TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Август 2010 года
     
Гостиная: Сергей БАДЮК: «Победить для спецназа – лишь ползадачи. Нужно победить и уцелеть»
 
 

Прав был мудрец, заметивший, что талант – это прежде всего вера в себя, в свои силы. У Сергея Бадюка и талантов, и сил на пятерых хватит. Даже трудно представить себе, что этот интеллектуал, увлекающийся философией, историей, культурой и педагогикой, – мастер спорта СССР по рукопашному бою, тэквондо, гиревому спорту, жиму лежа и мастер боевых искусств России. А еще он телеведущий и киноактер, которого знает вся страна. И не только наша. Разве мог о таком мечтать двадцать лет назад рядовой боец спецназа ГРУ ГШ?
С этого, по сути, риторического вопроса и началась наша беседа с Сергеем Бадюком.

Гостиная: Сергей БАДЮК: «Победить для спецназа – лишь ползадачи. Нужно победить и уцелеть»

Уязвимый спецназовец – не боец

– На то они и мечты, чтобы быть нескромными, иначе ничего в жизни не добьешься. И цели перед собой нужно ставить – по максимуму. Вот я, например, с подростковых лет очень хотел служить в ВДВ, просто грезил десантом – в ту пору как раз вышли на экраны отличные советские боевики о «голубых беретах». Всю плешь проел военкому, уговаривая направить меня в воздушную гвардию. Почти уговорил – определили меня в спецназ ГРУ: форму мы носили десантную, а вот задачи выполняли иные.
Впрочем, тогда, на сборном пункте, я и понятия не имел, какой билет вытянул. Понимание пришло позднее, когда попал в 8-ю отдельную бригаду специального назначения ГРУ ГШ. Я уже и тогда был довольно крепким парнем – занимался гиревым спортом, карате, но на первых порах выматывался здорово, потому что никакая сила не заменит выносливости. А выносливость была приоритетом. Гоняли нас, как говорится, от КПП и до отбоя – куда больше, нежели учили рукопашному бою. Думаю, мне просто повезло, что офицеры у нас были настоящими фанатами «рукопашки» – Фролов, Мороз, Хавов, Чаповой, Антонюк… Последний, к слову, – призер первенств ВДВ по рукопашному бою. Многие Афганистан прошли. Но в основном мы занимались бегом и силовыми упражнениями, а тут без хорошей базовой подготовки не то что не обойдешься – не выживешь. Хорошо хоть случайных ребят в спецназ не брали – почти все были разрядниками или кандидатами в мастера спорта.

– В кинематографе и современной литературе спецназовцев ГРУ зачастую изображают этакими универсальными солдатами, владеющими любыми видами оружия, а при необходимости – убивающими противника голыми руками…
– Скажем так: нас этому учили всесторонне подготовленные педагоги. И учили довольно хорошо. Настолько, что эти навыки теперь у нас в крови. Мне не так давно представился случай убедиться в том, что и сегодня я стреляю не хуже, чем тогда. Мы с коллегами помогали бойцам спецподразделения УИН «Сармат» готовиться к командировке в Чечню. Они и пригласили меня в тир пострелять, вручили пулемет ПК… Тут-то я и понял: руки сами знают, что делать. Стрелял стоя – силенок хватает. Словом, когда пулеметная лента «соточка» иссякла – от мишеней остались одни воспоминания.
А как-то с друзьями встречали Новый год в лесу. Морозец был нешуточный, да еще и с ветерком. В программе праздника, как водится, значился шашлык. Время идет – пора бы и к столу, а ребята мучаются – не могут костер развести. Надоела мне эта канитель, я и предложил на спор, что разведу костер с одной спички. Поспорили. Деваться некуда: назвался груздем – полезай в кузов. Взял нож, пошаманил чуток, подготовил все и, пожалуйста, – огонь запылал. Я это к тому, что учили нас не только убивать, но и выживать, выбираться из любых переделок и, казалось бы, безвыходных ситуаций. Потому что просто победить для спецназа – лишь ползадачи. Нужно победить и уцелеть!

– Кстати, об учебе. А почему вы остановили свой выбор на Высшей школе КГБ?
– Точнее сказать – Высшая школа КГБ остановила свой выбор на мне. Предыстория такова. Ежегодно у нас проводились соревнования на звание лучшего разведчика: собирали бойцов из спецподразделений округа и проверяли их умения по комплексу «Одиночная подготовка разведчика». Победителем, к моей огромной радости, строгая комиссия определила меня. А радоваться было чему – лидера поощряли краткосрочным отпуском на родину. Минул год, очередные соревнования, и снова я занял верхнюю ступеньку пьедестала почета.
Оказалось, что здесь же, на соревнованиях, находился «купец» – так раньше в кулуарах называли людей, отбирающих кандидатов для своих структур. В данном случае – для Высшей школы КГБ. Вот он-то и заприметил лучшего разведчика округа. Потом меня вызвал к себе «особист» для разговора по душам и уточнения отдельных фактов моей биографии и взглядов на жизнь. А вскоре узнал, что меня хотят отправить в Высшую школу КГБ. Я, признаться, раньше и не слышал о таком учебном заведении. Хотел после армии поступить на юридический факультет Харьковского института, который закончил в свое время мой отец, а затем служить в уголовном розыске. И не сомневался, что мне это удастся, ведь школу я окончил с золотой медалью.
Жизнь внесла свои коррективы в мои планы. И медаль не потребовалась, хотя конкурс был жесткий – 20 человек на место, поскольку все вступительные экзамены я сдал на «отлично».
Не стану лукавить: учиться было трудно. Но интересно! Может быть, поэтому я закончил сначала контрразведывательный факультет, а затем – специальный. Не вдаваясь в подробности, скажу – образование мы получили прекрасное: и профильное, и юридическое, и языковое. Достаточно заметить, что позднее, когда я учился в США, свободно общался с афроамериканцами, изъясняющимися, как известно, на своеобразном сленге, который даже некоторых переводчиков ставит в тупик.

– Вы работали в ФСБ…
– Работал. И это весь рассказ о том периоде моей биографии.

– Но тогда, как во время учебы, вы неоднократно участвовали и зачастую побеждали в первенстве ФСБ по рукопашному бою, хотя, полагаю, у вас были достойные соперники!
– Абсолютно верно. И я горжусь, что мне довелось в 1990–1995 годах быть членом самой сильной сборной за всю историю Высшей школы КГБ: она состояла исключительно из чемпионов страны либо по карате, либо по кикбоксингу, либо по тэквандо. И многими своими победами мы обязаны Виктору Сергеевичу Костебелову, тренеру от Бога, человеку-легенде! О нем никогда не писали журналисты, но именно его школа спасла жизни десяткам спецназовцев и оперативников в невероятно сложных ситуациях. Этому великому мастеру рукопашного боя нужно при жизни памятник поставить, дай Бог ему здоровья и долгие лета!

– Какой из видов боевых искусств вы считаете наиболее эффективным для практической деятельности сотрудников силовых структур?
– Рукопашный бой! В карате, к примеру, есть некоторые ограничения по работе в партере, в боксе успех во многом определяется силой и точностью удара руками, в тэквондо – ногами. А ведь нужно одновременно бить, бороться и, что немаловажно, тактически мыслить – такие возможности предоставляет только рукопашный бой. Вот почему я считаю его незаменимым видом боевых искусств для силовых структур.
К слову, бытует мнение, что каждый спецназовец обязательно должен быть асом рукопашного боя. Я так не думаю: боец спецназа должен не теряться в нештатной ситуации, просчитывая возможные варианты действий на несколько шагов вперед, метко стрелять и быстро передвигаться – бегом, ползком, перекатами – как угодно. Потому что, если он «засветился», спасти его могут не приемы карате, а только ноги или, Бог даст, вертолет. Нужно понимать: для профессиональных спортсменов боевые искусства – образ жизни, а для сотрудника силовой структуры – элемент психофизической подготовки. Элемент, безусловно, важный, но всего лишь один из многих.

– Исходя из этого, вы и строите свою преподавательскую деятельность в Академии ФСБ?
– Я не читаю лекции слушателям и не преподаю им технику рукопашного боя. Моя педагогическая ниша – это мастер-классы, в ходе которых я ставлю тактическое мышление. Можно назвать подобную форму обучения деловой игрой, поскольку каждое занятие – это конкретная, взятая из жизни ситуация. Человеку непосвященному некоторые темы могут показаться, по меньшей мере, странными, а для специалиста это – будни, повседневность. К примеру, возвращение сотрудника домой со службы: мы вместе с аудиторией «проходим» весь маршрут, просчитывая до мелочей, что, где и когда может с нами случиться. Или, допустим, встреча оперативника с агентом в ресторане: как правильнее войти в зал, где присесть, на что обратить особое внимание, какая манера держаться в том или ином случае предпочтительнее, как лучше уходить – да разве все перечислишь! Короче говоря, мы решаем тактические вводные, определяя по гипотетическим признакам степень нависшей над сотрудником угрозы, а после ищем пути выхода из сложившейся ситуации. Естественно, здесь не уйти от таких моментов, как столкновение с вооруженным противником, нейтрализация его с помощью холодного или огнестрельного оружия.
Характерная особенность моих мастер-классов – естественный фон событий: мы никогда не занимаемся в аудиториях, напротив, обстановка максимально приближена к реальной – это улицы, подъезды, железнодорожные платформы, кафе… Причем как днем, так и ночью. Смысл прост: случись сотруднику в дальнейшем оказаться в подобной ситуации, она во многом не станет для него неожиданной, и алгоритм действий ему изобретать не придется. С учетом того, что жизнь богаче любой фантазии, каждый должен быть готов к импровизациям.
Понятно, что тематическое наполнение и другие специфические аспекты мастер-класса определяются профессиональной особенностью аудитории. Если передо мной сотрудники Госнаркоконтроля, я обязательно учитываю, что задержания они проводят, как правило, оперативно, в людных местах, без применения оружия – это уже совершенно другой тактический рисунок. У спецназовца ГРУ – иной стиль: участвуя в зачистке, он вооружен до зубов, как, вероятно, и неприятель, опасность встречи с которым в любую секунду достаточна высока.
Впрочем, есть и базовые требования ко всем «силовикам» без исключения: здоровье, сила, выносливость и обе «ударные» руки – на случай, если противник окажется левшой. Без этого обязательного набора – ты не боец спецназа.

Гостиная: Сергей БАДЮК: «Победить для спецназа – лишь ползадачи. Нужно победить и уцелеть»

– Сергей, а что должно стать профессиональным кредо любого спецназовца?
– Совет такой: если ты спецназовец, сотрудник силовой структуры, будь им всегда – и на службе, и вне ее! Крути головой на 360 градусов, думай, куда идешь, с кем, тщательно анализируй происходящее вокруг. И, конечно же, постоянно поддерживай свою физическую форму. Наше прошлое всегда может настичь нас. Ни одному оперативному сотруднику, ни одному бойцу спецподразделения никто и никогда не даст гарантии, что он не столкнется лицом к лицу с теми людьми, с которыми уже встречался ранее, находясь по разные стороны незримой или реальной линии противостояния. Я уже не говорю об уличных подонках с преступными наклонностями, от рук которых подчас, увы, погибали в мирное время боевые офицеры. Расслабился – значит, стал уязвимым. А уязвимый спецназовец – не боец!

Спорт не любит самонадеянных выскочек

– Сергей, в вашем активе – поистине впечатляющие спортивные достижения. А какими были истоки столь серьезного увлечения спортом?
– Я – деревенский. И единственным доступным спортивным снарядом для меня по первости были гири – с них и начал. Затем арсенал пополнился гантелями, штангами. Не стану кривить душой: высоких патриотических устремлений в юношеском возрасте у меня не было – просто хотелось быть сильным и нравиться девушкам. Потом загорелся овладеть карате. К счастью, в нашей деревне жил один каратист, но, когда я пришел к нему с просьбой стать моим тренером, он просто выставил меня за дверь.
Уместно напомнить, что в СССР этот вид борьбы был запрещен, а уж за обучение карате можно было легко оказаться в местах не столь отдаленных. И тогда мне на выручку пришел отец – сотрудник милиции: каратист не сразу уступил его уговорам, но все-таки уступил. Вот так Юрий Федоришин стал моим первым тренером, а вскоре и настоящим другом.

– Я знаю, что ежедневно вы уделяете утренней и вечерней тренировкам, как минимум, 5–6 часов…
– Кроме воскресенья. А в будни с утра – единоборства: цигун, тайдзицюань и базовая техника карате. Три вечера в неделю провожу в тренажерном зале – работаю с «железом». Кстати, некоторые не понимают, каким образом я совмещаю боевые искусства и «железо»? Меня же, напротив, удивляет, как можно чего-нибудь добиться без гармоничного сочетания этих двух направлений?! Если вы не станете упорно и целенаправленно развивать силу, какой из вас боец? Возьмите Тайсона, к примеру: в лучшие годы он 40 раз отжимал от груди штангу весом в 100 кг! Это феноменальный результат, поверьте: мой личный рекорд с этой же штангой – 24 раза. Недотягиваю до Тайсона, зато есть к чему стремиться!

– Мне довелось побывать на вашей тренировке по тамашивари, когда вы ударом руки, ноги или головы превращали в щепки 5–6 довольно толстых досок. Наверно, это уже ближе к шоу, нежели к занятиям спортом?
– Это, прежде всего, карате – «искусство одного удара». Но удар удару рознь. Есть публично-развлекательный вариант, и в этом шоу – множество своеобразных нюансов, фокусов и хитростей. Но существует и так называемое «тестовое» – боевое разбивание, которое используется для определения степени эффективности и, естественно, опасности твоей техники. Однако и в том, и в другом случае дилетантская самодеятельность чревата серьезными последствиями – сломанными руками, ногами, ребрами, разбитыми головами. Спорт не любит самонадеянных выскочек и жестко наказывает тех, кто игнорирует два обязательных условия успеха – хороший тренер и ежедневные тренировки. Именно два, ибо одно без другого желаемого результата не даст.

– В свое время вы провели в Москве цикл семинаров, посвященных методикам уличного боя, которые сами же и разрабатывали. Какую цель преследовали, реализуя этот проект?
– Подобный вопрос в ту пору мне задавали довольно часто. И понятно, почему: людям казалось, что я провоцирую драки на улице, пытаясь, смешно сказать, поднять их профессиональный уровень. Да, тематика этих семинаров затрагивала, в первую очередь, различные аспекты применения техники боевых искусств в реальной, а не в спортивной схватке. Ведь одно дело отрабатывать удары или проводить учебные спарринги в зале и совсем другое – уличный рукопашный бой. Но участвовали в мастер-классах настоящие профи, а не столичные хулиганы. И речь вели о главном – о психологической подготовке, без которой в настоящей схватке даже подлинное умение, как и патрон, может оказаться холостым.
А в примитивной уличной драке обычно побеждает тот, кому удается ее предотвратить. Я именно так и поступаю, если дорогу мне преграждают парни, у которых кулаки чешутся – с улыбкой говорю, что они сильнее, разворачиваюсь и ухожу. Могу даже диск свой подарить с автографом «Победителю!». Как правило, срабатывает.

– А если не сработало?
– Помните, у Булгакова в «Мастере и Маргарите»: «Кирпич ни с того ни с сего никому и никогда на голову не свалится»? Так вот, я считаю, что большинство конфликтных ситуаций мы провоцируем сами. Порой – фактом своего присутствия, порой – элементарной беспечностью. Если, к примеру, парень решил отдохнуть со своей красавицей девушкой в сомнительном ночном клубе, где уже гуляет изрядно подвыпившая компания – он нарывается на проблемы. И подругу свою подставляет. Наше общество далеко не идеально, поэтому риски всегда нужно минимизировать.

– Немного странно слышать это от человека, для которого и полдюжины противников – дополнительная возможность размяться перед вечерней тренировкой.
– А по-моему, наоборот: коли уж так думаю я, остальным и подавно следует придерживаться подобной позиции. Впрочем, я не считаю себя великим спортсменом или тренером – ни одного чемпиона пока не подготовил. Но раз уж мы говорим о спорте, могу дать совет: если вы хотите добиться многого, ни в коем случае не варитесь в собственном соку, а тренируйтесь под началом профессионалов! Нашел я Владимира Кравцова, абсолютного рекордсмена России и Европы в жиме штанги лежа без экипировки, и Дмитрия Касатова, чемпиона России и победителя Кубка России по жиму лежа, рекордсмена Европы, и в итоге сам выдал на-гора достойный результат! Хочу большего в карате – тренируюсь у мастера спорта по самбо и дзюдо Дмитрия Юрьевича Котвицкого, основателя, бессменного председателя и главного тренера спортивной школы «Кайман», а также сборной Москвы по кумитэ и отделения кекусинкай спортшколы «Самбо-70». Занимайтесь у лучших, упорно двигаясь к намеченной цели. И всегда смотрите на человека, который взялся вас учить. Если он сам не в состоянии сделать то, что рекомендует, вряд ли стоит прислушиваться к советам такого «теоретика».

Ничто человеческое…

– Как при такой занятости и хроническом дефиците времени складывается ваша кино- и телекарьера?
– Давайте трезво оценивать ситуацию – об актерской карьере говорить пока рано. Да, я снялся в шести фильмах и продолжаю сниматься… «Антикиллер 3», «Две дамы в Амстердаме», «Забава», «Мустанг» и другие… Сейчас снимаюсь в сериале для НТВ, сделал цикл передач для канала «Боец». А началось все с того, что меня пригласили в качестве консультанта – постановщика сцен драк в «Антикиллере 2». Недаром говорится: лиха беда – начало: получил второе предложение, третье… Наконец, предложили роль. С тех пор снимаюсь и одновременно учусь в театре-студии известного режиссера Виталия Чижова.

– Как правило, вы играете сильных людей, что вполне естественно, нередко попадающих в экстремальные ситуации. И к услугам каскадеров, во всяком случае, поначалу не прибегали…
– За что успел поплатиться на съемках «Антикиллера». Причем, «погорел» на самом элементарном трюке. Всего-то и требовалось – разбить ногой стекло. А оно оказалось на редкость прочным, совсем не киношным. Итог? Стекло вдребезги, рассечение артерии и вены, кровь фонтаном, скорая помощь и непростая операция! На собственном опыте понял – либо ты концентрируешься на игре, либо на выполнении трюка…

– И как удается все совмещать? Наверняка нередко опаздываете то на тренировку, то на съемки…
– Никогда. А успевает везде тот, кто никуда не торопится. Главное – четкое планирование и самодисциплина.

– Вы любитель оружия…
– Я профессионал.

– Поправка принимается. И, насколько я знаю, даже коллекционируете его…
– Не столь азартно, как раньше. Предмет моей гордости в коллекции – меч японского генерала Танаки, известного военного деятеля времен Второй мировой войны. После капитуляции Квантунской армии меч полвека пылился в библиотеке одного советского маршала. Как только мне представилась возможность, я тут же приобрел его за вполне разумную цену. Интересно, что относительно недавно в Японии нашлись люди, уверяющие, что это их фамильная ценность. Они обратились ко мне с просьбой уступить им реликвию. Я отказался, поскольку именно меч Танаки – своеобразный символ нашей победы над Японией в 1945-м! Значит, это больше, чем меч…

Гостиная: Сергей БАДЮК: «Победить для спецназа – лишь ползадачи. Нужно победить и уцелеть»

– Не роскошь ли при вашей нагрузке иметь еще и хобби?
– Мое настоящее хобби – книги. И это не роскошь, а насущная потребность. Хотя чаще всего свободное время провожу с детьми.

– А прессу читаете?
– Наверно, не принято хвалить издание, журналист которого берет у тебя интервью: это выглядит как заранее отрепетированная сцена. Но ведь и лгать читателям тоже не принято. Поэтому признаюсь: кроме спортивной периодики, чуть ли не с первого номера читаю «Братишку», черпая из журнала не только интересную, но и полезную информацию. Думаю, ваше издание – это как раз то, что нужно людям служивым и тем, кто в запасе остался солдатом. А я – остался!

Беседовал Константин Лазарев
Фото автора и из архива Сергея Бадюка

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum