TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Август 2010 года
     
Спецоперации: ДЕСАНТ НА КОЛВЕЗИ
 
 

Несмотря на то, что вооруженные силы многих стран успешно отрабатывали и отрабатывают применение парашютных десантов в ходе маневров, в мировой истории фактов боевой и массовой выброски парашютистов не так много, как того можно было бы ожидать, даже учитывая количество воздушно-десантных войск в разных странах. И если в годы Второй мировой войны такие случаи имели место, то в послевоенный период ХХ века они были настоящей редкостью.
Тем интереснее операция, которую провели парашютисты 2-го парашютного полка иностранного легиона Франции в Замбии в мае 1978 года.

Спецоперации: ДЕСАНТ НА КОЛВЕЗИ

Ситуация в Замбии

В марте 1978 года состоялась встреча между алжирскими и ангольскими чиновниками и активистами Фронта национального освобождения Конго Натаниэля М’Бамба, где речь шла о подготовке операции на территории Заира по дестабилизации обстановки в стране и режима Мобуту. Но заирской разведке стали известны результаты встречи, которые свидетельствовали о возможной операции в регионе Шаба, имеющем очень важное значение, поскольку там велась добыча меди, кобальта, урана и радия.
Операция была разработана при помощи офицеров из ГДР и Кубы, а ее реализация возложена на отряды «Тигров FNLC». В качестве союзников планировалось использовать повстанцев Катанги. В мае 1978 года в Катанге произошло восстание против диктатора Мобуту. 11 мая группа повстанцев численностью от 3 до 4 тысяч человек приехала из Анголы в Заир при содействии военнослужащих 2-й кубинской дивизии. Для этого они пересекли территорию нейтральной Замбии. В этот раз повстанцы Катанги и «тигры» были полны решимости добиться успеха в дестабилизации режима «пожизненного президента» Мобуту Сесе Секо Ваза Банга. 13 мая они приблизились к городу Колвези и небольшому шахтерскому городку Жекамин.
Повстанцы атаковали части вооруженных сил Замбии, которые практически не оказали им сопротивления. Только парашютисты 311-го заирского батальона пытались контратаковать противника. Но силы были не равны. Заирские военные в спешке отступили, потеряв три бронемашины. Повстанцам удалось взять город, после чего началось его разграбление. Они грабили и уничтожали все, что попадалось под руку, угоняли машины, насиловали женщин, убивали детей и взрослых, в результате, по разным данным, погибло от 90 до 280 гражданских лиц. Особенно большая опасность угрожала белым жителям Колвези. В городе находились 2300 европейцев, работавших на предприятиях по добыче полезных ископаемых. Это были в основном инженеры, техники и их семьи из Бельгии и Франции. Повстанцы взяли в заложники около трех тысяч человек, из которых подавляющее большинство были белые.

Реакция Запада

Правительства западных государств высказали озабоченность случившимся.
На следующий день после того, как аэропорт был отбит, Мобуту прибыл, чтобы лично повысить моральное состояние солдат и успокоить население. Он также воспользовался возможностью продемонстрировать несколько трупов европейцев (хотя позже появилась информация, что европейцы на самом деле были убиты войсками самого Мобуту, поскольку он хотел спровоцировать международное вмешательство). Это шокировало западное общественное мнение. 14 мая 1978 года президент Мобуту обратился к президентам Франции, Бельгии и США с просьбой применить подразделения вооруженных сил для нормализации обстановки в Заире.
16 мая в Западной Германии состоялась встреча бельгийского и французского руководства для координации предстоящих совместных действий в Заире. Однако договоренности достигнуть не удалось. Французы хотели развернуть свои силы для нейтрализации повстанцев и обеспечения безопасности города. Между тем большинством шахт в Шабе владели бельгийцы (через свой концерн «Юнион Миньер»), поэтому они планировали провести операцию, направленную только на эвакуацию белого населения. В конце концов бельгийский полк пара-коммандо был отправлен в Заир самостоятельно.
Поэтому французы решили действовать в одиночку. Независимо от результатов переговоров, они еще 16 мая привели 2-й парашютный полк иностранного легиона в состояние повышенной боевой готовности. Президент Французской Республики Жискар д’Эстен просьбу Мобуту удовлетворил.
Правда, надо отметить, что и американцы не остались в стороне при разрешении этого конфликта. 82-я воздушно-десантная дивизия США была приведена в состояние повышенной боевой готовности, а для переброски техники 2-го полка они предоставили французам свои транспортные самолеты.

Исполнение решения президента Франции

17 мая было принято решение о применении 2-го парашютного полка. Командиру полка полковнику Филиппу Эрулину было приказано через шесть часов обеспечить готовность подразделения 2 REP для вмешательства в ситуацию в Заире с целью прекращения бесчинств и спасения гражданского населения от истребления. После этого полковник Эрулин отдал распоряжение о формировании оперативного подразделения полка для проведения операции. На базе полка в городе Кальви, расположенном на острове Корсика, немедленно прекратились занятия по программе боевой подготовки. В Лагере Рафф Алии приступили к расчету численности и состава оперативного подразделения полка и его формированию численностью 116 человек, четыре парашютные роты по 138 человек и одна секция авианаводчиков в составе 36 человек. Всего около 650 человек.
Автомобили подразделений полка планировалось направить в Заир вторым эшелоном. Их должны были доставить американские транспортные самолеты С-141 и С-5. В 20.00 полк был готов. В ночь с 17 на 18 мая он находился в состоянии трехчасовой готовности. В 2.25 18 мая подразделения, отобранные для проведения операции, покинули свои казармы, а в 5.00 выдвинулись на авиабазу Солензара. Здесь в период с 13.30 до 21.30 произошла погрузка первого эшелона в четыре самолета DC-8 
и один Boeing 707.
Перед погрузкой в самолеты командир 11-й парашютной дивизии генерал Лаказ сообщил, что ситуация в Колвези остается драматичной.
В 23.15 18 мая самолеты с первым эшелоном взлетели и взяли курс на Киншасу. В 8.30 19 мая они были на месте.

Бельгийцы тоже участвуют

В это же время на базе бельгийского полка пара-коммандо в Камине шла перегруппировка и подготовка к переброске оперативного подразделения. Первый C-130 «Геркулес» бельгийских ВВС взлетел 18 мая в 13.15 и взял курс на Киншасу. Но в это время разрешение на пересечение воздушного пространства Франции еще не было получено. Однако уже к взлету третьего «Геркулеса» с бельгийскими пара-коммандо Франция дала официальное разрешение на пересечение ее воздушного пространства. Тридцать шесть часов спустя бельгийский полк пара-коммандо был развернут в Заире и готов к действию.

В Киншасе

Прибыв на место, полковник Эрулин уточнил обстановку в Колвези. По данным разведки, противник представлял собой несколько тысяч хорошо вооруженных и подготовленных солдат.
Более двух тысяч европейцев остались в старых и новых районах города и находились под контролем повстанцев. Некоторые из захваченных были убиты. Другие удерживались в качестве заложников, преимущественно в старом городе, в зданиях лицея «Жан XXIII» и больницы «Жекамин».
Не теряя времени, личный состав полка приступил к подготовке к боевому десантированию.
Подготовка проходила на военном аэродроме Киншасы. Здесь ставились и уточнялись задачи командирам, а личный состав ускоренно изучал американские парашюты Т10, которые доставили туда в ночь с 18 на 19 мая.

Трудности планирования

Легионеры при планировании и проведении операции столкнулись с отсутствием информации о местности, где им предстояло действовать. Не было даже карт. При этом следовало учитывать топографию местности, так как Колвези простирается на 40 квадратных километров и включает в себя несколько различных областей. Населенные пункты находились друг от друга на расстоянии 10–15 километров. Через город проходили автомобильные и железные дороги, идущие вдоль границы с Замбией и связывающие Лубумбаши и Дилоло.
Из-за поспешного бегства заирских сотрудников аэропорта не было связи с землей. Напряженность ситуации усиливалась взаимоисключающими приказами из Парижа.
Как ни парадоксально, но командирам десанта стало намного проще, когда часть намеченных действий была отменена. Так, например, отменили десантирование бельгийских пара-коммандо утром 20 мая. Из-за отсутствия диспетчерской службы доложить о ситуации на земле можно было только после ее касания.
Из заирских подразделений, готовых сражаться с повстанцами, был только пост охраны моста Луалаба.
Такие условия позволяли рассчитывать лишь на внезапность десанта и оперативность маневра.
Перед погрузкой личного состава в самолеты состоялся брифинг, в котором принял участие военный атташе посольства Франции в Заире полковник Грас.
Между тем информация о спланированной операции начала просачиваться в прессу. Поэтому руководство вполне обоснованно опасалось, что, если не принять срочные меры, внезапность десанта будет утрачена.
Поэтому 19 мая в 3.30 утра полковник Грас, председательствуя на заседании OAP, вынужден был ввести в заблуждение его участников относительно сроков проведения операции.

Десантирование

В 10.00 19 мая 1978 года парашютисты первой волны десанта заняли места в двух французских самолетах С-160 «Трансалл» и в четырех заирских C-130 «Геркулес». Парашютисты должны были десантироваться двумя волнами. В состав десанта первой волны входило около 450 парашютистов из состава первой, второй и третьей рот, а также команды штаба и четыре авианаводчика. Ротами первой волны командовали капитан Поулет, капитан Дюбо и капитан Гауссерес.
Вторая волна состояла из личного состава 4-й роты, остатков командного пункта и тыловых подразделений.
Замысел действий заключался в следующем.
1-я рота десантируется в первой волне на старый аэроклуб, расположенный на северной окраине города, и захватывает лицей «Жан XXIII».
2-я рота овладевает объектами, находящимися в руках повстанцев: почтой, отелем «Импала» и больницей «Жекамин».
3-я рота, которая должна была десантироваться во втором заходе, как можно скорее усиливает подразделения, десантировавшиеся первыми.
4-я рота имела задачу зачистить город и окрестности и передать заирским парашютистам аэродром, расположенный к югу от города.
В 10.50 утра четыре транспортных самолета «Геркулес» С-130 и один транспортный самолет «Трансалл» С-160 из состава вооруженных сил Заира вылетел из Киншасы в Колвези. Десантирование началось несколько ранее намеченного срока. Самолеты появились над площадкой приземления на высоте 1500 метров, но затем снизились до 450 метров и приступили к выброске десанта. Первым прыгал командир полка полковник Филипп Эрулин. Немногочисленные группы противника, находившиеся в районе площадки, открыли огонь по десантникам, в результате которого шесть из них получили ранения.
Уже в 15.30 роты закончили десантирование, быстро собрались на площадке и перегруппировались для атаки намеченных целей. При проверке личного состава отсутствовал капрал Арнольд, который, как выяснилось позже, разбился при прыжке.
Во время десантирования и сразу после него некоторые подразделения противника пытались атаковать парашютистов на площадке приземления. Однако десантники быстро собрались на пунктах сбора и под командованием командиров рот начали наращивать свои усилия, продвигаясь вперед.
То, что увидели десантники, было настоящим кошмаром. На пустынных улицах бродили стаи бродячих собак, лежали обглоданные ими трупы. Едкий запах смерти застревал в горле. Тучи мух поднимались над изувеченными, опухшими и обезображенными телами…

Спецоперации: ДЕСАНТ НА КОЛВЕЗИ

Выполнение ближайшей задачи

1-я рота направилась в лицей «Жан XXIII». После нескольких выстрелов, произведенных из окрестных садов, повстанцы покинули здание, не оказав организованного сопротивления. Рота вошла в здание лицея и освободила насильственно удерживаемые здесь семьи европейцев, которые в течение нескольких последующих дней были эвакуированы из страны.
В это же время 2-я рота быстро продвинулась к больнице «Жекамин». Первые столкновения произошли на юго-западе от школы Атени. Два повстанца были убиты точными выстрелами снайперов. Примерно в 18.00 объект был взят без какого-либо сопротивления со стороны противника. Медицинский персонал больницы, захваченный в заложники, не пострадал. В больнице повстанцы застрелили нетранспортабельных товарищей, лежавших в палатах, где их осматривали врачи. Оружие и многочисленные документы были обнаружены под матрасом, которым пользовались повстанцы Катанги.
Свою злость повстанцы вымещали на безоружных заложниках, поскольку роты находили все новые массовые захоронения.
Как только 3-я рота собралась на площадке приземления, первая секция сразу же провела разведку отеля «Импала». Он был пуст и разграблен. Разведчики обнаружили оторванные руки, разбросанные в северо-западном углу отеля за бунгало, и много убитых, которые лежали на посту регистрации отеля.
Подразделения роты продвигались к мосту через озеро, имея задачу выйти к северному железнодорожному мосту. Они по пятам преследовали противника, ожидая встречи с ним в любое время.
В ходе этих действий снайперы уничтожили многих повстанцев. Возле школы они повредили основную часть автомобильной техники и заметно сократили общую численность «Тигров Катанги». Далее, продвигаясь к железнодорожному мосту, головная группа сержанта Саблека попала под огонь возле здания технической школы и на северной окраине города Маника. Группа сержанта Моро, обойдя с севера повстанцев, обстрелявших секцию Саблека, уничтожила десять мятежников и захватила семь единиц стрелкового оружия.
В то же время семеро повстанцев были убиты снайперами в здании технической школы. После этого первая секция под командованием лейтенанта Бургейна зачистила здание технической школы и выбила оттуда пятнадцать повстанцев, а затем продолжила свою работу по освобождению полицейского участка, расположенного примерно в 50 метрах к югу.
Группа коммандос захватила здание полиции и уничтожила там еще пять повстанцев. Там же они обнаружили тридцать пять заложников, из которых двадцать шесть были европейцами. Видимо, чтобы укрепить свой дух, во время боя они хором пели «Марсельезу».
Между тем третья секция продолжала наступать вдоль железной дороги, продвигаясь на юго-восток.
В это время при поддержке двух бронемашин «Panhard AML 60» повстанцы атаковали вторую секцию. Но ответным выстрелом из 89-мм гранатомета, который продублировали гранатой FLG, бойцы второй секции уничтожили машину противника, а остальные мятежники вынуждены были отойти.
К 19.00 ситуация выглядела следующим образом.
1-я рота контролировала южные подступы к городу, в то время как усиленная секция в районе отеля «Импала» взяла под контроль подступы с севера.
2-я рота заняла оборону вокруг здания больницы фронтом на город, контролируя подступы с запада.
3-я усиленная рота заняла позиции и контролировала подступы на окраине нового города, а третья секция роты заняла позиции вокруг церкви «Богоматери мира». К северу от города Маника первая секция занимала позиции в районе перекрестка «Виктор», а вторая секция заняла позицию в районе Альфа-роуд.
По состоянию на конец дня 19 мая весь старый город находился под контролем парашютистов иностранного легиона.

Спецоперации: ДЕСАНТ НА КОЛВЕЗИ

Ночью

Следует отметить, что повстанцы сражались храбро и довольно стойко держались на позициях, однако действовали несогласованно, за исключением группы, которая обороняла позиции в районе 3-й роты полка севернее Маника.
Командир полка поставил задачу командирам рот ночью организовать проведение засад на путях вероятного продвижения повстанцев. Эти действия были очень своевременны, поскольку мятежники под покровом ночи попытались провести перегруппировку и найти слабые места в боевом порядке рот полка. Однако они неоднократно попадали под огонь выставленных засад и ближних патрулей, понеся немалые потери.
Ночью десант второй волны, состоящий из четырех самолетов «Геркулес» C 130, был над площадкой десантирования, но из-за все еще сложной обстановки на земле полковник Эрулин решил отложить десантирование до утра.

Зачистка продолжается

В 06.30 20 мая 1978 года на восточной окраине Колвези была десантирована вторая волна парашютистов в составе 4-й роты, секции разведки и рекогносцировки и минометной секции. Общая численность второй волны составляла около 200 человек.
Сразу после десантирования усиленная 4-я рота и рекогносцировочная группа под командованием капитана Граиля в соответствии с намеченным планом стала действовать в районе застройки нового города. Осуществляя проверку и зачистку строений, 4-я рота продвигалась к своей цели в направлении на северо-восток от ручья Далила к центральному району города «Форрест».
Секция разведки и рекогносцировки двигалась в направлении здания полиции, а затем повернула на запад в направлении города Мутоши.
Минометная секция занимала позиции в районе вокзала и зданий, расположенных в одном километре к северу от больницы «Жекамин».
Продвигаясь в заданном направлении, 4-я рота обнаружила братскую могилу европейцев недалеко от казарм.
Утром 20 мая 1-я, 2-я и 3-я роты также продолжили поиск и уничтожение остатков повстанцев Катанги, которые еще оставались в Колвези. При этом 1-я и 3-я секции 1-й роты, которые продвигались в западном направлении, использовали местных жителей для поиска повстанцев.
С рассветом одно за другим произошли столкновения, в результате которых были убиты два повстанца и ранен третий, которому удалось скрыться, а также захвачено три единицы стрелкового оружия.
20 мая полк бельгийских пара-коммандо приземлился в аэропорту и пешком направился в город. Подразделения французского иностранного легиона открыли по колонне бельгийцев огонь, но вскоре обе стороны смогли идентифицировать друг друга. В результате перестрелки никто не пострадал.
После этого бельгийцы вошли в Колвези и начали собирать и вывозить европейцев в аэропорт. Первый самолет с недавними заложниками был отправлен в Европу уже в полдень.

Бой у Метал-Шаба

А тем временем бои возобновились. Во второй половине дня на подступах к заводу Метал-Шаба капитан Грис Граиль столкнулся с сильным сопротивлением противника численностью до двух рот, усиленных минометами. К этому времени 2-я рота только что завершила зачистку западных окраин.
Принимая во внимание серьезность ситуации, полковник Эрулин отдал команду капитану Ково возглавить сводную группу для оказания поддержки 4-й роте и выдвинуться к Метал-Шаба. В группу вошли 2-я рота, секция разведки и рекогносцировки лейтенанта Халберта, минометная секция лейтенанта Верна. Воздушную поддержку действий десантников осуществляли самолет «Мираж V» и вертолет «Алуэтт III».
Прибыв к назначенному месту, подкрепление организовало взаимодействие с 4-й ротой, заняв позиции, растянувшиеся на юг по фронту на 500 м от завода и до хребта Какифулве. Тем временем 2-я рота заняла позиции в 200 метрах к северу и готовила нападение на здания завода, расположенные у подножия хребта.
Минометчики развернули свои позиции в 1200 метрах от дороги. Секция разведки и рекогносцировки засекла огневые точки противника. После этого минометчики накрыли огневые точки и боевые порядки наступавшего противника. Это позволило 2-й роте оттеснить повстанцев, которые под убийственным огнем пытались выйти на позиции секции разведки, оборудованные на гребне. Одновременно три бронемашины мятежников появились на южной стороне завода, но, обнаруженные наблюдателями, были немедленно уничтожены минометчиками.
В результате этого боя в 4-й роте один человек погиб и еще один получил серьезное ранение. В то же время было уничтожено около 80 повстанцев, а также захвачено большое количество оружия. Действия по зачистке окрестностей продолжались в первой половине дня. С наступлением сумерек темпы продвижения десантников снизились.
Со вчерашнего дня ситуация развивалась очень быстро, и было похоже на то, что и повстанцы, сопротивлявшиеся в городе, выдохлись.

Непростая ситуация

В то же время на заводе Метал-Шаба все еще оставался противник. По данным, полученным от местных жителей, повстанцы оттянулись в окрестные деревни, где проводили перегруппировку и ждали удобного случая, чтобы возобновить боевые действия в городе. В этой ситуации парашютистам следовало сохранять бдительность. Несмотря на то, что казалось, будто сопротивление было сломлено, повстанцы никуда не делись. Они просто смешались с местным населением, что создавало особую опасность для легионеров, а мятежникам давало определенные преимущества при проникновении и нападении на город Маника.
Заирские граждане и европейцы все еще скитались по саванне. 21 мая, вернувшись из поездки в город Маника, старший сержант Коллетт обнаружил на окраине города группу европейцев примерно из 20 человек. В основном это были женщины и дети, которых сопровождали пятеро мужчин. Едва одетые, они бежали из города на прошлой неделе, когда начались массовые убийства, и теперь все вместе прятались в кустах, терпя лишения. Десятилетние дети рассказывали, как их родителей убивали у них на глазах.
Факты ужасных массовых убийств, которые распространились через мировые средства массовой информации, изменили мировое общественное мнение. Как отмечала пресса «в городе интенсивность боевых действий уменьшается, а европейцы освобождены на прошлой неделе».
При этом кубинским руководством, а также руководством ЧССР и ГДР также были отмечены небывалые беспорядки в городе, учиненные подразделениями повстанцев «вследствие недисциплинированности «Тигров».

Легионеры возвращаются

В штаб-квартире полковника Эрулина считали, что ситуация развивается в целом позитивно. Вечером 21 мая командир 2-го парашютного полка иностранного легиона отметил, что все европейцы покинули Колвези. Вертолеты, ведущие воздушную разведку, подтверждают полученную ранее информацию о разграблении всех европейских поселений в этом регионе.
По его мнению, что касается врагов, напавших на Колвези, то необходима зачистка населенного пункта Маники, иначе повстанцы прочно обоснуются там. По полученной информации, вокруг Колвези, в радиусе десяти километров, сконцентрированы значительные силы повстанцев.
Осознавая эту угрозу, полковник Эрулин принял решение оставить полк в Колвези до 27 мая. В этот период он организовал серию рейдов по населенным пунктам Луилу, Камото и Капата для того, чтобы расширить периметр безопасности агломерации Колвези. Вечером 28 мая, возвратив через границу пленных «Тигров Катанги», 2-й парашютный полк иностранного легиона блестяще завершил свою миссию.
7 и 8 июня полк прошел по городу Кальви, где находятся его казармы. А спустя некоторое время президент Жискар д’Эстен воздал ему почести во время парада в Бастии.

Спецоперации: ДЕСАНТ НА КОЛВЕЗИ

Итоги

Бельгийские пара-коммандо, которым первоначально было приказано оставаться в Колвези в течение 72 часов, оставались здесь более месяца наряду с марокканскими войсками для обеспечения населения продуктами питания и поддержания порядка. Полк обеспечивал безопасность дороги Лубумбаши – Колвези протяженностью 300 километров и до прибытия межафриканских сил оставался в этом городе, который стал их временной базой.
В результате операции парашютистами 2-го полка иностранного легиона было убито 250 повстанцев и 160 взято в плен, уничтожено два бронетранспортера и несколько автомобилей, захвачено около 1000 единиц стрелкового оружия, 4 артиллерийских орудия, 15 минометов, 21 гранатомет, 10 крупнокалиберных станковых пулеметов и 38 ручных пулеметов.
2-й парашютный полк французского иностранного легиона потерял в этой операции пять человек убитыми и еще пятнадцать человек получили ранения.
Кроме того, погибли один бельгийский парашютист и восемь марокканцев. 311-й батальон заирских парашютистов, оказавший сопротивление повстанцам на этапе вторжения, потерял 14 человек убитыми и восемь ранеными.
Также в ходе всей операции погибли 700 африканских гражданских лиц и 170 европейцев. Было эвакуировано в Европу более 2000 граждан разных европейских стран.
Режим «пожизненного президента» Мобуту укрепил свои позиции, а размеры франко-заирского военного сотрудничества были увеличены.
Французские промышленные группы значительно увеличили свою долю рынка в Заире без какого-либо заметного улучшения качества жизни населения.
Тем не менее, с военной точки зрения, операция, получившая у французов название «Bonite» («Леопард»), стала примером эффективных действий десантников, успех которых основывался на внезапности выброски парашютного десанта, стремительности выполнения поставленной задачи, грамотно организованной разведке и эффективном тыловом обеспечении операции.

Сергей КОЗЛОВ
Фото из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum