TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Январь 2012 года
     
Архив: Разведывательные суда
 
  Архив: Разведывательные суда

Специальные суда-разведчики появились в эпоху пара во второй половине XIX века. Они получили название «авизо». В русском флоте в начале ХХ века строились маленькие быстроходные крейсера-разведчики, как например «Новик».
Но вот в 60-х годах ХХ века появились корабли-разведчики, кардинально отличавшиеся от всех ранее используемых для разведки судов. Они стали тихоходными, на них не устанавливали пушки, да и по внешнему виду они не отличались от грузовых судов или больших рыболовецких траулеров. Что же произошло?
Начну с того, что эти корабли предназначались для специфических операций в ходе холодной войны. Им не было нужды удирать от противника, и первоначально в США и в СССР считалось, что им не придется вести бой. С другой стороны, подобные суда должны были крейсировать с небольшой скоростью по три и более месяцев в заданном районе моря.
Эсминцы и крейсера по целому ряду факторов мало подходили для этих задач. Во-первых, высокая стоимость трехмесячного похода эсминца, износ турбинных установок, отсутствие места для установки крупногабаритных систем радиотехнической и гидроакустической разведок и их обслуживающего персонала и т. д.
Во-вторых, военные корабли должны были выполнять свои принципиально иные задачи.
Наконец, постоянное присутствие крупных боевых кораблей у берегов потенциального противника раздражало его правительство и могло спровоцировать международный конфликт.
И вот почти одновременно в начале 1960-х годов в США и в СССР началось переоборудование грузовых судов и больших рыболовецких траулеров в разведывательные суда.
Так, у американцев в суда радиотехнической разведки начали переделывать транспорты, построенные у конце Второй мировой войны. Первым таким кораблем стал транспорт «Оксфорд» (T-AG-159) постройки 1945 г. водоизмещением около 10 тыс. тонн, переоборудованный в июле 1961 г. для, согласно официальной версии, «проведения исследований в области распространения электромагнитных излучений».
Далее были переоборудованы еще 4 транспорта: «Джорджтаун» (AGTR-2), «Джеймстаун» (AGTR-3), «Белмонт» (AGTR-4) и «Либерти» (AGTR-5). Экипажи этих кораблей укомплектовывались личным составом ВМС, но находились под оперативным управлением Агентства национальной безопасности — АНБ (с гражданскими специалистами — представителями этого управления на борту). Самим электронным оборудованием занимались сотрудники АНБ в штатском. Для самозащиты эти суда имели переносные 12,7-мм пулеметы и автоматические винтовки.
«Джорджтаун» действовал в основном у побережья Южной Америки, «Джеймстаун» — у берегов Африки, в Карибском и Южно-Китайском морях, «Белмонт» — в Карибском море (в том числе обеспечивал в свое время высадку американских войск в Доминиканской Республике). «Либерти», нацеленный первоначально на страны Африки, в июне 1967 г., с усилением напряженности на Ближнем Востоке, был направлен в восточную часть Средиземного моря.
Во второй половине 1960-х годов американцы ввели в строй несколько средних разведывательных судов. Первым таким кораблем (в серии из трех) стал «Бэннер» (AGER-1), который с 1967 г., базируясь на военно-морской базе Йокосука (Япония), приступил к ведению разведки против СССР, Северной Кореи и КНР в Японском море (операция под кодовым названием «Кликбитл»). С конца 1967 г. на Дальнем Востоке действовал второй корабль этого типа — «Пуэбло» (AGER-2). Третий корабль — «Палм-Бич» (AGER-3) — к началу 1968 г. был также передан ВМС. Как и разведывательные корабли типа AGTR, эти корабли имели только легкое вооружение, включая 12,7-мм пулеметы.

Архив: Разведывательные суда
В жару и в холод, в экстремальных условиях несли службу на разведывательных кораблях

В состав советского ВМФ первые суда радиотехнической разведки вошли в середине 1950-х годов. Всего к 1990 г. в составе советского флота имелось 64 разведывательных судна. Согласно отечественной классификации они делились на малые, средние и большие.
В качестве примера наших разведывательных судов приведу четыре судна проекта 393, построенных в Николаеве, — «Вертикаль», «Вал», «Лоцам» и «Бакан». Их полное водоизмещение составляло 1278 т; скорость хода — 12,7 уз.; вооружение — пулеметы и ПЗРК.
Тридцать малых разведывательных судов пр. 861 были построены в 1967–1972 гг. в Гданьске (ПНР). Их полное водоизмещение — 1600 т; скорость хода 17 уз.; вооружение — пулеметы и ПЗРК.
К средним разведывательным судам относятся корабли пр. 864 «Приазовье», «Меридиан» и др., всего 7 единиц. Они также построены в Гданьске в 1985–1990 гг. Их полное водоизмещение — 4000 т; скорость хода 16,5 узла. Вооружение составляют две 6-ствольные 30-мм установки АК-630 М.
Наконец, в качестве примера больших разведывательных судов назову 6 судов пр. 394 Б — «Забайкалье», «Крым», «Кавказ» и др., построенных в Николаеве в 1960–1971 гг. Их водоизмещение 5000 т, скорость хода 12 уз.; вооружение — ПЗРК и пулеметы.
Наши разведывательные корабли официально назывались гидрографическими судами (ГИСУ) или судами связи (ССВ). Часть судов носила флаг Гидрографии, другие — военно-морской флаг. В документах Министерства обороны СССР и Генерального штаба Вооруженных сил СССР эти корабли именовались КР РР РТР (корабль радиоразведки и радиотехнической разведки).
В этой статье для удобства читателей я буду именовать разведывательные корабли «РК». После 1991 г. в СМИ появилась информация, что РК подчинялись КГБ. Разумеется, полученная ими информация попадала и в КГБ, но эти суда состояли в ведомстве ГРУ, а конкретно, его 6-го управления.

Боевая служба на Тихом океане

К началу 1960-х годов советские разведывательные корабли Тихоокеанского флота входили в состав 169-го отдельного дивизиона кораблей ОСНАЗ и базировались у 37-го причала Владивостока, рядом с памятником Невельскому. Непосредственно разведку вели вводимые в состав команд кораблей группы радиоразведки из 19-го отдельного морского радиотехнического отряда (ОМРТО). Группа численностью до 20 человек была способна вести радиоперехват почти всех видов связи, пеленговать их, вести радиотехническую разведку радиолокационных станций.
На боевую службу РК ходили под гидрографическим флагом ВМФ СССР, личный состав был в гражданской форме. Выходы кораблей из базы осуществлялись скрытно, преимущественно в темное время суток. Тихо стоящие у 37-го причала невзрачные «посудины» ни у кого не должны были вызывать подозрений.
Основными районами, где действовали наши РК, были порты Японии, где базировались корабли 7-го американского флота (на Окинаве, в Сасэбо и др.), район Перл-Харбора, остров Гуам, где базировались стратегические бомбардировщики Б-52 и атомные подводные лодки, а также атолл Кваджалейн. Замечу, что этот атолл — один из самых больших (площадью 16,4 кв. км) в гряде Мариинских островов. Кстати, открыли атолл русские моряки, и он много лет именовался островом Меншикова, а после Второй мировой войны был незаконно присвоен США. На острове располагается крупный ракетный полигон. Район Кваджалейна был местом приводнения американских межконтинентальных баллистических ракет (МБР), запущенных с авиабазы Ванденберг на восточном побережье США. Позже с атолла Кваджалейн производили пуски антиракет, в том числе с реальным перехватом МБР, запущенных с авиабазы Ванденберг.
Наконец, разведывательные корабли ТОФа периодически появлялись и у военно-морских баз на восточном побережье США и Аляске. Естественно, что РК постоянно осуществляли наблюдения за авианосными соединениями США во всей акватории Тихого океана.
Надо ли говорить, что отчеты о походах наших РК, пусть даже полувековой давности, и сейчас находятся в ведомственных архивах под грифом «Сов. секретно». Так что сейчас историкам буквально по крохам приходится собирать информацию об их поистине боевой службе.
Наши РК постоянно находились на грани войны. Над ними на высоте нескольких метров проносились реактивные штурмовики, зависали вертолеты. Военные суда США всячески, включая навалы, пытались оттеснить наши РК от своих военно-морских баз и из районов учений.
Так, 28 декабря 1958 г. был обстрелян в нейтральных водах вблизи побережья Южной Кореи малый РК «Унго» ГС-34. Убит рулевой матрос Кажаев, четыре члена экипажа получили ранения.
В 1960 г. состоялся первый поход нашего малого РК «Протрактор» к бухте Апра на острове Гуам, в ходе которого была впервые на Тихом океане обнаружена американская атомная подводная лодка с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) типа «Вашингтон».
А в 1962 г. «Унго» отправился к атоллу Бикини для наблюдения за испытаниями американского ядерного оружия.
В следующем, 1963 году «Унго» уже находился у атолла Кваджалейн. Всего к атоллу наши РК до 1990 г. совершили 66 походов, в ходе которых было выявлено 146 пусков МБР, а также антиракет «Спартак» и «Спринт». Наиболее отличились в этих походах большие РК «Приморье» и «Забайкалье».
В 1969 г. малый РК «Протрактор» первым из разведывательных кораблей ТОФа совершил поход в Тихий океан.
В 1974 г. американцы тайно провели подъем частей советской подводной лодки К-129, затонувшей недалеко от Гавайских островов. Но это было тайной лишь для мировых СМИ. В Кремле знали о ходе операции, которую «освещали» средние РК «Пеленг», «Г. Сарычев» и «Гидрограф».
Личному составу РК постоянно приходилось действовать в условиях, близких к боевым. Так, к примеру, большой РК «Забайкалье» вел обычные наблюдения за ракетным полигоном на атолле Кваджалейн на дистанции 10–15 миль. И вдруг вышел из строя распределительный вал главных двигателей. «Забайкалье» лишился хода, а сильный ветер гнал корабль к берегу. Экипаж начал борьбу за жизнь корабля. С помощью корабельных плавсредств, плавучих якорей, самодельных парусов «Забайкалье» старался отойти на безопасное расстояние от островов. При этом не прекращалось ведение разведки (благо вспомогательные двигатели работали нормально) и работа по починке двигателя собственными силами. О своих действиях командир корабля постоянно информировал базу.
Спасение «Забайкалья» в базе считали делом безнадежным, и Москва приказала командиру приготовить корабль к затоплению. «Забайкалье» было подготовлено к затоплению, но благодаря поистине героическим усилиям экипажа судно удалось спасти. В конце концов к дрейфующему РК подошли корабли ТОФа и на буксире увели его во Владивосток.
Другой эпизод имел место у острова Гуам. В 1978–1979 гг. малый РК «Анероид» периодически занимался ловлей рыбы недалеко от берега. Причем рыбки эти были стальные — всплывшие учебные торпеды, выпущенные с американских подводных лодок. В 1979 г., поймав очередную «рыбку», командир «Анероида» взял курс на Владивосток. Однако на сей раз янки засекли подъем «рыбки» на борт РК. Командование 7-го флота буквально встало на уши и срочно запросило Госдепартамент и президента — что делать?
В течение 12 часов два авианосных соединения были отправлены из Йокосуки и с Филиппинских островов с задачей перехватить траулер. Через один или два дня «Анероид» был окружен американскими кораблями около острова Окинава.
Тем временем между Белым домом и Кремлем шли интенсивные переговоры.
В конечном итоге капитан РК, протянув до предела время, демонстративно сбросил торпеду за борт. Формально это действо стало выигрышем американцев. Ну а, с другой стороны, капитан РК тоже «сохранил лицо». Он-де не военный моряк, судно гидрографическое, никто не знал, что за штука всплыла рядом с судном. А традиция поднимать на борт непонятные объекты, плавающие в море, существует уже много веков. Ну и ребята из ГРУ были тоже довольны. Надо полагать, что торпеда утонула далеко не в полной комплектации после почти двухсуточного нахождения на борту РК.
Тут стоит заметить, что американские РК вели себя на Тихом океане, равно как и в других местах, куда более агрессивно, чем наши.
Так, с конца 1950-х годов на кромке наших территориальных вод, на линии мысов Камчатский — Озерный постоянно несли службу корабли радиотехнической разведки «Сегундо», «Грин Фиш», «Тайру», «Блюджил» и «Блекфил». Они вели наблюдение за падением боевых частей наших МБР на полигоне Ракетных войск стратегического назначения «Кура».
В феврале 1967 г. «Баннер» вел радиоэлектронную разведку вблизи Владивостока. Официально он держался в 12 милях от советского побережья, но позже выяснилось, что он приближался к берегу на 4–5 миль.
В течение всего похода корабль находился под наблюдением с советского сторожевого корабля. Но в марте этот корабль был неожиданно заменен старой землечерпалкой, которая через несколько дней «случайно» совершила навал на «Баннер». Разведывательный корабль отделался вмятиной и поспешил покинуть район, отправившись в свой порт. Американцы не афишировали этот эпизод, тем более что это был не первый случай в этом районе. 4 июня 1966 г. «Баннер» сталкивается с советским судном «Анемометр» в Японском море. Оба судна получают незначительные повреждения.
11 января 1968 г. американский разведывательный корабль «Пуэбло» (AGER-2) вышел из военно-морской базы Сасебо (Япония) с задачей радиоэлектронного контроля баз и портов Северной Кореи и наблюдения за советскими кораблями.
Несколько слов стоит сказать о самом «Пуэбло». Он был построен в 1944 г. и представлял собой войсковой транспорт. Под бортовым номером FP-344 судно 10 лет занималось снабжением американских войск на Филиппинах. В 1954 г. его поставили в отстой.
Новая жизнь для «Пуэбло» началась, когда его решили использовать в качестве корабля программы AGER (Auxiliary General Enviromental Research — вспомогательные экологические исследования). На самом деле под этим названием скрывались корабли радиоэлектронной разведки (впрочем, для приличия в команду таких кораблей включались гражданские ученые-океанологи). В 1966 г. начался ремонт и переоборудование судна. Грузовые трюмы были переоборудованы под жилые помещения для увеличившейся команды корабля, а на корме установили прямоугольную надстройку, в которой разместилось радиоэлектронное оборудование.
Водоизмещение «Пуэбло» составляло 900 тонн, длина — 53,2 метра, ширина — 9,75 метра, максимальная скорость хода — 12 узлов. «Пуэбло» имел на вооружении два 50-мм пулемета. Экипаж состоял из 83 человек: 6 офицеров, 29 операторов ELINT (разведка электронных излучений), 44 матросов и 2 гражданских ученых-океанологов. Капитаном корабля был назначен 39-летний коммандер Ллойд М. Бачер (разведывательной деятельностью руководил 21-летний лейтенант Тимоти Л. Харрис).
21 января 1968 г. «Пуэбло» находился у кромки территориальных вод КНДР, где обнаружил советскую подводную лодку в подводном положении и начал за ней слежку, но вскоре потерял контакт.
23 января американцы вновь установили контакт с подводной лодкой и, видимо, так увлеклись преследованием, что зашли в территориальные воды Северной Кореи. В 13 ч. 45 мин. торпедные и сторожевые катера ВМС КНДР в 7,5 мили от острова Рьедо задержали «Пуэбло», который находился в территориальных водах КНДР (американцы утверждали, что корабль находился в международных водах). При задержании корабль был обстрелян. Один из моряков был убит, а 10 ранены, из них один тяжело.

Архив: Разведывательные суда
Сегодня американский РК «Пуэбло», захваченное северокорейским морским патрулем в 1968 г., — одна из главных достопримечательностей Пхеньяна

Обеспокоенный захватом «Пуэбло», президент Джонсон собрал консультативное совещание с военными и гражданскими экспертами. Сразу возникло предположение о причастности к инциденту СССР. Министр обороны Роберт Макнамара утверждал, что русские знали об инциденте заранее, а один из советников президента заметил, «что это нельзя прощать». Макнамара заявил, что за авианосцем «Энтерпрайз» следует советское гидрографическое судно «Гидролог» и, периодически приближаясь к авианосцу на 700–800 метров, выполняет те же функции, что и захваченный «Пуэбло».
24 января во время обсуждения американского ответа в Белом доме советник по национальной безопасности Уолтер Ростоу высказал идею дать приказ кораблям Южной Кореи захватить советское судно, следующее за авианосцем «Энтерпрайз» ради симметрии. Подобный «симметричный» ответ мог иметь тяжелые последствия, ведь, по американским данным, за авианосцем «Энтерпрайз» во время его перехода к корейскому побережью шла советская АПЛ класса «November» (проект 627 А), и неизвестно как бы среагировал ее капитан.
Вскоре по приказу президента у побережья Кореи было сосредоточено 32 американских надводных корабля, в том числе атомный ударный авианосец «Энтерпрайз» (CYAN-65), ударные авианосцы «Рейнджер» (CVA-61), «Тикондерога» (CVA-14), «Корал СИ» (CVA-43), противолодочные авианосцы «Йорктаун» (CVS-10), «Кирсардж» (CVS-33), ракетные крейсера «Чикаго» (CG-11), «Провиденс» (CLG-6), легкий крейсер «Канберра» (CA-70), атомный ракетный крейсер «Томас Тракстон» и другие. Кроме надводных кораблей, к 1 февраля объединенный штаб, предписал 7-му флоту развернуть до девяти дизельных и атомных торпедных подводных лодок у берегов Кореи.
В такой ситуации СССР не мог оставаться посторонним наблюдателем. Во-первых, от района маневрирования американской эскадры до Владивостока около 100 километров, во-вторых, у СССР с КНДР был заключен договор о взаимном сотрудничестве и военной помощи.
Тихоокеанский флот сразу постарался взять под наблюдение действия американцев. В момент захвата «Пуэбло» советское гидрографическое судно «Гидролог» и сторожевой корабль проекта 50 находились на патрулировании в Цусимском проливе. Они-то и обнаружили американскую АУГ во главе с атомным ударным авианосцем «Энтерпрайз», когда она вошла в Японское море 24 января.
25 января президент США Джонсон объявил о мобилизации 14 600 резервистов. Американские СМИ требовали нанести удар по ВМБ Вонсан и силой освободить «Пуэбло». Адмирал Грант Шарп предложил направить эсминец «Хикби» прямо в гавань Вонсан под прикрытием самолетов с авианосца «Энтерпрайз» и, взяв на буксир «Пуэбло», увести его.
Рассматривалось и еще несколько вариантов освобождения разведывательного судна.
Эти планы имели мало шансов на успех, в порту находились 7 ракетных катеров проекта 183 Р и несколько патрульных катеров, а также береговые батареи.
Более реальным был план министерства обороны США, когда оно предлагало разбомбить «Пуэбло», не останавливаясь перед гибелью членов экипажа.
К порту Вонсан направилась оперативная эскадра под командованием контр-адмирала Николая Ивановича Ховрина в составе ракетных крейсеров проекта 58 «Варяг» и «Адмирал Фокин», больших ракетных кораблей «Упорный» (проекта 57-ис, капитан 2 ранга Новокшонов) и «Неудержимый» (проекта 56 М), эсминцев проекта 56 «Вызывающий» и «Веский». Отряду была поставлена задача осуществлять патрулирование в районе в готовности к защите государственных интересов СССР от провокационных действий. Прибыв на место, Н. И. Ховрин передал донесение: «Прибыл на место, маневрирую, меня интенсивно облетывают «виджеленты» на низкой высоте, почти цепляют за мачты».
Командующий отдал приказ — открывать ответный огонь при явном нападении на наши корабли. Кроме того, командующему авиацией флота А. Н. Томашевскому было приказано вылететь полком ракетоносцев Ту-16 и облететь авианосцы с выпущенными из люков ракетами КС-10 на низкой высоте, чтобы янки видели противокорабельные ракеты с головками самонаведения. Томашевский поднял в воздух двадцать ракетоносцев и сам возглавил строй. В районе действия американских АУГ были развернуты 27 советских подводных лодок.
23 декабря 1968 г., когда американское правительство принесло официальные извинения и признало факт пребывания судна в территориальных водах Северной Кореи, все 82 члена экипажа и тело погибшего моряка были отправлены в США. Судно «Пуэбло» оставалось на приколе в гавани Вонсан, а в 1995 г. было доставлено в Пхеньян, где стало использоваться в качестве музея.
Война во Вьетнаме выявила большую эффективность морской электронной разведки. По полноте и ценности добываемой информации она далеко опережала все другие виды разведки. Почти в режиме реального времени штаб ТОФ и ГРУ получали ежесуточные разведывательные сводки с места военных действий.
1 октября 1969 г. на базе 19-го ОМРТО и входившего в его состав 169-го отдельного дивизиона кораблей ОСНАЗ была сформирована отдельная бригада кораблей ОСНАЗ Тихоокеанского флота в составе: 15 разведывательных кораблей, 19-го морского радио- и радиотехнического отряда с десятью подвижными группами ОСНАЗ и 2003-й береговой базы. В состав отдельной бригады вошли: средние РК «Гавриил Сарычев», «Гидрограф», «Пеленг»; малые РК «Гидролог», «Анероид», «Курсограф», «Измеритель», «Протрактор», «Амперметр», «Барограф», «Гидрофон», «Дефлектор», «Керби», «Унго», «Усач».
В ходе вьетнамской войны с апреля 1964 г. по 31 декабря 1974 г. разведывательные корабли бригады постоянно дежурили в районе Южно-Китайского моря, Тонкинского залива и острова Гуам на маневренных позициях. Помимо решения своих специальных задач они осуществляли боевое (разведывательное) обеспечение боевой деятельности советских подразделений ПВО и вьетнамцев.
Наши РК решали следующие задачи:
— непосредственное слежение за авианосными ударными и противолодочными группами, выявляя их районы маневрирования;
— предупреждение командования ВМФ СССР и ТОФ о готовящихся к вылету самолетах палубной авиации и об их вылетах на удары по Вьетнаму;
— выявление тактических приемов использования палубной авиации и деятельности американских кораблей по блокаде побережья Вьетнама.
Разведывательный корабль, находящийся в трех милях от бухты Апра (остров Гуам), помимо главной задачи (вскрытие деятельности американских ПЛАРБ), обнаруживал взлеты стратегических бомбардировщиков Б-52 с авиабазы Андерсен и отслеживал их перелеты до объектов Вьетнама. Продолжительность перелета составляла около 6 часов, но к этому времени система ПВО Вьетнама была уже предупреждена по сверхбыстродействующей связи с корабля через Генеральный штаб ВС СССР и далее до подразделений ПВО во Вьетнаме.
Всего за 1964–1974 гг. в район боевых действий во Вьетнаме выходило 17 разведывательных кораблей соединения, совершивших 94 похода продолжительностью по три-четыре месяца.
2 августа 1964 г. в ходе «Тонкинского инцидента» корабли 7-го флота США вторглись в территориальные воды ДРВ. Чтобы оправдать нападение на ДРВ, американское командование заявило, что торпедные катера ДРВ якобы атаковали в экстерриториальных водах американский эсминец «Мэддокс». Правительство ДРВ категорически отвергло это утверждение. Сомнения в достоверности этого факта высказывали объединенный комитет начальников штабов и командование ВМС США. Тогда с РК «Протрактор» (командир корабля капитан 3 ранга Н. П. Фадеев) в штаб ТОФа пришло донесение, что действительно ведущий разведку эсминец «Мэддокс» вторгся в территориальные воды ДРВ. Несмотря на это, авиация США 5 августа 1964 г. бомбардировала территорию ДРВ.
Советское же правительство, опираясь на достоверные данные кораблей морской разведки, квалифицировало эти действия как неспровоцированную агрессию. С этого момента советские РК начали нести боевую службу в Тонкинском заливе на постоянной основе в течение всего периода американской агрессии против Северного Вьетнама. Основным районом разведки был центр боевого порядка 77-го оперативного соединения (авианосного ударного соединения 7-го флота США), или, как его называли американцы, «Янки стэйшн». Смена наших РК происходила непосредственно в этом районе.
Основной задачей РК оставалось своевременное предупреждение по данным радиоперехвата ПВО Вьетнама о массовых взлетах палубной авиации с авианосцев. В отдельные периоды в районе действовали до восьми авианосцев, а все соединение насчитывало до 150 боевых кораблей и судов обеспечения.
2 июня 1967 г. советский теплоход «Туркестан» Дальневосточного морского пароходства, находящийся под разгрузкой в северовьетнамском порту Камфа, был обстрелян американскими палубными штурмовиками. Погиб электромеханик Николай Рыбачук, 6 человек получили ранения. Назрел крупный международный скандал, так как американцы всячески отрицали свое участие в атаке теплохода.
И в этом случае выручили наши РК. Группа радиоразведки с малого РК ГС-34 перехватила радиопереговоры американских штурмовиков с авианосцем и представила неопровержимые сведения о номерах самолетов эскадрильи с борта авианосца «Мидуэй», времени и месте атаки. Американская сторона была вынуждена принести извинения за инцидент. Командир группы радиоразведки Б. М. Мозжухин был награжден орденом Красной Звезды.
С мая 1972 г. американцы начали массированное минирование подходов к северовьетнамским портам. Первые минные постановки велись палубными самолетами с авианосцев «Кити-Хок» и «Корал Си».
Всего за последующие 8 месяцев янки выставили более 11 тысяч донных мин Мк-36 и Мк-52–2. Наиболее массированные минные постановки были проведены в августе 1972 г., когда американская палубная авиация с шести авианосцев скрытно осуществляла минные постановки новых гидроакустических и магнитных мин на подходах к Хайфону и на самом фарватере. В Хайфоне оказались запертыми десятки судов. Эта операция была своевременно вскрыта радиоразведчиками с малого РК «Дефлектор», находящегося в Тонкинском заливе. Своевременно были оповещены штаб ТОФ и Дальневосточное морское пароходство. Это позволило предотвратить подрыв на минах нескольких советских судов.
Осознав бесперспективность продолжения боевых действий, американцы согласились на проведение мирных переговоров в Париже. Но чтобы добиться как можно более почетных условий вывода своих войск из Вьетнама, янки решили громко хлопнуть дверью. И вот с 25 декабря 1972 г. американское командование начало самую широкомасштабную за весь период войны воздушную операцию против городов Ханой и Хайфон, а также военных баз вьетнамских войск. Ставка делается на внезапность. Начало операции было приурочено ко дню Рождества Христова, когда обычно американцы не воевали. К операции была привлечена вся имевшаяся у США в Юго-Восточной Азии авиация. Только в первый день налета палубная авиация со всех 7 авианосцев совершила более 1500 боевых вылетов. Но советское и вьетнамское военное руководство были своевременно оповещены о начале массового взлета палубной авиации со всех авианосцев малым РК «Курсограф», который затесался в самый центр боевого порядка 77-го оперативного соединения, что позволило вьетнамцам своевременно привести в полную боевую готовность систему ПВО.
За 12 дней на города Северного Вьетнама было сброшено более 100 тысяч бомб. В свою очередь, силы ПВО ДРВ сбили 80 американских самолетов, в том числе 23 стратегических бомбардировщика Б-52.
Под давлением общественности и вследствие серьезных поражений в войне правительство США было вынуждено 27 января 1973 г. подписать в Париже Соглашение о прекращении войны и полном выводе американских войск из Вьетнама.
В начале 1979 г. в ходе «первой социалистической войны» между ДРВ и КНР советские РК, ведшие разведку китайских сил в Южно-Китайском море, в обязательном порядке прикрывали боевые корабли.
Так, работу среднего РК «Курсограф» с 23 января 1979 г. обеспечивали СКР-46 (пр. 159 А), МТЩ «Трал» и танкер «Илим», а затем к ним присоединился БПК «Василий Чапаев». Тем не менее китайские бомбардировщики Ил-28 несколько раз имитировали атаку наших кораблей.
С обустройством советской военно-морской базы в бухте Камрань резко увеличились возможности РК по ведению разведки в Тихом и Индийском океанах.

Боевая служба в Атлантике и на Средиземном море

Основным объектом наблюдения советских РК в Атлантике и на Средиземном море были базы атомных ракетных подводных лодок в Холи-Лох (Шотландия), Чарлстон (штат Южная Каролина), Кингсбей (Джорджия) и Рота (Испания), а также ракетный полигон на мысе Канаверал (Флорида). Естественно, отслеживались передвижения авианосных групп и морские учения.
Отмечу, что отслеживание деятельности американских авианосных групп было важной стратегической задачей. Данные разведывательных кораблей позволяли заранее определить цель очередной агрессии США. Не будем забывать и того, что в случае термоядерной войны американская авианосная авиация должна была принять участие в первом ударе по СССР.
8 марта 1961 г. в шотландский порт Холи-Лох прибыла первая американская ПЛАРБ «Патрик Генри». С этого момента Холи-Лох стал местом постоянного базирования 14-й эскадры атомных подводных лодок. Любопытно, что британские газеты уже в апреле 1961 г. начали писать о таинственных советских траулерах, неизвестно чем занимающихся у входа в эту бухту. Позже одна из американских ПЛАРБ, пытаясь уйти от слежения советского «траулера», даже вылетела на мель.
5 июня 1967 г. Израиль внезапно напал на Египет. Началась знаменитая «шестидневная война», в ходе которой израильская армия разгромила армии Египта, Сирии и Иордании. Евреи оккупировали Синайский полуостров, сектор Газа, Голанские высоты и Западный берег реки Иордан общей площадью 68,5 тыс. кв. км.
К началу войны на Средиземном море находилось 7 боевых кораблей, включая крейсер «Слава», эсминец «Настойчивый» и пять вспомогательных судов.
Среди вспомогательных судов было три разведывательных корабля. Один («Севрюга») дежурил у испанской ВМБ Рота. Еще одно судно «пасло» с 30 мая по 7 июня 1967 г. американский авианосец «Саратога». Когда разведывательные суда подошли слишком близко к авианосцу, взлетевший с него истребитель-бомбардировщик F-8 спикировал и сбросил на палубу… несколько рулонов туалетной бумаги.

Архив: Разведывательные суда
Советские разведывательные суда в Средиземном море

Американцы заранее усилили свою группировку кораблей в восточном Средиземноморье. 4 июня 1967 г. к берегам Синая приблизился американский РК «Либерти». После полудня 8 июня стояла ясная солнечная погода. Американский РК находился в 21 км от берега. Внезапно «Либерти» был атакован четверкой израильских истребителей, обстрелявших корабль неуправляемыми ракетами и огнем бортовых пушек.
Почти одновременно появились три израильских торпедных катера Т-203, Т-204 и Т-206, вооруженные двумя 450-мм торпедными аппаратами, а также двумя 40-мм и 20-мм автоматами.
«Либерти» дал несколько очередей из двух 12,7-мм автоматов. Тем не менее большой, тихоходный («Либерти» шел 5-узловым ходом) и маломаневренный корабль представлял идеальную цель для торпедных катеров. Однако евреи ухитрились мазать с достаточно близких дистанций.
Так, Т-204 с дистанции 2000 м выпустил одну торпеду, но она затонула по пути к цели. Т-206 выпустил две торпеды с дистанции 1000 м и 550 м и оба раза промазал. Наконец, Т-203 с 2 км выпустил две торпеды, и одна все-таки попала в «Либерти». Всего нападение с воздуха и торпедная атака заняли 20 минут.
Из 294 человек команды «Либерти» было убито 34 и ранено свыше 170 человек, включая капитана.
Любопытно, что «Либерти» долго не мог связаться с кораблями 6-го флота, поскольку радиотехнические средства Израиля глушили все передатчики американцев. Наконец удалось сообщить о случившемся на авианосец «Саратога». Там оперативно подняли в воздух соединение истребителей и штурмовиков. Одновременно президент США Джонсон по горячей линии позвонил Председателю Совета министров СССР Косыгину и сообщил, что самолеты не собираются бомбить Египет, а лишь защищают американский РК. (Как же нас тогда уважали — янки спрашивали разрешения, кого бомбить, а кого нет. Сейчас это ненаучная фантастика.) Косыгин через несколько минут перезвонил и сообщил, что информация об инциденте передана президенту Насеру.
Однако еще через несколько минут Белый дом приказал вернуть самолеты на «Саратогу».

Архив: Разведывательные суда
Эпизод холодной войны. Советское разведывательное судно следит за американским авианосцем

Следует отметить, что до сих пор вся информация о нападении на «Либерти» строго засекречена как в США, так и в Израиле. Если верить американским журналистам, расследование инцидента в США даже не производилось. Израиль просто выплатил небольшие компенсации пострадавшим морякам и семьям погибших.
После войны 1967 г. численность РК Черноморского флота увеличилась. 13 февраля 1971 г. на базе отдельного дивизиона кораблей была сформирована бригада разведывательных кораблей. В ее состав вошло 12 кораблей: большой РК «Запорожье» (корабль 1 ранга); средний РК «Харитон Лаптев» (корабль 2 ранга); малые РК «Веха», «Теодолит», «Кренометр», «Лотлинь», «Траверз», «Барометр», «Архипелаг», «Пелорус», «Находка», «Селигер» (корабли 3 ранга); ПМ-13, ПСКЛ-З и БСС-79850.
В 1979 г. РК получили помимо имен собственных бортовые номера. Так, к примеру, «Приазовье» стал ССВ-201 и т. д.

Архив: Разведывательные суда
РК «Приазовье»

Основной задачей РК Черноморского флота было слежение за авианосными соединениями США и ПЛАРБ в Средиземном море. Наши РК непрерывно находились у берегов Израиля и вели радиотехническую разведку. Так, РК «Крым» и «Кавказ» ловили любое электронное излучение на территории этой страны и прослушивали все телефонные переговоры.
Ни один американский корабль не входил незамеченным в Средиземное море. Так, новый авианосец «Нимитц» с ядерной силовой установкой отправился в Средиземное море в июле 1976 г., и уже у Гибралтара его встретил средний РК «Юпитер». Позже «Юпитер» осуществлял поиск и слежение за атомными подводными лодками США в районе базы ПЛАРБ в Роте (Испания).
В 1987 г. «Юпитер» отслеживал агрессивные действия 6-го американского флота против Ливии в заливе Синдра.
К осени 1991 г. деятельность РК резко уменьшилась. К 1990 г. в составе Черноморского флота имелось 17 РК, а за последующие семь лет потерял треть корабельного состава. Списаны на слом средние разведывательные корабли «Бакан», «Вал», «Вертикаль», «Лоцман» (пр. 393). Ушел на Тихий океан ССВ-328 («Юг»). В 1997 г. перейдет на Север ССВ-704 («Мангышлак»). В феврале 1996 г. переданы Украине «Юпитер» и ГС-13, переименованные в «Симферополь» и «Переяславль» соответственно. В 1996 г. не вернулся из Средиземного моря и был переведен на Север ССВ-175 («Одограф»). ССВ «Рица» продан коммерсантам в Одессу.
1 мая 1998 г. 112-я бригада реорганизована в 519-й отдельный дивизион кораблей Черноморского флота.
Ну а в 2004 г. последние четыре РК Черноморского флота «Приазовье», «Кильдин», «Лиман» и «Экватор» сведены в 112-й дивизион разведывательных кораблей, базирующийся в Севастополе.

Архив: Разведывательные суда
Разведывательные корабли «Кильдин» и «Экватор» в Севастополе

Большей частью корабли дивизиона стоят у причала и лишь эпизодически выходят в море. Так, в ходе натовской агрессии против Югославии 2 апреля 1999 г. в Адриатическое море направился РК «Лиман». Позже его сменил там «Кильдин». 14 марта 2011 г. к берегам Ливии ушел РК «Приазовье».
Наши моряки за более чем полувековую службу РК в мировом океане проявили чудеса мужества, настойчивости и выдержки. Кремль получил огромный массив информации о деятельности вооруженных сил США и НАТО. Помимо этого РК перехватывали большой поток экономической и политической информации. Другой вопрос, что из-за слишком большой секретности в советское время эта информация не доходила до тех, кому она была столь необходима.

Архив: Разведывательные суда
РК «Лиман» вышел в море

Следует заметить, что возможности наших разведывательных кораблей резко возрастут в случае оснащения их беспилотными летательными аппаратами. Кстати, американские корабли оснащаются «беспилотниками» с 1986 г. Почему это не делается у нас, не ясно. То ли из-за отсутствия средств, то ли из-за косности мышления адмиралов.
P. S. Пока готовилась статья, в октябре 2011 г. в восточную часть Средиземного моря прибыл средний РК Северного флота «Одограф» (с апреля 2004 г. он переименован в «Виктор Леонов», но многие моряки именуют его по-старому). Визит нашего РК еще раз свидетельствует о том, что на Ближнем Востоке вновь «запахло жареным».

Александр ШИРОКОРАД
Фото из архива автора и Виталия КОСТРИЧЕНКО

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Отдельных солдат полководец может наказывать по всей строгости, но если провинилось все войско, ему придется оказать снисхождение.

Сенека

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum