TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Апрель 2011 года
     
Спецназовцу на заметку: ГОРЫ. ВНЕЗАПНАЯ АТАКА
 
  Спецназовцу на заметку: ГОРЫ. ВНЕЗАПНАЯ АТАКА

Гигантский боевой опыт, наработанный Советскими Вооруженными силами в ходе Великой Отечественной войны, послужил основой для коренного усовершенствования подготовки пехоты, в том числе и для горнострелковых войск. Высокая маневренность войск, непрерывно увеличивающаяся глубина современной обороны, развитие и усиление службы охранения и приемов маскировки на поле боя — все это предъявляло повышенные требования к горнострелковым войскам.
Внезапность, неожиданное нападение на врага всегда считались обязательным условием успеха. Правильность этого положения была подтверждена и всем опытом Великой Отечественной войны. Этот опыт учит, что внезапные действия чаще удавались тем частям и подразделениям Красной Армии, которые выделялись отличной боевой выучкой, во главе которых стояли инициативные офицеры. Они воевали, сообразуясь с обстановкой, с учетом слабых и сильных сторон противника, применяли неожиданные для врага тактические приемы, били его не числом, а умением. Поэтому для передачи боевого опыта уже летом 1945 года на совещании в Главном управлении боевой подготовки (ГУБП) сухопутных войск Красной Армии состоялось детальное обсуждение всех вопросов подготовки горнострелковых войск.
С сообщениями выступил ряд офицеров горнострелковых войск, в том числе гвардии полковник П. Григоренко. Его выступление запомнилось многим. Офицер рассказал об операции, проведенной в самом конце войны.

Местность и группировка сторон

В первой половине февраля 1945 года при подготовке к Моравско-Остравской наступательной операции 17-й гвардейский стрелковый корпус под командованием генерал-лейтенанта А. Бондарева своим правым флангом сменил соседние воинские части. Местность, где произошла смена частей, представляла особо труднопроходимые лесистые и скалистые горы. Лишь в центре участка, в районе верховья рек Чарны Дунаец и Орава, имелась большая низина размером примерно 30 на 15 километров. В ней сходилось несколько дорог, вследствие чего она приобретала важное тактическое значение для обеих сторон: тот, кто владел этими дорогами, неизбежно раскалывал противостоящую группировку войск на две изолированные одна от другой части.
Оборона противника, занимавшего низину, была сплошной и сравнительно плотной. Его резервы равномерно распределялись по основным узлам коммуникаций.
Учитывая свойства местности, ее малую проходимость, командир 17-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-лейтенант А. Бондарев расположил в низине, напротив немецкой обороны, небольшое прикрытие. Главные же силы корпуса он сосредоточил северо-западнее реки Чарны Дунаец, где войска готовились к предстоящим боям.

Наступление 17-го гвардейского стрелкового корпуса 7–11 марта 1945 года

На рассвете 23 февраля противник предпринял наступление на деревню Витанова. Атака, по-видимому, рассчитанная на внезапность, началась без артиллерийской подготовки. Деревню Витанову, которую удерживало лишь небольшое подразделение, пришлось оставить. В дальнейшем, понеся значительные потери от огня пулеметов, расположенных на замаскированных позициях восточнее Витановы, немцы прекратили продвижение. У генерала Бондарева к этому времени созрело решение нанести удар по врагу в направлении Бобров с задачей привлечь сюда как можно больше сил противника и тем самым содействовать нашим войскам, готовившим наступление на соседнем участке.
Атака немцев на Витанову была использована в качестве повода для ложной перегруппировки 17-го гвардейского стрелкового корпуса. Его командир, якобы обеспокоенный этой атакой, в течение дня 23 февраля демонстративно перебрасывал свои резервы из района северо-западнее Чарны Дунаец в район Хохолув, Гладовка. Демонстративная перегруппировка выполнялась одним стрелковым полком стрелковой дивизии, усиленным артиллерийским дивизионом. Тот же полк в дальнейшем демонстрировал подготовку контрудара из района Гладовка в направлении Витанова — Трстэна. Одновременно были приняты меры к тому, чтобы скрыть действительные районы расположения наших войск и начавшуюся подготовку наступления основных сил 17-го гвардейского стрелкового корпуса на бобровском направлении. Все дороги и населенные пункты усиленно охранялись. Передвижения воинских частей, подразделений и транспорта в районе сосредоточения производились только ночью. Движение днем разрешалось по дороге Чарны Дунаец — Хохолув и в районе Хохолув — Гладовка. Для ведения офицерской разведки на бобровском направлении разрешался выход только небольших рекогносцировочных групп. Они выдвигались на специально подготовленные наблюдательные пункты, которые имели скрытые пути подхода и сами были хорошо замаскированы.
Артиллерия производила пристрелку на протяжении нескольких суток, причем на трстэнском направлении, с целью привлечь туда внимание противника, артиллеристы действовали активнее, чем на направлении намечаемого главного удара.
План доведения задач до исполнителей был составлен так, что командиры взводов получили их за несколько часов до начала наступления. Остальному личному составу боевая задача ставилась в районе исходного положения для наступления непосредственно перед выдвижением на рубеж атаки. Боевые задачи доводились до исполнителей устно, а усвоение их проверялось на карте, ящике с песком и с наблюдательных пунктов. Всякие разговоры о предстоящем наступлении категорически запрещались.
Выход частей в исходное положение для наступления был проведен ночью за сутки до начала атаки, небольшими группами, по нескольким предварительно разведанным дорогам и тропам; при этом личному составу не сообщалось о том, куда и с какой целью переходят подразделения.
Сигнал для атаки не устанавливался; атака должна была начаться в обусловленное время, для чего все офицеры сверили свои часы с часами старшего начальника. Штабы подсчитали время, которое требовалось каждому подразделению для выдвижения на рубеж атаки. Соответственно этому намечалось и время выступления каждого из них.
Для скрытого выхода подразделений на рубеж атаки весь личный состав был одет в белые маскировочные костюмы, а оружие обернуто бинтами. Запрещалось производить какой бы то ни было шум во время движения. Офицерам разрешалось подавать команду для открытия огня только после начала общей атаки. Если же немцы первыми начинали обстрел при выдвижении наших войск на рубеж атаки, сразу отвечать врагу огнем не разрешалось. В этих условиях подразделение должно было залечь и установить, вызван ли огонь противника тем, что тот обнаружил наших бойцов, или же это обычный прочесывающий огонь. В первом случае, т. е. когда враг обнаруживал подразделение, предусматривалось возобновлять движение лишь после прекращения противником огня; во втором случае рекомендовалось продолжать сближение ползком по одному, скрытно. Открытие массового огня нашей пехотой являлось сигналом для мощного пятиминутного огневого налета всей артиллерии и минометов по второй вражеской траншее как на участке главного удара (бобровское направление), так и в направлении Витанова.
Проведение всех этих мероприятий сказалось на результатах действий 17-го гвардейского стрелкового корпуса. 25 февраля, оставив в Витанове боевое охранение, противник отошел на прежний рубеж, более удобный для обороны. Наши части воспользовались этим и снова захватили селение. Немцы, видимо, предполагая, что тут готовится наступление основных сил советских войск, в ночь на 27 февраля уплотнили на этом направлении свои боевые порядки путем ввода свежих подразделений в первую линию обороны.
Обманные действия, предпринятые генералом Бондаревым, вынудили врага произвести перегруппировку своих сил и на бобровском участке.
Утором 6 марта обнаружилось, что на бобровском направлении противник произвел смену частей. Находившаяся здесь кадровая 3-я горно-стрелковая дивизия немцев была снята с переднего края обороны и заменена другими частями, менее боеспособными. Эти данные окончательно определили срок нашего наступления.
Ночь на 7 марта выдалась исключительно ненастной. Во второй половине дня небо затянуло густыми тучами, а около 4 часов утра началась метель. Все наши подразделения, не замеченные противником, к 6 часам 30 минутам вышли на рубеж атаки (50–80 метров от первой траншеи немцев), а один из батальонов (под командованием майора Зайцева), удачно использовав незанятый немцами промежуток в первой линии траншей, бесшумно преодолел полосу заграждений и накопился для атаки перед второй траншеей.
В 7 часов советская пехота атаковала врага и после короткой рукопашной схватки полностью уничтожила немцев в первой траншее. При этом полк подполковника Завальнюка, воспользовавшись успехом батальона майора Зайцева, прорвавшего к этому времени вторую линию обороны немцев, стремительным броском вышел в тыл врага и оседлал дорогу в районе высоты 650. Закрепив за собой высоту и обеспечив занятие ее нашей артиллерией, полк продолжал продвижение вдоль дороги на Бобров. Наступление на других участках (главным образом из-за трудности передвижения по горам, покрытым глубоким снегом) развивалось значительно медленнее. Но успешные действия полка Завальнюка позволили остальным частям довершить прорыв обороны. К исходу дня войска вышли на ближайшие подступы к населенным пунктам Зуброглава, Бобров, Гамри. Последующие дни (с 8 по 11 марта) прошли в борьбе с непрерывными контратаками превосходящих сил противника.
Во время этих боев разведчикам удалось установить, что против 10 стрелковых батальонов нашей стрелковой дивизии немцы были вынуждены бросить 3 пехотные дивизии (до 18 пехотных батальонов) при поддержке 15–20 танков и самоходных орудий. Эта группа вражеских войск готовилась начать наступление из района Бобров в направлении Яблонка, Чарны Дунаец в тыл главным силам 17-го гвардейского стрелкового корпуса, которые, по представлению немцев, должны были находиться в районе Хохолув, Гладовка. Кроме того, немцы привлекли до 4 пехотных батальонов с соседних участков, не атакованных частями 17-го корпуса.
Таким образом, имея почти тройное превосходство в пехоте (немецкие батальоны были значительно больше наших), некоторое превосходство в артиллерии, располагая танками и самоходными установками, противник потерпел поражение в оборонительном бою.
Наши же части, несмотря на некоторые потери, полностью сохранили свою боеспособность. Однако наступление на прежнем направлении при отсутствии у нас превосходства в силах и средствах вряд ли могло сулить успех. Следовательно, необходимо было как можно быстрее воспользоваться моральным упадком врага. Для этого требовалось избрать новое направление для нанесения мощного и внезапного удара, который довершил бы разгром противостоящей группировки немцев.

Спецназовцу на заметку: ГОРЫ. ВНЕЗАПНАЯ АТАКА

Подготовка наступления на трстэнском направлении

Для нового удара было избрано трстэнское направление. Основа замысла старшего начальника оставалась прежней: демонстрация сосредоточения главной группировки на одном (на этот раз бобровском) направлении и тщательная скрытность подготовки наступления на другом (трстэнском) направлении. Осуществление этого замысла началось еще в период контратак противника. Уже 10 и 11 марта 1945 года с трстэнского направления была снята часть сил и переброшена на бобровское направление. Впоследствии эти войска перешли здесь к обороне, сменив главные силы ударной группировки, которые перебрасывались на трстэнское направление с соблюдением строжайших мер маскировки. Для демонстрации ложного сосредоточения был оставлен стрелковый полк, одновременно являвшийся резервом бобровского участка. В скрытой подготовке удара на трстэнском направлении основное внимание было уделено использованию положительного опыта, накопленного в предыдущих боях. Для демонстрации ложного сосредоточения был выделен тот же полк, который в прошлом успешно справился с этой задачей в районе Хохолув, Гладовка. С командирами всех степеней были проведены детальные разборы прошлого наступления.
На этом этапе боев наибольший интерес заслуживают действия стрелковой дивизии 17-го гвардейского стрелкового корпуса. Она наступала на второстепенном направлении в полосе: железная дорога, шоссе Хохолув — Трстэна, а один ее полк, усиленный артиллерийско-пулеметным батальоном и дивизионом артиллерии, — в полосе шоссе Яблонка — Хыжне.
Получив задачу и оценив обстановку, командир дивизии пришел к следующим выводам. Дивизии будет нетрудно добиться успеха на направлении своего главного удара, так как здесь противник располагал всего одним батальоном пехоты (1-м батальоном 575-го пехотного полка). Но успех полка, наступающего на Хыжне, весьма сомнителен, так как против него находился целиком 573-й пехотный полк немцев, занимающий выгодный и заранее подготовленный рубеж обороны.
Если же полк, наступающий на Хыжне, не будет иметь успеха, то противник, оставив против него небольшое прикрытие, может бросить во фланг дивизии весь свой 573-й полк, а возможно и усилить его, перебросив резервы с бобровского участка.
В том случае, если контратаки противника во фланг будут совмещены с ударом резервов из Трстэна, дивизию ожидают тяжелые и бесперспективные оборонительные бои.
Следовательно, нужно было так подготовить и организовать наступление правофлангового полка, чтобы не позволить противнику маневрировать резервами.
Исходя из этих соображений, командир дивизии главное внимание уделил подготовке удара правофланговым полком. Организация наступления началось с изучения местности и расположения врага. Из бесед с офицерами и бойцами, принимавшими участие в предыдущих боях за Хыжне, а также из данных войскового наблюдения и путем опроса местных жителей было установлено, что:
— возможность маневра на хыжненском направлении ограничена справа рекой Чарна Орава, имеющей ширину 50–60 м, высокие обрывистые берега, быстрое течение и глубину, исключающую переправу вброд, и слева — густым лесом, по которому возможно движение только одиночных людей и то в сухое время года;
— местность между рекой Чарна Орава и лесом совершенно открытая, рельеф слегка волнистый с постепенным повышением в сторону противника; следовательно, наблюдать Хыжне возможно только из района Витанова и из района шоссе Яблонка — Бобров, тогда как враг может наблюдать за всеми передвижениями наших войск на этом участке;
— передний край обороны немцев проходит по северо-восточной окраине деревни, а линия боевого охранения в 350–400 метрах восточнее деревни, размещаясь на наиболее высоком гребне местности;
— в предыдущих боях немцы, пропуская нашу пехоту через линию своего боевого охранения, внезапно открывали сильный ружейно-пулеметный огонь.
Понятно, что этих данных было далеко не достаточно для принятия решения на бой. Дополнительные данные об обороне противника можно было получить двумя путями: вo-первых, организовав наблюдение для изучения переднего края, и во-вторых, действуя мелкими поисковыми партиями.
Обзор с действующих наблюдательных пунктов был весьма ограничен, в частности, плохо просматривалась восточная часть села Хыжне.
Чтобы наблюдение дало более точные данные, было решено приблизить наблюдателей к переднему краю обороны противника, т. е. выйти на западную опушку леса. 20 марта командир дивизии с группой офицеров после предварительной инженерной и войсковой разведки отправился на эту опушку. Полоса вражеской обороны выглядела отсюда так, как показано на рисунке 1.
Село совсем не было таким безжизненным, каким оно казалось с прежних наблюдательных пунктов. В роще располагалась значительная группа немецких войск. Самым неожиданным стало то, что передний край немецкой обороны тянулся не по окраине села, как предполагали прежде, а в 150–200 метрах впереди нее. Здесь виднелась сплошная траншея, оборудованная блиндажами, отдельными ДЗОТами и ходами сообщения, проложенными в сторону села.
Дальнейшим наблюдением было установлено, что траншея насыщена орудиями и пулеметами и очень незначительным количеством пехоты; подступы к ней прикрыты заграждениями, а кроме этого на окраине Хыжне и на восточной опушке рощи имеется по одному опорному пункту, промежуток между ними прикрыт глубокоэшелонированными минными полями и проволочными препятствиями.
Исходя из этих данных, командир стрелковой дивизии принял следующее решение: неожиданным ударом захватить опорные пункты на восточной окраине села Хыжне и на опушке рощи, а затем, наступая вдоль села и вдоль рощи, разгромить противника на этом участке.
Оригинальность этого простого решения заключалась в том, что с захватом опорных пунктов немцы лишались всех преимуществ, которые они получали благодаря природным и климатическим условиям. В дальнейшем бой должен был развернуться на местности, не подготовленной к обороне. Одновременно с боем за передний край сковывался резерв врага, расположенный в роще.
Детали решения командира стрелковой дивизии видны из схемы 2. Главные силы полка с пулеметной ротой артиллерийско-пулеметного батальона укрепленного района должны были внезапной атакой овладеть опорным пунктом на восточной окраине Хыжне.
Отряд подполковника Щербакова в составе двух пулеметных рот и артиллерийского дивизиона должен был, воспользовавшись первым успехом полка, выдвинуться на огневые позиции в район боевого охранения противника, заняв участок от леса до шоссе включительно, выдвинуть сюда все пулеметы, артиллерию и в дальнейшем всеми средствами поддерживать наступление полка вдоль села Хыжне.
Атака опорного пункта на восточной опушке рощи была возложена на одну из рот, усиленную пулеметной ротой, до этого расположенной на том же направлении. Один стрелковый батальон одновременно с атакой обоих опорных пунктов должен был преодолеть минное поле в промежутке между ними, выйти к роще с севера и, получив в свое распоряжение пулеметную роту, наступать вдоль рощи в готовности нанести огневой удар в случае вражеских контратак.
Основной трудностью осуществления этого плана был выход полка в исходное положение, так как большая часть пути проходила по зыбкой почве и люди проваливались по грудь в ледяную воду. Несмотря на все трудности полк прошел этот путь ночью в абсолютной тишине.

Спецназовцу на заметку: ГОРЫ. ВНЕЗАПНАЯ АТАКА

Ход боевых действий

В 6 часов утра 28 марта 1945 года полк перешел в наступление. Погода не благоприятствовала, но несмотря на это была достигнута полная внезапность.
Наиболее удачно начались действия на левом фланге. Проход в минных заграждениях роте удалось проделать бесшумно. Бойцы стремительно атаковали опорный пункт и в пятнадцатиминутной рукопашной схватке уничтожили и частично пленили весь его гарнизон, захватили траншеи, 2 ДЗОТа, 4 блиндажа и пешеходный мостик через реку Елесна Вода.
Менее удачно начал свои действия батальон, атаковавший опорный пункт на восточной окраине Хыжне. Здесь проход в минных заграждениях был недостаточно тщательно очищен, и при движении пехоты в атаку одна мина-ракета подорвалась, предупредив тем самым немецкий гарнизон опорного пункта. Однако батальон атаковал противника и овладел опорным пунктом.
К этому же времени 2-й батальон, удачно преодолев полосу заграждений и не встречая сопротивления, вышел к роще, где соединился с ротой, действовавшей самостоятельно. Она вела бой с перешедшей в контратаку пехотой врага. С подходом батальона контратака противника была отбита.
Как выяснилось после из захваченных у врага документов, командир 320-й пехотной дивизии немцев, по ходу боевых действий сделав вывод, что наш главный удар направлен на Хыжне, испросил поддержку с соседнего (бобровского) участка и приказал командиру 573-го пехотного полка объединить все свои не связанные боем войска с подошедшими резервами, а затем мощным контрударом на Хыжне восстановить первоначальное положение.
Наши войска к этому времени занимали следующее положение.
Отряд под командой подполковника Щербакова, достигнув линии боевого охранения немцев, выдвинул на гребень высот все пулеметы и артиллерию на прямую наводку, выставил наблюдательные пункты и взял под губительный огонь Хыжне и всю местность перед селом. Часть правофланговой пулеметной роты из состава этого отряда, умело используя местность, проникла в село, овладела несколькими домами у шоссе и закрепилась в них, контролируя своим огнем улицу села и дорогу.
В этой обстановке и началась решительная контратака противника на всем фронте полка. Немецкое командование принимало все меры, чтобы остановить продвижение советских войск из села вдоль шоссе. Сюда была переброшена врагом часть сил из рощи, а также тыловые подразделения и саперная рота.
Наше наступление было временно приостановлено и возобновилось только вечером. К утру шоссе от Хыжне до Трстэна было свободно, причем ни одному солдату противника не удалось отойти на Трстэна. Развивая наступление вдоль шоссе и западнее его, полк отбросил остатки противника к селам Осада и Устье. Впоследствии он стремительной атакой овладел и этими селами и, расколов тем самым фронт противника, изолировал его северную группу войск от южной.
Исходя из вышесказанного можно сделать следующие выводы: бои в горах требуют от войск высокой активности, а превосходство противника в силах не должно снижать ее. Разобранный пример как нельзя лучше иллюстрирует это.
Во всяком бою, а тем более в горах, нужно стремиться к внезапности. Важнейшими условиями достижения внезапности являются скрытность и быстрота перегруппировок.
Большое значение имеют тщательная маскировка своего замысла и дезинформация противника. Показ ложных действий нужно проводить так, чтобы они представлялись противнику целесообразными. В приведенных выше примерах целесообразность ложных перегруппировок была совершенно ясна врагу, так как они являлись как бы реакцией на угрозу, созданную противником.
К внезапности должны стремиться все офицеры, ибо она, неоднократно повторенная (в различных формах) в одном и том же бою, может привести к блестящим результатам.
Тщательность подготовки неожиданного удара, использование неблагоприятных метеорологических условий даже при самом простом замысле (фронтальная атака) могут обеспечить внезапность и успех. Наступление 7–11 марта 1945 года 17-й гвардейского стрелкового корпуса в ходе Моравско-Остравской наступательной операции полностью подтверждает это.
В результате всех этих действий превосходящие силы противника были полностью разгромлены.

Сергей МОНЕТЧИКОВ
Фото из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Когда множатся законы и указы, растут разбои и грабежи.

ЛАО-ЦЗЫ

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum