TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Июль 2011 года
     
Спецоперации: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СПЕЦНАЗ
 
  Спецоперации: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СПЕЦНАЗ

О все возрастающей роли психологических операций в современных конфликтах свидетельствуют события, происходящие в том или ином уголке мира. Еще свежи в памяти потоки лжи, которые проливались в эфир и на страницы авторитетнейших газет и журналов Запада в период операции по принуждению к миру вооруженных сил Грузии. Аналогичные примеры можно приводить по поводу так называемых «революций», проходящих в Северной Африке, и в Ливии в частности.
Психологические операции проводятся в рамках единой государственной политики США на основании директив, которые утверждает лично президент. На реализацию этих операций выделяются баснословные ассигнования. На эти деньги координируется работа не только частных и государственных средств массовой информации, но и ведущих СМИ региона, где протекает конфликт.
Что же такое психологическая операция? По определению американского полевого устава FM 33–1, «психологические операции (ПсО) — это проводимая в мирное и военное время плановая пропагандистская и психологическая деятельность, рассчитанная на иностранные враждебные, дружественные или нейтральные аудитории с тем, чтобы влиять на их отношение и поведение в благоприятном направлении для достижения как политических, так и военных национальных целей США».
Для проведения психологических операций в состав командования специального назначения сухопутных войсках США введены специальные подразделения, укомплектованные специалистами высокого уровня. Это 4-я группа психологических операций и 96-й батальон по работе с гражданским населением, которые дислоцируются в Форт-Брэгг (штат Северная Каролина).
Психологические операции проводятся и в ходе миротворческих миссий вооруженных сил США и НАТО, которые относятся к «конфликтам низкой интенсивности», при этом сил и средств для их обеспечения выделяется не меньше, чем для проведения операций прямого воздействия.
Залогом успеха таких операций, проводимых американцами в разных уголках мира, является системный подход к решению поставленных задач. У них отработаны стандартные модульные схемы, которые они применяют в зависимости от ситуации. Это упрощает процесс выработки решения и сокращает время на его реализацию. В то же время такой подход имеет определенные недостатки, о которых мы расскажем ниже.
Надо заметить, что психологические операции американцами активно практикуются еще со времен Вьетнама. Одним из полигонов, где американские специалисты обкатывали свои модульные схемы, были Босния и Герцеговина во второй половине 1990-х годов.
При проведении спецопераций львиная доля приходится на действия коммандос, которые проводят рейды, операции спасения, освобождения и т. д. Тем не менее в ходе операции в Боснии у американского спецназа было немного возможностей проявить себя в таком ключе. Вместо этого на первый план вышли малозаметные, но не менее эффективные психологические операции.
Семнадцать лет назад, после того как НАТО осуществило свою первую в истории операцию по урегулированию кризиса в Боснии и Герцеговине, в декабре 1995 года были развернуты силы по выполнению мирного соглашения (IFOR). Их целью стала реализация военных аспектов Дейтонского мирного соглашения. Год спустя им на смену пришли руководимые НАТО многонациональные силы по стабилизации (SFOR), которые были развернуты в трех секторах «Север», «Юг» и «Восток».
Подразделения психологических операций были развернуты во всех многонациональных дивизиях SFOR. В многонациональной дивизии «Север» (МНД «Север»), в состав которой входила российская воздушно-десантная бригада, была создана самая большая группировка сил и средств психологических операций (27 человек). В нее входило 301-е подразделение организации и планирования психологических операций и 30-е подразделение тактических психологических операций.
301-е подразделение организации и планирования психологических операций находилось в базовом районе «Игл» и состояло из штабной секции, секции планирования и разработки программ, секции разработки информационно-пропагандистских материалов и секции изучения аудитории. Всего насчитывало тринадцать специалистов. В свою очередь, 30-е подразделение тактических психологических операций включало в себя штабную секцию, дислоцирующуюся в базовом районе «Игл», а также 31, 32 и 33-ю команды психологических операций батальонной поддержки в базовых районах «Мак Говерн», «Добол» и «Деми». Состав каждой команды — 4 человека. В случае возникновения кризисной ситуации команды психологических операций батальонной поддержки могли быть приданы входящим в состав дивизии «Север» бригаде «Нордпол», а также российской и турецкой бригадам.
Все подразделения психологических операций имели в своем распоряжении современную электронную и полиграфическую технику. Это оборудование позволяло оперативно выпускать многокрасочные листовки или плакаты тиражом до 7000 штук в сутки.
Крупные тиражи газет и журналов печатались в городской типографии Тузлы, в типографии командования SFOR в Сараево или на полиграфической базе ВС США во Франкфурте-на-Майне. Здесь же издавались еженедельная газета «Вестник мира», ежемесячный журнал «Вестник прогресса» и детский журнал «Мирко».
Каждая команда батальонной поддержки имела бронированный автомобиль «Хаммер» с пулеметом М-60 и УКВ-радиостанцией, прибор ночного видения, портативный прибор для определения координат на местности «Магеллан». Из специального оборудования имелись портативная звуковещательная станция ТРТ-10–1, цифровая видеокамера и фотоаппарат «Sony».
Запись и тиражирование аудиопрограмм осуществлялись в студии «Радио СФОР» в Сараево.
Летом и осенью 1997 года лидеры политической оппозиции в Республике Сербской усилии свою активность в борьбе за власть. В этих целях они развернули жесткую и желчную агитационную кампанию в средствах массовой информации, направленную против стабилизационных сил (Stabilization Force — SFOR), возглавляемых войсками НАТО, а также против общего рамочного соглашения о мире. Основными фактическими аргументами в развернутой сербами пропагандисткой кампании было то, что при нанесении авиаударов по позициям сербских подразделений в районе Сараево, Горажде и Мажевика в 1995 году подразделения НАТО применяли боеприпасы из обедненного урана, которые, по сути, являются также ядерным оружием, но низкой интенсивности.
Как и в большинстве районов, где проводятся невоенные операции, в Боснии и Герцеговине было несколько структур по связям с общественностью как федеративного уровня, так и уровня Республики Сербской.
Журналов, специализирующихся на освещении новостей, не существовало, было всего несколько дорогих газет, имевших ограниченное хождение. Поэтому теле- и радиовещание имели особое влияние в этом регионе, особенно влиятельными были несколько телеканалов, еще продолжавших выпуск новостей и своих передач.
Освещение ими противоречий и фракционных споров между оппозицией и избранным правительством Республики Сербской нарушало стабильность в регионе.
Одна из оппозиционных фракций, которая поддерживала обвинения в адрес НАТО и существующего правительства бывшего сербского лидера, объявленного военным преступником, Радована Караджича, использовала возможности одного из телеканалов для противопоставления населения избранному правительству и общему рамочному соглашению о мире. Также регулярно транслировалась передачи направленные против лидера боснийских мусульман, например такая, как «Алия Изетбегович — мусульманский убийца».
Чтобы противопоставить организованному местному радио и телевизионному вещанию свои передачи, было принято решение использовать специальный самолет EC-130 E, который также называют Commando Solo — воздушная вещательная платформа. Этот самолет предназначен для проведения в воздухе набора стандартных вещательных миссий в радиодиапазоне AM и FM, а также осуществлять телевещание и радиосвязь по военным каналам. Его основная задача — техническое обеспечение психологических операций. Он способен совершать полеты на максимальной высоте для обеспечения оптимального покрытия территории программами вещания. Для работы в данном конкретном районе на самолете был проведен ряд узкоспециализированных модификаций, использующих последние разработки. На модели EC-130 E была установлена усовершенствованная система навигации, внутренняя защита оборудования, а также появилась возможность цветного телевещания на множество телеприемников глобальных стандартов в диапазоне VHF/UHF.
Три самолета национальной гвардии США EC-130 E были переброшены из Харрисбурга, штат Пенсильвания, на авиабазу Бриндизи в Италии. Отсюда до Сараево был всего час полета через Адриатическое море. Это был ответ на враждебную радио- и телепропаганду сербской фракции Караджича.
Действуя из Италии, самолеты могли не только осуществлять радио- и телевещание в указанных диапазонах, но и были оборудованы радиоэлектронной аппаратурой, способной подавлять теле- и радиопрограммы боснийских сербов или просто обрабатывать в воздухе их сигналы и заменять другими передачами. Самолеты совершили в сентябре три тестовых полета над Боснией и Герцеговиной с применением оборудования радиовещания для демонстрации ненасильственного проявления силы со стороны SFOR. Самолет успешно обеспечил бесперебойную передачу радиостанции «MIR», принадлежащую SFOR.
Кроме этого, чтобы удержать ситуацию под контролем, подразделения психологической войны США дивизии «Север» разработали и напечатали специальные информационные листовки, а распространяли их военнослужащие 96-го батальона по работе с гражданским населением командования спецназначения сухопутных войск США.
Однако эти действия не могли изменить направленность передач фракции Караджича, их популярность и доступность среди местного населения оставались очень высокими. Несмотря на неоднократные попытки Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе договориться с представителями фракции о прекращении или хотя бы об изменении направленности передач на более умеренные, передачи оппозиции выходили с неизменной частотой и в неизменном формате.
В этой связи международное сообщество приняло решение о проведении прямой акции в отношении этого телеканала. Силы SFOR вывели из строя четыре телевизионные башни Республики Сербской.

Спецоперации: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СПЕЦНАЗ

Однако и эта акция не смогла снизить активность разоблачительных и опасных для SFOR телепередач, так как все вещание в Республике Сербской было публичным, а SFOR было не в состоянии контролировать всю систему сербского радио и телевидения.
В соответствии с руководящими документами, полевыми уставами, наставлениями и инструкциями армии США психологические операции делятся на так называемые «белые», «серые» и «черные». К «белым операциям» относятся незамаскированные операции пропаганды, связанные с вещанием и доведением до противника и населения оккупированной страны нужной армии США информации через открытые каналы
«Серые операции» — это пропаганда, которая не имеет официального источника и ведется от имени независимых организаций, эмигрантских союзов, ассоциаций и фондов.
«Черные операции» — это операции по организации шантажа, провокаций, диверсий, убийств и другие действия, которые осуществляются от лица прогрессивных организаций в отношении политических противников или с целью их дискредитации. Также к операциям «черной пропаганды» относится и работа секретных радиостанций.
В октябре 1997 года «неизвестными лицами» на телевизионных станциях вещания Республики Сербской были проведены диверсии, которые не позволили продолжать вещание даже официальных правительственных каналов в Восточной части Республики Сербской. Фракция Караджича сразу же заявила о том, что нарушение нормального вещания — следствие нелегальной акции SFOR. Обычно в таких делах говорят: «Ищи, кому это выгодно!»
Долго ждать не пришлось. Сразу же после этой диверсии на ТВ функцию вещания взяли на себя самолеты EC-130 E, которые стали использовать частоты и каналы, которые ранее использовались оппозицией боснийских сербов, объясняя это действиями руководства боснийских сербов.
Несмотря на то, что американцы и подразделения SFOR открещиваются от этого и утверждают, что это дело рук неизвестных элементов, но прочитав выше изложенную классификацию, все становится понятно.
С 1997 года в соединениях SFOR было введено проведение так называемых информационных операций, в ходе которых каждый командир части или подразделения проводил постоянную информационную работу в своей зоне ответственности. Он встречался с местными руководителями, обращался к населению через СМИ. Тематика информационных сообщений, приоритетные объекты воздействия, оптимальные формы и методы работы определялись и разрабатывались службой психологических операций.
Поэтому в это же самое время структуры психопераций дивизии «Север» начали параллельное вещание поддерживающих информационных программ, которые были направлены против программ боснийских сербов.
Командир дивизии постоянно появлялся на местных телеканалах и в записи на видеокассетах.
Пока станции боснийских сербов не могли вести вещание на восточную часть Боснии, над этим районом разбрасывались листовки, которые были средством общения SFOR с местным населением. Текст листовок был подготовлен специалистами психологических операций и направлен на доведение новой информации до населения. В листовках освещались такие темы, как роль должностных лиц в демократическом обществе, и особенно роль полиции, в качестве органов исполнения и защиты закона, а не политической полиции. Другие листовки рассказывали о международной помощи и деятельности органов, исполняющих общее рамочное соглашение о мире.
Эти листовки разбрасывались с борта вертолетов над ключевыми городами, находящимися в американской зоне на северо-востоке Боснии, а также в прилегающих районах. Это также выполнялось и в северных районах Боснии, население которых поддерживало позицию боснийских сербов и где вещание СМИ, ведущееся на государственном уровне, было направленно против НАТО и рамочного соглашения.
Около 43000 листовок было разбросано с вертолетов и роздано солдатами на земле. Листовки также представляли информацию о демократии и ответственности правительства и приводили цитаты демократических мыслителей, в частности Томаса Джефферсона, Джона Локка, Платона и других. В частности, одна из листовок цитировала Локка: «В конце концов закон не отменяет или ограничивает, но сохраняет и расширяет свободу». Или высказывание Джефферсона: «Когда человек принимает на себя общественное доверие, он должен расценивать себя как общественную собственность».
В 1997 году было важно обеспечить проведение муниципальных выборов силами местной полиции, но исключить ее вмешательство в процесс.
Специалисты психологических операций оказывали помощь офицерам международной полицейской целевой группы (IPTF) и боснийской полиции в поддержании порядка в день выборов. Офицеры IPTF имели свободу передвижения и привилегии при пересечении контрольно-пропускных пунктов SFOR. В соответствии с пунктами общего рамочного соглашения о мире IPTF несет ответственность за контроль и проведение консультаций (по запросу) сил полиции в вопросах безопасности избирательных участков.
Кроме того, силы международной целевой группы полиции, находясь в непосредственной близости от избирательных участков, контролируют соблюдение избирательных правил, в особенности правил, касающихся политической активности и пропаганды вблизи избирательных участков в день выборов, а также свободы передвижения граждан и доступа к избирательным участкам. Они старались исключить нарушение безопасности при проведении выборов, сотрудничая с местными подразделениями полиции, местными избирательными комиссиями и другими соответствующими структурами власти.
Операции IPTF проходили с трудом, потому что участники выборов не обращались к международным полицейским, а полицейские, имея недостаток полномочий, могли только рекомендовать и советовать местной полиции. Это наглядно показало, что успех международных сил полиции в вопросах развития сотрудничества и оказания косвенного влияния на население во многом зависит от того, насколько тесный контакт у них установлен с местными жителями. Специалисты психологических операций подразделений США подготовили и активно распространяли листовки, в которых разъяснялась суть рамочного соглашения и его роль в вопросах установления нормальной жизни в районах, находящихся под контролем SFOR.
Международная полицейская целевая группа не имела своей целью подменить местную полицию, а скорее помочь ей в разработке собственных эффективных возможностей в защите закона. Для того чтобы население правильно понимало их цели и задачи, международные полицейские раздавали листовки, которые разъясняли их населению.
Они играли постоянную важную роль в реструктуризации как федеральной полиции, так и полиции Республики Сербской.
Информационной работой и работой с населением занимались служба по работе с гражданским населением (СА) и батальон военно-гражданского сотрудничества (CIMIC). В их задачу входила организация административного управления на местах, восстановление экономических связей, распространение гуманитарной помощи.
Американцы разрабатывали и новые способы влияния на умы местного населения. Для этого они выявляли наиболее популярные местные СМИ и, не жалея средств, заключали с ними контракты на публикацию своих информационно-пропагандистских материалов.
Для информационно-психологического воздействия на противника и в целях доведения нужного мнения до самых широких слоев населения использовались интернет-сайты, на которых (в том числе и на военных) были открыты специальные страницы, посвященные развитию событий в Боснии и Герцеговине. Посетители могли не только знакомиться с развитием событий на Балканах, но и принять участие в обсуждении ситуации. Основной задачей информационных операций было формирование и распространение официальной точки зрения военно-политического руководства США и НАТО на события и формирование позитивного имиджа действий SFOR.
Планирование психологических операций в Боснии и Герцеговине велось в тесном контакте с такими международными организациями, как объединенная военная комиссия (JMC), объединенная комиссия наблюдателей (JCO), международная полиция (IPTF). К сотрудничеству с ними также привлекаются представители офиса высокого представителя ООН (OHR) и верховного комиссара по делам беженцев (UNHCR).
Несмотря на накатанные технологии, мощную техническую поддержку и проведенные операции «прямого воздействия», американцы не смогли обеспечить победу своих ставленников на выборах 1998 года в Республике Сербской. В основе этого поражения лежат грубые ошибки, допущенные американцами при проведении психологических операций. По мнению российских специалистов, находившихся в составе российской миротворческой бригады, входившей в МНД «Север», ошибки содержательной стороны американской пропаганды во многом предопределены особенностями подготовки специалистов психологических операций в США. В первую очередь, это слабое знание языка и специфики страны пребывания, несмотря на ежемесячные денежные надбавки, которые получают американские специалисты за знание местного языка. Это приводило к грамматическим, стилистическим и даже к смысловым ошибкам в материалах, которые готовились для публикации в местных печатных изданиях. Из-за этого многие местные редакторы отказывались работать с таким материалом. Совершенной глупостью являлось и то, что при общении с сербским населением, стараясь расположить его к себе, американцы использовали переводчиков из числа мусульман. Как показал анализ основного количества документов, разработанных в МНД «Север», знание ситуации и особенностей страны было очень поверхностным на всех уровнях. Этот уровень оставался неизменным, поскольку срок командировки военнослужащих, и в том числе специалистов психологических операций в Боснии и Герцеговине, не превышал полугода. Изучить за столь короткое время все многообразие национальных, культурных, идеологических и религиозных особенностей сербов, живущих в реалиях военного конфликта, было просто нереально. Это не могло не сказываться на результатах. К примеру, в информационной справке о руководителях сербских ветеранских организаций были указаны такие «чисто сербские» имена, как Сулейман Кисич и Энвер Стоянович. Незнание культуры балканских народов стало следствием того, что в большинстве подготовленных американцами печатных, аудио- и видеоматериалах практически отсутствовали фрагменты произведений литературы, музыки, из фольклора балканских народов, а также апелляции к авторитетам местных исторических и религиозных деятелей. Вместо этого в качестве обоснования выдвигаемых тезисов, как говорилось выше, использовались цитаты демократических мыслителей Запада, выдержки из Дейтонских соглашений, заявления командования SFOR и руководителей международных организаций. Эти изречения воспринимались боснийскими сербами как чужеродные, поскольку те справедливо считали свою страну оккупированной.
Немаловажную роль играло и личное отношение специалистов психологических операций к населению. Сербы прекрасно понимали, что солдаты НАТО их боятся, поскольку американские военнослужащие, в том числе и специалисты психологических операций, выезжали из своих базовых районов только на бронемашинах и в полной боевой экипировке. Такое положение дел не располагало население к доверительным беседам.
Распространение листовок специалистами ПсиОп шло с большим трудом и не имело ожидаемого результата, поскольку население и даже дети относились к ним презрительно.
Активное внедрение стандартных процедур и модульное формирование планов воздействия породило большие проблемы, за которыми стояли схематичность мышления, догматизм и отсутствие инициативы, свойственные военнослужащим США вообще, и специалистам ПсиОп в частности. Большинство листовок и плакатов было исполнено по старым шаблонам, разработанным еще в годы Первой и Второй мировых войн.
Вера в абсолютную ценность американского образа жизни не позволяла специалистам понять, что у разных народов свои ценности, которые, как правило, не совпадают с американскими. Любимые американцами иллюстрированные листовки сентиментального типа с фотографиями либо радостных лиц детей, либо печальных лиц стариков составляли около 65 процентов от общего тиража. Нередко листовки представляли собой листки с длинным и скучным, зачастую непонятным текстом.
Незнание истории страны, а также и симпатий и антипатий народа привело к тому, что населению раздавалась листовка, призывающая местных жителей за вознаграждение в 10 тысяч немецких марок сообщить информацию об участниках нападения на американские казармы в Зворнике. Совершенно очевидно, что в стране, многие жители которой еще помнят гитлеровскую оккупацию и участвовали в Сопротивлении, такая листовка была однозначно воспринята как прямой призыв к предательству.
Текст другой листовки с высказыванием немецкого мыслителя Эммануила Канта: «Только та форма правления стабильна, где царит власть закона, которая не зависит от кого бы то ни было» вызывал отчетливые ассоциации с некогда внедряемым «немецким порядком».
В то же время в печатных материалах, особенно тех, которые предназначены для местной молодежи, активно пропагандировались ценности американского образа жизни: кинопродукция Голливуда, рок-музыка, комиксы, бейсбол и др.
Надо сказать, что некоторые американские специалисты положительно реагировали на критику и в дальнейшем старались учитывать высказанные им рекомендации.
Однако в целом работу службы ПсО ВС США отличало неприкрытое высокомерие, претензия на абсолютную истину, грубое давление на аудиторию, что, естественно, вызывало негативную реакцию.
Как показали результаты опросов, большинство жителей, как сербы, так и мусульмане, воспринимали американскую пропаганду как откровенное вмешательство в их жизнь.
Однако следует заметить, что американцы довольно оперативно реагировали на допущенные ошибки, но пытались исправить их не качественными, а количественными показателями. Так, по состоянию на 1998 год Объединенное командование психологических операций SFOR в Сараево заключило контракты с 29 телестанциями, 106 радиостанциями и 11 газетами.
Американские специалисты вели работу по созданию новых, «независимых» СМИ. С этой целью местных журналистов регулярно приглашали на семинары по проблемам «демократизации журналистики». Международные организации выделяли значительные средства для закупки полиграфического и студийного оборудования.
В своей деятельности служба ПсО тесно взаимодействовала с другими службами и подразделениями SFOR, а также с различными международными организациями.

Спецоперации: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СПЕЦНАЗ

Таким образом, нетрудно сделать вывод, что для успешной работы по воздействию на сознание противника и местного населения недостаточно только наличие отработанных технологий, самой современной техники и даже отлаженного взаимодействия.
Невозможно, действуя шаблонно, добиться успеха в таком тонком и деликатном вопросе, как борьба за «умы и сердца». От специалистов требуется знание национальных и культурных особенностей аудитории воздействия.
В то же время при правильном подходе в планировании и проведении психологических операций наличие стандартных модульных технологий планирования и проведения операций, ставших типичными, наличие мощного и широкого ассортимента инструментария воздействия на население и противника, безусловно, ускоряет достижение желаемого результата.
Одним из важных направлений работы по повышению эффективности применения сил и средств психологических операций является обеспечение доктринальной и законодательной базы ПсО, в том числе разработка теоретических основ психологической войны.
В отечественной прессе сообщалось, что «в рамках активизации данной деятельности в июне 2010 года министр обороны США утвердил предложение о замене в ВС США термина Рsychological Оperations (PSYOP, «психологические операции») термином Military Information Support Operations (MISO), который можно перевести как «военные операции по информационному обеспечению» (ВОИО)».
Новое название предназначено для того, чтобы прикрыть агрессивную сущность этих операций. Однако опыт последних лет показывает, что американцы все менее пытаются достучаться до сознания народа и армии страны, куда они вторгаются под выдуманным «благовидным» предлогом, и направляют свои усилия на формирование мирового общественного мнения, используя для скорейшего достижения своих политических целей грубую силу, вплоть до физического устранения лидеров суверенных государств. Видимо, они опираются на расхожую истину, что «победителей не судят».

Сергей КОЗЛОВ
Евгений ГРОЙСМАН
Фото из архива авторов

   

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Перед сражением каждый план хорош, после сражения каждый план плох.

Владислав Гжещик

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum