TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Enforce Tac

 

        РУСЬ
     
Высота мужества. Дагестан 1999
     
 

Радио «Маяк», 25 апреля 2002 г.
«В Чечне убит международный террорист Хаттаб. Факт ликвидации Хаттаба подтвердил начальник управления программ содействия ФСБ генерал Александр Зданович.
За боевые заслуги Хаттаба награждает сам Аслан Масхадов, он получает гражданство Ичкерии и организует сеть диверсионно-террористических центров под общим названием «Кавказ», при них же открывает учебные лагеря, самый известный — в Сержень-Юрте. Несколько позже иорданец сближается с так называемой ваххабитской общиной в Дагестане, специально для этого он женится на девушке из села Карамахи. Именно там осенью 99-го года вспыхнули ожесточенные бои. Хаттаб и Шамиль Басаев стали главными организаторами и вдохновителями террористической атаки на Дагестан в августе 1999 года…»

ГРОМ ГРЯНУЛ

1 августа 1999 года отряд находился на полевом выходе в деревне Новая. На полигоне предстояло провести ряд плановых занятий. Майор Юрий Дидковский, оставшийся в отряде за командира (полковник Владимир Иванов в это время находился в отпуске), вдруг был срочно вызван в Главное командование внутренних войск. Любые срочные вызовы не предвещают ничего хорошего. Дидковский это знал и поэтому шел в кабинет заместителя главнокомандующего с некоторой тревогой.
Генерал Михаил Паньков быстро обрисовал сложившуюся в Дагестане ситуацию. С территории Чечни в соседнюю республику прорвались значительные по численности отряды боевиков, они захватили села в приграничном Цумадинском районе. Пока более точной информации не было. Для уточнения картины и координации действий частей внутренних войск в Дагестан вылетел главнокомандующий внутренними войсками генерал-полковник Вячеслав Овчинников. Панькова интересовал один вопрос: готов ли отряд немедленно вылететь на Северный Кавказ?

В Дагестан были стянуты значительные силы, состоящие из частей и подразделений Российской армии, внутренних войск, спецподразделений МВД и ФСБ России.
В Дагестан были стянуты значительные силы, состоящие из частей и подразделений Российской армии, внутренних войск, спецподразделений МВД и ФСБ России.

Дидковский очень хорошо знал местность. В отряд пришел недавно, до этого почти десять лет прослужил в Северо-Кавказском округе внутренних войск, занимая должности сначала в разведроте, а потом в разведотделении штаба бригады оперативного назначения. Горы не терпят пренебрежительного к себе отношения. Поэтому, чтобы действовать в той части Дагестана, о которой шла речь, требовалось предпринять ряд первоочередных мер, которые бы позволили отряду выполнять задачи по борьбе с террористами эффективно, а главное, без потерь. Отряду нужна новая техника. Грузовые ГАЗ-53, составлявшие основной парк автотехники, были абсолютно непригодны для действий в горах. Не хватало штатной численности БТРов, которые уже значительно выслужили установленный ресурс, пройдя всю первую чеченскую командировку. Их необходимо было также подготовить к интенсивным нагрузкам при передвижении в высокогорье. Все эти соображения Дидковский прямо изложил Панькову. При этом отметив, что люди уже сейчас готовы выполнить любую задачу. Информацию немедленно сообщили главнокомандующему, находящемуся в Дагестане. Тот дал отряду неделю на подготовку к вылету.
В течение короткого срока Главкомат выделил «Руси» 5 новых «Уралов», топливозаправщик, был проведен ремонт БТРов. Личный состав также активно готовился к действиям в горных условиях. 15 августа эшелон с техникой двинулся на Северный Кавказ, а 21-го самолетом транспортной авиации отряд во главе с Дидковским вылетел в Махачкалу.
Дагестан встретил сорокаградусной жарой и почти физически ощутимой тревогой, разлитой, казалось, в самом воздухе. Все разговоры местных жителей сводились к событиям на границе с Чечней. Вторгшиеся на территорию республики бандформирования не нашли поддержки практически ни в одном населенном пункте. Местное население безоговорочно стояло на стороне федеральной власти по отражению террористической атаки. В Дагестан были немедленно стянуты значительные силы, состоящие из частей и подразделений Российской армии, внутренних войск, спецподразделений МВД и ФСБ.
Ситуация в горных районах менялась стремительно. Боевики, первоначально атаковав Цумадинский и Ботлихский районы, пытались выйти к так называемой Кадарской зоне — небольшой территории, названной так по населенному пункту Кадар. Именно в Кадарской зоне располагались два села — Карамахи и Чабанмахи, являвшиеся оплотом радикального ваххабитского течения в исламе в Дагестане. По имеющейся информации, там были сторонники чеченских бандформирований, готовые поддержать Басаева и Хаттаба в их вторжении в Дагестан. Этакая мина замедленного действия в глубине мирной республики. Свою цель и Басаев, и Яндарбиев, тогдашний президент непризнанной Ичкерии, не скрывали: создать на Северном Кавказе независимое исламское государство, включив в него не только Чечню и Дагестан, но и другие горные республики. Их идея нашла действенную поддержку у мировых террористических организаций. Деньги на «пробный шар», каковым должен был стать Дагестан, вместе с иностранными наемниками потекли в Ичкерию рекой.
Отряд разместился в расположении махачкалинской бригады оперативного назначения. К этому времени там уже находилась разведрота 22-й оперативной бригады Северо-Кавказского округа внутренних войск, прибывшей в Дагестан накануне.
Задачу на действия в Кадарской зоне получили лично от главкома генерал-полковника Вячеслава Овчинникова на совещании в МВД Республики Дагестан, которое прошло на следующий после прилета спецназовцев день. Было определено, что от отряда совместно с 22-й бригадой оперативного назначения будут действовать 6 штурмовых групп: три — в Карамахи и три — в Чабанмахи. Полными и проверенными сведениями о том, сколько вооруженных ваххабитов находится в селах, есть ли там укрепленные объекты, в оперативном штабе пока не располагали.
Рекогносцировку на местности провели через 2 дня. На вертолетах совершили облет сел. Дидковского насторожил тот факт, что пилоты категорически отказывались опускаться ниже, серьезно опасаясь того, что вертолет может быть сбит. С такой высоты детально рассмотреть расположение домов, улиц, въездов в село было невозможно.
Вернувшись на базу, Дидковский предпринял ряд мер по сбору информации о происходящем в Кадарской зоне. Полученные сведения вызывали серьезную тревогу. Выяснилось, что в селах создан мощный укрепрайон, который способен вести длительную оборону. Численность вооруженных ваххабитов — около 200 человек. Подступы к населенным пунктам заминированы. Также стало известно, что на всех путях выдвижения к селам находятся сторожевые посты.

Руководство спецоперацией в Дагестане осуществлял лично главнокомандующий внутренними войсками генерал-полковник Вячеслав Овчинников.
Руководство спецоперацией в Дагестане осуществлял лично главнокомандующий внутренними войсками генерал-полковник Вячеслав Овчинников.

Вся эта информация во многом не соответствовала тем первоначальным сведениям, которыми обладал оперативный штаб. По ранее полученной информации, которую давало и местное МВД, в селах осталось незначительное количество радикально настроенных жителей. Основная масса населения ваххабитов не поддерживает, ни о каком укрепрайоне речи не идет.
26 августа в министерстве состоялась предварительная постановка задачи. Совещание проводил главком генерал Вячеслав Овчинников, здесь же находились начальник главного штаба внутренних войск генерал Борис Максин, министр внутренних дел Дагестана Адильгерей Магомедтагиров, офицеры разведуправления Главкомата внутренних войск, начальник разведки и командир разведроты 22-й бригады оперативного назначения, майор Юрий Дидковский, все командиры боевых групп отряда «Русь». Замысел сводился к тому, что подразделения бригады оперативного назначения блокируют села, разведрота ликвидирует ретранслятор на господствующей высоте — горе Чабан, а шесть штурмовых групп отряда входят в населенные пункты, отрабатывают адреса, по которым, возможно, находились наиболее опасные ваххабиты, в том числе вполне вероятно мог скрываться и Хаттаб. Никакой массовой зачистки проводить не предполагалось. Командование до последнего момента считало, что сопротивления проводимым спецмероприятиям в селах оказано не будет. Из этого и исходило при принятии решения.
Дидковский высказал свои сомнения по замыслу предстоящих действий, приведя имеющуюся у него информацию. Однако 28 августа было принято окончательное решение. Оно практически не отличалось от первоначального замысла.
Отряд и задействованные части выдвинулись в район проведения операции. Мероприятия планировалось начать с раннего утра 29 августа. Однако о готовящемся штурме в селах знали все: еще накануне их стали покидать мирные жители, вывозя целыми фурами свой скарб.
Поздним вечером 28 августа в полевой палатке под проливным дождем прошло последнее совещание. Напряжение нарастало. Генералы и офицеры в последний раз оговаривали детали предстоящих действий.
Первыми этой ночью должны были идти разведчики 22-й бригады. «Русь» была обязана начать действия в 8 утра, после того как ретранслятор на горе Чабан будет уже захвачен. Замысел казался безупречным и не таящим в себе никаких подводных камней. К обеду операцию планировалось завершить.
Для усиления разведроты главком приказал выделить двух бойцов из отряда «Русь», вооруженных бесшумным оружием. Два прапорщика из взвода специальной разведки отряда — Сергей Горячев и Владимир Ночин — в составе разведроты 22-й бригады промозглой ночью с 28 на 29 августа ушли на Чабан.

 

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Покупать у врага мир — значит снабжать его средствами для новой войны.

Жан Жак РУССО

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum