TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Январь 2012 года
     
Гостиная: Русский медведь
 
  Гостиная: Русский медведь

Он первый показал Америке и миру технику настоящего русского самбо в боях без правил. Единственный россиянин, носящий титул самого сильного бойца планеты по результатам американского чемпионата (UFC). Он первый стал самым узнаваемым российским актером в Голливуде. Ему заслуженно были посвящены слова Роберта Родригеса: «Он боец, чемпион мира и очень хороший актер». Выбор зрителей UFC, чемпион UFC VI. Победитель турнира «Белый дракон» (1994 г., Рига). Многократный чемпион Европы по джиу-джитсу. С завистью для них и с гордостью для нас прозванный Русским медведем, Олег Тактаров.

— Олег, вы служили в армии?
– Да, служил, как положено, 2 года, с 1985 по 1987-й. Изначально был принят в спортроту в Нижнем Новгороде. Я вставал в 5 утра, фанатично бегал, проводил полноценную 2-часовую тренировку, хотя всем служащим в спортроте после подъема полагалась 20-минутная пробежка. Вскоре все вскрылось, и за эту провинность меня отправили в г. Костерево Владимирской области в войска противовоздушной обороны. По приезде в часть я сразу же отличился — самостоятельно перенес пулемет ДШК, который положено нести троим. Через некоторое время был направлен в школу сержантов в Нижнем Новгороде. Все еще планируя доказать, что я хороший спортсмен, пытался вернуться в спортроту. Но меня оставили в войсках ПВО. Признаюсь, привык, если заниматься чем-либо, так заниматься на 100% хорошо, от этой особенности характера никуда не деться. Поэтому, служа в Костерево, стал сержантом и хорошим специалистом — противовоздушным высотомером.

— Когда в первый раз вы попали на полосы газет?
– Когда служил в ПВО. Мне выделили помещение, в котором я сделал из подручных материалов тренажеры. Получился спортзал, который стал лучшим в округе. Это было мое первое попадание на полосу в армейскую газету.
Армия в моей жизни была очень полезной. Я четко понял, что хочу в жизни. Думаю, что молодым парням для осознания жизненных позиций армия просто необходима.

Гостиная: Русский медведь

— Расскажите о себе.
– Родился в 1967 году в городе Саров Нижегородской области, ранее секретный военный город Арзамас-16. В моей семье многие работали на военном производстве.
Отец привел меня в секцию самбо и дзюдо примерно в десятилетнем возрасте. Это, признаюсь, изменило всю мою жизнь. В 17 лет я уже выиграл на турнире ВЦСПС. После финальной схватки победителя брали в спортроту. Это был красочный бой, его до сих пор часто вспоминают в интернете. Конечно, друг друга с противником немного покалечили, с разорванными связками на ноге я заставил себя подняться и бросил его на затылок, тот потерял сознание.

— Как удается побеждать любой ценой?
– Это просто привычка. Нужно заставлять себя каждый раз делать все через «не могу». Привычка преодолевать себя рождает характер, а затем судьбу. Считаю, что благодаря привычке побеждать я завоевал все свои титулы.

— Как складывалась ваша жизнь после армии?
После 2-летнего перерыва техника боя осталась, добавилось силы и килограммов. Я много тренировался, но желаемых результатов не было. Даже думал уйти из спорта. Во время поступления в институт я немного отдохнул. После этого принял участие в международном турнире и выиграл его, легко одолев всех в тяжелой категории. Было такое чувство, что брал противников в захват, а они даже не сопротивляются. Тогда я понял, что организм должен отдыхать и восстанавливаться. Он не может быть постоянно под нагрузкой. Начал принимать участие в большом количестве турниров, выступал каждый месяц. С 22 лет я выигрывал все соревнования подряд. В 1990 году выполнил норматив мастера спорта СССР по самбо. Затем начались сложные 90-е годы. Я уже не видел целесообразности жить в заводском общежитии, тренироваться, учиться. Занялся бизнесом, работал с несколькими заводами — сложился свой бизнес. Но мне не нравилось быть бизнесменом, я мечтал об актерской карьере. Снова начал выступать на соревнованиях по джиу-джитсу, стал чемпионом России и Евразии. В 1994 году принял участие в первых для себя боях без правил, турнире «Белый дракон» в Риге. Одержал там легкую победу. Затем уехал в Америку. Думал о кино, но первые шаги в Штатах были спортивными. Все последующие победы, я считаю, были на старом багаже. Да, я тренировался в Америке по 8 часов, мог бороться по 3 часа без перерыва, но вся основа была заложена в детстве.

Гостиная: Русский медведь

— С кем приходилось выходить на бой?
– В Америке были физически сильные бойцы, в Бразилии более сильные технически. Мне очень нравились бои с бразильцами. Проходили интересные, так сказать, шахматные партии, тактические бои. Они мне доставляли моральное удовольствие. Признаюсь, не очень люблю выступать в Японии. Считаю, там часто судят нечестно. Присуждают какие-то фальшивые штрафные очки. К японцам как к нации отношусь нормально и очень уважаю их патриотизм, стойкость, героизм. Они всегда готовы противостоять любым невзгодам и делают это достойно. Но, видимо, приезжих победителей в национальных видах спорта не могут признать спокойно. Наверное, их тоже можно понять.
Достаточно удачно я выступил на пятом турнире UFC, но в полуфинале бой был остановлен судьей из-за кровотечения. На следующем, шестом турнире одерживал, как выразились судьи, красивейшие победы. А в финале встретился с непобедимым до этого Танком Абботом. После победы пришла известность. Последовали бои: в Японии (Pancreas, Mars), США (World Fighting Federation), Бразилии (World Vale Tudor Championship), Казахстане (National Free sparring) и другие.

— Правда ли, что вы первым применили болевые приемы на ноги?
– Да, это так. У меня были приемы, которых никто не делал. В основном это болевые приемы со стойки на ноги. Они очень эффективны. Включал какие-то неординарные движения, которые никто не мог повторить.

— Можете назвать ваш коронный прием?
– С каждым нужно работать индивидуально. Легких путей к победе нет.

— Что важно для начинающего спортс мена?
– Должна быть прежде всего сила, выносливость, скорость. Все это в комплексе.

— Когда были ваши последние бои без правил?
– Признаться, не люблю словосочетание «бои без правил», потому что в США таких соревнований нет. Есть соревнования UFC (Ultimate Fighting Championship), которые переводятся как «Чемпионат чемпионов на право называться самым сильным бойцом планеты». Да, мне часто не хватает адреналина, поэтому три года назад, в 40 лет, спустя 10 лет после последних боев я вернулся в спорт. Приятно было, что вернулся и ушел непобедимым.

— Сейчас вы тренируетесь или трени руете?
– Тренируюсь и тренирую, конечно. Периодически провожу семинары в разных странах для детей и взрослых. Честно скажу: если бы меня тренировали так, как тренирую я, можно было бы достичь большего.

— Правда, что вы тренировали сотрудников спецслужб?
– Проходили семинары, в которых, в том числе, принимали участие и сотрудники спецслужб. Я преподавал боевой раздел самбо. Проводил семинары в Америке для спецподразделений.

Гостиная: Русский медведь

— Общаетесь с кем-нибудь из спецподразделений?
– Да, у меня много друзей служат в различных подразделениях спецназа, в том числе и в «Альфе». Есть среди них и реальные участники боевых действий, спецопераций по борьбе с терроризмом.

— Почему вы оставили спорт и так упорно хотели попасть в кино?
– Мне всегда необходимо достигать новые вершины. Кроме того, кино нравилось. В нем я прошел все с нуля, как когда-то в спорте. Покупая билет в Штаты, я даже не знал языка. А в 1996 году поступил в одну из самых престижных актерских академий в Лос-Анджелесе «Playhouse West». Из ее стен вышло немало мировых звезд. Со многими вместе учились, потом играли. Через 2,5 года после поступления была моя первая роль в фильме «Пятнадцать минут славы» с Робертом Де Ниро. Фильм имел успех. Критики меня заметили. Появились другие роли.

— А какие роли вы мечтали сыграть?
– Когда летел в Америку, мечтал пополнить ряды таких актеров, как Ван Дамм, Стивен Сигал и прочие. Но в процессе я понял, что это второсортные боевики, не дотягивающие до большого кино. В них снимались люди, как правило, не имеющие серьезной актерской подготовки, за счет красивых постановочных боев становились звездами. Это нравилось в России, но в Америке это не котировалось. После учебы я попал в большое кино. Все сыгранные мною роли — любимые. Иногда те, которые не кажутся достаточно интересными, вдруг становятся самыми востребованными среди зрителей.

— Вы играли на одной площадке с Робертом Де Ниро, Аль Пачино, Жаном Рено, Николасом Кейджем, Робертом Дювалом… этот список можно продолжать. Какие роли впереди?
– Не хотел бы об этом рассказывать. Считаю, что из любой роли можно сделать что-то неординарное. Нет ролей маленьких. Есть роли, хорошо или плохо сыгранные. Например, у меня была небольшая роль Вовчика Малого в фильме «Generation П». Был монолог минут на 5, который понравился зрителю, зацепил его.

– Были ли у вас роли военные?
– Я рад тому, что мне досталась положительная роль русского военного, десантника, в фильме Роберта Родригеса «Хищники». До этого была масса ролей, но все они были характерными. Список ролей в российских фильмах большой. Моя первая российская работа «Охота на изюбря». В фильме «Монтана» – моя первая главная роль. «Испытание смертью», в котором я сыграл роль разведчика, смотрели со слезами на глазах. На Первом канале скоро выйдет историческая работа «Лето волков». И следующая работа — «Опережая выстрелы» — фильм о собровцах. В запуске фильм «Побег в небо. Девятаев».

Гостиная: Русский медведь

— Все характерные персонажи живут внутри вас? Где вы черпаете новые образы?
– Нахожу реальных людей среди бывших «афганцев», спецназовцев. Добавляю их черты в свои образы. Образы собирательные, носят в себе частички разных людей, на мой взгляд, очень неординарных. Думаю, что это важно в актерской профессии. Иначе зритель не будет увлечен. Да мне самому будет стыдно, если я что-то сделаю нечестно.

— Помните курьезные случаи во время съемок?
– Курьезы бывают часто. В одном кадре я должен был стрелять с подножки последнего вагона. Автомат надо держать обеими руками, поэтому меня решили незаметно подстраховать веревкой. Чтобы проверить ее, я решил повиснуть — она порвалась. Хорошо, что поезд в это время стоял.
Однажды на съемках в России, я по сценарию был привязан руками к тросу, температура –25°, меня в постановочных кадрах били два американских каскадера, все было красиво. В перерыве между дублями ко мне подошел молодой российский каскадер и спросил: «А можно я вас ударю ногой?». И в кадре со всей силы замочил замерзшим сапогом по голове. Когда идут постановочные бои, ты отворачиваешься, и ударов не происходит. А в этом случае я не мог даже увернуться, потому что был привязан. Я понимал, что если скажу «стоп», то все придется снимать заново. После завершения сцены я отошел, отогрелся, успокоился, подошел к нему и спрашиваю: «Ты давно работаешь в кино?». Он: «Первый день». У него было свое представление о кино.
Смешно, но в спорте я получил меньше травм, чем в кино. В спорте ты настроен, размят, знаешь, на что идешь. К примеру, в фильме «Роллербол» получил травмы, катаясь на роликовых коньках. И не факт, что все сцены войдут в фильм.
В 2005 году в Намибии я был ведущим в документальном фильме об африканских шаманах. После съемок в пустыне за нашей группой из 5 человек должен был прилететь вертолет. Но нас обманули, и вертолет просто не прилетел в назначенное место. Шли пешком, пытались найти воду, выкладывали камнями SOS, от жары и жажды начались галлюцинации. Есть не хотелось, мечтали только о воде. Все перессорились. Повезло, что была зима. Днем +40, правда, ночью только +5. От ночных туманов, просыпаясь, выжимали одежду. Подошли к горам. Когда увидели первую лужу, пили как животные. Первая добыча была 4 яйца из птичьего гнезда. Пришлось объяснять американцам, что такое делиться и как наши космонавты пользуются одним тюбиком зубной пасты, хотя запас есть у обоих, что это чисто психологическая особенность. Но им этого никогда не понять… На нашем пути все чаще стали появляться следы львов и леопардов. Когда увидели идущих нам навстречу несколько десятков туземцев, с вождем в шлепанцах и ярко-красной майке с надписью «Manchester United», решили, что бредим. Во время полета в Москву все время пил и не мог напиться, порядком достал стюардесс. И поверьте, ничего вкуснее в своей жизни я не пробовал… Отснятые материалы мы сохранили. После этого понятие «невозможно» для меня исчезло навсегда.

— Вы можете сравнить американскую и российскую актерские школы? Есть разница?
– Кино зависит от профессионализма продюсеров, режиссеров. А сниматься интересней там, где интереснее роль.

— В США и других странах мира ваше имя ассоциируется с Россией?
– Что я — русский, отлично знают и в спорте, и в кино. Это очень греет душу.

– Что нужно, чтобы быть таким, как вы?
– Я не вру и никому не советую. Если ты предельно честен сам с собой — ты уже герой.

— Что для вас мужская дружба?
– Мужская дружба, конечно, есть. Это понятие особенно проявляется у сотрудников спецподразделений. У тех, кто прошел горячие точки. Дружба проявляется там, где была возможность ее проверить.

Гостиная: Русский медведь

— Что бы вы хотели пожелать читателям «Братишки»?
– Не думайте, что кто-то где-то лучше вас. Просто научитесь любить себя и ценить свои достижения, не занижая их. Попытайтесь научиться наслаждаться жизнью. Я стараюсь радоваться тому, что есть. Понимаю, что иногда трудно оценить достигнутое. Иногда кажется, что добился в жизни всего, чего можно достигнуть. А ведь в жизни всегда нужны новые высоты.

— В чем секрет вашего успеха?
– Да успеха и не было как такового. Я всегда старался заниматься тем, что мне нравится. Когда мне было 14 лет, я стал чемпионом Центрального совета, это была организация, после которой попадали на чемпионат СССР. Мне дали новое японское кимоно, и в статусе чемпиона я приехал в маленький город на какой-то второстепенный турнир. В первой схватке парень, который вышел на турнир в кимоно из сшитых полотенец, легко швырнул меня без техники. Вот тогда у меня закончилась звездная болезнь, и до сих пор я ею не страдаю. На такие понятия, как слава и успех, я стал смотреть философски. Никогда нельзя терять голову.

— До сих пор пишете стихи?
– …Все хотят, как Миша, стать, / только Мише наплевать… / лес он видит по ночам / и скучает по друзьям…
Был период в моей жизни. Возможно, когда- то к ним вернусь.

Наталья Спивак
Фото из личного архива Олега ТАКТАРОВА

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum