TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Июль 2010 года
     
РУССКИЙ СТИЛЬ: Система боевая русская
 
 

РУССКИЙ СТИЛЬ: Система боевая русская

Даже у известных мастеров рукопашного боя и создателей боевых систем возникали странные идеи. Так, Н. Ознобишин в 1930-е годы верил в эффективность одновременных ударов руками, А. А. Кадочников уверял, что по своей системе из ЛЮБОГО инженера сделает хорошего рукопашника, каратисты рассказывали о необыкновенных ударах, сила которых крушит бетонные плиты. Ушуисты – о мастерах, вырывающих из груди сердце, причем жертва успевает перед смертью увидеть, как оно бьется. Что же говорить о современном состоянии дел в этой области и мыслях, возникающих по этому поводу. Достаточно зайти в Интернет и с удивлением узнать, что боевые системы плодятся, как блохи у бездомной собаки. Непроверенная информация становится достоянием общественности. В результате вопросы, которые были сферой профессионалов, обсуждаются массой дилетантов, и неискушенному человеку сложно в них разобраться.

В начале пути

Необходимость разобраться в практической пригодности и эффективности различных единоборств, а также форм и методов подготовки воинов к ближнему бою возникла еще в конце 1980-х годов. К этому времени война в Афганистане показала неподготовленность к ближнему бою даже бойцов специальных подразделений. Вооруженные конфликты в Закавказье, нападения на часовых, склады с оружием и просто военнослужащих это подтвердили.
В 1987 году офицеры ракетного училища – С. В. Вишневецкий, С. И. Сергиенко, В. В. Темченко, заинтересовавшись идеей А. А. Кадочникова, создали «Центр славянского мастерства».
Начатая в инициативном порядке работа вызвала интерес специального направления Генерального штаба, тем более в нем параллельно и независимо поручили научно-исследовательские работы по совершенствованию методики подготовки военнослужащих к ведению ближнего боя различным группам специалистов, не знавшим друг о друге. Одной из групп был «Центр славянского мастерства».
После распада Советского Союза воинские части, выводившиеся из республик Закавказья, располагались в новых пунктах дислокации. Все они прошли к тому времени Афганистан и Нагорный Карабах, Сумгаит и Баку. Молодые офицеры, столкнувшиеся с тем, что реалии боевых действий мало соответствовали тому, что значилось в уставах, были готовы искать новые способы боевой подготовки. В Краснодар поехали «ходоки» из кишиневского подразделения антитеррора, марьиногорского и чучковского спецназа. В 1989 году произошло знакомство с представителями отдельной роты спецназа 4-й армии. Заместитель начальника командно-разведывательного центра 4-й армии капитан В. Данилов из «Комсомольской правды» узнал о «Центре славянского мастерства» и работавшем в нем А. А. Кадочникове. Являясь мастером спорта по самбо и дзюдо, Данилов увидел, какую пользу система может принести разведке, особенно в условиях карабахского конфликта.
Вскоре несколько офицеров роты специального назначения прибыли в этот центр для изучения новых методик. В первую командировку осенью того же года поехали В. Данилов и старший лейтенант О. Ведерников, командир группы спецназа. Она продлилась чуть больше недели, но даже тех базовых знаний, которые получили офицеры, хватило, чтобы начать проводить регулярные занятия с ротой специального назначения и командно-разведывательным центром. Результаты не заставили себя долго ждать. Эффективность использования разведподразделений в Карабахе возросла, и контакты разведчиков с краснодарским центром стали постоянными.
В 1992 году командно-разведывательный центр и отдельная рота спецназа получили новый пункт дислокации в Краснодаре. Это обстоятельство стало дополнительным импульсом для развития боевой системы. Несмотря на постоянный отрыв личного состава в командировки в зону осетино-ингушского конфликта, занятия с военнослужащими военной разведки проводились как в «Центре славянского мастерства», так и в  отдельной роте специального назначения, куда для проведения занятий приезжали специалисты ЦСМ. Большинство офицеров роты стали горячими сторонниками системы.
Энтузиазм специалистов ЦСМ, сложившиеся обстоятельства и поддержка разведчиков способствовали тому, что работа группы была очень эффективной. После оценки результатов научно-исследовательских работ, а также демонстрации возможностей системы представителям Генерального штаба и руководству ФСК в апреле 1994 года Министерство обороны приняло решение о формировании учебного центра. Это произошло 1 мая 1994 года, а с 1 сентября того же года центр принял на подготовку первую группу офицеров. Прибыло 15 человек в воинских званиях от старшего лейтенанта до подполковника. Результаты работы превзошли все ожидания. С этого времени подготовка групп велась на постоянной основе. Стала совершенствоваться методика обучения различных специалистов. Отдельно были разработаны учебные курсы для оперативного состава и для спецназовцев.

Учебный процесс

Служба в учебном центре Минобороны объединила офицеров-преподавателей училища, офицеров роты спецназначения и разведцентра. За каждым были закреплены свое направление работы и предмет обучения.
Алексей Алексеевич Кадочников, принятый на работу в качестве гражданского специалиста, сформулировал первоначальную идею, заключавшуюся в том, что, применяя законы теоретической механики к рукопашному бою, стрельбе и другим дисциплинам, можно получить общий рациональный алгоритм действий.
Сергей Владимирович Вишневецкий вел курсы психологии, теории рукопашного боя и отвечал за взаимодействие с различными структурами, в том числе прессой.
Сергей Иванович Сергиенко занимался вопросами специальной огневой подготовки.
Владимир Павлович Данилов взял на себя вопросы теории и практику рукопашного боя.
Владислав Анатольевич Посадский, служивший до этого командиром краснодарской роты специального назначения, как специалист в области выживания, занялся обеспечением жизнедеятельности в экстремальных условиях. Другие офицеры роты, перешедшие для работы в центр, также активно включились в работу.
Обучение велось 2–3 группами по 10–20 человек в год. Это было время проверки методик и смелых экспериментов. Появилась возможность профессиональной специализации. Иногда выполнялся специальный заказ ГРУ по подготовке сотрудников в ускоренные сроки, причем сами инструкторы не знали назначения и установочных данных людей, входивших в данные группы.
Тренировочная база находилась под хутором Ленина, недалеко от Краснодара, на берегу живописного озера. Несмотря на спартанские условия и отсутствие дорогостоящего оборудования специалисты центра добились максимального приближения условий к боевым. Используя творческий подход и смекалку, барак переоборудовали в тир, позволяющий вести стрельбу в любом направлении, элементы полосы препятствий и различные тренажеры быстро трансформировались для моделирования боевых ситуаций.
Постепенно отработали удобный график занятий с учетом физиологических особенностей. Утром – зарядка с отработкой базовых элементов системы после небольшой пробежки. Завтрак. После него занятия по психологии, самоанализу ощущений, медицина и рукопашный бой. После обеда стрельба из пистолетов, иногда плавание. Примерно раз в две недели осуществлялся выезд на полигон, где отрабатывались стрельба из длинноствольного оружия, метание боевых и учебных гранат, стрельба из гранатометов и комплекс, сочетающий в себе стрельбу и рукопашный бой.
В середине и в конце сборов было два трехсуточных выхода в горы. Здесь отрабатывались вопросы топографии, обеспечения жизнедеятельности и рукопашного боя.
Среди занятий было и такое экзотическое, как поход в морг. Неприятные ощущения, неприятный запах, надолго остающийся в одежде, и созерцание того, что нас всех неизбежно ждет.
За время проведения сборов рос профессиональный опыт не только приезжавших на учебу, но и сотрудников центра. Основным недостатком преподавательского состава было незнание современных технических средств, находящихся на вооружении у спецназа, что приводило к сложности адаптации методик обучения.
На начальном этапе были заблуждения. Так, основной задачей армейского спецназа считался поиск и уничтожение ракетных комплексов, что в реальной жизни оказалось совершенно не востребовано. Когда «Зенит» и «Гром» готовились к штурму дворца Амина, то ставили метких стрелков в пары с рукопашниками, полагая, что пуля прикроет хороший удар. При штурме все оказалось совсем не так.

РУССКИЙ СТИЛЬ: Система боевая русская

Не избежали подобных детских болезней и специалисты центра. На начальных этапах неоправданно много времени уделялось метанию ножа и работе с ним, включая штыковой бой. Общение со спецназовцами изменило эти подходы. Было учтено наличие бесшумного стрелкового оружия. Нельзя не согласиться с мнением А. Кистеня, который как-то сказал, что «спецназовцу умение владеть ножом может спасти жизнь и поможет более рационально выполнить боевую задачу». Тем не менее в процессе обучения акценты были расставлены на более применяемых в боевых ситуациях видах оружия. Мало внимания уделяли психологической завязке ближнего боя и опознаванию «свой-чужой», выгодной расстановке для огневого контакта и рукопашного боя.
Было сложно изменить стереотипы приезжавших на обучение военнослужащих. Многие представляли армейский рукопашный бой как набор приемов карате, бокса и самбо, не понимая, почему в данной системе вообще нет приемов. Стрельба в ближнем бою многих попросту шокировала принципами ведения огневого контакта, нарушением всех традиционных наставлений и требований мер безопасности. Все приходилось доказывать не словом, а личным примером и практикой. В итоге даже отъявленные скептики признавали эффективность системы.

Боевые операции

В течение года все офицеры центра были подготовлены к выполнению специальных задач. В связи с этим руководством ГРУ было принято решение о создании на базе центра группы специального назначения (ГСН). В нее вошли как сотрудники центра, так и офицеры, показавшие на сборах хорошие результаты.
Первая чеченская кампания показала неготовность наших частей к ведению боевых действий в городских условиях. Бойцы не владели элементарными тактическими навыками. С трудностями столкнулся и армейский спецназ. На него были возложены не свойственные ему задачи. Разведка в городе, штурм зданий, вытягивание на заданные рубежи мотострелковых подразделений. Действуя подобным образом, спецназ часто вступал в ближний огневой контакт и рукопашный бой с противником.
Офицеры, прошедшие подготовку в центре, начали эффективно применять полученные навыки, делиться ими с боевыми товарищами.
С февраля 1995 года сотрудники центра периодически выезжали в командировки в Чеченскую Республику. Там они принимали участие в проведении специальных операций, осуществляли сбор информации о нахождении лидеров бандформирований и проводили занятия с военнослужащими подразделений специального назначения.
Офицеры центра неоднократно выполняли задачи по ликвидации лидеров боевиков. Причем делать это приходилось бесшумно, часто в людных местах, с применением только холодного оружия. Неоднократно им удавалось точно определять место нахождения лидера чеченских сепаратистов Джохара Дудаева, но недостаток технических средств не позволил провести его ликвидацию. Однажды было установлено, что Дудаев находится в одном из горных районов Чечни, после чего был запланирован и проведен налет силами роты 173 ОСпН. Опоздание с началом операции на двое суток из-за отсутствия вертолетов не позволило провести налет результативно. Ликвидация Масхадова также не удалась по причине слабого технического обеспечения. Специалисты центра и оперативные сотрудники ГРУ точно определили маршрут и машину, в которой он будет передвигаться. Времени на подготовку операции оставалось крайне мало. Хорошего комплекта радиоминирования найти не успели. Использовали штатный армейский. У него время от подачи сигнала до взрыва запаздывает на несколько секунд. Именно этих секунд хватило, чтобы машина, начиненная тротилом, взорвалась уже после проезда колонны, в которой находился Масхадов.
Проведение занятий в боевых условиях имело свои сложности. Уставшие от физических нагрузок и стрессов бойцы не могли в полной мере сосредоточиться на занятиях. Проводить их регулярно не получалось. Обучение стрельбе без традиционного прицеливания требовало отработки способов перемещений и стойки. Тем не менее командир 173-го отряда специального назначения подполковник Ю. Мокров выделил группу офицеров, прапорщиков и контрактников для занятий в течение недели. Сокращая программу и на ходу перекраивая методику, Сергиенко и Ведерников смогли добиться устойчивого результата в подготовке. Через месяц 173-й отряд отметился серией удачных операций. Была проведена засада, в которой бойцы отряда под видом подвижного блокпоста уничтожили с близкого расстояния легковую машину с вооруженными боевиками. В другой операции из бесшумного оружия в центре города был ликвидирован один из лидеров боевиков, а его охранник захвачен. Новые навыки позволили поверить в свои силы и отказаться от стереотипов в бою. Подобные занятия были проведены и в других отрядах. Работа офицеров центра получила высокую оценку руководства ГРУ. Принимавшие участие в боевых действиях сотрудники были награждены орденами, медалями, именным оружием.

Между войнами

Естественно, обучать боевой системе проще в специализированном учебном центре, а не в зоне боевых действий. Хотя личное участие офицеров центра в специальных операциях помогло наладить обратную связь, что дало новый толчок к развитию системы. Обезличенные тактические схемы и описания действий сотрудников регулярно поступали в центр. Также отслеживалась судьба офицеров, прошедших обучение в центре. Был введен курс повышения квалификации. После такой подготовки бойцы переходили на новый качественный уровень.
Так, два офицера ГРУ в составе делегации Рособоронэкспорта смогли помочь выиграть тендер на поставку в одну из африканских стран пистолетов ПМ. После того как они показали возможности стрельбы с использованием русской боевой системы, покупатели пришли в восторг и с удовольствием заключили контракт.
По заказу Генерального штаба офицеры центра приступили к разработке наставления по ведению боя в городе с учетом опыта первой чеченской кампании. К концу 1996 года этот труд вышел в свет и получил высокую оценку руководства. С. И. Сергиенко закончил научно-исследовательскую работу «Методика обучения скоростной стрельбе в ближнем бою». В. П. Данилов с товарищами подготовил работы «Ведение рукопашного и ближнего огневого боя в ограниченном пространстве», «Методика ведения рукопашного боя с использованием штатного оружия и подручных средств группой и в одиночном порядке в сложных условиях». Расширился штат группы специального назначения. Особое внимание уделялось режиму секретности, принадлежность центра к системе ГРУ всячески скрывалась. Сотрудников просили ограничить служебные контакты с представителями спортивных направлений стрельбы и рукопашного боя. Ограничивался контакт и с другими силовыми ведомствами. Получалось, что центр варился в собственном соку. Не было возможности познакомиться с методиками, применяемыми в подготовке спецподразделений ФСБ, МВД, Минюста и других ведомств. Но шило в мешке не утаишь. Часть прошедших подготовку в центре офицеров перевелись в «Альфу» и «Вымпел». Некоторые продолжили службу в милицейском СОБРе или вообще ушли на гражданку. Перешедшие в другие ведомства офицеры стали вносить в боевую подготовку своих подразделений наработки центра.

Вторая чеченская

Повышение качества боевой подготовки в тех подразделениях, которые прошли обучение по системе краснодарского центра, опыт прошлой войны и новые приемы ведения боя подтвердили, что методики центра актуальны и развиваются в верном направлении, особенно что касается их применения в ближнем бою.
Действия по ликвидации главарей бандформирований были возложены на специальные подразделения ФСБ, Минобороны и МВД. Для ФСБ и Минобороны это была несвойственная задача. Первые специализировались на освобождении заложников, вторые – на разведке. В случае же ликвидации бандглаварей требовалась адресная работа, часто с огневым контактом в помещении и рукопашным боем в замкнутом пространстве. Применительно к этим условиям система оказалась полностью востребованной. Неудивительно, что многие из офицеров центра снова оказались в Чеченской республике.
В краснодарской «Альфе» вспомнили о системе подготовки, которую предлагали специалисты центра, и официально пригласили инструкторов для проведения занятий с новороссийским отделом. С «Альфой» было легко и приятно работать. Высокий уровень физической подготовки и навыки работы спецназовцев требовали от инструкторов только показа особенностей и объединяющих связей. Удалось в сжатые сроки и без особых усилий качественно повысить подготовку к ближнему бою. Решено было проводить подобные сборы перед каждой командировкой.

РУССКИЙ СТИЛЬ: Система боевая русская

Под началом военной разведки работали агентурно-боевые группы из состава местного населения Чеченской республики, чеченские батальоны «Запад» и «Восток». Кроме командиров из числа местных жителей, там были офицеры из бригад спецназа и инструкторы центра. Большинство операций проводились совместным составом, что способствовало укреплению взаимного доверия. Во многом благодаря сотрудникам центра в этих боевых коллективах возникла настоящая дружба и боевое братство. Причем с годами эта дружба не только сохранилась, но и окрепла.
К сожалению, боевая работа сотрудников центра и прошедших в нем обучение военнослужащих не обходится без потерь. При задержании главаря бандитского подполья, блокированного на окраине Грозного, погиб Владислав Посадский. При штурме дома, где засели боевики, в него попали четыре пули, выпущенные бандитами из АПС. Влад сознательно шел на риск ради выполнения задания. Его уже ждало назначение на должность начальника разведки группировки, и он мог отказаться от участия в операции, но это было не в его правилах. За мужество и героизм, проявленные при проведении операции, он был удостоен звания Героя России посмертно.
Получил осколочные ранения при подрыве на мине Олег Ведерников.
Умер при странном стечении обстоятельств руководитель самого закрытого направления деятельности центра – нетрадиционных методов ведения разведки Сергей Вишневецкий…

От закрытия центра до создания СБОРа

После смерти Вишневецкого деятельность центра начала постепенно сворачиваться. Научно-исследовательская работа и высокий потенциал инструкторов оставались невостребованными. Уменьшилось финансирование учебно-тренировочного процесса. У офицеров, прошедших подготовку, не было возможности совершенствовать полученные навыки. Уклад мирной армейской жизни не способствовал этому, а на войне не до учебы. Получалось, что курсы повышения уровня подготовки способствовали оттоку офицеров в другие ведомства. Состав инструкторов центра за годы его существования практически не менялся. Учитывая все эти факторы, руководство ГРУ приняло решение о закрытии центра.
Уволившись в запас в 2002 году, офицеры краснодарского центра не отказались от дела, которому были посвящены годы армейской службы. Они начали адаптировать систему подготовки для гражданского населения. Рукопашный бой требовал меньших изменений, поскольку не имеет таких законодательных ограничений, как использование огнестрельного оружия. Требовалось расширить арсенал действий по самозащите и ограничить отработку приемов, направленных на уничтожение врага. А желающих заниматься русским рукопашным боем всегда было в избытке.
С огневой подготовкой было сложнее. Нельзя арендовать тир и начать обучение стрельбе из боевого оружия всех желающих. Прежде чем начать огневую подготовку, пришлось пересматривать не только отдельные ее принципы и задачи, но и арсенал используемого оружия. Была разработана методика обучения стрельбе из травматического и гладкоствольного оружия, а также использования пневматики, пейнтбола и страйкбола. Пневматическое оружие, пейнтбол и страйкбол оказались очень эффективными для обучения основам скоростной стрельбы и тактике ведения ближнего боя.
Подготовка спецназа также продолжилась. Все это совершенствовало будущую систему.
Название придумал Михаил Борисович Иванов, написавший ряд научно-исследовательских работ по психологии подготовки к ведению ближнего боя. Он предложил дать системе название СБОР. Это одновременно и слово, и аббревиатура, расшифровываемая как Система Боевая Русская. Зародившаяся в недрах спецслужб и применяемая для подготовки спецподразделений, система была расширена и адаптирована для людей различных, отнюдь не военных профессий.
На сегодняшний день система СБОР оформилась концептуально и приобрела своих сторонников. При этом создатели ведут ее постоянное совершенствование на основе новых спортивных, медицинских, методологических и научно-технических достижений.
ФСБ и МВД пошли подобным путем и создали свои центры подготовки, используя накопленный опыт. Но даже на сегодняшний день остались учебно-методические наработки, в которых инструкторы теперь уже СБОРа по-прежнему остаются лидерами.

Вячеслав Дмитриев
Фото из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum