TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Enforce Tac

 

        ЗВЕЗДЫ МУЖЕСТВА
     
ЗВЕЗДЫ МУЖЕСТВА. РАЗВЕДЧИК ИЛИ ПОГИБАЕТ, ИЛИ СТАНОВИТСЯ ГЕРОЕМ
     
  Герой Российской Федерации подполковник ЮШКОВ Сергей Геннадьевич

Родился 22 сентября 1962 года в г. Павлограде Днепропетровской области. В 1984 году окончил Киевское высшее военное инженерное радиотехническое училище ПВО. Службу проходил на различных должностях в подразделениях Министерства обороны. С 1994 года — во внутренних войсках: начальник разведки отряда специального назначения, офицер Главного командования внутренних войск. Награжден орденом Мужества, медалью Суворова. Звание Героя Российской Федерации присвоено 4 февраля 2000 года.


Первое знакомство с подполковником Сергеем Юшковым было заочным. Близкий знакомый охарактеризовал моего будущего собеседника так: “Юшков из тех спецназовцев, которые дверь откроют не головой, а с помощью предназначенной для этого ручки”. С думающим человеком всегда интересно общаться. Можно в чем-то с ним не соглашаться, но в способности трезво мыслить, анализировать, делать интересные наблюдения Юшкову не откажешь.

РЕЗИНОВЫЕ ГАЛОШИ

Он спокойно и деловито разъяснял мне преимущество галош перед резиновыми сапогами или чулками от ОЗК. Да-да, тех самых дедовских черных галош, которых сегодня в магазинах днем с огнем не сыщешь. В Дагестане осенью 99-го именно в них Юшков шагами мерил горный ландшафт, который только с воздуха казался чудным творением Бога. Внизу была непролазная грязь, острые камни, пронизывающая сырость и дерущиеся со звериным упрямством ваххабиты. В галошах было очень удобно лазить по горам, а главное, как в той рекламе, — сухо. Грязь на них почти не налипала, по возвращении в расположение их легко было снять, обмыть, повесить на жердочку на просушку и остаться в сухих берцах. Красота!
— Походи-ка в сапогах или чулках от ОЗК сутки, не снимая, по горам — ноги по колено сопреют, — горячо доказывал он, убежденный в преимуществах своего ноу-хау. — А ноги для спецназовца — это ж главный способ передвижения, их беречь надо!
Он такой, подполковник Сергей Геннадьевич Юшков, Герой России, человек, который 6 лет — со дня основания — возглавлял разведку отряда спецназначения “Русь”. Он привык обращать внимание на мелочи, зная, что из них складывается служба, от них зависит успех или неудача любой спецоперации.
— Такая у меня должность была, — говорит Юшков. — Приучила мыслить самостоятельно. Разведчик должен тщательно обмозговывать свои действия.
Эта способность думать самостоятельно, иметь по каждому вопросу свое мнение — суть натуры Юшкова, костяк его характера, такого же сильного, как и тренированное тело. Сначала думает, потом делает. Наверное, поэтому он остался жив после двух войн. Наверное поэтому на его груди — серебряный крест ордена Мужества и Золотая Звезда Героя России. Вот почему мне в первую очередь было интересно, разговаривая с ним, узнать не о совершенных им и его ребятами подвигах, которых за две войны было немало, хотя и о них вспомнили — как же без этого! Мне интересно было узнать у опытного и заслуженного офицера его мнение о самых разных вопросах, которые, знаю, волнуют многих спецназовцев. Потому что проблем в спецназе хватает. Так же, как и героев. О героях мы пишем часто, про проблемы стараемся не вспоминать. С Юшковым вспомнили.

ПРОБЛЕМА ПЕРВАЯ. КАДРОВАЯ

— Отряд спецназначения — структура особая. Это определенная замкнутая система со своим очень специфическим укладом, особыми взаимоотношениями. И люди, которые служат у нас, тоже очень специфические, поэтому к любому человеку со стороны поначалу присматриваются, тем более к человеку, пришедшему на командную должность. У нас ведь одними большими звездами авторитет не завоюешь. Да и как иначе, когда на спецоперации и командир, и солдат плечом к плечу ходят по лезвию, оба одинаково подвергаются опасности. Нам с командирами повезло. Вот год назад после академии к нам пришел заместителем командира отряда подполковник Юрий Дидковский. В Дагестане мы сразу к нему уважением прониклись из-за его решительности, твердости. Может, поначалу он не все наши спецназовские тонкости знал, но это дело наживное. Главное, чтобы натура была нашенская.

Моздок. Перед вылетом в Грозный
Моздок. Перед вылетом в Грозный

И все же, мне кажется, не всегда оправданно назначение на командные должности людей со стороны, до этого не сталкивающихся со спецназом никак. Скажем, в отряде есть такие прапорщики, которые знают гораздо больше, чем иные офицеры, закончившие академии. А главное — имеют бесценный боевой опыт и в реальных боевых условиях пользы от них гораздо больше. Конечно, я не хочу стричь всех под одну гребенку. Есть прекрасные офицеры, закончившие академии отнюдь не по спецназовской кафедре. Скажем, нынешний командир отряда полковник Владимир Иванов. Он закончил военно-политическую академию, но стал хорошим командиром. И все же, в моем понимании, идеальный вариант для таких отрядов спецназа, как наш, — это выращенный в своей среде человек, прошедший начальные командные должности, потом отучившийся в академии и снова вернувшийся в отряд с повышением. Он знает спецназовскую специфику, а кроме того, у него за плечами академическое образование.
Из-за отсутствия перспективы служебного роста в отряде большая текучка кадров. Если бы у нас люди знали, что могут спокойно дорасти до замкомандира группы, то не уходили бы. А они уходят, потому что дорасти не получается. Жаль, ведь уходят подготовленные, опытные бойцы. А новые ребята когда еще опыта наберутся! Я 6 лет состоял в должности начальника разведки отряда. Майор, знаю всю специфику вдоль и поперек, опыта хоть отбавляй. Но на вышестоящую должность попасть не могу — нет академического образования. Скрепя сердце ушел в главк, получил подполковника. Конечно, у меня есть здоровый карьеризм — я ж нормальный офицер! Хотя, если бы не было этого понятия — “офицерское звание”, остался бы служить начальником разведки. Это мое любимое дело. Дело моей жизни.

ШИРОКА СТРАНА МОЯЯ РОДНАЯЯ

Обычный парнишка из Донбасса, он всегда мечтал носить погоны. Увлекался спортом, вольной борьбой. По совету своего двоюродного брата, учившегося в Киевском высшем военном радиотехническом училище, тоже поступил туда, на факультет радиотехнической разведки. Так началось дело его жизни.
По распределению попал в Венгрию. Пять лет прослужил на берегах прекрасного Дуная, сверх срока предложили остаться еще на один год. Но на должность из Союза уже приехал офицер и, чтобы не перебегать ему дорогу, поехал по замене в солнечный Туркестан. В самую южную точку страны, легендарную Кушку. Под палящим солнцем Каракумов капитан Юшков дослужился до командира отдельного разведбата гвардейской мотострелковой дивизии. Завидная карьера, если бы не одно но... К этому времени развалился Союз. В муках рождалась Российская армия. Многие люди в погонах оказались в подвешенном состоянии...
Для прохождения дальнейшей службы Юшков прибыл в Главное управление командующего внутренними войсками МВД России. Кстати, на это его решение — надо же было где-то в России искать себе место — снова повлиял двоюродный брат: упомянул про внутренние войска. Юшков сначала взбрыкнул — как мне, разведчику, идти в конвойники, зеков охранять, что ли? Но потом, узнав, что у вэвэшников есть разные части — оперативные, спецназначения, согласился. Попал в ОМСДОН. В только-только формируемый новый отряд спецназначения, который вскоре назвали “Русь”. И сразу — на должность начальника разведки, в которой он бил “духов” и в 95-м, и в 99-м годах.
Двоюродный брат, который сыграл такую роль в судьбе офицера Юшкова, — военный корреспондент Евгений Кириченко. Уволившись из армии, Евгений стал тележурналистом. Неисповедимы пути Господни...

О НАСТОЯЩЕМ ЧЕЛОВЕКЕ

— Для меня хороший человек, настоящий человек — это тот, кто в любую минуту может оказать помощь, прикрыть, не спрячется за спину товарищей. Какое бы звание ни имел. Для меня образцом человеческой порядочности, образцом офицера является наш бывший командир Анатолий Иванович Голоскоков.
...Это было в прошлую войну. Нам поставили задачу блокировать чеченцев, похитивших офицера ФСБ. Мы выехали на перекресток дорог недалеко от Ханкалы. Выставили БТР. Но было ясно, что без переговоров не обойтись. Голоскоков сразу начал обсуждать со мной план будущих действий. И сказал, что пойдет разговаривать с бандитами только он. Я было пытался возразить, мол, зачем вам, командиру, идти, давайте я пойду поговорю. Он на меня так пристально посмотрел и сказал: “С тобой никто разговаривать не будет. Ты на себя в зеркало посмотри — сам, как боевик. Пойду я...” От охраны тоже отказался. Сказал только, что если в ходе разговора возьмется за рукоятку АПСа, висящего на боку, — стрелять из всего оружия. “Меня не жалейте. Если взялся за пистолет, значит все равно убьют — разговоры закончились ничем. А выпускать “духов” нельзя”, — и пошел один. Я своих ребят заинструктировал, снайперам все разъяснил. Чеченцы выехали, но через некоторое время вернулись обратно во двор дома. С ними начали вести переговоры другие “чехи”, тогда, в апреле и мае 96-го, переговоров было много. В общем, офицера ФСБ освободили.
Я тот случай и лицо Анатолия Ивановича, сказавшего мне в глаза: “Меня не жалейте, главное — “духов” замочить”, — не забуду никогда...

ПРОБЛЕМА ВТОРАЯ. РЕАБИЛИТАЦИЯЯ

— Необходимо создавать реабилитационные центры, где ребятам после командировки можно передохнуть, расслабиться, войти в мирную жизнь. Ведь командировки все по-разному переносят. Кто-то нормально, а у кого-то, грубо говоря, крыша едет. И здесь нет ничего необычного. Спецназовцы — тоже люди. У каждого своя психика.
Пока вся реабилитация у нас больше на бумаге. А ведь пацанам, чтобы восстановиться, и надо немного — спортом позаниматься, поплавать, отдохнуть, книги почитать, словом, получить обычные человеческие блага мирной жизни, от которых они были оторваны в командировке. У нас в “Руси” нечто похожее практикуется в совхозе “Борец”, где мы по осени собираем картофель. Нам там сдают пионерлагерь, где ребята, забыв про все проблемы, отдыхают, восстанавливаются. Ведь в командировке зачастую и дня не выкроишь, чтобы расслабиться. А делать это надо.
Мне, скажем, проще. Я увлекаюсь различными восточными методиками восстановления организма. Это мое хобби. Я знаю некоторые активные точки на теле, воздействуя на которые можно на некоторое время снять усталость, напряжение, знаю кое-какие упражнения для релаксации. По возможности учу своих бойцов этим методикам. Но все же должен быть системный подход к реабилитации. А то воевать воюем, а полноценный отдых для нас на Большой земле — это как бы вопрос второстепенный. Но мы же не роботы, мы живые люди.

ПОДВИГ НА ЧАБАНЕ

Отряд уже несколько часов петлял по горам. Промозглая сырость, накрывшая Дагестан в августе 1999 года, казалось, доберется до самых костей. Но надо идти вверх, надо искать ту гору, на которой весь день насмерть бьются его ребята — два прапорщика отряда и разведрота 22-й бригады. Надо спасать братишек, снимать с горы, пятачок на которой они захватили еще ранним утром. Он уже знал, что потери у обороняющихся очень большие, но не представлял точно какие...
Отряд спешил. Юшков шел впереди, сквозь туман силясь разглядеть хоть какие-то ориентиры, которые так хорошо изучил по карте. Этот маршрут на Чабан, где стоял “духовский” ретранслятор, он разработал во всех подробностях еще накануне вместе с заместителем командира отряда подполковником Юрием Дидковским и майором Александром Стержантовым, начальником разведки 22-й бригады. Стержантов сейчас был как раз там, совсем близко к облакам...
Им улыбнулась удача — навстречу из тумана вышел прапорщик отряда, который спускался с горы именно для поиска своих спасителей. Наверх забрались быстро. То, что увидел Юшков, его потрясло. Почти все, кто занимал позиции, были ранены, много убитых. Отогнав “духов” мощным залпом, погрузили раненых на плащ-палатки, стали спускаться. Очень быстро, часто падая на крутом горном склоне. “Духи”, как шакалы, бросились вдогонку. Хорошо, что с отрядом на гору шли и ребята из “Вымпела”, они здорово помогли, отгоняя боевиков, держа их на расстоянии.
Юшков и отряд вырвали из лап смерти братишек, спасли их. А спустя несколько дней он со своими ребятами снова пошел на гору. Командование посчитало, что оставшиеся в будке ретранслятора ваххабитские видеокассеты понадобятся для организации окончательного разгрома боевиков в селах Чабанмахи и Карамахи... Они пошли тем же маршрутом. И снова взяли этот пятачок, который удерживали в ходе всего штурма села Чабанмахи, отбив не одну атаку озверевших “духов”.
Юшков остался жив, хотя эта командировка ему, привычному к боевой работе, опытному воину, далась нелегко.
— «Духи» научились воевать, — говорит он. — Это были уже не те ополченцы, с которыми мы встретились в первую войну. В Дагестане воевали подготовленные, профессиональные бойцы, у которых кое-чему учились даже мы, старшие офицеры...”
За Дагестан Юшков, тогда еще майор, получил Золотую Звезду Героя России, а спустя несколько месяцев, перейдя на службу в Главное командование внутренних войск — долгожданное очередное воинское звание “подполковник”.
— О разведке очень быстро вспоминают все, как только начинается какая-нибудь заварушка, в мирной жизни мы всегда как бы на втором плане. А как война — разведчики вперед. И мы идем. Ты знаешь, я пришел к выводу, что все разведчики рано или поздно или погибают, или становятся героями, — эти слова почему-то очень запали в мою душу. Их я вспоминаю и сейчас, когда вижу Золотую Звезду на груди подполковника Юшкова...

НЕ ВАРИТЬСЯ В СОБСТВЕННОМ СОКУ

— Мне очень хочется, чтобы все спецподразделения страны не замыкались на своих проблемах, чтобы по возможности обменивались опытом. Сейчас ситуация такова, что все мы — и ФСБ, и МВД, и армейцы — выполняем в Чечне почти сходные задачи, но каждый сам по себе, варимся как бы в собственном соку.

Дагестан. Осень 99-го
Дагестан. Осень 99-го
Каждый считает себя круче других. Ей-Богу, мужики, чего нам делить-то? Часто на Кавказе пересекаемся в процессе выполнения задач. На той же горе Чабан нам здорово помогли ребята из “Вымпела”. Да и по своему характеру задачи, выполняемые войсковым спецназом в Чечне, постепенно сближаются с задачами армейского спецназа или спецназа ВДВ. Мы стали больше внимания уделять разведывательным действиям против бандитов, отрабатывать засады, рейды, поиск и уничтожение групп боевиков. Конечно, нам было бы очень интересно узнать опыт других спецподразделений. Думается, что и мы могли бы кое-чем с ними поделиться. Для этого, конечно, было бы здорово создать некую общую структуру, которая бы копила методики, анализировала работу спецов разных ведомств, разрабатывала тактику. Понимаю, что сделать это очень трудно. Каждый тянет одеяло на себя, присутствуют и вполне оправданные амбиции. Но ведь нам всем противостоит один враг — суперподготовленные террористы и бандиты. И победить их можно только сообща.
Наш главком генерал Вячеслав Тихомиров проводил сборы командиров всех спецподразделений внутренних войск. Это было полезно. Конечно, собрать спецов всех силовых министерств — дело сложное, но сколько пользы оно может принести! Да и возглавить такую организацию, пусть даже общественную (нам же помогают бывшие “русичи”), должен авторитетный для всех спецназовцев человек. Найти его — вот задача. Мне кажется, что сегодня такое объединение нужно, необходимость его создания подсказывает сама жизнь.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Он, Герой России, мечтает получить еще одну награду, которую считает самой главной для военного человека — медаль “За отвагу”. Ту самую, которой еще во время Великой Отечественной награждались солдаты за личный подвиг. Можно удивляться желанию подполковника Юшкова, уже награжденного высшей наградой страны. Но он хочет доказать тем седым старикам, которые брали Берлин, что и офицеры новой России остались такими же, как и их деды — настоящими воинами, отважными солдатами. Старики, плохо разбирающиеся в новых наградах, увидев на груди его скромную медаль с серой лентой, сразу оценят и его мужество, и его ратную доблесть. Для Юшкова очень важна эта оценка.
Он мало рассказывает о себе. Хотя ему, кавалеру ордена Мужества, Герою России, есть что рассказать. Он говорит все больше о ребятах, о своих разведчиках, которыми очень гордится. Они все — его дети, которых он знает досконально, до нюансов характера. Эти характеры он сам закалял, делая из обычных пацанов, пришедших в отряд со всей России, матерых профессионалов, которым были по зубам самые суперподготовленные наемники со всего мира. Он и сейчас, уже в другой должности, душой с ними, с “русичами”. Ведь бывших спецназовцев или разведчиков не бывает. Матовый блеск серебра-золота на груди не дает ни на минуту забыть обо всем, что было с ним в “Руси”...

Александр ЛЕБЕДЕВ

 

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Войско баранов, возглавляемое львом, всегда одержит победу над войском львов, возглавляемых бараном.

Наполеон I

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum