TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Апрель 2010 года
     
ПАМЯТЬ: «ПАМИР» ИЗ ПОГРАНИЧНОЙ ДИНАСТИИ
 
 

15 апреля 2005 года во время проведения специальной операции в Грозном погибли трое сотрудников Управления «В» Центра специального назначения ФСБ России, среди которых был майор Михаил Козлов. «Братишка» уже рассказывал об этом бое.
Михаил вместе с Ильей Мареевым осуществляли прикрытие штурмовой группы. Боевики встретили ее шквальным огнем и пошли на прорыв. Два друга приняли на себя основной удар бандитов и остановили их ценой собственных жизней. Как рассказали потом сотрудники «Вымпела», совершенно непонятно, какими усилиями Миша Козлов смог удержаться на своей огневой позиции. Его обнаружили прислоненным к дверному косяку с пистолетом в руке, направленным в сторону бандитов. Его ни на сантиметр не сдвинул даже взрыв пояса шахида, ставший для Михаила смертельным. Пистолет стоял на затворной задержке – Козлов расстрелял весь магазин, в его левой руке была зажата граната…

ПАМЯТЬ: «ПАМИР» ИЗ ПОГРАНИЧНОЙ ДИНАСТИИ

Имя Михаила Козлова в пограничных войсках известно, наверняка, каждому офицеру. Майор Михаил Юрьевич Козлов был третьим пограничником в династии. Свое имя он получил в честь деда Михаила Матвеевича, который погиб, защищая рубежи нашей Родины.
Михаил Матвеевич Козлов родился в 1926 году в предгорном алтайском селе Усть-Тулатинка Чарышского района. В 1943 году семнадцатилетний Михаил начал военную службу, а с 1944 года воевал в 1-й ударной армии 2-го Прибалтийского фронта. Был разведчиком, пулеметчиком, командиром стрелкового отделения. После войны он окончил Златоустовское пехотное училище и по собственному желанию был направлен в пограничные войска на морскую пограничную заставу Таллинского пограничного отряда.
В ночь со 2 на 3 сентября 1951 года начальнику заставы старшему лейтенанту Козлову доложили с пограничного поста, что к берегу стремительно приближается неизвестное судно. Михаил поднял заставу по тревоге, а сам с четырьмя пограничниками устроил засаду на берегу.
«Стой! Руки вверх!» – крикнул старший лейтенант, когда лодка уткнулась в песок, и сразу ощутил резкую боль в руке от пулевого ранения. Завязался бой. Несмотря на полученную рану, Козлов стрелял в нарушителей и продолжал командовать своими подчиненными. Важно было не подпустить нарушителей к лесу, до которого по песчаной косе оставалось метров двадцать.
Когда последний диверсант был уничтожен, старший лейтенант Михаил Козлов скончался от смертельных ран в грудь и живот. Как выяснилось потом, нарушители принадлежали к группе агентов американских и шведских спецслужб. Все прошли специальную подготовку, каждый из них был вооружен автоматом, двумя пистолетами, двумя ножами и имел при себе ампулу с ядом на случай провала.
В 1968 году именем Михаила Козлова была названа пограничная застава в Болгарии. Сегодня одна из застав Кенигсбергского погранотряда носит имя Михаила Матвеевича Козлова, а до распада Советского Союза его именем называлась 15-я погранзастава Таллинского пограничного отряда.
Именно на эту заставу в 1974 году и приехал служить лейтенант Юрий Михайлович Козлов – сын Михаила Матвеевича. Он родился незадолго до смерти отца.

ПАМЯТЬ: «ПАМИР» ИЗ ПОГРАНИЧНОЙ ДИНАСТИИ

Из воспоминаний Юрия Михайловича Козлова:
«Сначала я и не думал быть военным. После школы поступал в строительный институт, но не прошел по конкурсу и устроился на завод. Год отработал токарем на «Трансмаше», оттуда меня призвали в армию, точнее, в погранвойска. Военком сказал, что я поеду служить на заставу отца, но там что-то не получилось, и меня сначала отправили в учебный отряд, а только потом распределили на заставу. Послужил там, и политотдел порекомендовал мне поступать в училище. В принципе к тому времени я уже и сам стал об этом задумываться, так как служба нравилась. Поступил в Алма-Атинское пограничное училище, после которого опять вернулся на заставу отца, но уже офицером. Через два года стал начальником этой заставы».

В Прибалтику вместе с молодым лейтенантом приехала его жена Нина. 24 июля 1975 года в семье родился мальчик. Наверное, судьба его была предопределена заранее. На заставу очень часто приезжали корреспонденты, различные делегации, проверки. Ведь нигде в Союзе не было такого уникального случая, чтобы заставой командовал сын того человека, чье имя она носит. Естественно, когда узнавали, что в семье офицера ожидается пополнение, ни у кого не возникало и тени сомнения, что родится мальчик, назовут его в честь деда Мишей, и он также станет пограничником!

Из воспоминаний Нины Михайловны Козловой:
«Мы с мужем часто думали о том, как назвать нашего ребенка, нравились имена Валера, Сережа. А когда он родился, Юра у меня спрашивает: ну как называть-то будем? А выбора особо и не было, ведь за нас уже все решили».

Практически с самого рождения солдаты на заставе были лучшими друзьями Миши. Он постоянно проводил с ними время: ходил в наряды, завтракал и обедал в столовой, даже спал днем в казарме.
Тогда солдат для службы отбирали очень качественно, за все годы командования Юрия Михайловича на заставе не было ни одного ЧП. В основном новобранцы приезжали из Татарстана, Москвы, Подмосковья. Многих призывали по комсомольским путевкам с Алтайского края – места рождения Михаила Матвеевича Козлова. Служба была непростой, караульным ежедневно нужно было преодолевать более 20 километров по берегу моря, а ходить в армейских сапогах по мокрому песку не так-то просто. Конечно, молодым поначалу было тяжело, но потом привыкали. Причем старшие солдаты никогда не демонстрировали своего превосходства, а наоборот, помогали. Поэтому на заставе был очень дружный коллектив. Солдаты после демобилизации писали письма командирам, рассказывали о своей жизни, а некоторые даже приезжали в гости – их тянуло обратно. В такой обстановке и рос Миша.

Из воспоминаний Нины Михайловны Козловой:
«Утром, пока я завтрак готовлю, он прямо в пижаме мимо меня проскочит и – на заставу. К завтраку, если отец его отправит, приходил, а чаще всего там кушал. На заставе коровы были, солдаты почти все из сельской местности, и они ухаживали за ними. Подсобное хозяйство было очень хорошее, молока на заставе было много. Вот солдаты Мишу и кормили.
Купили ему велосипед, он так быстро научился на нем ездить, причем сам. Ездил, пока колеса не сточились. Вечером часовой ходит по периметру и Миша рядом с ним на велосипеде – разговаривают.
Когда у нас родилась Маришка, Мише было всего три года. Это мы сейчас понимаем, что он был еще совсем маленький, а тогда сразу сказали ему – ты вырос, ты большой. И как только солнышко пригревало, я ее - на улицу, говорю Мише: смотри за ней! И он от нее не отходил, пока я что-то дома делала. Зимой одеваем Мишу, на санки сажаем Маришку, она еще ходить не умела, и он катает ее по заставе. И мы считали, что так и положено – старший брат».

После окончания Военной академии имени М. В. Фрунзе отец Миши получил назначение на должность заместителя начальника штаба – начальника отделения охраны госграницы Тахта-Базарского пограничного отряда, базировавшегося на границе с Афганистаном. С 1986 года и до момента вывода советских войск Юрий Михайлович выполнял интернациональный долг на территории Афганистана. Понятно, что на службе он пропадал постоянно, т. к. готовил людей к войне. Воспитанием сына занималась лишь мама.
Здесь продолжилась Мишина дружба с солдатами, только она уже была куда более опасной. Ребенок повзрослел, стал интересоваться оружием, боеприпасами, достать которые в военном городке не составляло труда.

Из воспоминаний Юрия Михайловича Козлова:
«Миша постоянно с солдатами был. Они давали ему на БТРе прокатиться, патронами снабжали. Я раз десять у него их изымал, а сколько они их повзрывали, даже и думать боюсь. Там ведь сопки кругом были, они уйдут за них, покидают в костер все что есть, а потом убегут и смотрят, как это все взрывается».

Из воспоминаний Нины Михайловны Козловой:
«Я, конечно, знала, что они таскают патроны и другое, но была спокойна, потому что с ними сын особиста все время ходил. Он был постарше и вроде как приглядывал за ними. А еще с одним своим другом вообще землянку вырыли, у них там все, как у солдат, было: каски, фляжки – насобирали где-то. Он в седьмом классе был, когда сказал мне: «Скорее бы вырасти, в Афганистан поеду воевать». Я от этих слов чуть в обморок не упала, а они готовились серьезно, хоть и детьми были».

Чтобы у Миши было меньше свободного времени, его с сестрой записали в музыкальную школу. Годовые экзамены Миша сдавал на «отлично», хотя в течение года занимался спустя рукава и только при подготовке к экзаменам он разучивал экзаменационную программу и отыгрывал ее почти без ошибок, чем поражал своих преподавателей.
Когда Мишиного отца перевели для дальнейшего прохождения службы в Таджикистан (Ишкашимский пограничный отряд), ребенка отправили к бабушке – маме Юрия Михайловича – в Алтайский край. Мише необходимо было заканчивать школу и готовиться к экзаменам в вуз, в Таджикистане этого сделать было нельзя. Бабушка Анна Прохоровна, много лет проработавшая в школе учительницей математики, внесла немалую лепту в воспитание внука. На ее долю выпал его переходный возраст.

Из воспоминаний Нины Михайловны Козловой:
«Когда Миша поступал в пограничный институт, он, наверное, был самым маленьким среди абитуриентов – всего 155 сантиметров. Он очень переживал по этому поводу, часто у меня спрашивал: «Мама, почему я такой маленький?». А это он в отца пошел. Юрий Михайлович тоже на фотографиях с одноклассниками самый маленький, а потом вырос и стал выше всех. Так и Миша, как только поступил в институт, стал расти очень быстро. Все время ему приходилось хэбэ доставать и парадную форму, так как через год она ему уже была мала. Хорошо, я тогда служила и мне было положено обмундирование. Пойду к девочкам, мне писали, что рост 170 см, получали обмундирование и ему отправляли».

ПАМЯТЬ: «ПАМИР» ИЗ ПОГРАНИЧНОЙ ДИНАСТИИ

Обучаясь в институте, Миша целенаправленно готовил себя для службы: много внимания уделял огневой и физической подготовке, особенно в упражнениях на выносливость и силу. Он имел разряды не ниже второго почти по всем видам спорта, дополнительно занимался рукопашным боем. Во время учебы он загорелся идеей пойти служить в Центр специального назначения ФСБ РФ, на последних курсах активно готовился к этому, но родители хотели, чтобы он служил в пограничных войсках, он не мог их ослушаться. Свою офицерскую службу он начал в Никельском пограничном отряде в должности заместителя начальника пограничной заставы.
Отец всегда был примером и тем эталоном, на который Миша равнялся. В семейном альбоме хранится фотография, где молодой старший лейтенант Козлов Юрий Михайлович отдает приказ пограничному наряду на охрану границы у памятника отцу – Михаилу Матвеевичу. Миша в свой первый отпуск привез фотографию, на которой молодой лейтенант Козлов Михаил Юрьевич отдает приказ пограничному наряду у пограничного столба на фоне моря, и протянул ее мне со словами: «Как папа».
После полутора лет службы на Севере Миша написал рапорт на перевод в горячую точку – в Таджикистан. Там продолжил службу в Ишкашимском пограничном отряде в должности заместителя начальника заставы, а через полгода – начальника заставы «Лянгар». Через год пограничная застава под его руководством стала одной из лучших. Он, несмотря на значительные трудности в снабжении подразделений, создал на пограничной заставе все необходимые условия для службы и быта. Организовал хорошее подсобное хозяйство.

Из воспоминаний Нины Михайловны Козловой:
«Миша, когда в отпуск из Таджикистана приехал, первым делом пошел на рынок и накупил там множество всяких семян: помидор, огурцов, моркови, чтобы все это на заставе выращивать. У него вроде как показательная застава была, поэтому командир отряда всех проверяющих возил к Мише.
Солдаты у него работали без отдыха. Если не несли службу, то на подсобном хозяйстве что-то делали. Миша говорил: чтоб дурные мысли им в голову не приходили. Общаться с солдатами тяжело было, так как практически никто не знал русского языка. И тем не менее они даже письмо написали на имя командира отряда. Жаловались, что начальник заставы заставляет работать».

ПАМЯТЬ: «ПАМИР» ИЗ ПОГРАНИЧНОЙ ДИНАСТИИ

Однажды в отряде была расформирована одна из пограничных застав, военнослужащие которой до того распоясались, что ходили по поселку с автоматами наперевес, заступали в наряды по желанию. Самых отпетых направили на заставу к Мише. Они прибыли с явным желанием подмять под себя командование заставы и диктовать всем свои условия. Миша прекрасно это понимал, поэтому ему надо было с самого начала расставить все точки над «i», чтобы каждый из вновь прибывших военнослужащих знал свое место. А так как посылать на охрану границы новых солдат было опасно, он расписал их в хозяйственные наряды при заставе, вычислив заводилу, которого направил в наряд по кухне. Тот отказался, сказав, что ему, «дембелю», по рангу не положено быть уборщиком. И Миша, чтобы сломить сопротивление солдата и не позволить ему подать негативный пример другим, стал сразу действовать. Он поднял заставу «в ружье» и выставил весь незадействованный в охране границы личный состав по периметру заставы. А сам в канцелярии вел разъяснительную работу с солдатом. Когда все аргументы были исчерпаны, но тупое упрямство солдата так и не сломлено, Миша сказал, что срочно вызовет его родных и сделает все, чтобы этот позор лег на всех его односельчан. Отступать было нельзя. Михаил это понимал, как и то, что возможные силовые приемы воздействия потом будут направлены против него. Это был бой нервов, воли, упрямства и прежде всего силы духа.
И где-то во втором часу ночи солдат сказал, что пойдет в наряд по кухне. Больше сопротивленцев не было. Потом один из солдат признался Мише, что они его просто боялись, хотя ни одного он и пальцем не тронул.
Перед поступлением в академию у Миши накопилось в общей сложности почти полгода отпуска, включая время на подготовку к вступительным экзаменам. Юрий Михайлович принес книжечку с темами на немецком языке и сказал, чтобы Миша их зазубрил наизусть. Но Миша решил осмысленно выучить немецкий язык, тем более что у мамы были все необходимые для этого учебники. Первые занятия провела с ним Нина Михайловна, а потом он стал заниматься один и на вступительных экзаменах в академию показал самые лучшие знания немецкого языка среди абитуриентов. Преподавательница так и сказала: «Феноменально!».
Поступив в академию, он не бросил немецкий, а стал его учить вместе с группой слушателей, для которых изучение языка было обязательным предметом. Он записался в самые престижные библиотеки Москвы: «Ленинку» и иностранной литературы. Нашел московское отделение Гете-института и Немецкий дом, где стал своим: совершенствовал знания немецкого языка, смотрел фильмы на немецком языке, участвовал в международных встречах. Его пригласили на Международный форум российско-немецкой дружбы, на котором он общался на немецком языке со сверстниками из Германии. Во время каникул он ездил в Калининград на могилу Канта и в Светлогорск, где совершенствовал разговорный немецкий с туристами из Германии. Немецкому языку он уделял все свободное от учебы и спорта время.

Из воспоминаний Алексея К., сослуживца:
«Он старался с пользой проводить каждую свободную минуту. Постоянно учил немецкий язык, посещал разные музеи, выставки. Многие из нас во время учебы в академии подрабатывали где-то, уставали, поэтому в любую свободную минутку старались поспать. Вот так, бывает, спишь в выходной, а он приходит и зовет бегать. Постоянно был в движении, и нас этим заражал».

ПАМЯТЬ: «ПАМИР» ИЗ ПОГРАНИЧНОЙ ДИНАСТИИМиша входил в спортивные команды академии по легкой атлетике, биатлону, военному троеборью и стрельбе. Миша – прирожденный снайпер. Он выбивал 100 из 100. Выступая за сборную академии на первенстве Пограничной службы ФСБ России, он ездил на соревнования в Читу, Курган, Санкт-Петербург, Петрозаводск, Подмосковье. Он участвовал в соревнованиях, лыжных гонках, организованных мэрией Москвы. Последний его лыжный забег был на «Лыжне России – 2005» на 50 километров.
Все время учебы в академии он оформлялся в Центр. Попасть туда было очень непросто: не отпускали из Пограничной службы как хорошо подготовленного, грамотного, опытного офицера. Но его зачислили! После окончания академии в 2004 году Миша, кроме основного диплома, получил красный диплом военного переводчика. Юрий Михайлович бился изо всех сил, чтобы убедить его в неправильности сделанного им выбора, но Миша хотел служить в спецназе.
За время службы в ЦСН ФСБ России он неоднократно участвовал в ликвидации незаконных вооруженных формирований на территории Северного Кавказа. В боевой обстановке действовал смело, решительно, принимал грамотные и обдуманные решения. За высочайшую выносливость, неиссякаемую энергию, высокую ответственность, трудолюбие и живой добрый юмор пользовался заслуженным авторитетом среди товарищей и сослуживцев. Ребята из группы рассказывали, что Миша всегда шел первым. Он был очень выносливый, уравновешенный и волевой, поэтому практически, когда к месту назначения все приходили уже «на выдохе», он еще и шутил.

Из воспоминаний командира отделения «Вымпела»:
«Когда случилась бесланская трагедия, Миша лишь недавно пришел к нам, поэтому считался еще молодым сотрудником. В первые минуты боя мы понесли уже первые потери, я принял решение оставить Мишу на прикрытии и запретил ему идти к школе. А подошли, смотрю – он в составе группы. Понимаю его прекрасно, в тот момент невозможно было просто смотреть на происходящее со стороны. Он отработал тогда очень грамотно и четко».
Сослуживцы называли Мишу «Мишка-счастливчик». Его позывной был «Памир», а фирменный знак – горы буквой М. Он и перед последним боем до часу ночи изучал немецкий, готовился к сдаче осенью экзамена в Гете-институте на высший уровень. Он всегда ложился поздно, вставал рано, времени даром не терял.
В ту командировку они не должны были ехать, но принимались все меры, чтобы обеспечить мир и покой в Чечне во время празднования Дня Победы…
В декабре прошлого года лучшей заставе Никельского пограничного отряда присвоено имя Михаила Юрьевича Козлова.

Юрий МУХИН
Фото из семейного
архива КОЗЛОВЫХ
и Управления «В»
ЦСН ФСБ России

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Нет такой уловки или приема в пользовании оружием во время боя, которые мы сочли бы дурными, лишь бы они помогли отразить направленный на нас удар.

Мишель де МОНТЕНЬ

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum