TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Май 2011 года
     
Спецназ зарубежья: Эскадрон специального вмешательства
 
  Спецназ зарубежья: Эскадрон специального вмешательства

Первоначально это подразделение полиции Бельгии называлось группа «Диана». Изображение греческой богини охоты до сих пор красуется на его официальной эмблеме.
Из-за того, что в Бельгии и французский, и голландский языки являются официальными, название этого подразделения произносится по-разному. По-голландски — Speciaal Interventie Eskadron (SIE), а по-французски — Esquadron Speciale d’Intervention (ESI).
Это приводит даже к тому, что некоторые считают, что в Бельгии существуют два разных подразделения полиции для борьбы с терроризмом. Но это было бы слишком нетипично для маленькой и экономной Бельгии. А вот то, что функции спецподразделения полиции типа американского SWAT и задачи по борьбе с терроризмом возложены на одно и то же подразделение, считается для этой страны абсолютно нормальным.
Группа также известна под названием Groupe Interforces Antiterroriste, но за пределами страны используется более официальное название — SIE.

Гвардейцы или полиция?

Первоначально это подразделение было создано в структуре императорской гвардии. В Бельгии функции императорской гвардии скорее соответствуют функциям корпуса Национальной жандармерии Франции.
Изначально императорская гвардия имела военную организацию, систему званий и до 1994 года находилась в подчинении главного военного командования. Тем не менее гвардейцы всегда исполняли гражданские обязанности: регулировали уличное движение, расследовали криминальные правонарушения и т. д. Их в некотором смысле можно было бы рассматривать как союз армии и службы безопасности, однако в результате реформы 1994 года гвардия была передана в подчинение полиции.
После похищения израильских спортсменов на Олимпийских играх в Мюнхене в 1972 году, руководство страны решило создать подразделение, способное успешно реагировать на подобные ситуации.
Поэтому 6 декабря 1972 года в составе мобильного легиона императорской гвардии была сформирована группа «Диана».

История эскадрона вмешательства

В 1974 году подразделение было переименовано в эскадрон специального вмешательства. В 1976 году в Бельгии действия бандитского и террористического подполья были на подъеме, и похищения людей совершались довольно часто, поэтому в состав эскадрона вошла группа наблюдения, правда, свой официальный статус она получила только в 1980 году. В 1978 году в состав эскадрона добавилась группа переговорщиков. В настоящее время в ее составе находится от 15 до 20 человек. На них лежит ответственность не только за проведение переговоров, но и за осуществление допросов подозреваемых, а также дознание в отношении других сторон в рамках следствия.
В конце концов, такое увеличение объема решаемых задач снизило эффективность работы SIE. Поэтому в 1985 году были сформированы подразделения POSA взводного состава, предназначенные для действий в различных районах страны, являющиеся резервом для решения ряда задач, не связанных с борьбой с терроризмом. Подразделения POSA были развернуты в следующих населенных пунктах: в Антверпене, Брюсселе, Генте, Льеже и Шарлеруа.
В 1992 году брюссельское подразделение POSA вошло в состав эскадрона специального вмешательства как команда идентификации жертв катастроф (Disaster Victim Identification — DVI).

Спецназ зарубежья: Эскадрон специального вмешательства

Подчинение и оперативное взаимодействие

В 1994 году полномочия общего управления SIE были сняты с министерства обороны и возложены на министерство внутренних дел.
В 2001 году в полиции Бельгии произошла реорганизация, в результате которой теперь существуют разные организации федеральной и местной полиции. Федеральная полиция, являясь частью генерального директората оперативной поддержки (Algemene Directie Operationele Ondersteuning), в свою очередь, включает DSU — государственный департамент специальных сил. Тогда же SIE и различные взводы POSA перестали существовать как самостоятельные структуры. Все они с тех пор действуют под началом DSU.
SIE является основной группой, которой была поручена борьба с терроризмом. Однако в зависимости от обстоятельств подразделение может применяться под оперативным контролем министерства юстиции. В таких случаях SIE играет роль национальной команды спецназа полиции, которая наделена полномочиями по аресту преступников (по аналогии с германской GSG-9). В этой ситуации SIE может быть усилен группой пресечения терроризма (Grupe de Repression du Terrorisme — GRT) судебной полиции. Это подразделение можно сравнить с Федеральным бюро расследований (ФБР) США в том, что этому штатскому подразделению поручено, в частности, заниматься сбором разведывательной информации внутри страны.
SIE также может работать в тандеме с подразделением государственной безопасности (Securite de L’etat). Это группа уникальна тем, что получает задачи только из офиса премьер-министра Бельгии. Группа госбезопасности несет ответственность за предотвращение проникновения на территорию страны террористических и повстанческих групп, таких, как курдские и алжирские террористические движения, которых довольно много на территории Бельгии.
Во взаимодействии с любой из вышеупомянутых организаций SIE выступает в качестве ударной силы. И есть только один вариант контртеррористической операции, в ходе которой SIE отходит на второй план. Это обезвреживание взрывного устройства. В этом случае в дело вступает служба удаления и уничтожения взрывных устройств (Service d’Enlevement et de Destruction des Engins Explosifs — SEDEE).
В крупных антитеррористических операциях за пределами Бельгии вместо SIE действует секция оборудования специальной разведки (Equippe Specialise de Reconnaisance — ESR) полка пара-коммандос министерства обороны.

Задачи и штатная структура

На SIE возложены задачи защиты, наблюдения, технической поддержки и проведения индивидуальных арестов. Некоторые задания, в том числе освобождение заложников и проведение операций вторжения в забаррикадированные помещения, удерживаемые вооруженными людьми, а также помощь другим государственным органам при возникновении стихийных бедствий также относятся к сфере ответственности спецназа.
Штатная численность эскадрона составляет около 200 человек. SIE состоит из трех основных подразделений:
группы вмешательства;
группы наблюдения;
группы технической поддержки.
Кстати, в подразделении наблюдения есть специалисты, которые, как и сотрудники подразделения госбезопасности, способны внедряться в террористические группы.

Отбор и подготовка

Набор в подразделение производится из числа сотрудников национальной полиции.
Первичный отбор включает в себя прохождение строгого двухнедельного курса. По его окончании обычно в строю остается не более половины кандидатов.
Для отобранных к службе в подразделении кандидатов начинается 5-месячный курс базовой подготовки. При этом сначала им предстоит три месяца занятий в учебном подразделении «Schoolcompagnie». После окончания базового курса кандидаты, которые в дальнейшем будут проходить службу в подразделении POSA, не связанном с антитеррористической деятельностью, в течение двух месяцев стажируются в его составе.
Но тот, кто хочет стать членом подразделения вмешательства, продолжает свою подготовку, переходя к третьему этапу, который включает в себя всеобъемлющую отработку различных тактических приемов вторжения и других специальных методов. На это уходит еще два месяца.
В это же время кандидаты из группы наблюдения отрабатывают взаимодействие с группой вмешательства при проведении совместных операций по освобождению заложников или в случае похищения людей с целью выкупа. Одновременно в это время они отрабатывают технику наблюдения. Этот период также занимает два месяца.
Лишь после этого новички могут с полным правом назвать себя квалифицированными операторами.
В SIE сотрудники получают подготовку, позволяющую участвовать в штурмовых операциях по освобождению заложников и захвату террористов. Операторы подразделения также становятся специалистами по тактическому использованию автомобилей и мотоциклов в погонях на высоких скоростях.
SIE отличается от многих западных подразделений тем, что в нем имеют право служить женщины. Правда, они могут входить в состав только подразделения наблюдения или действовать под прикрытием.

Спецназ зарубежья: Эскадрон специального вмешательства

Специализация

Специализация в эскадроне специального вмешательства полиции Бельгии локализована профессиями легкого водолаза, кинолога и снайпера. Но к программе курсов специализации допускаются только бойцы SIE, прослужившие не менее 5 лет. Очень много времени в эскадроне отводится огневой подготовке. Бойцы углубленно изучают оружие, стоящее на вооружении подразделения, и учатся им владеть в совершенстве.
Кинологи. Бельгийцы имеют богатый опыт тренировки и применения служебных собак. Это дает очень хороший результат в работе полиции.
В SIE в первую очередь используются собаки, натренированные на задержание преступника и поиск взрывчатых веществ. В основном для задержания применяются собаки породы малинуа (бельгийская овчарка). Они уверенно справляются со своей задачей нейтрализовать преступника или защитить своего проводника при попытке нападения на него.
Водолазы. Водолазы SIE представляют собой группу, подготовка которой очень интересна и имеет некоторые специфические свойства и функции. Однако эти аспекты не подлежат разглашению. Можно только сказать, что она сходна с подготовкой боевых пловцов из специальной группы поддержки морской пехоты.
Снайперы. Снайперы эскадрона специального вмешательства проходят специальную подготовку на курсах глубинной разведки и выполняют самые сложные задачи в экстремальных ситуациях. Они способны уверенно поражать цели на средних и дальних дистанциях.
Техническая поддержка. Техническая секция SIE оказывает поддержку оперативным подразделениям эскадрона. Их задача — думать о том, куда и как установить подслушивающие устройства и камеры скрытого наблюдения. Также в их задачи входит скрытая установка аналогичных устройств на транспортные средства подозреваемых для контроля за их действиями.

Сотрудничество

SIE тесно сотрудничает со своими зарубежными коллегами, особенно с группой вмешательства Национальной жандармерии Франции — GIGN (Groupe d’Intervention de la Gendarmerie Nationale).
Также SIE поддерживают хорошие профессиональные контакты с голландским подразделением BBE, всемирно известной германской командой антитеррора GSG-9 и итальянским подразделением NOCS, с которыми подразделения SIE неоднократно проводили совместные учения и тренировки.
Учитывая, что соседние Бельгия и Голландия являются морскими государствами, они проводят совместные учения на море. Два-три раза в год организуются совместные действия против условных террористов. Для проникновения на захваченные морские объекты обычно используются надувные лодки с жестким днищем Rigid Infloatable Bouts (RIBs) и вертолеты.

Оснащение

Обмундирование
Когда пришло время заменить старые специальные костюмы черного цвета, было принято решение выбрать более надежный цвет маскировки. Как это ни странно, но люди в костюмах черного цвета хорошо заметны в ночное время. При выборе цвета новых комбинезонов решили использовать цвет серого антрацита, который ночью и в сумерках намного лучше сливается с окружающей местностью.
Плечи, локти и колени новых комбинезонов усилены специальной защитой, сплетенной из проволоки, поскольку именно эти места чаще всего травмировались. Комбинезоны изготовлены из огнезащитного материала и значительно легче старых черных костюмов. Бойцам эскадрона новая одежда понравилась. При этом новый комбинезон имеет больше карманов для размещения необходимых вещей, чем старый костюм.
Так, например, на голени есть удобное место для карты или перевязочного пакета, в верхней части бедра карман, куда можно положить дополнительную батарею к радиостанции или патроны.

Спецназ зарубежья: Эскадрон специального вмешательства

Вооружение
Как и все подобные спецподразделения, SIE в течение долгого времени пользовались германскими пистолетами-пулеметами Heckler & Koch MP5 модификаций MP5 A6 и MP5 A2. Но в последние годы на вооружение эскадрона поступили FN P90 — системы, разработки Fabrique Nationale Herstal. Это действительно революционное оружие, разработанное под патрон 5,7 x28 мм, с магазином на 50 патронов.
Также встречаются Heckler & Koch 94, которые поступили на вооружение несколько раньше P90. Для применения гранат со слезоточивым газом используются гранатометы Heckler & Koch и MPZ-1 40 мм.
Для штурмовых действий используются гладкоствольные ружья 12-го калибра Franchi SPAS-12 и Remington 870. Снайперы вооружены финскими винтовками SAKO TRG-21 и британскими Accuracy International L96 A1.
Помимо этого вооружения личный состав и офицеры имеют личное оружие. Раньше это были 9-мм пистолеты GP, а с недавнего времени все перешли на более совершенную модель Glock 17.

Техника
В парке транспортных средств эскадрона находятся автомобили 4х4 Range Rover, бронированные седаны Mercedes, а также незарегистрированные автомобили для проведения тайных миссий и ведения наблюдения.
Для действий на воде используются надувные лодки «Зодиак» и надувные лодки с жестким днищем типа RIB. Для транспортировки к объекту по воздуху бельгийские силы специальных операций используют, главным образом, вертолеты McDonnell Douglas Explorer 900.

Применение

За свою историю SIE провел немало операций. Чтобы понять степень интенсивности применения подразделения, достаточно сказать, что бельгийские спецназовцы проводили от двух до четырех операций в неделю. Вот только наиболее громкие случаи, когда в дело вступал SIE.
1978 год. Похищение барона Брахта. Преступники арестованы без уплаты выкупа.
1980 год. Трое мужчин захватили школьный автобус в городе Виелсалм и заставили водителя ехать в Брюссель в студию национального телевидения. На городской стоянке в сторону фотографов и видеооператоров было произведено несколько выстрелов. Во время поездки в здание студии преступники были обезврежены. Обошлось без жертв.
1987 год. В поезде человек, вооруженный ножом, взял в заложники женщину. Переговоры ни к чему не привели, и сотрудники переговорной команды в штатском сумели обезвредить преступника.
1989 год. Три бандита проникли в дом руководителя банка, взяли в заложники его жену и двоих детей. Муж бежал в полицию. Дом был окружен и начались переговоры, которые длились пять дней. В итоге в обмен на освобождение двух детей и предоставление летательного аппарата был выплачен многомиллионный выкуп. Три преступника бежали, взяв женщину с собой. Затем они потребовали поменять самолет. Во время замены один из них заметил бойцов POSA, входящих в здание. После этого двое преступников укрылись на крыше здания. В итоге двое сдались, а один покончил собой.
1993 год. Чемпион Швеции по верховой езде Ульрике Бидергард был похищен. Преступника обнаружили, когда он шел к дому, где удерживалась жертва. Группа вмешательства проникла в дом, и заложник был освобожден, а преступник задержан.
1996 год. Местные жандармы решили проверить подозрительный автомобиль, но внезапно по ним из машины был открыт огонь. Преступники оказались членами экстремистской организации Gewapende Islamitische Groep (GIA) из Рубе, откуда они бежали, потому что французская полиция провела рейд в их доме. Один преступник был убит, а второй смог бежать и скрылся в соседнем доме, где взял в заложницы двух женщин и запер их в комнате. После того как группа вмешательства вошла в помещение, раненый преступник был найден в спальне, а две женщины освобождены целыми и невредимыми.
1998 год. Во время обыска одного из зданий группа вторжения была атакована членом GIA. Преступник забаррикадировался и отказался сдаться. После провала затянувшихся переговоров в дом вошла группа вмешательства. Террорист стрелял еще раз, но тем не менее его удалось захватить живым.
Что особо характеризует действия эскадрона, это терпение. Вот как об этом говорит один из криминальных репортеров бельгийской газеты: «Я мог часто следовать за SIE, когда его сотрудники планировали проводить ту или иную операцию. При этом мне запомнился не только их огромный профессионализм, с которым они разрешали ту или иную критическую ситуацию, но и их огромное терпение. Бойцы могли ждать в течение многих часов, прежде чем провести операцию, которая порой может быть связана с жесткими силовыми действиями. Мне есть с кем сравнивать. Я находился с французским спецподразделением RAID в Рубе. Не ставя под сомнение квалификацию этих людей, мне все-таки кажется, что они открыли огонь несколько поспешно, и четыре человека были убиты.
Когда исламский фундаменталист забаррикадировался в Элсене, бойцы SIE подошли к разрешению ситуации многогранно. В течение многих часов они вели переговоры, но когда это не дало никаких результатов, террорист был задержан молниеносно, без какого-либо ущерба».

Спецназ зарубежья: Эскадрон специального вмешательства

Интервью с командиром

В завершение рассказа о бельгийском подразделении антитеррора мы приводим фрагмент интервью с командиром эскадрона Эриком Льевеном, который возглавлял это подразделение в конце 1990-х годов.

Какова философии подразделения?
Уголовные преступники, попавшие в поле зрения сотрудников SIE, имеют большие шансы остаться в живых. В то же время у них нет шансов избежать ареста. Наши сотрудники стараются применять минимальный уровень насилия, используя силовое задержание, и в то же время стараются достичь максимального уровня эффективности. Пример таких действий имел место 5 марта 1999 года, когда группа вооруженных террористов забаррикадировалась в помещении в Элсене, недалеко от Брюсселя. И тем не менее их удалось разоружить и увезти без кровопролития с обеих сторон.

Всегда ли возможно, проводя операцию вмешательства, обезвредить вооруженных людей, которые забаррикадировались, без применения жестокости?
Это, по крайней мере, то, что требуется делать обязательно. В кризисной ситуации мы в первую очередь всегда стараемся вести переговоры. Они могут длиться много часов. Некоторые наши сотрудники проходят подготовку по ведению переговоров, а также мы всегда можем рассчитывать на психолога главного командования. Серьезные проблемы вообще-то всегда можно решить без применения насилия. Приоритетной задачей операторов SIE является предотвращение любого вреда любому заложнику при их освобождении, а также захват «плохих парней» живыми.
Это дело нашей профессиональной чести, и мы обучены действовать в любых сложных ситуациях.

Тем не менее ваши люди иногда обязаны открывать огонь?
Действительно это так, но только тогда, когда все другие возможные средства не достигли нужного эффекта и когда жизнь заложников или операторов подвергается реальной опасности. Разнообразие возможных методов вмешательства велико: от переговоров до стрельбы на поражение.

При этом все методы могут быть объединены, чтобы получить оптимальный результат. Когда ситуация разрешена и никто не пострадал, что может быть лучше?
Чтобы не вдаваться в детали, могу коротко резюмировать: для достижения цели мы можем использовать газ, можем применить служебную собаку, можем осуществить задержание вообще без применения оружия. Все методы изучены, проанализированы, и наши операторы интенсивно отрабатывают их.
Сегодня бельгийское общество требует меньше насилия и больше эффективности. Некоторые методы, которые ранее назывались эффективными, теперь считаются социально неприемлемыми.
Мы работаем так, чтобы ограничить насилие, свести его уровень к абсолютному минимуму.
Это, конечно, требует технически выверенных средств, тщательной подготовки и, возможно, большего риска для персонала.
Для нас важен не только конечный результат, но и средства, с помощью которых он был достигнут.

Для достижения такого уровня контроля, технические и физические стандарты личного состава SIE должны быть достаточно высокими?
Да. В подразделении вмешательства у нас некомплект, который составляет 30 процентов. Кандидатов много, но мы не хотим менять критерии отбора. Деликатный характер нашего назначения не позволяет брать на службу неподготовленных в физическим и психическом отношении людей. При оценке кандидатов мы в первую очередь ценим хладнокровие, твердый характер, стрессоустойчивость. Наши сотрудники не ковбои и не крутые идиоты. Они должны быть в состоянии оценить ситуацию, зная, что их решение может повлечь за собой катастрофические, даже летальные последствия.

Не могли бы вы обрисовать сегодняшнего оператора SIE?
Средний возраст 27–28. Все они являются экспертами стрелковой подготовки, но некоторые тренируются дальше, отрабатывая снайперскую стрельбу на большие дистанции или стрельбу в неблагоприятных условиях.
Есть также специалисты по дайвингу и эксперты-подрывники. Есть среди операторов и женщины, но только в подразделении наблюдения. Если они смогут пройти физические испытания для поступления на службу в подразделение вмешательства, они будут приняты и будут выполнять эту работу наравне с мужчинами.
Но до сих пор никто из них эти испытания не прошел…

Какие качества должен иметь хороший наблюдатель?
Хороший наблюдатель должен иметь много терпения, внимание к деталям, а также уметь анализировать все, что он видит. Очень важно, чтобы наблюдатели и группа, осуществляющая арест, действовали как крепко сплоченная команда. Это также относится и к POSA, и к SIE. Конечно, нельзя забывать технический персонал: инженеров, техников. Благодаря им и новым методам, которые они внедрили, операции, ранее считавшиеся невозможными, сегодня стали реальностью.

А как насчет подготовки переговорщиков?
Они тренируются настолько много, насколько это возможно, будь то в Бельгии или за рубежом. Но мне кажется, что им недостаточно времени для подготовки из-за большого объема выполняемых операций. Обучение дает команде шанс на практике отработать разные виды ситуаций: захват помещения, похищение людей, угон самолетов, захват заложников, восстания.

Кто-нибудь погиб во время операции?
Нет, во время операций потерь не было, но во время тренировок — да. В 1987 году погиб боец во время занятий с применением вертолетов и в начале девяностых другой оператор погиб во время одной из тренировок.

Означает ли это, что тренировки более опасны, чем операции?
Нет, это не так. Просто занятия подходят в обстановке, максимально приближенной к боевой, а тренировки случаются значительно чаще, чем опасные операции в реальной жизни. Поэтому естественно, что команда находится в большей опасности во время занятий, а не во время операций.

Как сочетается семейная жизнь и работа в SIE, если бойцы должны быть доступны для выполнения боевых задач 24 часа в сутки?
Конечно же, плохо! Солдаты должны быть готовы в любой момент к выполнению задачи, и семейная жизнь страдает от этого. Наши ребята из SIE и POSA носят с собой пейджеры, которые могут принять сигнал в любой момент. Неважно, где они находятся, получив такой сигнал, они должны все бросить и ехать прямо в расположение подразделения.

Можно ли сказать, что в любой операции вмешательства есть свой урок?
Да. Мы действительно анализируем все операции вмешательства, которые проводим. Опрос сотрудников по завершении действий очень важен для нас. У нас было немало успешно проведенных операций. Но были и неудачные. К счастью, мы смогли извлечь полезные уроки из наших ошибок.
Мы всегда стараемся планировать операцию так, чтобы успех миссии не зависел только от одного фактора. Особенно когда применяются специальные технические средства… У нас всегда есть резервный план.
Мы также общаемся по этим вопросам с иностранными подразделениями. У нас были бойцы GIGN, чтобы проанализировать, как мы отработали ситуацию в Элсене. За три года до этого мы приезжали к ним, чтобы получить ценные уроки из штурма захваченного самолета в Марселе.

Есть ли фактор удачи в том, что вы делаете?
Само собой. Если не будет чуть-чуть удачи, любая операция, как бы хорошо она подготовлена ни была, может закончиться не так как надо. Тем не менее нам помогает удача в наших делах, а мы пытаемся полностью устранить роль случайности.
Мы, бельгийцы, имеем одно большое преимущество. Наша земля находится на пересечении дорог англосаксонской и латинской культур. Получился сплав фантазии, импровизации и гибкости с твердостью характера и несгибаемой волей. В этом наша великая сила.

Сергей КОЗЛОВ
Фото из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Водородная бомба: изобретение, позволяющее покончить со всеми изобретениями.

Роберт Орбен

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum