TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        ЗВЕЗДЫ МУЖЕСТВА
     
ЗВЕЗДЫ МУЖЕСТВА. КОГДА КОМАНДИРЫ ПЛАЧУТ
     
  Герой Российской Федерации ефрейтор Рычков Дмитрий Леонидович

Родился 9 февраля 1980 года в Свердловской области. В 1997 году окончил 11 классов средней школы. В мае 1998 года призван на военную службу во внутренние войска МВД России. С 31 декабря 1999 года выполнял служебно-боевые задачи в составе группировки внутренних войск МВД России на территории Северо-Кавказского региона.
Звание Героя Российской Федерации присвоено 7 декабря 2000 года (посмертно).


РЫЧКОВ оглядел лежащее перед ними село, обводя взглядом серые развалины, ясно видимые с пологого склона холма. Местность впереди казалась безжизненной. Все знали, что в селе Комсомольское прячутся остатки банды Гелаева, но в это как-то не верилось. Так тихо, так спокойно…
Недели две назад Димка отправил последнее письмо домой: “Здравствуйте, мама, Алена, Максимка и все остальные!
У меня все хорошо, за меня не волнуйтесь. В конце марта будем в Тагиле. Стоим под Ачхой-Мартаном. Мы не воюем, охраняем перевалочную базу. До скорой встречи. Бабушке не говорите, что я здесь”. Он еще ни разу не упомянул в своих письмах о войне. Там, дома, все и так волнуются за него, не хватало только им знать о том, чем он занимается на самом деле. Пусть лучше думают, что он просто повар, тем более что это правда.
— Ну что, Рыжик, будут сегодня шашлыки? — Сидящий рядом боец засмеялся и тут же умолк.
— Будут, будут. — Дима не обиделся на “Рыжика” (так его называли из-за ярких веснушек) и продолжал смотреть на разрушенное село. — А я вот домой приеду, месяц не буду ничего готовить. Только бы скорей домой.
Поваром он стал добровольно и всегда ухитрялся найти продукты, чтобы накормить сослуживцев. Готовил он хорошо еще с детства, когда вместе с сестрой Аленой они сделали матери неожиданный сюрприз — приготовили жареную картошку: отец был в командировке, мать работала во вторую смену, вот дети и решили ее порадовать. И хоть картошка вышла не ахти какой, мать все равно запомнила этот случай на всю жизнь.
…Что-то шевельнулось вдали, между нежилыми домами. Кажется, человек перебежал с места на место. Тишина и запустение села были обманчивы: три бойца из отряда спецназа, занявшие эту позицию, знали, что там могут быть боевики. Буквально несколько дней назад здесь уже был бой.
Около двух часов ночи, с 8 на 9 марта, Дмитрий Рычков первым заметил, что боевики готовятся прорвать боевые порядки отряда и выйти из окружения. Было их человек тридцать — гораздо больше, чем спецназовцев. Выпустить их — означало провалить операцию. И ефрейтор Рычков с рядовыми Пановым и Пономаревым приняли бой. Ночью, в полной темноте они вступили в перестрелку. Дима из своего автомата уничтожил троих бандитов, когда те попытались их перехитрить: они отлично ориентировались в лабиринте разрушенных построек, поэтому, прячась в развалинах, стали обходить огневые позиции спецназовцев с левого фланга.
Дмитрий скорее догадался, чем увидел, что они намерены сделать. Как будто что-то внутри подсказало ему: вон там, за остатками разрушенных стен, движется ползком живая цепочка. Еще несколько минут — и они начнут стрелять.
— Я сейчас, — очень тихо сказал он товарищам. — А вы смотрите в оба!
Он отобрал несколько гранат и неслышно пополз навстречу боевикам.
Они его не замечали. Дима ждал их и слышал даже, как они негромко переговариваются в темноте.
Когда в десятке метров от него показались бандиты, он бросил гранату и сразу нырнул от взрыва в укрытие. Потом еще одну, и еще. Уже после боя выяснилось, что на его счету — семеро.
А потом началось... Стоило только их отряду вступить в село — огонь обрушился на них со всех сторон. Такого он еще не испытывал: создавалось впечатление, что у боевиков есть буквально все существующие виды оружия. И такого плотного огня ему тоже видеть не приходилось: невозможно было даже высунуться из развалин, чтобы выстрелить.
Дима затаился в разрушенном здании. Буквально в ста метрах от него засел минометный расчет противника: он видел, как боевики стреляют без остановки. Он огляделся. Если переползти вон туда, к развалинам дома — стрелять будет удобнее. А потом можно будет попробовать обойти их справа.
Прижимаясь к земле, насколько это возможно, он осторожно пополз. Кучи битого кирпича и воронки от взрывов, которые только что казались надежными укрытиями, вдруг стали словно прозрачными: казалось, огонь проникал всюду. Через каждые два-три метра Диме приходилось подолгу пережидать. Еще никогда такой короткий путь не занимал столько времени.
“Ближе уже не получится”, — подумал он, устраиваясь у основания разрушенной стены и высматривая из-за укрытия одного из минометчиков, которого он выбрал своей первой целью. На секунду оглянулся и удивился: как же ему удалось доползти сюда, если пули безжалостно рвут землю на всем протяжении его пути?.. Впрочем, он сразу же забыл об этом.
Один выстрел — и миномет умолк. Дима облегченно вздохнул, но тут же ему показалось, что теперь стреляют только по нему одному: он даже не мог поднять голову, чтобы увидеть своих. Лишь мельком заметил, что спецназовцы пытаются вытащить с поля боя раненых, которых было очень много.
Неожиданно совсем рядом разорвалась граната, и его словно окатили кипятком: боль от впившихся осколков пронзила все тело. Какое-то время он просто лежал, пытаясь справиться с отчаянием.
Справился. И снова начал стрелять. “Ничего, — мысленно повторял он, стараясь не думать о боли. — Еще немножко, и меня заберут. Все будет нормально”. Он даже попытался переползти в более надежное место, но не было сил двигаться. Он лежал во дворе какого-то дома, а боевики были совсем близко — через улицу. Нужно было продержаться недолго: спецназовцы старались спасти как можно больше раненых, пользуясь замешательством противника. Спасли бы и Диму. Если бы не тот выстрел снайпера, засевшего в развалинах…
Не стало его 15 марта. Мать, Галина Александровна, узнала о гибели Димы 17 марта. А бабушка, которую он очень не хотел расстраивать, об этом не узнала вообще: 19 марта 2000 года она умерла. Домой пришло официальное письмо от командования части с соболезнованиями по поводу смерти солдата.
А мама не хотела в это верить. И командир группы плакал, рассказывая о последнем бое Димы, когда она приехала, чтобы встретиться с ним... Впервые эта женщина увидела, как командиры плачут по своим солдатам.

Екатерина ПОСТНИКОВА

 

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Бомбы падают на Вьетнам, но это американская трагедия.

Джейн ФОНДА

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum