TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        ЗВЕЗДЫ МУЖЕСТВА
     
ЗВЕЗДЫ МУЖЕСТВА. НЕОКОНЧЕННЫЙ ДНЕВНИК
     
  Герой Российской Федерации старший прапорщик Юрьев Василий Ильич

Родился 7 мая 1955 года в Нижнем Тагиле. В мае 1973 года призван в ряды Советской армии. В сентябре 1984 года принят на службу по контракту во внутренние войска начальником автомастерской. С июля 1998 года — старший инструктор — начальник кинологической группы войсковой части Уральского округа внутренних войск.
Погиб в бою в н.п. Комсомольское Чеченской республики 15 марта 2000 года. Звание Героя Российской Федерации присвоено 8 августа 2000 года (посмертно).


“Надеюсь, что в любом бою я буду
достоин чести называться русским солдатом”.

(Из дневника В.Юрьева)

Василий Юрьев не сразу выбрал себе профессию. Романтика звала его в края неведомые, но суровость будней возвращала обратно. Окончив школу, выучился на шофера. До срочной службы работал на радиаторном заводе, после армии сел за руль автомобиля, перевелся на отделение железной дороги, а вскоре уже осваивал на соседнем комбинате специальность сортировщика-сдатчика металла. Но и там его что-то не устраивало. Вновь поиск. На этот раз путь Василия лежит в охотохозяйство заповедника, где его принимают лесником. Не понравилось, и он возвращается в большой город, опять управляет машиной. Срывается в район Крайнего Севера, где трудится плотником в мехколонне. Буквально через месяц возвращается и отдает предпочтение местному драмтеатру.
Человек непростой натуры. Не понравилось в одном месте, пошел в другое, заодно проверяя, на что способен, где целесообразнее приложить свои навыки и силы. Больше десяти лет понадобилось ему, чтобы наконец определиться, что внутренние войска — то, что нужно. Он решается поступить на сверхсрочную службу, но и там пробует себя в разных ипостасях, пока не придет в служебное собаководство. Он много внимания уделял подготовке минно-розыскных собак, каждый день натаскивал их на имитаторы взрывных устройств. А в декабре 99-го настоял на командировке в Чечню.
Там, на границе с мятежной республикой, старший прапорщик Юрьев сделал в дневнике первую запись:
“31.12.99 г. Моздок. В 24.00 все небо Моздока горело от фейерверков ракетниц и трассеров”.
“1.01.2000 г. в 5 часов утра — погрузка в машины. 10 часов — загрузку закончили. 13 часов — колонна двинулась в Чечню.
Больше суток ехали. В горах, на перевале, заночевали. Уже были слышны первые автоматные перестрелки. В 6.00 тронулись дальше.
Третьего-четвертого прибыли в Алхан-Калу, уже шел страшный бой. Ночь не спал...
5.01. В восемь утра пошли на зачистку, проверяли каждый чеченский дом до самого вечера. Затем начался бой, отряд рассеялся, и соединиться удалось только поздно ночью”.
Рассказывает подполковник Владимир Донцов:
— В отряде спецназа, как ни горько говорить, появились первые жертвы. Воины, особенно вновь прибывшие, были в шоке. Ведь войну видели не по картинкам и фотографиям, а попробовали руками. Времени на раскачку не оставалось. Юрьев находился в боевых порядках, не прятался за спинами других. 3 февраля меня ранило, так он посадил меня в машину и увез на КПП. Осколок, попавший мне в колено, сказывается до сих пор. Но я-то остался живой, а он впоследствии не сберег себя, все опасался за тех, кто младше его.

Из дневника В.Юрьева:
“4.02. Третьи сутки ведем бой. Шаами-Юрт. 3700 боевиков против нас, 180 человек. Вчера ранили Донцова, я его под шквальным огнем посадил в машину. Потом ранили еще двоих. Что поделать — война.
8.02. 7.00. За семь суток боев мы прошли всю Чечню. Спим урывками, еды мало, воды тоже.
5 февраля я выносил своего товарища с поля боя. Место было открытое, по мне бил снайпер. Всего описать не могу.
7 февраля Алексей Иванович умер”. (Справка. Алексей Иванович Горбунов, капитан, старший уполномоченный отдела ФСБ России по Уральскому округу внутренних войск МВД России. Пал смертью храбрых в бою за освобождение населенного пункта Катыр-Юрт Ачхой-Мартановского района.)

Скромный по натуре, Василий Ильич Юрьев умолчал о том, что 5 февраля еще не раз подвергал себя смертельной опасности. В тот день группа, в состав которой входил и он, попала под сильный огонь боевиков. Оценив обстановку, прапорщик в одиночку обошел с тыла укрепления бандитов и уничтожил их огневую точку. Тем самым было обеспечено продвижение отряда спецназа на данном направлении.
Понеся большие потери в живой силе, бандиты подожгли дом, чтобы под прикрытием дыма скрытно покинуть место боя. В горевшем доме оставались дети. Услышав их крики о помощи, Юрьев, рискуя быть заваленным в горящем доме, вошел в него и спас находившихся там детей. Несмотря на полученные ожоги, он не покинул боевые порядки подразделения и продолжал выполнять поставленную задачу.
Позже он напишет: “Простыл, температура 38, ноги мокрые. Как хочется домой!” И через пару абзацев добавит: “Из головы не выходит смерть Алексея Ивановича. Февраль надо вытерпеть. Человек живет один раз, и его век так короток...”
Из дневника В.Юрьева:
“7.03.2000 г. 3.45 по Москве. Вчера наши братишки из седьмого отряда попали в окружение, и почти 12 часов шел бой...
Умереть лично мне не страшно. Страшно, что умереть можно бездарно, по нелепой случайности...
Веками русскую армию не могут победить. Она была и будет, вопреки всему, лучшей...
В свое время мимо меня прошел Афганистан. А я был молод и силен, мог бы принести пользу. Прошел мимо меня и первый чеченский излом. На этот раз я не вытерпел, сам захотел убедиться в правдивости того, что говорят и пишут наше правительство и журналисты, посмотреть на нашу военную мощь и, если потребуется, надрать кое-кому задницу. Вот и сбылись все мои желания. Да только страшно.
Да, я люблю жизнь, люблю жену, люблю дочь, люблю свою Родину. Мне сорок пять лет, на моих глазах погибают мальчишки. Вопросов очень много. Что будет с моей дочкой в сорок пять лет, если вся эта мразь останется? Алексей Иванович был 1971 года рождения. Я выносил его с поля боя. Нужно было видеть эти глаза. Они и сейчас смотрят на меня удивленно, но пока не могу понять, о чем они говорят. Здесь мне трудно сосредоточиться, но потом я обязательно объясню себе и всем, что он хотел сказать, умирая. Святой был человек!
...Я двадцать лет в войсках, многое видел. Я видел новые образцы нашего оружия, техники, я видел отличных людей, мастеров. Но я был поражен тем, что увидел здесь, на войне.
Хочется сказать, что у нас есть талантливые командиры, есть еще надежда на таких людей, как, например, командир нашего 12-го отряда спецназа...
Сейчас уже утро. 5.40. 7.03.2000 г. Что-то оно принесет. Холодный ветер, температура ноль градусов. Хочется по-настоящему выспаться, обнять моих лапчатых и быть всегда с любимыми рядом”.

Больше старший прапорщик В.Юрьев ничего не успел написать. События в командировке развивались в стремительном ритме. С 6 марта отряд находится в районе села Комсомольское. Участвуя ежедневно в разведывательных и специальных операциях по зачистке села от банды Гелаева, старший прапорщик проявляет мужество и героизм. А в инстанциях тем временем рассматриваются документы о награждении его медалью “За отвагу”.
Не изменил своему правилу — выручать раненых товарищей Василий и 8 марта. В этот день было не до поздравлений женщин. Обстановка требовала продолжения намеченной ранее операции по зачистке Комсомольского. При ее осуществлении тяжело ранены двое бойцов отряда. Гелаевцы плотным огнем препятствуют эвакуации раненых с поля боя. И вновь за спасение сослуживцев берется старший прапорщик Юрьев. Под прикрытием бронетранспортера, дважды попав под кинжальный огонь противника, пробирался он к товарищам и на себе перетаскивал их в безопасное место.
Утро 15 марта выдалось холодным и хмурым. Ночью выпал небольшой снег. Позавтракав холодными консервами прямо на закрепленных боевых позициях, бойцы ждали приказа.
Около 11 утра была поставлена задача продвигаться по центральной улице вдоль оврага, где сосредоточились основные силы “духов”, которые ожесточенно сопротивлялись и не давали пробиться к штабу. На удивление, боевики интенсивного огня не вели, тоже что-то выжидали. Отрядовцы же были настроены на то, чтобы отомстить за погибших и раненых ребят.
На БМП подъехала маневренная группа, которой руководил старший прапорщик Василий Юрьев. Под прикрытием танка группы двинулись вперед. Продвинувшись до первого убитого, наводчика БТРа сержанта Мороза, старшина Андрей Галухин и старший прапорщик Василий Юрьев сначала сдернули тело с места — “духи” могли его и заминировать. Так и оказалось — труп был заминирован “эфкой”, которая по случайности не взорвалась.
Этого момента и дожидались боевики. Они открыли шквальный огонь. Группы под прикрытием танка стали подавлять огневые точки противника, продвигаясь вперед. Был подбит один танк, который все же своим ходом смог отойти в тыл. Спецназовцы оказались в невыгодном месте и вынуждены были отойти на прежние позиции.
“Духи” продолжали вести шквальный огонь. Но ребята и на этот раз не отступили от железного закона — не оставлять товарищей на поле боя. Подошедшие на помощь танки стали в упор уничтожать огневые точки противника. Вел меткий огонь на поражение и старший прапорщик Юрьев. Он пытался во что бы то ни стало вытащить с поля боя раненого солдата. И вытащил-таки его. Но сам погиб от пули снайпера...

Юрий ПРИХОДЬКО

 

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum