TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        ЗВЕЗДЫ МУЖЕСТВА
     
ЗВЕЗДЫ МУЖЕСТВА. ТРИНАДЦАТАЯ КОМАНДИРОВКА
     
  Герой Российской Федерации полковник Ревенко Михаил Владимирович

Родился 7 января 1956 года. После окончания средней школы поступил в институт сельскохозяйственного машиностроения в Ростове-на-Дону. На военную службу призван в феврале 1981 года. В августе 1993 года перевелся во внутренние войска МВД России. Служил на Северном Кавказе. Погиб 15 марта 2000 года в селении Комсомольское Чеченской республики.
Звание Героя Российской Федерации присвоено 8 августа 2000 года (посмертно).


— 509-й! Я — “Плутон”! Ситуация напряженная. Прошу подослать два танка. У нас подбита почти вся броня. “Чехи” обходят с флангов, надо закрыть брешь! В отряде есть потери — один “двухсотый” и четыре “трехсотых”. Организую эвакуацию...
Полковник милиции Анатолий Львов просил о помощи — гелаевцы оказывали ожесточенное сопротивление, и все знали, что без поддержки брони дело — труба...
...15 марта после полудня мобильная группа пензенцев под командованием майора милиции Александра Тугушева совместно с бойцами 12-го отряда спецназа выдвинулась на исходный рубеж левого фланга федеральных войск. До этого зачищали дома и подвалы, не встречая сопротивления. Под ударами артиллерии и авиации бандиты отошли в глубь села. Не исключено, что обезумевшие от бомбардировок “непримиримые” уже начали стягиваться к окраине, собираясь рвануть в горы. Сжимая кольцо окружения, додавить “волков” Гелаева — этим порывом были охвачены все вэвэшники, омоновцы, собровцы с экипажами приданных боевых машин.
Село Комсомольское в тот день, 15 марта 2000 года, стало настоящим адом: каждый дом огрызался шквальным огнем, плотно заблокированные бандиты, которым уже не на что было надеяться, вторую неделю дрались с отчаянием обреченных. Никогда еще пензенский ОМОН и его командир не попадали в такое пекло, хоть и не новички на войне. Ветераны отряда помнили, что даже при взятии Грозного еще в первую чеченскую кампанию свинцовая метель в зоне их ответственности была куда слабее.
… Полковник Михаил Ревенко очень хотел домой. Его должны были заменить еще 5 марта, но замены не нашлось, и он не знал, найдется ли она в ближайшее время. Впервые за все годы службы он по-настоящему устал. Бои шли бесконечно, дни, полные неопределенности, превратились в сплошное непрерывное “сегодня”, из которого не было выхода. 7 числа он звонил домой, чтобы поздравить жену Наташу с праздником, и услышал грустные нотки в ее голосе. Михаил знал, что она была на приеме у заместителя командующего по технике и вооружению и просила кем-то заменить ее мужа или хотя бы отпустить на время домой, но ничего не вышло. Все это не прибавляло радости.
Он сильно соскучился по жене и детям. Перед последней командировкой его семья получила долгожданную квартиру, ради которой он в свое время, еще в 1996 году, не уволился из армии после серьезного ранения в голову. Боли тогда были ужасные, врачи даже боялись, что он ослепнет на левый глаз. Уйти были все основания, но Михаил остался — ждать жилье. И вот мечта наконец сбылась, но пожить в собственном доме он не успел — уехал в очередную, уже тринадцатую по счету командировку.
Почему-то в последнее время он часто вспоминал один давний разговор с женой. Это было еще в начале 1981 года, в Нижнем Тагиле, когда он пришел домой и сказал:
— Наташ, я согласился служить в армии.
Вообще-то, о военной службе Михаил Ревенко мечтал еще со школы, но родители были против, поэтому он поступил в институт. Получив диплом, выбрал Нижний Тагил, хотя мог остаться в Волгодонске. И все-таки, поработав на заводе, решил, что его судьба — армия.
Жена, услышав новость, несколько секунд потерянно молчала. Потом подняла на него испуганные глаза:
— Но почему?.. Какая же сейчас армия?.. А ребенок?
Они ждали первенца.
— Все нормально будет, — ободряюще улыбнулся Михаил. — Ты, главное, не нервничай.
— Но погоди, можно же отсрочку получить… — запротестовала Наташа. — Почему именно сейчас?
— Знаешь, это мое третье самостоятельное решение. Первое было — женитьба на тебе. Второе — Нижний Тагил. А третье — армия. Я же всегда этого хотел…
И началась неспокойная жизнь военного: командировки, переезды, а потом и горячие точки. Где он только не был за эти годы, после перевода во внутренние войска объездил весь Северный Кавказ. Почти двадцать лет в погонах!..

— “Плутон” — на связи! Да, огонь сильнейший. К домам, где засели “духи”, никак не подойти. Повторяю, нам нужны танки! Как слышите, 509-й?!.. Будет броня? Спасибо, ждем!..
Сигнал к наступлению прозвучал в 13 часов. До “духовских” позиций было не более трехсот метров, и расстояние стремительно сокращалось. Из домов стреляли несколько автоматов. Похоже было, что там засела горстка фанатиков, часы которых уже сочтены. Однако бандиты хитры: иногда, слегка постреливая для видимости, подпускают наступающих поближе и внезапно открывают по ним кинжальный огонь. Или другой маневр: подслушав радиопереговоры спецназовцев, перед началом артподготовки занимают пустующие здания в непосредственной близости от наших рубежей, куда не долетают осколки снарядов. Отработали боги войны вхолостую — “духи” быстро возвращаются в свои опорные пункты. И нужно начинать все сначала.

Служебное совещание
Служебное совещание

Так вышло и на этот раз. Группам ОМОНа и нижнетагильского спецназа, укрываясь за домами, удалось проскочить еще пятьдесят метров. До позиций врага оставалось совсем немного, и тут залпом рявкнули “духовские” трубы, взахлеб залаяли пулеметы. Под свирепым огнем пришлось сбавить темп наступления. А боевики, воспользовавшись заминкой, внаглую попытались зайти с правого фланга и взять наших в кольцо.
Первым заметил бандитов старший лейтенант милиции Сергей Ванин. Его группа засела за домом — защита что надо, стены толстые, прочные. Чуть поодаль, в разбитом сарае, закрепились старший лейтенант милиции Рукавицын с подчиненными. Тугушев, Мутовкин, Клешнев, Васютин и Лесков сосредоточились возле БМП — закрыть левый фланг вдоль оврага, откуда упрямо просачиваются “душманы”.
На огонь — яростным огнем. Не умолкая, строчил пулеметчик, две огневые точки загасили “Шмелями”. И все же обстановка складывалась не в нашу пользу. Прорвавшись справа, наседая со стороны оврага, бандиты стали заходить в тыл ОМОНу и спецназу. Штурмовые группы оказались под угрозой окружения. Атака захлебнулась. Наполовину выбило бронетехнику, войска несли потери. А с КП жесткий приказ: “Не отступать! Вперед!”
Почему-то, услышав этот приказ, полковник Ревенко снова вспомнил свои давние слова про “самостоятельное решение”. Раненый боец в нескольких метрах от него тяжело вывалился из танка и пополз в укрытие, поминутно пригибаясь к земле от пуль. Танк остался стоять, покинутый экипажем, но живой и грозный. Что ни говори, а танк — хорошая подмога для пехоты, одним своим видом он придает силы и поднимает дух.
На раздумья ушло несколько секунд. Подбежав к пустому танку, он взобрался на броню и спрыгнул в люк. Взялся за рычаги, уверенно тронулся с места и направил машину в самое пекло. Он чувствовал: это поможет переломить ситуацию и взять инициативу в свои руки. Наверное, это чувствовали и бандиты.
Набирая обороты, боевая машина шла впереди наступающих, увлекая их за собой. В открытую с трубами на броню не пойдешь, а наши стволы не давали чеченцам высунуться из окон, прижимали их очередями к земле.
Михаил Ревенко ехал по-походному, высунувшись из люка, и смотрел вперед, туда, где паниковал противник. Ему было почти весело. Неужели скоро все закончится?.. Он видел, как боевики прячутся от надвигающейся угрозы за стенами здания, к которому приближается танк.
Неожиданный взрыв взметнул облако пыли и обломков, и полковнику Ревенко в первое мгновение показалось, что в стену попали из гранатомета. То, что стреляли изнутри здания, даже не пришло ему в голову до тех пор, пока оттуда, из пролома, не вылетел ему навстречу комок пламени, за ним — еще несколько. Он вдруг почувствовал, как поплыла картинка перед глазами, время сместилось, и в следующую секунду он летел куда-то — долго, так долго… До удара о землю прошла вечность, а он все еще не понимал, что ранен…
Под перекрестным огнем к нему подползли Ванин, Мутовкин и взводный спецназовцев.
— Товарищ полковник! — Сергей Ванин заглянул ему в лицо, потряс за плечо. — Как вы, товарищ полковник?..
— Дышит вроде, — сказал Дмитрий Мутовкин.
Полковника затащили в укрытие. Сергей вколол ему два кубика промедола и попытался остановить кровь.
— В госпиталь надо! — крикнул он остальным. — Что я сделаю?..
Ранение было смертельным, и все видели это. Без хорошего врача и оборудования на поле боя Михаилу Ревенко нельзя было помочь. Через пять минут он умер у Ванина на руках...

А в новой квартире, еще пахнущей свежей краской, до сих пор ждут любящего мужа и отца. Из этой тринадцатой командировки, которая так никогда и не закончится.

Андрей МАКАРОВ
Екатерина ПОСТНИКОВА

 

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Хуже промаха может быть только медленный промах.
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum