TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Март 2010 года
     
Моя война: ШТУРМ КОМСОМОЛЬСКОГО: ПОСЛЕДНЕЕ СРАЖЕНИЕ ВТОРОЙ ЧЕЧЕНСКОЙ
 
 

Моя война: ШТУРМ КОМСОМОЛЬСКОГО: ПОСЛЕДНЕЕ СРАЖЕНИЕ ВТОРОЙ ЧЕЧЕНСКОЙВ марте исполняется 10 лет с момента одного из знаковых событий второй чеченской кампании – специальной операции по освобождению населенного пункта Комсомольское от бандформирований. Одним из руководителей операции был генерал Григорий Фоменко. Его рассказ о тех драматических днях мы публикуем в нашем журнале.

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА: Григорий Петрович Фоменко, генерал-лейтенант запаса. Срочную службу проходил в пограничных войсках КГБ СССР. Во внутренних войсках МВД России с 1972 по 2007 год. Участвовал в урегулировании межнациональных конфликтов в республиках бывшего СССР, в первой и второй чеченских кампаниях. Значительная часть военной службы связана с Северным Кавказом, где командовал дивизией оперативного назначения, был заместителем командующего войсками Северо-Кавказского округа внутренних войск по чрезвычайным ситуациям. С 2003 по 2006 год – военный комендант Чеченской республики. Неоднократно руководил проведением специальных операций, был ранен.

Боевики прорвались в село

В конце февраля 2000 года я был назначен командующим Западной группировкой внутренних войск МВД России, на которую возлагались задачи в зоне ответственности от Аргунского ущелья и до административной границы с Ингушетией. Здесь разворачивались основные события, произошедшие в период с 4 марта по начало апреля 2000 года – бои за населенный пункт Комсомольское, куда вошло бандформирование Руслана Гелаева.
Согласно плану проведения специальных операций 5 марта проводились мероприятия на территории населенных пунктов Урус-Мартановского района, в том числе в н. п. Комсомольское. Операцией руководил военный комендант Урус-Мартановского района генерал-майор В. Н. Наумов, меня назначили его заместителем от внутренних войск.
Первый раз бандиты попытались спуститься с гор в Комсомольское 29 февраля 2000 года в предрассветные часы по руслу лежащей в глубоком ущелье мелководной речушки. Группа из 13 человек была обнаружена и обстреляна подразделениями Министерства обороны. Пятерых боевиков пехота уничтожила сразу. Остальным удалось убежать. Но недалеко…
Едва рассвело, по ведущему в крайние дома кровавому следу их обнаружили. На тот момент семеро боевиков переодевались в гражданскую одежду, которую несли с собой в вещмешках, и торопливо жгли свои американские камуфляжи.
«Непростая братва» лежала и у ручья. Среди убитых оказался Риваз Ахмадов, удостоверение которого подписано «бригадным генералом» Хасуевым. Одного из пленных удалось разговорить. Иса поведал, что из-под н. п. Шатой в эти горы перекочевала банда в 500 человек, арабы вместе с Хаттабом ушли куда-то на восток, и все полевые командиры – «козлы», особенно – Нуратдин, скрывшийся во время боя «с кучей их общих баксов».
Около четырех часов 5 марта полевой командир Руслан Гелаев повел в Комсомольское свою банду. Собравшись в кулак, боевики применили обычную для них в последнее время тактику: в большом составе наваливаться на один взводный опорный пункт. Сотня, а то и больше бандитов, встав в полный рост, беспрерывно поливали огнем наши окопы, не давая поднять головы. А еще человек 50 под этим прикрытием ползли в гору. «Много, очень много» – это были последние слова в эфире командира взвода, погибшего при отражении нападения.
Спешившие на подмогу пехоте разведгруппа и танк попали в засаду. Танк был подбит из РПГ и потерял ход (в неравном бою 5 разведчиков получили ранения, и разведгруппа вынуждена была отступить). Четыре часа бандиты пытались всеми способами, вплоть до расстрела «мухами», склонить экипаж танка к сдаче. Не удалось. Но не удалось, к сожалению, и спасти экипаж.

Моя война: ШТУРМ КОМСОМОЛЬСКОГО: ПОСЛЕДНЕЕ СРАЖЕНИЕ ВТОРОЙ ЧЕЧЕНСКОЙ

Минометный огонь лишь на время отгонял бандитов от танка. Спешившие на помощь еще один Т-72 и разведгруппа также угодили в засаду. Танк подорвался на фугасе, а армейские разведчики, вступив в бой с превосходящими силами противника, так и не смогли освободить танкистов. Когда все-таки пехота пробилась к нему, было поздно. Командир танка вызвал на себя огонь артиллерии, но боевики все же сумели подобраться к танку, подорвать и открыть люки. Командира и его наводчика-оператора зверски убили, механика-водителя увели с собой.
Много часов подряд не стихал бой и на юго-западной окраине Комсомольского. Пробивающихся в село по ущелью боевиков с лесных гор активно поддерживали огнем их подельники. Особенно доставали снайперы. Когда вкопанный на краю обрыва танк в ходе ведения боя израсходовал боезапас, они не позволяли даже пополнить боеприпасы. Едва открывались люки, как о броню тут же цокали пули. Помогла подоспевшая с КП «Запад» снайперская группа из отряда «Альфа». На совесть потрудилась и засевшая в окопах пехота – десятки трупов боевиков остались лежать вдоль ручья. Было бы тогда на высотке побольше людей да патронов!.. В конце боя нашим бойцам приходилось стрелять даже одиночными.
Такого мощного прорыва не ожидал никто. Да и перекрыть все предгорье, взявшись за руки, у нас возможности не было.

Комсомольское в осаде

Днем 5 марта, чтобы блокировать боевиков в Комсомольском, к селу потянулись войска. Прихватив пожитки, его торопливо покидали мирные жители. Окружение уплотнялось и последующие двое суток. Боевиков уже вовсю бомбили с воздуха, значит, они вполне могли попытаться вернуться в горы. Я не исключал, что в спину окружившим село войскам могут ударить с гор. Поэтому развернутый между горами и н. п. Комсомольским опорный пункт был подготовлен к круговой обороне.
По ночам особое внимание уделялось ущелью, по которому, судя по радиоперехватам, еще одна крупная группа боевиков собиралась проникнуть в населенный пункт.
6 марта 2000 года, когда войска вошли для проведения мероприятий в населенный пункт, отдельные подразделения, в частности 7-й отряд спецназа «Росич», были обстреляны, завязался бой, появились потери с обеих сторон.

Моя война: ШТУРМ КОМСОМОЛЬСКОГО: ПОСЛЕДНЕЕ СРАЖЕНИЕ ВТОРОЙ ЧЕЧЕНСКОЙ

В течение последующих двух дней в район проведения специальной операции прибыли новые части и подразделения. Руководителем операции был назначен начальник штаба 58-й общевойсковой армии генерал-майор В. Герасимов.
Три Т-62, войдя в село, давили огневые точки боевиков. Но вновь возвращались – для ведения наступления было маловато сил. Поэтому их задача была скорректирована: танкисты должны были ждать, когда наступающие с севера, запада и востока внутренние войска оттеснят боевиков, и своим огнем пресекать попытки боевиков выйти из села.
Оценив сложившуюся обстановку, я принял решение перегруппировать силы и средства, плотно заблокировать Комсомольское с целью воспрещения выхода боевиков. После проведенного маневра силами и средствами окруженные боевики не имели возможности выбраться из населенного пункта и оказывали ожесточенное сопротивление штурмовым подразделениям.
Начался штурм села. Подразделения внутренних войск, встречая мощное сопротивление, медленно продвигались к центру села. Затем, оценив толщину стен домов и подвалов, я понял, что многие здания возводились как крепости. По всей видимости, так было задумано при строительстве.
В этом населенном пункте большинство жителей поддерживало НВФ или входило в них. Руслан Гелаев тоже был местным уроженцем и являлся одним из наиболее беспощадных чеченских полевых командиров, возглавляя крупную бандгруппу. Во время абхазской войны (1992–1993 гг.) он лично перерезал горло 24 пленным грузинам, когда его товарищи отказались их расстреливать. В 1995 году казнил пленных военных летчиков, сбрасывая их в карьер. Дважды вместе со своим отрядом вылетал на учебные базы в Пакистан. Отряд его считался одной из самых боеспособных единиц в вооруженных силах Ичкерии.
9 марта поступили доклады, что в расположенных в ущелье окраинных домах Комсомольского замечено движение. Группа обезумевших от бомбардировок или не желающих испытывать судьбу боевиков перебралась в крайние дома, чтобы с наступлением темноты попытаться прорваться в горы. К указанному месту я отправил два танка и «Шилку». Эта группа бандитов была полностью уничтожена. Вечером в обратном направлении – с гор в село – попыталась прорваться более крупная банда. Заметив на скатах соседней горы вооруженных людей, танкисты открыли огонь. Дальность была около 2 километров.
Через полчаса с КП, где вовсю работали «рэбовцы», сообщили, что уничтожили проводника с передовой группой. Лишившись проводника, бандиты сообщили «Ангелу» (позывной Гелаева), что в село не пойдут.
На следующий день руководителем операции был назначен командующий войсками Северо-Кавказского округа внутренних войск генерал-полковник М. И. Лабунец, заместителем от внутренних войск оставался я.
Шли тяжелые бои в северной части села. Один из танков, поддерживающих наши подразделения, пострадал от гранаты. Однако все остались живы.
Далее события развивались следующим образом.
7 марта. Подразделения внутренних войск, поддерживаемые армейской артиллерией, танками и вертолетами, продвигались все дальше в глубь Комсомольского. В плен были взяты два китайца-наемника, сообщившие, что приехали поработать в Чечню поварами, приобщиться к кавказской кухне.
Вечером был сорван очередной прорыв боевиков в горы. Начальник штаба группировки «Западная» полковник Владимир Кондратенко сообщил, что положили до сотни боевиков. Значит, недаром сидящая в окопах пехота с наступлением темноты каждый вечер стреляла из автоматов в ущелье. Кольцо окружения уплотнялось. В селе не осталось целых домов.

Моя война: ШТУРМ КОМСОМОЛЬСКОГО: ПОСЛЕДНЕЕ СРАЖЕНИЕ ВТОРОЙ ЧЕЧЕНСКОЙ

13 марта. Много раненых. Пули свистели постоянно. Видимо, работал снайпер, плюс брошенная из села мина – надо ж было такому случиться – упала точно в открытый люк боевой машины, стоявшей за селом на горке, МТЛБ горел, рвались лежащие в тягаче «мухи», двоих солдат ранило осколками.
14 марта. Штурмующим подразделениям срочно надо было помочь огнем. Два танка Т-62 и Т-72 и «Шилку» я снова отправил в село. Пройдя узкой улочкой и едва разминувшись с тремя горящими БТРами, танки прямой наводкой начали вести огонь по домам, в которых засели боевики. Сидевший на месте командира танка комбат, лишь успел увидеть боевика с «мухой», но дать целеуказание наводчику не успел. В результате обстрела два офицера были ранены.
15 марта. Боевики продолжали отчаянно сопротивляться. Впрочем, выбора у них уже не было. Благодаря «колокольчику» – вертолету с установкой звуковещания, они знали о продленном до 15 марта сроке амнистии, но сдаваться в плен не спешили. Напряженность уличных боев достигла апогея. Погиб мой заместитель по технике и вооружению полковник Михаил Ревенко.
С наступлением темноты наши подразделения закреплялись в занятых домах, а с рассветом вновь шли в атаку. Отступая в глубь села, бандиты все-таки успевали забирать с собой трупы своих подельников и раненых. Но многие начали сдаваться. В плену оказался даже индус. На вопрос, как он очутился в рядах боевиков, сообщил, что в Дели к нему подошли бандиты и потребовали денег, а у него их не было. «У вас в Дели что, всех, у кого нет денег, в Чечню отправляют?» – переспросил я бандита. В итоге тот все-таки признался, что учился в мединституте в Махачкале и согласился воевать за деньги.
16 марта. Боевики больше не пытались ночами сновать из села в ущелье. Но вероятность прорыва бандитов на юг увеличивалась с каждым днем. Забайкальцы установили на южной окраине Комсомольского управляемое минное поле. Боевиков уже так прижали в центре села, что они пытались прорываться через стоящую здесь армаду техники. Я прекрасно понимал, что с освобождением Комсомольского затянули. Но, по моему мнению, важно было избежать лишних потерь.

Моя война: ШТУРМ КОМСОМОЛЬСКОГО: ПОСЛЕДНЕЕ СРАЖЕНИЕ ВТОРОЙ ЧЕЧЕНСКОЙ

17 марта. Сложилась критическая ситуация на юго-восточной окраине Комсомольского, бандитам удалось пробить брешь на стыке флангов 33-й бригады оперативного назначения и новосибирского отряда спецназа внутренних войск. Группа боевиков, численностью до 100 человек, попыталась выйти из окружения. Завязался ожесточенный бой. В тяжелых условиях населенного пункта войска находились в радиусе предполагаемого огневого поражения, поэтому применение артиллерии и авиации было невозможным.
Оценив сложившуюся ситуацию, пришлось взять руководство боем на себя, выдвинувшись на передовые позиции штурмовых групп. В населенном пункте нам удалось с минимальными потерями нанести поражение противнику. Часть боевиков была уничтожена, остатки их отброшены в глубь населенного пункта.
18 марта. На закате из села, пустив зеленую ракету – «свои», вышел запыхавшийся боец одного из наших подразделений со сдвинутой на затылок «сферой». Срочно нужен был танк! Новосибирский отряд спецназа, возглавляемый подполковником Юрием Широкоступом, штурмовал больницу, вернее, ее фундамент, в котором засели боевики, и еще один укрепленный дом. К сожалению, были потери.
Трудно шли дела и у группы старшего лейтенанта Алексея Малая. Окружив разрушенный дом, никак не удавалось выкурить боевиков из подвала. Мы закидывали «духов» гранатами, но те успевали выбрасывать их назад. Подбежав к фундаментной кладке с другой стороны, сержант протолкнул гранату палкой в вентиляционную трубу. Раздался взрыв. Но через пять секунд из подвала опять вылетела граната… Сколько же их там за этими стенами, которые не берут ручные гранатометы?! Я отправил туда Т-72, уточнил командиру задачу. Почти вплотную подойдя к домам, танк прямой наводкой схоронил бандитов…
19 марта. Измотанные двухнедельными боями в Комсомольском бойцы запивали чаем сухой паек и вновь шли в атаку. Солдаты майора Сергея Ильина из 33-й бригады занимали дом за домом.
Продвигаясь на север, группа спецназовцев-новосибирцев наступала низиной. Обгоняя наступающих, вперед вышел Т-72 старшего лейтенанта Артура Махмутова. По танку боевики тут же открыли огонь из гранатометов, но спасла броня. «Не высовывайтесь из люков – снайперы», – прокричал танкистам по рации корректировщик.
Боевики, которым уже не на что было надеяться (в их руках остались лишь два десятка домов в центре села), тем не менее продолжали воевать по всем правилам. Стараясь не обнаруживать себя, стреляли, пока не успевал рассеяться дым от танковых выстрелов. Постоянно меняли позиции. Но их часы были сочтены. Навстречу отрядам внутренних войск наступала группа пехоты. При осмотре в домах были обнаружены десятки трупов боевиков.
20 марта. В Комсомольском еще звучали выстрелы – это уничтожали в подвалах последних бандитов. Но операция практически была завершена.
Помню, как в тот день колонны техники шли через нетронутое войной село Мартан-Чу, что в пяти минутах езды от разрушенного Комсомольского. В Мартан-Чу сажали картофель и сеяли зелень.
Вдруг я поймал себя на мысли, что в глазах мирных чеченцев, провожавших взглядами бронетехнику, не было злобы. Значит, понимали: не войска, а пришедшие с гор, подставившие под удары авиации и артиллерии дома их соседей бандиты виноваты в этих разрушениях на их родной земле. А коли так, мы в Комсомольском одержали не только военную, но и моральную победу.
За весь период проведения контртеррористической операции на территории Чеченской республики в боях за Комсомольское мы добились беспрецедентной массовой сдачи в плен боевиков, в том числе наемников: арабов, чехов, китайцев – всего 273 бандита. Был захвачен полевой командир Темирбулатов (по прозвищу Тракторист), лично принимавший участие в расправах над нашими военнослужащими, уничтожено 5 складов с боеприпасами и имуществом, 56 дотов, изъято более 800 единиц огнестрельного оружия и гранатометов, освобождено от бандитского плена 8 военнослужащих Вооруженных сил Российской Федерации. Банда Р. Гелаева была полностью уничтожена.
С окончанием этой операции начался коренной перелом в ходе всей контртеррористической операции на территории Чеченской республики, где впоследствии более крупномасштабных войсковых операций не проводилось.

Моя война: ШТУРМ КОМСОМОЛЬСКОГО: ПОСЛЕДНЕЕ СРАЖЕНИЕ ВТОРОЙ ЧЕЧЕНСКОЙ

Позже выяснилось, что н. п. Комсомольское боевики пытались использовать как прочный плацдарм. Опираясь на местных жителей и развивая успех, они планировали захватить ряд населенных пунктов в западной части Чечни, в том числе Урус-Мартан и Ачхой-Мартан. Боевики хотели отвлечь на данном направлении основные силы федеральных войск, тем самым создать благоприятные условия для действия банд Хаттаба и Басаева на восточном направлении по захвату городов Аргун и Гудермес. Далее совместными действиями бандформирования с западного и восточного направлений планировали снова войти в Грозный, из которого были выбиты месяц назад, перехватить инициативу у федеральных сил.
Разгромив бандитов в Комсомольском, мы сорвали эти планы. Время масхадовых, басаевых, гелаевых в Чечне закончилось. Хочется верить, что навсегда.

Григорий ФОМЕНКО
Фото Константина РАЩЕПКИНА
и из архива пресс-службы внутренних войск

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем одним добрым словом.

Джонни КАРСОН

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum