TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        ЗВЕЗДЫ МУЖЕСТВА
     
ЗВЕЗДЫ МУЖЕСТВА. ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ В ОДНОЙ УПРЯЖКЕ
     
  Герой Российской Федерации младший сержант Бузин Александр Сергеевич

Родился 28 июля 1976 года в городе Нижний Тагил Свердловской области. До армии окончил среднюю школу в г.Советский Тюменской области, профессионально-техническое училище. Работал столяром-краснодеревщиком в леспромхозе. В декабре 1994 года призван на службу во внутренние войска.
Звание Героя Российской Федерации присвоено 18 ноября 1996 года (посмертно). Приказом министра внутренних дел навечно зачислен в списки личного состава воинской части.


Вам когда-нибудь приходилось видеть, как плачет собака? Навзрыд, по-человечески, роняя огромные слезы-горошины на избитые до крови лапы. Плачет оттого, что потеряла друга.
Не видел этого и младший сержант Александр Бузин. Его сердце, прошитое бандитскими пулями в последнем бою, остановилось навсегда. Подоспевшие десантники бросились было оказывать помощь воину, но их остановил угрожающий оскал клыков и злобное рычание. Подстреленный Джон, четвероногий друг Саши Бузина, лежал рядом, истекая кровью, не чувствуя боли в своем израненном теле, из последних сил выказывал свою собачью преданность воспитавшему его человеку. Он никого не подпускал к своему хозяину и... плакал.
Увидев такую картину, железные парни из крылатой пехоты, уже многое повидавшие на этой войне, не единожды выносившие с поля боя погибших товарищей, срывали с себя голубые береты и утыкались в них лицом, пытаясь скрыть скупые мужские слезы.

Слезы, слезы... Сколько их пролито за годы этой войны? Наверное, всю Чечню можно было затопить горькими материнскими слезами. Потускнели, выцвели заплаканные глаза. Только не меняются глаза сыновей, запечатленных на фотографиях: такие же по-детски шаловливые, с легким прищуром, искренней улыбкой, полные жизни и уверенности в будущем.
Саша Бузин в армию пошел с удовольствием. В нем генетически было заложено то, что когда-то активно воспитывалось в наших юношах: чувство долга перед Отечеством. Он искренне полагал, что тот, кто не служил в армии, не может считаться настоящим мужчиной. Чтобы закосить от службы, даже и речи не было. Хотя имелись веские основания задуматься над этим: сердчишко пошаливало, зрение ниже нормы на 20-30 процентов, перед самым призывом руку сломал. Местных эскулапов уговаривать долго не пришлось: хочешь — иди, служи. Да и его величество план мертвой хваткой держал за горло военкоматовских чиновников. Из кого еще, если не из рабочих и крестьян, комплектовать нынче армию?
Саша умел дружить и ценил дружбу. В его записной книжке оставили свои пожелания сослуживцы старшего призыва, увольняющиеся в запас: “Саня! Желаю тебе отлично дослужить и вернуться домой к своей семье. Также я хочу, чтобы ты хотя бы изредка вспоминал меня. Ты классный парень. Я рад, что с тобой познакомился. Останься таким навсегда. Твой сослуживец Евгешка. 2. 08. 95г.” Да, к глубокому прискорбию, Александр Бузин останется таким... навечно в памяти родных и друзей.
“Малой! И вот я уезжаю. Желаю тебе всего самого наилучшего в жизни. Малой, держите взвод. Если что нужно, пишите, помогу. Жду в гости. Не забывай меня и не обижайся, если когда грубил. Заранее — с Новым годом. Джавад. 26. 12. 95г.”
На прозвище Малой Саша не обижался. Ну что поделать, если он и вправду был маленького роста. “Ничего, — шутили сослуживцы. — Ты хоть и маленький, но крепко стоишь на земле. И ветер не унесет, вон какие сапожищи таскаешь”. Он действительно, несмотря на свой маленький рост, носил обувь большого размера. Однажды чуть не пострадал из-за этого.
Это было в первой чеченской командировке. Тогда Бузина сразу же по прибытии к месту временной дислокации определили на одну из застав, поблизости от которой несли службу спецназовцы. Однажды Саша вернулся в расположение взъерошенным и возбужденным. От расспросов сослуживцев сначала отмахнулся. Но рассказать все же пришлось.
Через несколько минут в подразделение на разборку пришли спецназовцы. Оказалось, какой-то строптивый “пехотинец” поднял руку на супермена. Задетое самолюбие амбициозных профи звало к действию: наказать обидчика. Но когда они узнали, что обидчиком является тот самый Малой — их благородство все же взяло верх. Оказалось, они даже и не знали, что произошло. Скромный, тихий Саша Бузин не стал ерничать и играть на покатывающуюся от смеха публику. Он сказал просто: “Хотел раздеть меня. Видно, мои новенькие берцовки понравились. С таким... мне не просто управиться. Пришлось пустить в ход ремень”. Обиженный спецназовец, поднятый на смех товарищами, из эдакого задиристого петуха превратился в мокрую курицу.
Саша всегда “делал добро, искал мира и стремился к нему”. И это, пожалуй, единственный на памяти сослуживцев случай, когда молодой солдат Бузин “воздал злом за зло”.
Александр Бузин уверенно стоял на земле не только потому, что носил огромные тяжелые ботинки. Он с оптимизмом смотрел в будущее, обучился любимому ремеслу и работу надеялся найти по душе. Еще до призыва на действительную военную службу закончил профессионально-техническое училище и получил специальность столяра художественной мебели, столяра-краснодеревщика. Полено или обычный кусок дерева в его руках превращались в зверьков или сказочных персонажей. Первым ценителем его искусства был младший брат Лешка. Такие дети из российской глубинки, не избалованные заморскими трансферами и “лего”, привыкли сами придумывать себе игры и игрушки. Лешке повезло, что у него был такой старший брат.
Больше года Саша проработал в леспромхозе. Провожали его в армию всей бригадой. “Удачи тебе в солдатской службе, — говорили рабочие. — Пусть это время пролетит, как два дня. Если будет трудно, вспомни, что в далеком краю, в Тюмени, в поселке Советском, есть в бригаде путейцев классные ребята, которые тебя помнят и ждут твоего возвращения”. Давно подмечено, что не место красит человека — как бы ни пытались доказать обратное разные карьеристы и приспособленцы. Если человек относится к своему делу ответственно, если на него можно положиться в любой ситуации, то и его будут ценить окружающие люди, будут добром отвечать на добро. И в рабочей бригаде, и в воинском коллективе.
Как художник, Саша по-своему видел мир, ощущал гармонию и воспринимал прекрасное. Именно это и позволяло ему осознавать себя в окружающем мире, наверное, как никому другому, давало возможность общаться с живыми существами и добиваться взаимопонимания. Это качество и сумел разглядеть в новобранце командир взвода специалистов служебных собак прапорщик Ю. Нечаев. Взвод небольшой, всего-то шесть человек требовалось на вакантные должности. Александр очень любил животных и мечтал служить инструктором.
О дружбе Саши с его четвероногим воспитанником Джоном можно говорить много. Они встретились после того, как частью были закуплены новые собаки. Бузин несколько дней буквально дневал и ночевал у вольера. Когда ему предложили отправиться в учебный батальон, чтобы немного подковаться теоретически и подучить Джона, Саша сразу же согласился. Но этому не суждено было осуществиться. Кандидатам необходимо было пройти медицинскую комиссию. Требования жесткие. Специалисты-собаководы говорят, что дрессировщик должен быть настолько силен и вынослив, чтобы тащить на себе своего питомца, если собака выдохнется, преследуя нарушителя. Понятно, со своим больным сердцем Саша так бегать не смог бы. Однако он уговорил командира оставить его во взводе, пообещал, что в подразделении самостоятельно осилит науку дрессировщика и никогда не будет жаловаться на трудности. Тем более что минно-розыскные работы требуют несколько иных качеств, чем работа по следу.
Рядовой Бузин слово сдержал. Первые же профессиональные соревнования, а прапорщик Ю. Нечаев проводил их частенько, показали, что в подразделении растет хороший специалист. Педантичное исполнение предписаний всех инструкций, умноженное на трудолюбие и любовь к животным, не осталось незамеченным. Саша получил благодарность, а уже через полгода был среди лучших и получил заслуженную награду за отличные показатели в общей и специальной дрессировке. Не забыл он и своего питомца — у знакомых поваров выпросил для него сочную мозговую косточку.
Порой аж коробит от казенного корявого языка различных сводок и отчетов: “Умело применив собаку, рядовой А. Бузин обнаружил и обезвредил 9 мин, 6 фугасов и склад инженерных боеприпасов”. Применил собаку — словно миноискатель какой. Словно применить ее может кто угодно: вот взял и применил. Им, наверное, и невдомек, что для того, чтобы ее “применить”, нужно длительное время делиться с ней последним куском — в самом прямом смысле слова, давать ей свое тепло и порой согреваться ее теплом студеными ночами на далекой заставе.
Однажды Джон заболел. Все обошлось, выходил, вылечил его Саша. Родители только спустя некоторое время получили письмо от сына. “Сегодня случилось ужасное, — писал он, — заболел Джон. Его хотели пристрелить, я не дал, уговорил оставить. Отнес в медчасть, там поставили уколы. Оттого что ничем не могу помочь Джону, даже всплакнул”.
Чеченская война приковывала к себе внимание всей России. У военных свой взгляд на нее: многим довелось месить сапогами чеченскую грязь. В Ханкале и Ассиновской с самого начала боевых действий дислоцировались сводные подразделения части. Когда поступила команда заменить их, Александр попросил направить и его. Он готовился к такой командировке. Ему не терпелось на практике в боевых условиях проверить, на что способны они с Джоном. На занятиях — это одно. Порой Саша начинал сомневаться в рабочих качествах Джона, подумывал, что собака уже привыкла к учебному городку, потому-то все так хорошо и получается. Своему другу, с которым они вместе росли и учились, Саша писал: “Хочу ехать в командировку в Чечню. Но не знаю, как сообщить об этом родителям. Они узнают, что я там, переживать будут”.
Но военная машина крутится по своим законам. Недосуг ждать, когда боец придумает, как подипломатичнее сообщить родителям о своей командировке на войну. Пришло время примерять бронежилеты. Надел его и Александр Бузин. Многие сослуживцы не смогли подавить улыбку, глядя на товарища. Казалось, под тяжестью титановых пластин он завалится. Саша посмеялся вместе со всеми. И присущее ему чувство юмора позволяло все так же крепко стоять на земле. Не до юмора было в Ханкале.
Почти ежедневно поступали сводки с различных участков: погибли, подорвались на минном поле. Подрывались на минах во время боевой работы и саперы. Александра Бузина и его питомца с неопределенной задачей “делать все, что понадобится” назначили на одну из застав. И они не сидели без дела. Саша продолжал натаскивать Джона на поиск взрывчатых веществ. Осматривали они и машины, пытаясь обнаружить припрятанную взрывчатку. Сослуживцы из стрелковых подразделений удивлялись: утром мы только собираемся на развод — он уже с собакой возится, вечером отдыхаем после службы — Саша с Джоном только возвращаются в подразделение. Грязные по уши — уже успели обшарить все окрестности.
В то время минная война еще не приобрела больших масштабов. Саперы в основном работали по разминированию оставленных боевиками населенных пунктов. Находилась работа и Джону.
Но по-настоящему пришлось потрудиться Александру Бузину со своим воспитанником во второй командировке, в которую Саша поехал уже специалистом первого класса.

С наградой сына
С наградой сына

“Ни мира, ни войны” — так характеризовали этот период противостояния бандформирований и федеральных сил. Боевики основную ставку делали на захват заложников и навязывание правительству непродуктивных переговоров. Одновременно продолжали вести активную минную войну: минировали дороги, здания, жизненно важные объекты. Увеличивался не только объем работы для саперов. Эта работа требовала все более высокого мастерства. Чувствовалось, что с чеченской стороны работают профессионалы. Все чаще встречались мины-ловушки, фугасы с секретом.
После первых удачных разминирований Саша поверил в себя и в своего четвероногого помощника. А когда в районе Орехово ими было обнаружено и обезврежено девять мин, шесть фугасов и склад инженерных боеприпасов и взрывчатых веществ — даже этот скромняга Саша Бузин не без гордости подумал, что они действительно профессионалы. Теперь без колебаний, без сомнительного “а вдруг не справлюсь” он брался за любое, самое опасное дело.
В марте прижатые к горам боевики предприняли очередную попытку нанести удар федеральным силам в глубоком тылу. В Грозном были одновременно атакованы шесть блокпостов. В это же время в районе населенного пункта Алхан-Кала внутренними войсками проводилась специальная операция. Вновь отличились рядовой Александр Бузин и Джон. На их счету двенадцать противотанковых мин и четыре фугаса.
За пять месяцев командировки эта “сладкая парочка” обнаружила сотни затаившихся в земле смертей.
В начале мая рядовой Бузин был придан роте разведки воздушно-десантной дивизии. Опытнее его и Джона в подразделении не было.
Начались нелегкие рейды по тылам бандформирований в районе Бамута. Саша чувствовал, что в этих боевых порядках он — ведущий. По нему сверяют шаг остальные. В противном случае можно шагнуть и ненароком наступить на одну из тех двадцати мин, обнаруженных Джоном.
Саперы всегда работают на некотором удалении, чтобы не подвергать опасности товарищей. Но инструктору служебно-розыскной собаки в этом отношении полегче. Против коварной взрывчатки они все-таки вдвоем с собакой.
Многочасовые рейды выматывают силы основательно. Но расслабляться Бузин не позволял ни себе, ни Джону. За ними — разведгруппа. Допустят ошибку — погубят всех.
То и дело приходилось останавливаться, дожидаться, когда подтянутся остальные. Вот опять Джон подал голос. Точно, мина. Саша устанавливает красный флажок и устало опускается на колено. Дождаться разведгруппу, и, пока будут работать саперы, можно передохнуть поблизости. Но неожиданно спокойный, уравновешенный Джон как-то нервно заметался возле кустов, несколько раз остановился, вытягивая шею, принюхался. “Так может вести себя собака, только работая по следу”, — сразу сообразил Бузин. И Джон действительно запетлял, будто пытался отыскать потерянный след.
— Джон, ко мне! — вполголоса, но твердо скомандовал псу. Тот нехотя подошел к хозяину, а сам все всматривался в кустарник. Бузин присел за куст, приготовил оружие. “Там явно какие-то люди, — мелькнула мысль. — Может быть, засада, а может, настигли чеченских саперов, по следам которых шли и обезвреживали мины”. Саша оглянулся: как бы предупредить разведчиков. Джон зарычал, а Бузин заметил поверх кустов мелькнувшие черные шапочки. Боевики! Они явно видят солдата с собакой и соображают, как бы их захватить. И наверняка знают, что за ними идут разведчики. Бузин снимает автомат с предохранителя и посылает короткую очередь в кусты. Там кто-то заорал по-чеченски вперемежку с русским матом, вскочил и прыгнул в овражек. Джон не выдержал такого соблазна и бросился на задержание. Сразу с той стороны полоснула автоматная очередь, собака, жалобно заскулив, рухнула на траву и, волоча окровавленные задние лапы, устремилась к хозяину искать защиты. Александр ответил длинной очередью, а сам все оглядывался, не видно ли разведчиков. Поняв, что тихо захватить солдата теперь не получится, как не удастся и внезапно напасть на разведку, под возгласы “Аллах акбар!” боевики открыли по нему массированный огонь. Александр патронов тоже не экономил, знал, что вот-вот должны подойти десантники. Главное — они теперь знают, что впереди засада. Перестрелка была скоротечной. Пока подоспели разведчики, боевики успели скрыться. Раненых и убитых унесли с собой. На том месте, где они находились, десантники обнаружили кровавые пятна.
Памятник погибшим Героям 100-й ДОН
Памятник погибшим Героям 100-й ДОН

Джон, положив голову на передние лапы, лежал возле своего хозяина и никого не подпускал к нему. Из его глаз катились огромные слезы.
Младший сержант Александр Бузин погиб. Ценой своей жизни предотвратил гибель разведчиков и обеспечил выполнение поставленной задачи. Он так и не узнал, что ему было присвоено воинское звание “младший сержант”, а Россия вписала его имя в списки своих Героев.
Хоронили солдата на его родине. Провожали Сашу в последний путь всем поселком.
— Мы Сашу даже не видели в военной форме. Уже после его гибели ребята фотографии прислали, — говорила мама. — Как расстались с ним в декабре 94-го, так больше и не виделись. В отпуске он не был, все ждали возвращения после службы. Так теперь и будем всю жизнь ждать... — Валентина Валентиновна прижала к себе головку младшего сына.
Семья Бузиных — скромные простые люди. Они не стучались в разные кабинеты, требуя хотя бы материального возмещения этой все же ничем не восполнимой утраты. До последнего времени жили в обветшавшем, продуваемом тюменскими ветрами вагончике. Местные власти выделили немалую денежную сумму на похороны — вовек им благодарны будут родители погибшего солдата.
Комитет солдатских матерей вышел к местным властям с просьбой купить семье погибшего добротный дом в поселке. Не отмахнулись те, нашли все-таки деньги. Так что, слава Богу, хоть в этом семья павшего воина не будет испытывать нужды.

После похорон мама обратилась к представителю части, где служил ее сын, с просьбой отдать ей Джона.
— Саша в него столько души вложил, пусть хоть эта его частица вернется к нам.
Очень хотелось военным хоть чем-то утешить убитую горем мать. Надеялись, что Джон им поможет в этом, поправится все-таки и можно будет его отдать на воспитание в семью Саши Бузина. Но увы. Военный пес Джон пережил своего хозяина только на месяц...

Иван МУЧАК

 

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Истинный патриот – это человек, который, заплатив штраф за неправильную парковку, радуется, что система действует эффективно.

Петер Вастхолм

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum