TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Апрель 2010 года
     
Архив: Торпеды из Сан-Бартоломео
 
  Архив: Торпеды из Сан-Бартоломео

Рождение спецназа

Спокойная жизнь на лаврах достигнутых побед длилась в Италии не очень долго. К 1939 году стало понятно, что Европа стоит на пороге новой войны, причем с настроем Гитлера на мировое господство война эта обязательно будет мировой. Итальянское военно-политическое руководство стало готовиться к «схватке титанов», а флотское командование, видя неизбежность столкновения с мощным британским флотом, вновь вспомнило о специальных штурмовых средствах, способных если не обеспечить на первом этапе войны преимущество над противником, то хотя бы – уравнять шансы.
Напомним, что постройка первого прототипа усовершенствованной человеко-торпеды была начата в мастерских торпедного вооружения в Сан-Бартоломео в начале октября 1935 года, а 26 октября 1935 года она была успешно испытана в доке расположенной рядом судоверфи. Еще до испытаний ВМС заказали постройку второго прототипа. Демонстрационные испытания человеко-торпеды были проведены 2 ноября 1935 года – в присутствии адмирала Марио Фаланголы, а в январе следующего года были проведены мореходные испытания двух прототипов, в которые по результатам предыдущих многочисленных проверок и испытаний были внесены существенные изменения. Испытания прошли весьма успешно, и командование итальянских ВМС приняло решение построить еще четыре таких аппарата, которые получили неофициальные наименования «Torpedine Semoventе» (в переводе с итальянского «самодвижущаяся (самоходная) торпеда») или «Torpedine Tesei» («торпеда Тезеи»). Руководство работами по постройке второй партии «Майяле», которая также была поручена мастерским торпедного вооружения в Сан-Бартоломео, возложили на командование отделения подводного вооружения, расположенного в Специи, но летом 1936 года все работы над человеко-торпедами и подготовка экипажей для них были приостановлены.
Однако уже в июне 1937 года из штаба ВМС Италии поступает новый, совершенно секретный приказ: «Осуществить модернизацию двух прототипов «Torpedine Semoventе» и приступить к постройке еще шести штук». Впрочем, было построено только пять человеко-торпед, в дополнение к двум прототипам, собранным в 1935 году. Причем масса аппарата возросла с 1300 до 1400 кг.
Через год с небольшим, 28 сентября 1938 года, в составе итальянских ВМС секретным приказомш создается новое подразделение – 1-я легкая флотилия (1-я флотилия MAS), предтеча итальянского военно-морского спецназа. Командиром флотилии стал капитано ди корвета Теппати (соответствует российскому званию «капитан 3 ранга»). В следующем году его сменил активный сторонник создания и широкого использования специальных штурмовых средств и военно-морского спецназа капитано ди фрегата Паоло Алоизи (соответствует званию «капитан 2 ранга»), которому была поставлена задача возобновления работ по специальным штурмовым средствам, в первую очередь – по человеко-торпедам.
Алоизи тут же вызвал к себе инженера Гвидо Катанео, принимавшего участие в работе над «Майяле» вместе с Тезео Тезеи и Элиосом Тоски, и поручил ему поднять все документы по проекту человеко-торпеды и вытащить со складов все оборудование и уже собранные образцы этого штурмового средства. Буквально в течение нескольких месяцев группе специалистов под руководством Гвидо Катанео, работавшей на верфи Бальетто в г. Вараццо, удалось не только довести до ума образец, созданный Тезеи и Тоски, но и создать на его базе новую «Майяле», модернизированную и с более высоким потенциалом. Дополнительно в состав 1-й флотилии были включены и специальные катера-брандеры типа MTM.

Архив: Торпеды из Сан-Бартоломео
Экипаж «Майяле», облаченный в дыхательные аппараты типа 49/бис, во время подготовки

Командование флота осталось весьма довольно результатами работы Алоизи, и в июле 1939 года из Рима последовал новый приказ: «Командованию 1-й легкой флотилии надлежит организовать подготовку для боевого использования определенных специальных штурмовых средств необходимое количество личного состава, а также осуществить под общим руководством адмирала Гойрана все необходимые опыты, исследования и испытания в целях улучшения и окончательной отработки этих средств». Адмирал Гойран в то время исполнял обязанности командующего Верхне-Тирренским военно-морским округом.
Для решения указанных в приказе задач в Специю, в распоряжение командира 1-й флотилии, были направлены один за другим ветераны Тоски, Тезеи, Стефанини, Каталано и Чентурионе, а затем и молодое пополнение – де Жакомо, ди Доменико, Веско, Биринделли, Бертоцци и Дюран де ла Пенн. Возглавил работы на воссозданной на реке Серчио базе лично Паоло Алоизи. Им на усиление придали призванного из запаса капитано ди фрегата Анжело Беллони, в чьи обязанности входила организация учебного процесса – для подготовки экипажей специальных штурмовых средств.
Юнио Валерио Боргезе, оценивая деятельность Алоизи, писал после войны в своих мемуарах: «Алоизи, как бы пробудивший новое оружие от летаргического сна, много сделал для его совершенствования. Формируя первое подразделение и организуя обучение личного состава, он стремился главным образом к тому, чтобы ослабить недоверие и сломить сопротивление многих лиц, усматривавших в факте сформирования отряда если не бесполезную трату сил, то благоприятные возможности для кое-кого уклоняться от строгой службы и жить в свое удовольствие. И хотя в высших военных кругах укреплялась мысль о решительном использовании в самый начальный момент войны этого оружия как фактора, определяющего исход конфликта, из-за двух потерянных лет не были готовы ни материальная часть, ни личный состав».
Программа подготовки водителей человеко-торпед была чрезвычайно сложной и напряженной. Кандидаты проходили жесткий отбор – не только по физическим параметрам, но и по своим волевым, психическим и моральным качествам: очевидцы позже вспоминали, что отказ в зачислении в отряд получали как излишне темпераментные военнослужащие, так и те, кто оказывался азартным и, например, частенько отдавался карточным играм. Изучались фактически все стороны жизни будущих курсантов – от карточных долгов и увлечений до любовных связей и отношений с родственниками. Окончательное решение по вопросу отбора кандидатов в учебный отряд оставалось за Анжело Беллони, который также лично решал, в какое подразделение пойдет военнослужащий – боевых пловцов (легководолазов-подрывников), водителей человеко-торпед или катеров-брандеров.
В ходе подготовки экипажей человеко-торпед и водолазов-подрывников особое внимание уделялось выработке у курсантов способности находиться под водой, в специальном снаряжении, что отрабатывалось по нескольку часов кряду ежедневно. Конечно, не все могли выдержать такую нагрузку, многих отчисляли уже на первом этапе – водолазной подготовки, такие военнослужащие возвращались в свои подразделения, а их подготовка легендировалась как «обучение легководолазной специальности». Прошедшие же первый этап направлялись затем для изучения матчасти – специальных штурмовых средств – и обучения их эксплуатации. После распределения по целевым группам курсанты оказывались под плотным покрывалом секретности – никто, даже жены и родители, не знали, где служит их сын или муж и кем он станет в самое ближайшее время.
Аналогичная высокая степень секретности сопровождала и серийное производство штурмовых средств. Компании-производители не имели права ставить никакие клейма и наносить любые обозначения на изготавливаемые ими отдельные части специальной военно-морской техники, и, естественно, никто не посвящал промышленников в характер проводимых ими работ – они просто должны были поставлять в Специю свою продукцию, получая за это весьма неплохие средства. Окончательную же сборку модернизированных человеко-торпед типа SLC, приспособленных для транспортировки на борту состоявших на вооружении итальянского флота подводных лодок, и другого вооружения и специального оборудования осуществляли сами курсанты учебного отряда и их командиры.

Новая «Майяле»

Новая человеко-торпеда, над которой итальянские офицеры и инженеры работали с 1927 по 1935 год, носила прежние названия: официальное – SLC (Siluro a Lenta Сorsa или в переводе с итальянского буквально «тихоходная торпеда», оно было закреплено приказом в июне 1940 года), и неофициальное – «Майяле» («Свинья»). Впоследствии к данному образцу применялось также обозначение Mark I.

Архив: Торпеды из Сан-Бартоломео
Человеко-торпеда типа SLC 100-й серии, найденная испанскими властями на побережье страны 20 октября 1940 года. Примечательно, что в 1974 году аппарат вернули итальянцам

SLC была создана на базе 533-мм торпеды, имела наибольшую длину с установленным в носовой части боевым зарядом 7,3 метра (без оного – 6,7 метра), ширину наибольшую – 1,3 метра и высоту до верхнего края защитного щита – 90–100 сантиметров. Масса снаряженной SLC составляла 1588 кг, а установленной в носу съемной боевой части – 220 кг на ранних модификациях, а затем 250 кг и даже 350 кг – на более поздних вариантах. Часовой механизм позволял устанавливать задержку взрыва до 5 часов (по другим данным – только на 2,5 часа).
В качестве силовой установки на SLC был установлен электромотор мощностью 1,1 л. с. (0,82 кВт), который впоследствии заменили на более мощный – 1,6 л. с. (1,2 кВт). Источник энергии – аккумуляторная батарея, состоявшая из 30 элементов (напряжение 60 вольт). Электромотор обеспечивал практически бесшумный ход и имел четыре скорости хода – три вперед и одну назад – регулировка их происходила посредством особого маховичка, связанного с реостатом. Силовая установка позволяла человеко-торпеде развивать скорость до 2,5–3 узлов, а дальность плавания составляла около 10 миль. Управление горизонтальными и вертикальными рулями – по-самолетному, при помощи рулевой колонки (штурвала) самолетного типа.
Максимальная глубина погружения – 25–30 метров, длительность плавания по запасам воздуха для дыхания – около 6 часов. Впрочем, в подводном положении боевой радиус «Майяле» был весьма небольшим, что требовало обязательной ее доставки к месту операции на носителе. Погружение и всплытие «Майяле» осуществлялись путем заполнения/осушения цистерн за это отвечал второй член экипажа.
Экипаж SLC состоял из двух человек – водителя, по совместительству командира, и водолаза-минера, которые были одеты в защитные водолазные костюмы из прорезиненной ткани, полностью закрывающие тело, за исключением головы и кистей рук. Костюм, получивший название «костюм Беллони» – по имени его изобретателя Анжело Беллони, представлял собой герметичный комбинезон, надеваемый водолазом через отверстие в средней его части и закрываемый затем специальной водонепроницаемой застежкой. Для дыхания под водой каждый член экипажа имел кислородно-дыхательный аппарат замкнутого цикла, как раз и рассчитанный на шесть часов. Кислород поступал из стального баллона – всего их было два – в специальную резиновую сумку, а оттуда через гофрированную трубку – в маску водолаза. Выдыхание происходило через ту же трубку в патрон, который поглощал выдыхаемый углекислый газ.
Сидели диверсанты на торпеде друг за другом, их ноги упирались в подножки, а установленный перед водителем прозрачный козырек служил волноотводом. Позже последний заменили на металлическую пластину-козырек, такой же – но меньшего размера – установили и перед вторым номером экипажа. У водителя-командира под козырьком была расположена приборная доска, на которой имелись контрольные приборы. Все контрольные приборы – светящиеся, что обеспечивало их использование в темноте.
Первоначально итальянцы планировали доставлять человеко-торпеды типа SLC в район операции летающими лодками Cant Z.511, однако довольно быстро от этой идеи отказались – ввиду излишней технической сложности и высокой степени риска. После тщательного анализа различных вариантов Алоизи остановил свой выбор на подводной лодке – как наиболее приемлемом средстве доставки человеко-торпед в район проведения боевой операции. Вначале предполагалось крепить их к субмарине-носителю просто и незатейливо – обычными средствами, устанавливая «Майяле» просто на корпус подлодки. Однако это ограничивало глубину погружения субмарины-носителя предельной глубиной погружения «Майяле» – иначе последнюю просто раздавило бы давлением толщи воды. Поэтому через некоторое время был разработан более совершенный и безопасный способ транспортировки SLC: в августе – сентябре 1940 года в носители человеко-торпед были модернизированы пять обычных, больших подводных лодок, на которых установили стальные герметичные цилиндры, – в них-то и размещали перевозимые к месту боевой операции «Майале». С подводных лодок «Ириде» и «Амбра» (тип «Перла»), «Гондар» и «Шире» (тип «Адуа») были сняты носовые 100-мм орудия, на эти подлодки установили по одному цилиндру в носовой части и по два – в корме (на «Ириде» крепились четыре человеко-торпеды). Подводные же лодки «Гронго» и «Мурена» (тип «Флутто»), построенные в 1943 году, должны были нести по четыре цилиндра – попарно перед рубкой и позади нее.

Слово – князю Боргезе

Будущий командир 10-й флотилии MAS, легенда итальянского военно-морского спецназа, Юнио Валерио Боргезе так описывал боевое применение специального штурмового средства типа SLC:
«Представим себе, что мы находимся внутри большой подводной лодки-носителя. Наши торпеды помещены на палубе в специальных герметичных цилиндрах. После нескольких дней плавания подходим к району базы, где намереваемся произвести атаку. Подходим как можно ближе, насколько это позволяют естественные препятствия и средства обороны базы.
Выйдя из лодки через люк и очутившись на палубе, каждый экипаж извлекает свою человеко-торпеду из цилиндра и проверяет ее, чтобы удостовериться в отсутствии повреждений за время перехода. Если все в порядке, то, включив двигатель и следя за светящейся стрелкой компаса, экипажи с максимальной скоростью хода человеко-торпеды двинутся заранее намеченным курсом к входу в гавань. Вначале, в целях ориентировки, водители будут держать головы над водой и дышать наружным воздухом. Это позволяет сохранять силы, что очень важно, так как иногда при длительном пользовании кислородным прибором люди теряют сознание.
По мере приближения к зоне наблюдения часовых противника скорость хода человеко-торпед уменьшается. Если возникает опасность быть обнаруженным сторожевым катером или потребуется ускользнуть от луча прожектора, то, используя цистерну быстрого погружения, экипаж скроется под водой, продолжая сближение. И вот человеко-торпеда ударяется в сетевое заграждение. Если можно, она пройдет под заграждением, в противном случае будет сделан проход при помощи сетеподъемника или сетепрорезателя. Наконец она в гавани. Движемся к предназначенной цели малым ходом, чуть высовывая над водой голову (глаза на уровне воды). Расположение цели хорошо известно, а следовательно, и курс подхода, силуэт же цели тщательно изучался заранее.
Вот и корабль. Как происходит атака? Хочу рассказать об этом словами одного человека, неоднократно участвовавшего в подобных операциях.
«Вы видите силуэт вашей цели; она, как скала, возвышается на фоне неба. Об этом вы мечтали месяцами, готовились к этому годами. Настали решающие минуты. Успех означает славу, неудача – потерю исключительной возможности. Держа глаза на уровне воды, приближаетесь к цели на расстояние до 30 метров. Может быть, какой-нибудь свет на палубе, яркая вспышка спички, поднесенной к сигарете, или отрывок песни из помещений команды напомнят вам, что вы собираетесь погубить людей. Ложитесь на курс по компасу, открываете цистерну быстрого погружения и скрываетесь под водой.
Кругом холод, мрак и тишина. Погрузившись на достаточную глубину, закрываете клапан цистерны, даете малый ход и скользите вперед. Неожиданно темнота сгущается: значит, вы уже под кораблем. Останавливаете мотор и открываете клапан продувания цистерны быстрого погружения. Во время всплытия держите одну руку над головой и думаете о том, чего коснетесь – гладкой листовой стали или острых зубьев, которые могут повредить пальцы или, еще хуже, разорвать резиновый комбинезон, и вода проникнет внутрь него.
Вот и киль. Теперь вы отталкиваете человеко-торпеду назад так, чтобы ваш помощник мог ухватиться за боковой киль, который имеется на каждом борту любого большого корабля. Чувствуете слабый толчок в спину: это помощник подает знак, что нашел боковой киль и закрепляет зажим. Два толчка в спину – зажим закреплен. Теперь вперед, чтобы добраться до бокового киля другого борта. Помощник протягивает трос от одного бокового киля до другого и прикрепляет к последнему второй зажим. Снова назад, вдоль натянутого под днищем троса, до киля. В то время как вы руками держитесь за трос, а ногами удерживаете торпеду, помощник оставляет свое место и проходит мимо вас к зарядному отделению торпеды. Хотя и темно, но вы знаете, что он отсоединяет зарядное отделение и подвешивает его на тросе, протянутом под днищем корабля.
Наконец работа закончена; начинает отсчитывать секунды часовой механизм взрывателя, который сработает через два с половиной часа. Помощник возвращается на свое место. Три толчка в спину – все сделано. Включаете мотор, уходите из-под корабля и плавно поднимаетесь наверх. Теперь можно подумать и о своем спасении.
Просто, не правда ли?»

Серийные «Майяле» и новые SSB

Прежде чем определить судьбу нового штурмового средства, начальник штаба итальянских ВМС адмирал Каваньяри приказал провести испытания в условиях, максимально приближенных к боевым. К испытаниям была привлечена подводная лодка «Аметист», которой командовал капитано ди корвета юнио Валерио Боргезе. На корпусе субмарины были оборудованы места для крепления трех модернизированных человеко-торпед типа SLC. Операция была назначена на вечер 12 марта 1940 года – штурмовые средства, доставленные в район гавани Специи, должны были атаковать стоящий на якоре старый легкий крейсер «Куарто», назначенный на эту ночь на роль «корабля противника».
В 23.00 12 марта экипажи человеко-торпед направились к цели. Две «Майяле» по различным техническим причинам сошли с дистанции, но экипажу третьей человеко-торпеды удалось благополучно проникнуть в охраняемую зону, условно заминировать крейсер-цель и незамеченными покинуть район операции. Это был успех.

Архив: Торпеды из Сан-Бартоломео
Итальянский механик выполняет послепоходовое обслуживание человеко-торпеды типа SLC 200-й серии на борту судна обеспечения, находившегося на реке Серкио. 1941 год

По результатам испытаний адмирал Каваньяри принял решение разместить в мастерских в Сан-Бартоломео заказ на 12 серийных «Майяле» первой партии – последующие аппараты имели отличия от этой модификации. Интересно, что согласно отчету, составленному Боргезе, уже во время освоения серийных «Майяле» была предпринята попытка использовать для возвращения человеко-торпед на лодку радиомаяк, однако в конечном итоге это устройство так и не прижилось – в основном потому, что пилоты «Майяле» считали – подготовка заранее обратного перехода может ослабить их решимость добиться успеха любой ценой.
По результатам боевого применения у «Майяле» выявился ряд недостатков, существенно снижавших боевой потенциал человеко-торпеды и ограничивавших возможности их экипажей при решении возложенных на них диверсионных задач. Над усовершенствованием человеко-торпед работали инженеры расположенного в Специи управления подводного вооружения итальянских ВМС. Непосредственно данной задачей занимались майор инженерной службы флота Марио Машулли и капитан инженерной службы флота Травалиньи, которым в конечном итоге удалось создать совершенно новый образец специального штурмового средства, получивший обозначение Siluro San Bartolomeo или SSB (в переводе с итальянского «торпеда Сан-Бартоломео»), по названию торпедных мастерских, где эти человеко-торпеды и собирали. В начале 1943 года новое средство итальянских диверсантов успешно прошло испытания.

Архив: Торпеды из Сан-Бартоломео
Инженеры и рабочие компании «Капрони» и диверсанты из 10-й флотилии MAS позируют на фоне только что собранной человеко-торпеды типа SSB

Точные данные о том, сколько SSB итальянцы успели построить до подписания Италией перемирия с англо-американскими союзниками в 1943 году, отсутствуют. Доподлинно известно, что 10-й флотилии MAS было передано до обозначенного события три аппарата. Уже после перехода Италии в стан антигитлеровской коалиции для продолжавших воевать на стороне Германии отрядов 10-й флотилии MAS было собрано еще 8 человеко-торпед, а компании «Капрони» был выдан заказ на постройку еще 16 аппаратов – с тем чтобы к декабрю 1944 года итальянский флот располагал 24 боеготовыми SSB. Однако по причине саботажа и нехватки запчастей эти планы реализованы не были.

10-я флотилия MAS

Паоло Алоизи в должности командира 1-й флотилии накануне войны – Италия вступила в войну 10 июня 1940 года – сменил капитано ди фрегата Марио Джорджини, а его в марте 1941 года сменил капитано ди фрегата Витторио Моккагатта, под руководством которого была осуществлена реорганизация флотилии. Из отдельных подразделений специального назначения была сформирована 10-я легкая флотилия, более известная в отечественной истории как 10-я флотилия MAS или «Decima MAS». При этом Моккагатта разделил 10-ю флотилию на две части: в одну он свел подразделения водителей катеров-брандеров, а во вторую – отряды водителей человеко-торпед и боевых пловцов (так называемая «группа «Гамма»).
Местом базирования 10-й флотилии было определено местечко в районе Бокка-ди-Серкио (Bocca di Serchio), однако ее штаты вначале были временными – военнослужащие откомандировывались для испытаний новых образцов специальной военно-морской техники из своих подразделений лишь на время.
10-я флотилия MAS достаточно активно использовала человеко-торпеды типа SLC различных модификаций. Боевой дух итальянских моряков и их вера в новое оружие не поколебались даже несмотря на то, что первые попытки боевого применения «Майяле» оказались, мягко говоря, неудачными: первый «набег» на британскую военно-морскую базу Александрия, назначенный на 21 августа 1940 года (операция «GA.1»), был отменен – 21 августа в заливе Бомба в ходе пробного погружения с человеко-торпедами на верхней палубе ПЛ-носитель «Ириде» была потоплена британскими торпедоносцами, также бесславно завершился и второй выход в море ПЛ-носителя с человеко-торпедами на борту – 29 сентября 1940 года, с целью атаки британских кораблей в Александрии (операция «GA.2») – подлодка «Гондар» была потоплена совместными усилиями британских кораблей и авиации, а спасшиеся члены экипажей были взяты в плен – в том числе и один из создателей итальянского «чудо-оружия» Элиос Тоски.

Архив: Торпеды из Сан-Бартоломео
ПЛ «Гондар» во время атаки британских самолетов. Через некоторое время она навсегда скроется в волнах недалеко от ливийского побережья

Безрезультатно завершилась и попытка атаковать британскую военно-морскую базу Гибралтар: 29 сентября 1940 года операция «BG.1» была отменена, а в результате операции «BG.2», проводившейся 30 октября того же года, две «Майяле» ушли в Испанию, а одна была потоплена – экипаж попал в плен. Последовавшие в следующем году попытки атаковать Гибралтар (25 мая, операция «BG.3») и Мальту (26 июля) вновь провалились, причем в последнем случае две человеко-торпеды были уничтожены.
Только 19 сентября 1941 года водители «Майяле» добились первого успеха: в ходе операции «BG.4» им удалось проникнуть в Гибралтар и уничтожить эскадренный танкер «Денбидейл» и танкер «Фиона Шелл», а также тяжело повредить вооруженный теплоход «Дурхэм». Экипажам трех «Майяле» удалось благополучно уйти в Испанию.
Но самый громкий успех ждал 10-ю флотилию MAS в Александрии. В ночь с 18 на 19 декабря 1941 года ПЛ-носитель человеко-торпед «Шире» выпустила на подходе к военно-морской базе три «Майале», которые, несмотря на чрезвычайно серьезную систему обороны, смогли проникнуть во внутреннюю гавань Александрии – водители просто проскочили сквозь ворота в боново-сетевом заграждении в кильватерной струе британских эсминцев. Более того, итальянским диверсантам даже удалось пробраться через боно-сетевое ограждение своих целей.

Архив: Торпеды из Сан-Бартоломео
Данная человеко-торпеда типа SLC была поднята британскими водолазами после неудачного рейда в октябре 1940 года итальянских спецназовцев с целью проникновения в Гибралтар и атаки кораблей противника (Операция «BG.2»)

Луиджи Дюран де ла Пенн и Эмилио Бьянки должны были атаковать линкор «Вэлиант». Хотя дыхательный аппарат Бьянки отказал, что вынудило его подняться на поверхность, а заклиненный винт заставил торпеду остановиться, де ла Пенн все же сумел руками протащить человеко-торпеду по дну последние несколько метров и затем завел взрыватель подрывного заряда. Оба итальянца вынырнули у борта линкора, были взяты в плен и посажены в трюм линкора, причем совсем недалеко от того места, где они установили заряд. Они все еще находились на корабле, когда в 6.20 прогремел взрыв. А несколькими минутами ранее взорвался заряд, установленный под днищем линкора «Куин Элизабет» экипажем другой человеко-торпеды (Антонио Марселья и Спартак Скергат). В это время командующий британским Средиземноморским флотом адмирал Эндрю Каннингхэм находился на корме линкора. Позже он вспоминал, что его «подбросило в воздух футов на пять», когда массивный корпус корабля содрогнулся от взрыва. Марселья и Скергат были взяты в плен три дня спустя, на берегу.
Третья человеко-торпеда, которой управляли Винченцо Мартеллотта и Марио Марино, должна была взорвать танкер. Кроме подрывного заряда самой «Майяле», на ней имелись еще и шесть небольших кальциево-карбидных зажигательных патронов. Установив главный заряд под днищем танкера «Сагона» водоизмещением 7554 тонны, итальянцы закрепили зажигательные патроны и установили их взрыватели так, чтобы они загорелись после взрыва танкера. Предполагалось, что они подожгут разлившуюся нефть, но эта задумка не удалась. Хотя задание было все же выполнено – танкер «Сагона» и ошвартовавшийся к нему для приема топлива эсминец «Джервис» были повреждены. Мартелотта и Марино были захвачены в плен на берегу.
Результат операции был просто потрясающий: ценой трех человеко-торпед и шести взятых в плен моряков 10-я флотилия MAS изменила баланс военно-морской мощи на Средиземном море. Другое дело, что воспользоваться этим разумно итальянское военно-политическое руководство не сумело.
Повторить успех водителям «Майяле» удалось затем только дважды – после того, как 10-я флотилия MAS ухитрилась создать базу в самой бухте Алхесирас, в Гибралтаре (итальянский пароход «Ольтерра» был затоплен там своей командой в начале войны и сидел на мели в испанских водах, там-то итальянские спецназовцы и оборудовали свою базу). В ночь с 7 на 8 мая 1943 года были подорваны и сели на грунт американский транспорт «Пэт Харрисон» типа «Либерти», а также британские сухогрузы «Махсуд» и «Камерата». А в ночь с 3 на 4 августа 1943 года там же итальянцы подорвали норвежский танкер «Торшовди», британский транспорт «Стэнридж» и американский транспорт «Харрисон Грей Отис» типа «Либерти», все три судна затонули.

Архив: Торпеды из Сан-Бартоломео
Внутри судна «Ольтерра» итальянские диверсанты устроили свою тайную базу и несколько раз успешно атаковали британскую базу в Гибралтаре

В период с июня 1940 по 8 сентября 1943 года итальянский спецназ потерял в боях и авариях 25 человеко-торпед типа SLC. Сегодня в мире осталось семь «Майяле», которые находятся в итальянских военно-морских музеях в форте Вариньяно, Риме, Милане, Падуе и Венеции, а также в американском военно-морском музее в Гротоне и в британском имперском музее войны в Лондоне.
Что касается судьбы человеко-торпед типа SSB, которые так и не приняли участия ни в одной боевой операции, то она сложилась по-разному. Два аппарата были переданы в оперативную подводную группу, базировавшуюся в районе Кастаньи, и привлекались к набегу на Ливорно 7 ноября 1944 года. Операция не была доведена до конца – ее прервали из-за поломки на корабле-буксировщике.
Остальные SSB были захвачены целыми и невредимыми англо-американскими союзниками в Венеции – из них две сегодня находятся в Великобритании, одна – в США и одна – в Италии. Доставшийся итальянцам образец впоследствии еще с десяток лет находился на вооружении спецназа ВМС Италии, в 1950-х годах был модернизирован, а в настоящее время находится в музее в форте Вариньяно.

Владимир ЩЕРБАКОВ
Фото из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Генерал, который уж исключительно заботится перед сражением о резервах, непременно будет разбит.

Наполеон Бонапарт

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum