пехотных батальонов, обычно базировались в Малайе, Сингапуре и Гонконге.
В середине 1963 года бригадный генерал Пэт Глэни был назначен на должность заместителя командующего операциями на Борнео. Усилия флота, который также подчинялся командующему операциями на Борнео, сводились в основном к деятельности тральщиков, которые использовались также и для патрулирования прибрежных вод. Подразделение ВВС было представлено отрядом из состава эскадрильи, базировавшейся в Малайе и в Сингапуре. В отряд входили транспортные самолеты Twin Pioneer и Single Pioneer, 2–3 транспортных самолета Blackburn Beverley and Hastings, а также около двенадцати вертолетов различных типов. Кроме этого в районе конфликта была развернута рота военизированной полиции.

Противник
На этом этапе противостояния индонезийскими вооруженными силами, действовавшими на побережье Западного Калимантана, командовал генерал-лейтенант Зулкипли. Его штаб находился в Понтианаке, примерно в 200 километрах от границы. В конфликте принимали участие около 1500 бойцов индонезийских иррегулярных подразделений милицейского типа, которыми командовали кадровые офицеры индонезийской армии. Численность регулярных войск, принимавших участие в конфликте, и численность местных сил самообороны до настоящего времени не известна. Все они были сведены в восемь оперативных соединений, развернутых вдоль границы, главным образом против 1-го и 2-го британских дивизионов. Эти воинские части имели устрашающие названия, такие как: «Молния», «Ночные призраки» или «Мировые подметальщики». В то же время на востоке и на индонезийской половине острова Себатик находились пять рот индонезийской морской пехоты, а также лагерь по подготовке добровольцев.

Эскалация конфликта
16 декабря 1962 года британское командование на Дальнем Востоке выпустило заявление о том, что все основные центры в Брунее очищены от мятежников.
19 декабря генерал-майор Вальтер Уолкер, заработавший во время войны в Малайе репутацию настоящего эксперта по ведению войны в джунглях, был назначен командующим британскими вооруженными силами на территории острова Борнео. В результате его решительных действий по прекращению мятежа последний повстанец в Брунее был ликвидирован в мае 1963 года.
Но одновременно с последними судорогами мятежа в Брунее «Радио Джакарты» сделало ряд провокационных заявлений, направленных на усиление напряженности на острове Борнео. А 20 января 1963 года министр иностранных дел Индонезии доктор Сабандрио объявил о политике конфронтации, направленной против «Малайи, являющейся в настоящее время пособником неоколониалистов и неоимпериалистических сил», которые проводят враждебную политику в отношении Индонезии. Однако попытки вступить в диалог и достигнуть взаимопонимания по спорным вопросам стороны все же предпринимали. Однако со стороны Индонезии эти попытки скорее были всего лишь прикрытием подготовки к агрессивным действиям против Борнео. Уже в апреле 1963 года группы «добровольцев» проникли с территории Индонезии через границу на территорию Саравака и Сабана, где провели ряд рейдов, организуя саботаж и диверсии. А 27 июля 1963 года президент Сукарно в своем обращении заявил: «Чтобы сокрушить Малайзию, мы должны начать конфронтацию во всех областях. Мы не можем вежливо разговаривать с империалистами!»
С этого недвусмысленного заявления не прошло и месяца, как 16 августа 1963 года подразделение гуркхских стрелков вступило в боестолкновение с 50 индонезийцами. Спустя месяц после первого вооруженного столкновения, 16 сентября 1963 года, из состава Федерации Малайзии официально вышел один ее член – Бруней. Индонезия незамедлительно разорвала дипломатические отношения с Малайзией. Спустя два дня толпа примерно в 10000 человек сожгла посольство Великобритании в Джакарте.
Таким образом, все сложилось для начала новой войны Великобритании в джунглях.

Начало применения спецназа

«Борьба за умы и сердца»
В 1963 году 22-й полк САС был направлен на Борнео и передан в оперативное подчинение генерал-майору Вальтеру Уолкеру. В то время Индонезия направляла свои войска и партизан через границу Саравака для дестабилизации обстановки в регионе. В том, что кампания в «борьбе за умы и сердца» сработает здесь так же, как и недавно в Малайе, Уолкера убедил подполковник Джон Вудхаус, ветеран малайской кампании, командовавший в это время 22-м полком. Этого человека многие считают отцом современной САС. Его стараниями в начале 1963 года от 22-го полка на Борнео был развернут один эскадрон численностью 64 человека. В его задачи входило ведение разведки и прикрытие границ с Индонезией от проникновения партизанских и диверсионных групп противника. Именно здесь отрабатывалась и оттачивалась тактика действий в составе патруля из четырех человек. САС здесь вновь весьма успешно применила стратегию «борьбы за умы и сердца». Действия патруля обязательно предполагали налаживание контактов с населением. Вот что вспоминал командир «четверки» сержант Смит, по кличке Танкист: «Когда мы добрались до деревни рядом с границей, то к нам принесли больного ребенка с высоченной температурой. Наш медик дал младенцу выпить растворенную в молоке четверть таблетки аспирина, и тому действительно полегчало. Отношение к нам сразу изменилось в лучшую сторону, и это было хорошим началом».
Местные племена мурутов охотно сотрудничали с британцами. Об искреннем уважении говорит то, что они приглашали их на свои праздники и даже предлагали своих девушек. Привлечение другого местного племени ибанов на свою сторону сулило САС много преимуществ, что подтверждается словами одного из участников событий на Борнео: «Они были искусными следопытами. Временами их способности казались мне прямо-таки сверхъестественными. Мы продвигались навстречу отряду противника, и проводник, который все утро вел нас по следам трех или четырex человек, обернулся и сказал: «Один из них офицер, на нем коричневые ботинки, а вооружен он пистолетом и штурмовой винтовкой, на голове широкополая шляпа…» Я ответил: «Постой-постой. Я не сомневаюсь, что ты читаешь следы лучше любого из нас, но откуда ты можешь знать, какая у него шляпа и что за оружие у него в руках?» И спустя несколько минут сквозь просвет в зарослях я увидел офицера регулярной индонезийской армии, именно такого, как описал проводник».
Стремясь поддерживать добрые отношения с местными племенами, британцы не пытались навязывать им европейскую систему ценностей, несмотря на гигантскую разницу в культурах этих народов. Один из спецназовцев вспоминал случай, который очень хорошо иллюстрирует эту разницу: «Наш проводник – он хорошо говорил по-английски – вдруг остановился и, расплывшись в улыбке, бросился назад в джунгли. Спустя минуту он вернулся с отрезанной головой индонезийца в своей сумке! «Хорошие деньги, хорошие деньги», – все повторял он, намекая на премию, которую рассчитывал получить от властей Брунея. Ибаны – классные ребята, хотя их повадки «охотников за головами» нередко приводили нас в замешательство. Нам приходилось периодически напоминать себе, что это часть их культуры и этим обычаям немало лет. Подобные повадки поощрялись брунейским правительством, которое было заинтересовано в уничтожении максимально большого числа индонезийских солдат – оттого и такая щедрость. В какой-то момент ибаны перестали собирать головы и начали оставлять себе одни уши – головы занимали в их мешках слишком много места!».

«Тактика наведения»
С точки зрения развития боевых действий в ходе конфликта за основу было принято утверждение, что «лучшая оборона – это нападение». Поэтому для того, чтобы предотвратить переход границы отрядами противника, наносились удары по их лагерям на их же территории. Для осуществления этих операций перед спецназом стояла задача проникновения на территорию противника через границу для сбора разведывательной информации. Эти патрули, не имеющие никаких знаков опознавания, растворялись в джунглях, выполняя одну задачу на территории противника в течение месяца. Выявляя лагеря партизан и других индонезийских подразделений, они выставляли засады на путях передвижения, сообщали координаты и наводили десанты гуркхов, удары авиации и артиллерии. Такие операции, похожие на жалящие удары, стали новым приемом в отработанной на Малайе тактике «борьбы за умы и сердца». Она оказалась очень эффективной. «Тактика наведения» – это то, что САС противопоставляла на Борнео внезапным нападениям индонезийцев на малайскую часть острова. При обнаружении подразделения индонезийской армии патрули вызывали по рации пехотные части, которые переправлялись в район на вертолетах. После встречи подкрепления на расчищенных в джунглях посадочных площадках спецназовцы выводили пехоту в разведанные места для организации засад, где те и ожидали подхода противника.

Наращивание группировки сил спецназначения
Конечно, даже при наличии симпатий местного населения силами лишь одного эскадрона 22-го полка САС было невозможно прикрыть границу, протянувшуюся на 971 милю. Поэтому численность эскадронов 22-го полка на Борнео была увеличена до трех. Тактический штаб 22-го полка SAS размещался в Кучинге с 1964 года и осуществлял руководство деятельностью всех спецподразделений на Борнео. Из-за сложившейся обстановки было принято решение о развертывании на Борнео новых подразделений. Первым из них стала гвардейская отдельная парашютная рота, которая действовала в интересах 16-й парашютной бригады в качестве разведывательного подразделения. Чуть позже появилась отдельная парашютная рота гуркхов. Также в составе парашютного полка были сформированы дополнительные подразделения разведки. Ими стали рота «С» во втором батальоне и рота «D» в третьем. Кроме того, здесь действовали две секции SBS (Special Boat Service – специальная лодочная служба), которые дислоцировались в Сингапуре. Секции SBS также активно применялись в конфликте, но главным образом для действий с моря. Спецназ Великобритании действовал на Борнео преимущественно силами патрулей, состоящих из четырех человек. Однако иногда им, включая боевых пловцов, приходилось принимать участие и в крупных операциях. Наиболее массово и эффективно спецподразделения применялись в ходе операции в Калимантане в 1964 году, а также на границе.

Элемент психологической операции
После ощутимой активизации действий индонезийских партизан в 1964 году муруты прониклись симпатией к индонезийцам, а по отношению к британцам появилась враждебность. Муруты полагали, что британцы не способны защитить их от соседей и им лучше принять сторону сильнейшего. Спецназу необходимо было что-то предпринять, причем как можно скорее. Решение было найдено майором Питером де ла Бильером, которому пришла в голову идея превращения «тактики наведения» в элемент психологической войны. Де ла Бильер рассказывал: «Это была игра высокого класса, и мы немного ловчили лишь тем, что делали все необходимое, чтобы гуркхи и вертолеты находились в состоянии немедленной готовности к вылету.
«Послушайте, говорили мы мурутам, как только вы заметите признаки приближения индосов (индонезийцев. – Авт.), тут же идите и сообщите нам, и мы с помощью этого волшебного ящика с антенной вызовем сюда солдат, которые и расправятся с чужаками». Сначала наши слова звучали не слишком убедительно, а потому мы говорили: «Давайте завтра и проверим. Вы сделаете вид, что нашли подозрительные следы в любом районе по вашему выбору, и дальше посмотрите, что будет». Как и было условлено, они пришли и сказали, что нашли следы на пересечении троп к югу от Букит-Оойа. Тут уж о какой-то подтасовке не могло быть и речи, и оперативность реакции обеспечивалась прекрасным знанием бойцами местности и заблаговременной подготовкой посадочных площадок и проходов на всех потенциально опасных направлениях, благодаря чему спустя час-другой сотня обвешанных оружием гуркхов могла высадиться там, где требовалось.
На мурутов произвел должное впечатление тот факт, что британцы действовали более эффективно, чем индонезийцы, и к тому же оказывали им больше внимания. Но еще более важным фактором было укрепление престижа вождя. Если бы войска прибывали в его владения по собственной инициативе, авторитет вождя страдал бы, и противодействие с его стороны неизбежно бы нарастало». В итоге лояльность жителей приграничных селений по отношению к патрулям САС была восстановлена.

Специальные операции: БРИТАНСКИЙ СПЕЦНАЗ В КОНФЛИКТЕ НА БОРНЕО

Работа SBS на Борнео

Работа с надводных плавсредств
В октябре 1964 года вторая секция SBS была переброшена в район Саравак на Борнео для создания совместно с 40-м батальоном коммандо 3-й бригады королевской морской пехоты штурмовой группы «Тавау». Эта группа, помимо каноэ, была оснащена легкими катерами с каютами, дори и местными лодками с подвесными моторами.
Граница между Индонезией и Сараваком проходит по трудно различимым заводям реки Серудонг, которая местами протекает сквозь густые джунгли, прилегающие к индонезийской границе, или по острову Себатик, разделяя его на две части. К юго-западу от острова Себатик через узкий пролив находится остров Нункан, где базировалась индонезийская морская пехота. Ее основной задачей был подрыв жизненно важной торговли древесиной тика в штате Сабах.
Разведка докладывала о планировании индонезийскими партизанами конкретных диверсионных акций на побережье Сибик Бей. Береговая линия, которую покрывали мангровые болота, и приливные реки сделали побережье довольно сложным для патрулирования. Особенно непросто было оперировать патрулям в этом районе, действуя из района столицы Тавау – маленького порта с населением 4300 человек.
К северо-западу располагалась Коуи Харбор – якорная стоянка на севере острова Себатик, которая обеспечивала действия в заливе Уоллес Бэй. Здесь, в Уоллес Бэй, находилась штаб-квартира 2-й секции СБС. Отсюда британские боевые пловцы патрулировали побережье, продвигаясь вдоль него на юг на надувных моторных лодках. Для наблюдения за противником они также использовали стволы мертвых деревьев, в высоких дуплах которых устраивали свои наблюдательные пункты. Индонезийские морские пехотинцы, в свою очередь, также вели наблюдение за морским движением от южного побережья острова Себатик и имели ясную картину движения в западном направлении к другим базам Индонезии на острове Нанукан.
Оборудованный здесь стационарный наблюдательный пост индонезийской морской пехоты не угрожал деятельности 40-го батальона 3-й бригады коммандо в районе Тавау. Однако его уничтожение имело значение с точки зрения подрыва авторитета индонезийцев и их влияния на местных жителей в этом регионе.
Но перед тем как провести налет на этот объект, британским боевым пловцам предстояло провести разведку наблюдательного поста для выявления препятствий для высадки с моря и состояния грунта на берегу, наличия проволочных заграждений, прикрывающих подходы к объекту и минных полей, установленных на границе джунглей.
В одну из безлунных ночей два боевых пловца были направлены для того, чтобы получить четкие ответы на эти вопросы. На надувной лодке они, оставаясь незамеченными наблюдателями противника, беспрепятственно прошли в территориальные воды Индонезии. Здесь, бесшумно соскользнув в воду, они поплыли, принимая южнее наблюдательной башни. Однако, выйдя на берег, они не смогли найти укрытия из-за отсутствия поблизости пальм или кустарника. В то же время они обнаружили примерно в двадцати пяти метрах от наблюдательной башни барак, где возле костра сидели наблюдатели, свободные от смены. Разведчики установили, что наблюдательную башню от барака отделяет непроходимый кустарник. Также к юго-востоку от башни им удалось найти очень удобный для высадки с моря небольшой участок пляжа, способный обеспечить подход сразу нескольких надувных лодок. Проведя разведку, боевые пловцы беспрепятственно вернулись в пункт дислокации и доложили добытые разведывательные данные. Их доклад был тщательно изучен командованием, которое приняло решение организовать налет на наблюдательный пост силами пятнадцати морских пехотинцев.
Под покровом темноты спецназовцы отошли от берега на небольшом моторном катере. Недалеко от границы с территориальными водами Индонезии они спустили на воду три надувные лодки. Далее пошли на веслах на юг. Перейдя границу, они оставили в этом районе одну из лодок для прикрытия их отхода после выполнения задачи. Две другие лодки преодолели расстояние в 9 километров до песчаного пляжа, обнаруженного разведчиками. В соответствии с планом необходимо было разместить двух разведчиков между наблюдательной башней и бараком для того, чтобы предотвратить отход индонезийских солдат в этом направлении или, наоборот, предотвратить выдвижение подкрепления к наблюдательному посту, которое они должны были уничтожить в коротком бою огнем из засады. Как только лодка, в которой находился командир группы, достигла пляжа, она тут же попала под огонь пулемета. Правда, не прицельный. Лейтенант вызвал штурмовую группу, имевшую в своем составе пулеметы, и приказал им атаковать наблюдательную башню, откуда велась стрельба. Сержант с пулеметчиком двинулись вдоль берега вправо, ориентируясь по звукам выстрелов. Сам же лейтенант бросился к хижине.
Штурмовая группа подошла с небольшой задержкой, случившейся из-за слишком густых зарослей джунглей. Они взяли немного левее намеченного направления. Пересчитав тела убитых, они, в соответствии с приказом не вступать в затяжной бой, подготовились к отходу. Поскольку фактор неожиданности был утрачен в самом начале, у нападавших не было выбора, так как противник мог в ближайшее время организовать эффективную контратаку. Едва нападавшие вернулись к своим надувным лодкам и быстро вывели их на глубину, где можно было использовать мотор, на площадку рядом с наблюдательным постом обрушился град мин…

Выход с подводных лодок
Секции СБС также практиковали вывод групп в тыл противника с использованием субмарин, с которых боевые пловцы добирались до берега на надувных лодках или каноэ. Первый такой разведвыход состоялся безлунной ночью в начале мая 1965 года в Лабуан Билик. Подводная лодка на острове приняла боевых пловцов с их плавсредствами на борт и, отойдя на некоторое расстояние, погрузилась и взяла курс в район высадки разведчиков. С наступлением темноты она вышла в указанную точку на расстоянии примерно в 8 километров от берега. Субмарина всплыла, и с нее спустили на воду надувную лодку и четыре каноэ. Далее разведчики пошли на веслах и беспрепятственно достигли намеченного участка побережья. Проведя разведку в назначенном районе, они не выявили никаких признаков деятельности противника и вернулись назад. Но во время разведки следующей ночью на другом острове они обнаружили индонезийский патруль. После этого одна из трех команд, высадившихся на этот скалистый остров, нашла путь, который привел в джунгли на краю обрыва. До этого их прикрывала другая пара на каноэ, находившаяся недалеко от берега. Пара морских пехотинцев из третьей лодки скрытно поднялись по скалам и прошли в глубь острова и вышли на высоту, с которой открывался вид на несколько хижин. С этого места они также могли наблюдать за перемещением противника
Последовательная и тщательно спланированная координация рейдовых действий позволила создать достоверную картину группировки противника, собрать о нем информацию, необходимую для успешной борьбы с противником.

Специальные операции: БРИТАНСКИЙ СПЕЦНАЗ В КОНФЛИКТЕ НА БОРНЕО

Итоги конфликта

К середине 1966 года война практически была выиграна, причем в значительной степени благодаря успешному решению задачи овладения «умами и сердцами» местного населения. Корпус местных сил безопасности надежно обеспечивал перехват нарушителей границы в момент ее перехода.
В конце концов под совместными ударами вооруженных сил Содружества сопротивление индонезийских военных было сломлено. Моральный дух партизан напрямую зависит от успеха их действий. Поэтому многократные неудачные попытки партизан серьезно подорвали их веру в победу.
Окончательная договоренность о перемирии была достигнута в августе 1966 года. Вооруженные силы Содружества потеряли в этой войне 114 убитыми и 181 ранеными. Индонезийцы за четыре года войны, по разным данным, потеряли от 1500 до 2000 человек убитыми и ранеными.
Ветеран САС Джордж Ли, который некоторое время командовал экспедиционными силами на Борнео, так оценил итоги кампании: «Успех был обеспечен в первую очередь военной составляющей противостояния. Не вызывает сомнений, что, не вмешайся мы вовремя в конфликт, Борнео, а возможно, и вся Малайя находились бы под полным контролем Индонезии».

Сергей КОЗЛОВ
Евгений ГРОЙСМАН
Фото из архива авторов

 

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Честь нации – это заряженное ружье.

Ален (Эмиль Огюст Шартье)

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum