TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        ЗВЕЗДЫ МУЖЕСТВА
     
ЗВЕЗДЫ МУЖЕСТВА. НЕОТПРАВЛЕННОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ
     
  Герой Российской Федерации младший сержант Проценко Олег Петрович

Родился 20 января 1979 года в Краснодарском крае. После окончания в 1998 году Лабинского сельскохозяйственного техникума был призван на срочную службу. Проходил ее в спецназе внутренних войск. Принимал участие в освобождении от боевиков Новолакского района Дагестана.
Звание Героя Российской Федерации присвоено 30 декабря 1999 года (посмертно). Приказом министра внутренних дел РФ навечно зачислен в списки личного состава части.


О НЕКОТОРЫХ людях говорят: “Бог при рождении поцеловал его”. Это означает, что добрая сила, которая исходит от этого человека, касается и всех, кто его окружает. Таким был Олег Проценко — обычный парень из Краснодарского края, единственный ребенок в семье, солдат спецназа, посмертно удостоенный звания Героя России, — еще одна жертва жестокой чеченской войны.
Его уже нет с нами. Его лицо теряется в дымке того далекого сентябрьского дня девяносто девятого года, когда, не видя выхода из окружения, он подорвал себя гранатой, чтобы не сдаваться в плен.
О чем он думал тогда?..

В МАЛЕНЬКОЙ квартире шумели горьковато-веселые проводы: уходил в армию Виталий Журавлев, к которому за четыре года учебы в сельскохозяйственном техникуме Олег успел по-настоящему привязаться.
— Ну что, товарищ зоотехник, — Олег весело улыбнулся Виталию, — в техникуме отучились, пора и в армии отслужить. Семьсот тридцать дней в сапогах! Скоро и я… Жалко, что не вместе.
— Жалко, — согласился Виталий. — А то бы учли нашу специальность и направили служить на какую-нибудь “военную ферму”.
— Нет, — ответил Олег, — зря, что ли, я столько лет спортом занимался? Попрошусь в спецназ.
Через несколько дней, 4 июля 1998 года, проводили и его. На призывном пункте он обнял заплаканную мать:
— Мамуль! Не плачь, два года быстро пролетят, и я вернусь. Мне так жалко оставлять тебя одну.… Но я очень счастлив, что иду служить, и обязательно буду в спецназе.
Он действительно попал в группу специального назначения краснодарского оперативного полка и очень этим гордился: мечта сбылась. Новая жизнь оказалась трудной: постоянные тренировки, многокилометровые кроссы, ранние подъемы. Но он ко всему относился серьезно, будь то дружба, учеба или армия. К армии — в особенности, она наполнила его жизнь новым смыслом, и в своем письме матери он написал: “Приветик, моя ненаглядная мамочка! Пишет тебе твой сынуля Олежка. Теперь я солдат оперативного полка, и мною можно гордиться. Я теперь, как говорится, элита внутренних войск…”
И им действительно можно было гордиться: разглядев в молодом солдате командирские задатки, его направили в учебную часть, откуда он вышел уже младшим сержантом. Вскоре его перевели в армавирский отряд спецназа.
Мать бывала в Армавире каждые выходные, привозила домашние гостинцы и расспрашивала о службе… Невозможно забыть, как в последнюю встречу она шла от КПП, все время оборачиваясь, чтобы еще раз посмотреть на возмужавшего сына.
5 сентября 1999 года отряд направили в Дагестан.
Бои шли в Новолакском районе. Господствующая высота, которую они должны были занять и удержать, казалась очень близкой. Позже, лежа с простреленной ногой в серых от пыли зарослях, Олег бесконечно прокручивал в голове все с самого начала и не мог понять, как вышло, что боевики их окружили. Кто-то ошибся? Или просто эти, чужие, были умнее и хитрее, чем о них думали?
Нужно было уходить, и путь оставался только один — извилистая старая дорога, ведущая к заброшенной деревне, спрятанной среди скал на берегу холодной реки. Она просматривается сверху и выглядит пустой и безопасной. Бойцы растянулись цепочкой, отходя к деревне, а Олег и еще несколько ребят залегли среди камней и чахлого кустарника, короткими очередями прикрывая своих. Они должны были уйти последними.
И вдруг Олег на мгновение встретился взглядом с басаевцем, сидящим на корточках в тесной щели между валунами — таким близким и совершенно недосягаемым. До него было не более двадцати метров, но он не мог стрелять, не высунувшись из своего укрытия. “Две минуты, — подумал Олег. — Еще две минуты я продержу тебя на мушке, и отряд будет спасен”.
Но бандиты неожиданно задвигались все сразу, и это очень его встревожило: они явно собирались обойти спецназовцев со стороны скал, чтобы внезапно ударить с тыла. И он открыл огонь... Отчаяние придало ему сил. Он стрелял без остановки, думая только о том, чтобы отряд успел уйти. Мир превратился в крошечный кадр кинопленки: серое небо, серая лента дороги, скалы, безжизненные тела на земле. Внезапно что-то сильно ударило в ногу и раскатилось волнами боли по всему телу, так что на несколько секунд он просто перестал видеть. Потом мир вернулся, но Олегу показалось, что прошла целая вечность. От боли он не мог пошевелиться и переползти в другое место.
К лежащему без движения спецназовцу приближались боевики.
Он стрелял, а когда патроны кончились, в отчаянии бросил автомат и уткнулся лицом в землю. Не хотел думать о том, что будет дальше. Перед глазами у него вдруг замелькали яркие картинки из прошлой жизни: весенний вид из окна квартиры, веселое сборище друзей во дворе теплым летним вечером, соседская девочка, которую он защитил от собаки, первый урок в школе, лица друзей... Мама... У нее добрые и грустные глаза — очень грустные с тех пор, как не стало отца... Перед этим боем он начал писать ей письмо и даже сочинил маленькое стихотворение. Кажется, этот листок в клетку и сейчас лежит в кармане… Стихотворение, посвященное маме...
Олег поднял голову. Так близко бандитов он еще никогда не видел. Больше тянуть было нельзя, и за миг до того, как слепящий взрыв разметает боевиков, он просто зажмурился, как в детстве при виде молнии…
В тот день армавирский спецназ потерял 34 человека, и еще 90 были ранены — каждый второй боец.
Младшему сержанту Олегу Проценко было всего девятнадцать лет. Он, как и все погибшие в том страшном бою, живет теперь только в нашей памяти. Помнят друзья. Помнит мать, которой он писал удивительные и трогательные письма, полные нежности. И то неотправленное стихотворение...

Екатерина ПОСТНИКОВА

 

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Значимость партизанских действий измеряется не количеством убитых или захваченных в плен вражеских солдат, а количеством войск, оттягиваемых для борьбы с партизанами.

Джон МОСБИ

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum