TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Март 2011 года
     
Арсенал: Горная артиллерия: восхождение
 
 

От осознания необходимости реформ и до реализации замысла, как водится у нас испокон веков, расстояние немалое: долго запрягаем и, к сожалению, вопреки известной поговорке, далеко не всегда быстро скачем…

Кавказские войны — это отдельная страница отечественной истории. И именно им во многом обязана своим развитием русская военная мысль, в том числе и мысль инженерная.
В 1816 году российские воинские части, дислоцированные на Кавказе, были сведены в отдельный Кавказский корпус, который возглавил генерал А. П. Ермолов. Немногим позднее новому формированию был придан прибывший из Франции оккупационный корпус графа М. С. Воронцова, и в 1818 году Ермолов перешел в наступление на «разбойничьи горные племена». Это сейчас в угоду политическим амбициям руководства тот военный поход в Тбилиси называют русской агрессией, однако архивы хранят сотни просьб грузинских царей и князей защитить их от набегов горцев, к слову, прекрасно вооруженных, благодаря стараниям Англии и Франции. Они могли безнаказанно вести из заморских винтовок прицельный огонь по русской пехоте с расстояния в 400 и более шагов, в то время как гладкоствольные ружья ермоловских стрелков на такой дистанции были неэффективны. И главнокомандующий понимал: переломить ситуацию могла только артиллерия.
В 1820 году в ходе боевых действий в Имеретии удалось отбить у горцев английскую горную пушку на железном лафете, который был легче аналогичного деревянного и перевозился парой лошадей. Генерал Ермолов отправил трофей в Петербург, в Артиллерийский департамент, и попросил изготовить точно такие же для испытаний на Кавказе. Сказано — сделано. Хотя и не сразу: только в 1827 году с Луганского завода в Тифлис доставили два лафета, вес каждого с колесами достигал 213 кг. Они не только не уступали английским аналогам по ряду показателей, но и, напротив, превосходили их по высоте линии огня, конфигурации станин и ширине хода. Одна беда — тяжеловаты были для предельно допустимого вьючного веса и не разбирались в отличие от британских. А вот с мортирами Кегорна подобных проблем не было: по два орудия вьючили на одну лошадь, и еще 6 лошадей везли вьючные зарядные ящики (120 гранат).

Арсенал: Горная артиллерия: восхождение
8-фн мортирка Кегорна. Первые такие мортиры были изготовлены в Голландии во второй половине XVIII века, последние – в 1915 г. в Петрограде

Наконец, в 1830 году по представлению генерал-фельдмаршала И. Ф. Паскевича последовало высочайшее повеление о формировании горной артиллерии при Кавказском корпусе, что и было исполнено… спустя еще три года. К тому времени две артиллерийские бригады имели на вооружении 34 гаубицы-единорога и столько же кегорновых мортир.
Первыми специально созданными орудиями для горной войны стали 10-фунтовый медный единорог и 20-фунтовая мортира, которые успешно прошли испытания и в Санкт-Петербурге на Волковом поле, и на Кавказе, и в 1838 году были приняты на вооружение горной артиллерии. Однако вскоре не прижившуюся в войсках 20-фунтовую мортиру заменили более легкой, 10-фунтовой.
К 1848 году на Кавказе действовало 6 горных батарей, имевших в своем составе по 10 единорогов и 4 мортиры. Каждое орудие обслуживал расчет из 6 человек. Стрельба из единорога велась сферической гранатой с максимальной дальностью 1580 м или картечью на дистанцию до 300 м. Эта же граната использовалась и при ведении огня из мортиры, но поскольку дальность стрельбы в этом случае не превышала 400 м, ее исключили из боевых порядков горной артиллерии, передав в крепости. На смену ей в войска поступила мощная 1-пудовая стальная горная мортира, спроектированная прапорщиком князем Гагариным: семь таких орудий калибра 195 мм приняли участие в кавказской кампании, но после перехода русской артиллерии на нарезные орудия их сняли с производства.
В феврале 1861 года Главное артиллерийское управление (ГАУ) утвердило проект 4-фунтовой (87-мм ) горной нарезной пушки, которая вела огонь чугунными снарядами с цинковыми выступами и устанавливалась на деревянные лафеты от горных единорогов или на специально сконструированные железные лафеты системы Андреева. Пушки прошли проверку на Кавказе и под Вильно — в боях с польскими повстанцами, однако устарели раньше, чем закончились испытания.
В 1864–1865 годах в русской армии появились первые нарезные казнозарядные орудия, а в 1867 году на вооружение поступила 3-фунтовая горная пушка, в боекомплект которой входили гранаты, шрапнель и картечь с максимальной дальностью стрельбы соответственно — 1494 м, 1357 м и 320 м. Старый деревянный лафет от 10-фунтового единорога, на который она первоначально устанавливалась, оказался функционально непригодным, и через четыре года его заменили железным, специально спроектированным полковником Фишером. Правда, изменения не коснулись оглобельного передка, поэтому и способы возки остались прежними: две лошади в поводе — в запряженном положении и три — в навьюченном.

Арсенал: Горная артиллерия: восхождение
3-фн медная горная пушка обр. 1867 г.

В 1876 году решено было приступить к формированию в Туркестанском военном округе 1-й конно-горной батареи в 8-орудийном составе. Главное отличие этой новой боевой единицы заключалось в том, что весь расчет передвигался исключительно верхом, что (особенно после появления колесных передков и зарядных повозок) значительно повысило мобильность подразделений. В горах конно-горная батарея проходила по перевалам на вьюках, а в долинах могла нестись галопом, для чего в орудия впрягались не две, а четыре лошади.
На правах золушки
В 1877 году, с началом русско-турецкой войны, стало ясно, сколь недальновидно малое внимание уделяло русское Военное министерство развитию и совершенствованию горной артиллерии и снабжению батарей. Предельно корректно об этом сказано в «Истории отечественной артиллерии»: «Для обеспечения боевых действий войск на Балканах необходимо было значительное количество горной артиллерии, которой в армии было совершенно недостаточно».
Русские войска несли огромные и совершенно неоправданные потери из-за отсутствия артиллерийской поддержки в горах. При транспортировке 4- и 9-фунтовых полевых орудий через перевалы десятки их были выведены из строя. Очевидец писал: «Вследствие большой крутизны подъема и гололедицы лошади, тащившие орудия и зарядные ящики, спотыкались и падали, останавливая и увлекая за собой все остальные упряжки. Поэтому они были выпряжены, и транспортировка артиллерийских батарей была возложена на прислугу батарей и пехотные подразделения.
Половина пехотной роты отдавала винтовки другой половине и шла тащить пушки. Для буксировки 4-фунтовой полевой пушки требовалась полурота, другая полурота тащила зарядный ящик, причем снаряды и заряды из ящика были вынуты, и их тащила еще одна полурота. Каждые полчаса происходила замена — полурота «бурлаков» шла меняться с полуротой, несшей по две винтовки.
Кое-где орудия везли на импровизированных санях. На очень крутых склонах орудия и зарядные ящики спускали на канатах, навивая их на деревья и постепенно опуская. За сутки колонна проходила 4–5 км, причем на сон и отдых солдатам отводилось не более 4 часов».

Зато батарея из четырех 3-фунтовых горных пушек продемонстрировала чудеса стойкости и отменную выучку при обороне Шипкинского перевала, в очередной раз доказав очевидное: в горах успех баталии решали не тяжелые полевые орудия с прекрасной баллистикой, а легкие переносные системы. К примеру, там же, на Шипке, наибольший урон русским солдатам нанесли не новейшие крупповские пушки, а 14-орудийная мортирная батарея, расположенная в 800 м от наших позиций и имевшая на вооружении гладкоствольные медные 2 и 5-пудовые мортиры «времен очаковских и покоренья Крыма».
На те же грабли наступило российское военное командование и на Кавказском фронте. К началу боевых действий войска имели 416 полевых и всего сорок горных пушек. Как закономерный результат: полная растерянность и низкая боеспособность частей в горах.
Следует заметить, что в это время горная артиллерия в России, в отличие от многих других стран, в том числе и Турции, находилась в незавидном положении Золушки. Генералы в своих отчетах и докладах, а позднее — историки в документальных очерках описывали преимущественно решающие баталии, проходившие, как правило, на равнинной местности, где главную роль играла полевая и тяжелая артиллерия. А боевые действия в горах, к сожалению, считались промежуточными, несущественными, недостойными серьезного исследования с далеко идущими выводами, которые могли бы лечь в основу коренных реформ.
В 1877 году в русской артиллерии появился новый, с улучшенными баллистическими характеристиками тип орудий, устройство канала ствола которых позволяло стрелять снарядами современного образца с медными поясками (фактически и сегодня наши нарезные орудия имеют канал образца 1877 года с небольшими изменениями). Но то, что хорошо для поля, неприемлемо в горах, поэтому в горных пушках в жертву хорошей баллистике вынужденно принесли калибр орудий, который уменьшился до 2,5 дюйма. В противном случае вьючный вес пушки стал бы неподъемным для лошади. К слову, некоторые конструкторы предложили оригинальное решение проблемы: изготовить для горной артиллерии разборные стволы, но ГАУ не решилось на подобное новшество.
Годом позднее успешно прошла испытания действительно замечательная 2,5-дюймовая горная пушка системы купца В. С. Барановского, в которой впервые применялись унитарное заряжание и поршневой, а не привычный клиновой затвор. Это был серьезный прорыв русской инженерной мысли, но прежде чем этими орудиями полностью оснастили горные батареи, неожиданно пришел ничем не мотивированный приказ отправить их на склады. Возможно, к принятию такого решения консервативный генералитет ГАУ подтолкнула внезапная смерть изобретателя, который погиб на испытательном полигоне от разрыва некондиционного патрона, но факт остается фактом: пришедшая в войска на замену горная пушка с картузным заряжанием и клиновым затвором была явным шагом назад.
Уместно вспомнить, что именно 2,5-дюймовая десантная пушка Барановского, весьма мало отличавшаяся от горной, поступила на вооружение всех кораблей русского флота от канонерских лодок до броненосцев, и почти четверть века исправно служила российским морякам, не подводя их в трудную минуту.
Во славу русского оружия
История изобилует исключительными примерами подлинного мужества российских горных артиллеристов, которые во славу русского оружия преодолевали такие перевалы, где даже опытные альпинисты ощущали себя робкими новичками. Взять, к примеру, Туркестанскую конно-горную батарею. В 1878 году с восемью 3-фунтовыми пушками она прошла через перевал Талдых (высота 3536 м над уровнем моря), в 1879 году — через перевал Кара-Казык (высота 4389 м), а в 1892 году в составе специального Памирского отряда с шестью 2,5-дюймовыми орудиями покорила перевал Ак-Байтал (4593 м).
В ходе русско-японской войны 1904–1905 годов обе стороны интенсивно применяли горную артиллерию, чему благоприятствовал рельеф местности. Тогда наши батареи впервые апробировали в боевых условиях 3-дюймовую пушку образца 1904 года, выпускаемую Обуховским заводом. Как и орудие Барановского, она отличалась от своих предшественниц унитарным заряжанием и поршневым затвором и была первой отечественной горной пушкой с механизмом горизонтального наведения, у которой ствол к тому же откатывался по оси. Противооткатные устройства (гидравлический тормоз отката и пружинный накатник) располагались над и под стволом. Позже эту схему с успехом использовали в знаменитых пушках ЗИС-2 и ЗИС-3.
Единственным, но существенным недостатком орудия была сравнительно малая дальность стрельбы, но большего при весе ствола в 100 кг достичь не могли. Поэтому в 1908 году была испытана, а годом позже принята на вооружение (как оказалось, на 30 лет!) 3-дюймовая пушка, у которой ствол ввинчивался в кожух с помощью скрепляющего кольца и муфты. Лафет имел коленчатую боевую ось, которая допускала два положения для стрельбы под разными углами возвышения. И еще одно немаловажное обстоятельство: впервые создали отечественную горную пушку со щитом.

Арсенал: Горная артиллерия: восхождение
76-мм горная пушка обр. 1904 г. со щитом

Впоследствии конструктивные особенности ствола этой пушки легли в основу многих орудий калибра 76-мм : противоштурмовой пушки образца 1910 года, короткой пушки образца 1913 года, полевой пушки образца 1927 года, танковой пушки образца 1927/1932 годов и других.
К августу 1914 года в русской армии было 45 горных и 12 конно-горных батарей, вооруженных без малого 450 орудиями. Еще более 900 горных пушек было выпущено и 100 горных пушек системы Арисака закуплено у японцев до Октябрьской революции.
В 1939 году на вооружение поступила 76-мм горная пушка образца 1938 года конструкции Л. И. Горлицкого. Ее основными преимуществами были большая дальность стрельбы и возможность ведения навесного огня, что позволило применить раздельно-гильзовое заряжание. Тогда же начались полигонные испытания другого детища Горлицкого — 107-мм горной гаубицы, но запуску ее в серийное производство помешала Великая Отечественная война, к началу которой на вооружении Красной Армии находилось более 1720 76-мм горных пушек, причем треть из них — образца 1909 года.

Арсенал: Горная артиллерия: восхождение
76-мм горная пушка обр. 1909 г. с передком

76-мм горную пушку М-99, спроектированную в конструкторском бюро Пермского завода им. Молотова под руководством Цырульникова, приняли на вооружение в 1958 году. От горной пушки образца 1939 года она принципиально отличалась горизонтальным клиновым полуавтоматическим затвором и лафетом. Увеличился и угол горизонтального наведения, что было крайне важно для борьбы с бронеобъектами противника. А введение торсионного подрессоривания позволило перевозить орудие по хорошим дорогам со скоростью до 60 км/час.

Арсенал: Горная артиллерия: восхождение
76-мм горная пушка обр. 1938 г.

В 1953 году началось проектирование 100-мм горной гаубицы М-39 с осколочно-фугасными и кумулятивными снарядами, предназначенной для передвижения как на конной, так и на механической тяге. Однако спустя два года проект заморозили. По мнению специалистов, это было связано не с какими-то конструктивными недостатками орудия, а с табу, которое наложил на работу по созданию новых артиллерийских систем Н. С. Хрущев.
Прошло без малого полвека. Разумеется, этот период нельзя назвать застойным в непростой биографии горной артиллерии, которая и сегодня играет важную роль в локальных конфликтах. Но это уже другая история…

Александр ШИРОКОРАД
Иллюстрации из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Мертвых солдат той армии, которая выиграла войну, называют героями.

Вернер Мич

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum