TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Enforce Tac

 

        РУСЬ
     
Охота в горах. Чечня и Ингушетия. 2002-2004
     
 

ШАЛАЖИ

«Российская газета», 26 марта 2004 г.
«Руслан Гелаев умер 28 февраля с широко открытыми глазами, полулежа-полусидя, прислонившись спиной к дереву на берегу маленькой горной речки Тимберисхвери, не дойдя восемнадцати километров до грузинской границы на перевале Мушак. Пограничники-контрактники Абдулхалик Курбанов и Мухтар Сулейманов, ценой своей жизни остановившие его, остались лежать на другом берегу реки.
Да, за ним нет доказанных случаев похищения людей с целью выкупа, но на его личном счету, как считают специалисты, — около трехсот загубленных душ. Кстати, те, кто знал Гелаева, рассказывали, что он лишал жизни людей хладнокровно, недаром за ним закрепилась кличка Палач».

Информация о появлении в Северной Осетии крупного бандформирования стала полной неожиданностью и для местных правоохранительных структур, и для командования Северо-Кавказского военного округа. В 20-х числах сентября 2002 года в селении Тарское Республики Северная Осетия-Алания неизвестные бандиты напали на военный автомобиль, устроили стрельбу. А спустя несколько дней под ингушским селом Галашки вспыхнули ожесточенные боестолкновения. Цепь скоротечных событий указывала на то, что и под Тарским, и под Галашками действовала одна и та же банда. Чуть позже эти предположения подтвердились, и командованию федеральных сил на Северном Кавказе стало окончательно ясно, с кем пришлось вступить в бой: это была банда Руслана Гелаева. Также стало ясно и то, что в Северную Осетию боевики проникли с территории сопредельной Грузии и, пройдя по маршруту через Тарское, вышли горными тропами к Галашкам — селению, находящемуся в глубине большого горно-лесного массива. Упорное и целенаправленное движение крупного бандформирования свидетельствовало: и Тарское, и Галашки были лишь транзитными пунктами на пути боевиков. Их цель была одна: Чечня, точнее, ее юго-западная часть, сплошь покрытая лесом, с изрезанным рельефом и малочисленными населенными пунктами, затерянными в горной чаще. Идеальное место для того, чтобы скрыться в заранее подготовленных лагерях и укрытиях. Хотя не исключено, что бандиты, перейдя границу с Чечней, намеревались спуститься на равнину и устроить провокации в крупных селах Урус-Мартановского и Ачхой-Мартановского районов.
О Руслане Гелаеве после ожесточенных боев в селе Комсомольское в 2000 году, когда его банда в течение нескольких недель удерживала этот населенный пункт, но в конце концов была полностью разгромлена, в Чечне практически не было слышно. Сумев уйти из блокированного Комсомольского, бросив там своих подельников, он перебрался в Грузию, где некоторое время зализывал раны и приходил в себя. Говорили, что даже использовал вынужденную передышку для хаджа к святым местам в Саудовскую Аравию, откуда вернулся с новым именем — Хамзат. Перемена имени не сменила его «профессиональной» деятельности: он по-прежнему убивал, организовывал террористические акты, диверсии. Было хорошо известно, что он вместе с некоторым количеством верных ему боевиков скрывается в Панкисском ущелье соседней Грузии, что вызывало неоднократную негативную реакцию российской стороны. В ноябре 2001 года Генеральная прокуратура РФ направила Грузии требование о выдаче Гелаева в соответствии с международной конвенцией, а в марте 2002 года посольству Грузии в Москве была направлена нота российского МИДа с требованием задержания Гелаева и экстрадиции его в Россию. Однако все обращения были, по сути дела, проигнорированы руководством Грузии.
Имя Гелаева снова всплыло в сводках информационных агентств осенью 2001 года, когда крупное бандформирование под его началом странным образом оказалось в сотне километров от Панкиси — в Кодорском ущелье на территории Абхазии. Многие тогда задавали вопрос, каким образом несколько сотен вооруженных людей смогли пройти по территории Грузии, оставаясь незамеченными местными правоохранительными органами. Устроив вооруженную провокацию, но получив достойный отпор, боевики ушли с места боестолкновения, чтобы спустя год появиться на территории России. И снова вопрос о том, как боевикам удалось беспрепятственно выйти к грузинско-российской границе и преодолеть ее, задавали на самом высоком уровне как в России, так и в мире.

Совместно с отрядом «Русь» в операции под Шалажами по поиску банды Гелаева действовал и 20-й отряд специального назначения внутренних войск. На фото: постановка боевой задачи разведывательно-поисковой группе 20-го отряда.
Совместно с отрядом «Русь» в операции под Шалажами по поиску банды Гелаева действовал и 20-й отряд специального назначения внутренних войск. На фото: постановка боевой задачи разведывательно-поисковой группе 20-го отряда.

Резкое обострение обстановки в сентябре 2002 года в, казалось бы, мирных Северной Осетии и Ингушетии не могло не встревожить военное и политическое руководство страны. В район Галашек были немедленно стянуты подразделения 58-й армии Северо-Кавказского военного округа, сводный отряд МВД, сотрудники местных правоохранительных органов и пограничники, одними из первых принявшие бой с прорвавшимися бандитами. По лесному массиву в районе населенных пунктов Галашки, Мужичи, Алкун, Аршты нанесли артиллерийские и авиационные удары. Основной задачей подразделений 58-й армии и пограничников было воспрепятствовать проникновению бандгрупп на территорию сопредельной Чечни. Однако несмотря на все усилия военных, боевики сумели уйти по Ассиновскому ущелью, а также по горным тропам в район населенных пунктов Бамут и Шалажи. Это был тревожный сигнал: к тому времени оперативная обстановка на юге, юго-западе Чечни была очень непростой. Незадолго до событий в Галашках, в августе бандиты уже пытались захватить населенные пункты Шалажи и Мартан-Чу, из которых с большим трудом их удалось выбить. Вспомним, что в том же августе и в Ножай-Юртовском районе республики в районе Гансолчу военные долго охотились за еще одним крупным бандформированием, бродившим в горах, а в Грозном из ПЗРК был сбит транспортный вертолет Ми-26 со 147 военнослужащими. И вот новое обострение.
Когда стало окончательно ясно, что боевики ушли в Чечню, а проведенные в Галашках, Мужичах и Алкуне спецмероприятия по поиску укрывшихся бандитов не увенчались успехом, 27 сентября действия были перенесены в предгорья Урус-Мартановского и Ачхой-Мартановского районов, а также в ряд населенных пунктов — Бамут, Гехи-Чу, Орехово. Однако серьезных результатов они не дали.
Вот почему в начале октября неподалеку от населенного пункта Шалажи была сформирована крупная группировка сил, состоящая из воинских частей 58-й армии, а также подразделений Объединенной группировки войск, которая выделила для проведения спецоперации в обширном лесном массиве юго-запада Чечни два отряда специального назначения, разведывательный батальон 46-й бригады оперативного назначения, ряд других армейских и милицейских формирований. Руководство операцией осуществлял представитель Минобороны России.

Пулемет Калашникова - весомый аргумент в разговоре с боевиками. Но его возможностей не всегда хватало, особенно в горно-лесистой местности...
Пулемет Калашникова - весомый аргумент в разговоре с боевиками. Но его возможностей не всегда хватало, особенно в горно-лесистой местности...

С первых же дней стало ясно, что проводимый в горах поиск будет не только опасным, но и очень тяжелым. Сильнопересеченная местность, где крутые отвесные обрывы сочетаются с не менее сложными сыпучими склонами, на которых практически невозможно ни удержаться, ни закрепиться, ни тем более передвигаться, почти полное отсутствие троп и более-менее проходимых дорог, густой лес, в отдельных местах переходящий в непроходимую чащу, очень плохая погода — начало октября выдалось сырым, дождливым. В таких условиях предстояло действовать спецназовцам. В горы на поиск уходили только они и разведчики внутренних войск. Основные силы группировки, с бронетехникой и артиллерией стояли у предгорий. Утешало лишь то, что и боевики действуют в точно таких же условиях, а значит, устают и теряют силы не меньше, чем спецназ, ведущий поиск.
Однако спецназу трудностей добавляли не только сложный рельеф и причуды погоды, но и не до конца продуманные решения руководителей спецоперации, которые торопились найти бандитов, а также немало других, существенно влияющих на успех проблем. Когда окончательно выяснилось, в каком районе предстоит действовать «Руси», старшему в отряде — подполковнику Игорю Мишину стало ясно, что с имеющимися картами местности работать нельзя: маршрут предстоящего поиска уходил столь далеко на юг, что подробных карт этого участка Чечни и Ингушетии спецназовцы попросту не имели. Соответствующие карты пришлось запросить в штабе группировки. Спустя некоторое время их доставили в отряд. Офицеры боевых групп в растерянности крутили в руках серые клочки бумаги с бледной ксерокопией топографической карты данного участка. Преодолевать трудности спецназу не привыкать, однако действовать в горах, не имея подробной, а главное цветной карты незнакомой местности, не просто тяжело — почти невозможно. Но задача отряду была поставлена, и для ориентирования на местности пришлось использовать вот такие черно-белые ксерокопии.
Не менее сложно оказалось найти общий язык с армейским командованием группировки, созданной под Шалажами. Отправляя спецназ в горы, руководители спецоперации принимали решения, по большей части не советуясь с командованием отряда, поэтому нередко правила, по которым должны действовать подразделения специального назначения, руководством спецоперации во внимание не принимались. Как следствие спецназ получал задачи, практически невыполнимые в сложившихся условиях. Командование группировки считало, что поиск разведывательно-поисковые группы должны вести на определенных участках, так сказать, по квадратам, в то время как общепринятой практикой, единственно верной в условиях гор и неоднократно показавшей свою эффективность, было ведение поиска с движением по наиболее удобным и приемлемым маршрутам — по лощинам, ущельям, хребтам, горным тропам. При этом совершенно понятным было то, что намеченный маршрут от одной точки к другой прокладывался не по прямой, а увеличивался в несколько раз, впрочем, как и время на его прохождение. Километр на равнине и километр в горах — две большие разницы, как говорят в Одессе. Спецназовцы удивлялись всякий раз, когда руководители спецоперации чертили на карте чуть ли не прямую красную стрелу, указывающую направление поиска, не беря в расчет рельеф местности и прочие нюансы, при этом жестко оговаривая время, в которое спецназ должен прибыть в конечную точку, требуя ежечасного доклада о прохождении того или иного рубежа. Объяснение опытных офицеров-спецназовцев, что так в горах двигаться невозможно, а в условиях сильнопересеченной местности радиосигнал нередко просто пропадает, на первых порах также не находило отклика у командования. Не добавляла продуктивности действиям и складывающаяся в связи с этим на КП нервозная обстановка. Ссылки на то, что бандиты — такие же люди и используют в горах общепринятую тактику действий, также до поры до времени оставались без внимания. Командование требовало одного: результата.
И все же несмотря на все это и «Русь», и 20-й отряд специального назначения, и бойцы грозненского разведбата проявили лучшие качества, которые присущи спецназу внутренних войск, действовали в труднейших условиях при максимальном напряжении всех сил решительно и эффективно. Основную тяжесть действий в горах вынесли на своих плечах именно подразделения спецназа и разведки внутренних войск.
За пару дней до начала спецоперации разведчики 46-й бригады оперативного назначения, действуя в Бамуте, задержали проводника, отставшего от основных сил перешедшей чечено-ингушскую границу банды Гелаева. Информация, которую сообщил задержанный, оказалась очень ценной и во многом помогла понять, кому предстоит противостоять в лесном массиве юго-западной Чечни. Проводник подтвердил, что пришедшая из Грузии банда действительно находится под началом Руслана Гелаева, она очень хорошо вооружена, имеет при себе около 50 переносных зенитно-ракетных комплексов российского производства. Под Галашками из такого комплекса был сбит армейский вертолет Ми-24, еще одну систему удалось найти брошенной у переправы через горную речку. Задержанный также сообщил, что при переходе границы Гелаев лично раздал всем боевикам, кто имел чеченское происхождение, деньги с той целью, чтобы те приобрели паспорта и другие документы, позволяющие легализоваться в населенных пунктах Чечни. В банде осталось около 200-250 человек, преимущественно наемников-иностранцев — арабов, турок, были представители и европейских стран, которые плохо говорили по-чеченски и по-русски. Именно они составили костяк гелаевского отряда. Кроме этого боевик рассказал о боях под Галашками и о том, что путь бандитов из Грузии был тяжелым: кроме убитых в боестолкновениях с войсками и пограничниками, гелаевцы потеряли 5 человек на переправе через горную реку, там же утонуло несколько лошадей.
Район поиска был довольно обширным. Для его проведения отряды спецназа и разведбат разделились на разведывательно-поисковые группы по 14-20 человек в каждой.

Получив информацию от разведывательно-поисковых групп, действовавших в горах, командование специальной операции принимало решение об открытии огня по указанным спецназовцами участкам, где могли находиться крупные силы боевиков. На фото: так работают реактивные системы залпового огня «Град».
Получив информацию от разведывательно-поисковых групп, действовавших в горах, командование специальной операции принимало решение об открытии огня по указанным спецназовцами участкам, где могли находиться крупные силы боевиков. На фото: так работают реактивные системы залпового огня «Град».

Первой в район поиска на вертолетах вылетела группа разведбата, которая десантировалась в населенном пункте Чожи-Чу, точнее, среди заросших травой развалин старых домов. Крошечное селение в горах, окруженное со всех сторон лесом, было покинуто жителями еще лет 10 назад, и до появления в этих местах разведчиков в нем, похоже, никого не было. Бойцы разведбата быстро окопались, выставив засаду. Однако их действия результата не принесли: боевики ходили где-то дальше в горах.
Первый выход группы отряда «Русь» в район поиска также нельзя назвать вполне удачным, но он принес главное: стало ясно, как наиболее эффективно действовать в данном районе и в данных условиях. С разведывательно-поисковой группой, осознавая ответственность первого выхода, отправился заместитель командира отряда по спецподготовке подполковник Игорь Мишин. Спецназовцы сразу отметили: в указанном районе действительно огромный перепад высот, очень тяжелая для движения местность, сыпучие склоны, которые при движении по ним просто уходят из-под ног. Троп почти нет. Поставленная командованием задача была предельно жестка по времени, в первые же часы стало ясно, что к обозначенному сроку выйти в указанную точку бойцы не смогут. И все же группа двигалась максимально быстро, на пределе физических возможностей. Темп движения был столь быстрым, а напряжение таким высоким, что тренированные бойцы держались из последних сил. Один из них, не выдержав физической нагрузки, потерял сознание. Для небольшой группы это стало дополнительным испытанием: снаряжение и вооружение бойца пришлось распределить между спецназовцами: бронежилет, разгрузку с магазинами и гранатами, гранатомет, автомат, шлем. Бойцу, пришедшему в себя после медицинской помощи, помогали идти товарищи. При этом они продолжали поддерживать взятый темп: задачу нужно было выполнить во что бы то ни стало — неумолимое, железное правило для спецназа. Лес, по которому шла группа, в некоторых местах превращался в непроходимый бурелом: сухой кустарник вперемежку с поваленными ударами артиллерии деревьями преграждал дорогу. На продирание сквозь заросли уходило также немало времени и сил. Ночь, в мгновение ока упавшая на горы, застала спецназовцев на маршруте. Одновременно с этим на бойцов опустился продирающий до костей сырой холод. Понимая, что остаться в горах на ночевку нельзя, ведь с собой бойцы не взяли ничего, что могло бы помочь переночевать без риска серьезно заболеть, старший группы принял решение возвращаться по пройденному пути на базу. Измотанные дневным переходом спецназовцы в кромешной тьме по горам медленно двинулись обратно. При этом бойцы, шедшие в головном дозоре и торящие путь, несколько раз чуть было не сорвались в пропасть. Дабы избежать несчастного случая, способного окончательно подорвать боевой потенциал группы, Мишин поменял дозор, сам, как наиболее опытный офицер, возглавил движение. Идя впереди, он понимал, что выйти с операции порой бывает тяжелее, чем приступить к выполнению задачи. Ему удалось связаться с оставшимся в отряде за старшего капитаном Фуровым, и у предгорий вышедшую из леса по руслу ручья группу в третьем часу ночи встретил БТР отряда, который доставил уставших бойцов на базу. Примерно в таких же условиях в другом районе, примыкающем к участку, назначенному для «Руси», действовали и группы 20-го отряда специального назначения.
Спецназовцы «Руси» не успели передохнуть и нескольких часов, как рано утром им была снова поставлена задача на поиск бандформирований. В горы ушли четыре группы специального назначения. Каждая по своему маршруту. БТРы остались у склона.
Спустя некоторое время от командира первой группы специального назначения поступил доклад о том, что она наткнулась в лесу на боевиков и ведет бой. Офицер доложил, что она заняла оборону, потерь нет, по предварительным данным, двое боевиков убиты. В отряде было принято немедленное решение оказать помощь: ушедшей в горы по другому маршруту группе поступил приказ идти на помощь товарищам.
Спецназовцы, уйдя со своего маршрута, бегом возвратились к точке высадки и, забрав с собой БТРы, в максимальном темпе двинулись вверх по склону по пути первой группы, идя по узкой тропе вдоль русла небольшого ручья. БТРы с трудом шли за спецназовцами, но все понимали: огневая мощь бронемашин будет существенной поддержкой в бою.

Чтобы сократить время на сборы, экипажи отрядных БТРов отдыхали прямо в машинах, в любую минуту готовые к выезду.
Чтобы сократить время на сборы, экипажи отрядных БТРов отдыхали прямо в машинах, в любую минуту готовые к выезду.

По радиостанции удалось выйти на руководителя спецоперации, доложить о случившемся и попросить поддержку — 20-й отряд спецназа. В штабе группировки в ответ потребовали точные координаты боя, чтобы нанести по боевикам артиллерийский удар, и не менее точный доклад о случившемся, что пока физически невозможно было сделать: основные силы отряда еще не достигли места боестолкновения.
На подходе к месту группу, идущую на помощь к своим товарищам, вдруг обстреляли из зарослей на другой стороне ручья. Спецназовцы немедленно залегли и открыли ответный огонь. Поняв, что бандиты стреляют неприцельно, группа медленно продолжила движение и вскоре вышла к вступившим в бой в этом районе спецназовцам. Уже здесь удалось полностью восстановить картину происшедшего. Командир группы капитан Александр Осинин рассказал, что рано утром спецназовцы двигались по назначенному маршруту, ведя поиск боевиков. Дойдя до места, где лес почти смыкался над тропой, он дал команду остановиться и рассредоточиться. Место показалось очень подозрительным, опасным, удобным для организации засады. В течение некоторого времени бойцы в полной тишине внимательно оглядывали окрестные заросли, прислушиваясь к каждому шороху. Вперед вместе с головным дозором пошел сам Осинин. Буквально через несколько минут тишину нарушила короткая автоматная очередь: офицер обнаружил бандитов, сам оставшись незамеченным, одного из боевиков уничтожил. Снова наступила тишина. Бандиты, похоже, никак не могли понять, что произошло: они не видели спецназовцев, скрывающихся в густых зарослях, кто стрелял в этом глухом горном углу, им тоже было пока непонятно. Когда второго террориста, появившегося из кустов, очередью срезал пулеметчик группы, боевики наконец осознали, что их обнаружили федеральные войска. Между бандитами и спецназовцами завязался бой, но боевики, прячась в лесных зарослях и связанные боем, не могли уйти. Возможно, из-за полученных ранений.
Вскоре к «Руси» подошел резерв — боевая группа 20-го отряда спецназа с заместителем начальника разведуправления внутренних войск. Теперь здесь были сосредоточены внушительные силы, которые могли начать штурм позиций боевиков. Сколько их там засело в чаще, точно пока трудно было сказать. Выстрелы продолжали звучать, пули то и дело посвистывали над головами бойцов. Перегруппировавшись, боевые группы по команде произвели залп и стремительно рванулись в глубь лесного массива. Пробежав несколько метров, залегли. Снова залп — и снова вперед. После третьего броска ответные выстрелы стихли. С правого фланга прозвучали еще несколько одиночных хлопков, воцарилась тишина. Спецназовцы смели огнем позиции боевиков. В чаще наконец удалось увидеть, с кем воевали. На небольшой поляне лежало трое убитых террористов. Все наемники, при которых нашли документы граждан арабских государств. Здесь же в огромных, почти с человеческий рост рюкзаках, набитых под завязку обмундированием, средствами медицинской помощи, боеприпасами, другими вещами, жизненно необходимыми для действий в горах, были спрятаны деньги, немалое количество иностранных купюр. Спецназовцы, знающие толк в экипировке, были поражены, сколь грамотно и полно были экипированы убитые бандиты. С такими запасами в горах можно автономно действовать не одну неделю. Чуть в стороне от места гибели наемников бойцы «Руси» наткнулись на следы еще нескольких бандитов, которые, судя по обилию крови и использованных перевязочных средств, получили серьезные ранения, но сумели уйти с места боестолкновения. Все указывало на то, что трое боевиков остались прикрывать отход основной группы, которая была лишь частью крупной банды и вела разведку в этом районе. Пока не столкнулась со спецназом.
Стало окончательно ясно: «Русь» напала на след той самой бандгруппы Гелаева, и ее обнаружение — лишь вопрос времени. Тем не менее задача дня боевыми группами «Руси» и «двадцатки» была выполнена. Забрав с собой трофеи, точнее, важнейшие вещдоки, спецназовцы двинулись в обратный путь.
Однако на базу спецназу вернуться не разрешили, «Русь» осталась ночевать во временном лагере в горах неподалеку от Шалажей. Бойцы за день серьезно вымотались и буквально валились с ног от усталости. Но спать было негде и не на чем. Пытаясь укрыться от пронизывающего холода и дождя, пропитавшего сыростью обмундирование до последней нитки, отдыхать легли в импровизированных укрытиях, в темноте сооруженных на скорую руку. Поесть тоже не удалось — ведь уходя утром в горы, вместо сухпая брали с собой побольше боеприпасов, рассчитывая к ночи вернуться на базу. В горах знают цену каждому лишнему килограмму. Боеприпасов же, как известно, много никогда не бывает.
Рано утром руководитель спецоперации поставил отряду новую задачу: немедленно выдвинуться в Шалажи, где по поступившей от расположенного на окраине села взводного опорного пункта (ВОП) информации на окраине села обнаружен раненый боевик. Ночью сработала установленная вблизи ВОПа мина. Видимо, на ней и подорвался бандит. Шедшую на его поиск группу во главе с офицером он обстрелял, ранив майора в ногу. Однако с места уйти боевик не мог, видимо, получив серьезное ранение. Его заблокировали, но задерживать до прихода спецназа не рискнули. Появился реальный шанс взять бандита живым.

Для десантирования в труднодоступных горных районах, разведывательно-поисковые группы использовали вертолеты. Этот способ применялся при занятии бойцами грозненского разведбата позиций в селении Чожи-Чу во время проведения спецоперации под Шалажами.
Для десантирования в труднодоступных горных районах, разведывательно-поисковые группы использовали вертолеты. Этот способ применялся при занятии бойцами грозненского разведбата позиций в селении Чожи-Чу во время проведения спецоперации под Шалажами.

В Шалажи выехали двумя группами, остальные отправились на базу. Когда спецназовцы подъехали к взводному опорному пункту, то выяснилось, что боевик находится недалеко — в густых зарослях кустарника.
Разобравшись в ситуации, бойцы «Руси» перестроились в боевой порядок и боевыми тройками, в состав которых вошли только контрактники и прапорщики, имеющие немалый боевой опыт, под прикрытием огня пулеметов и вооружения БТРа стали двигаться в сторону укрывшегося бандита. Действовали уверенно: как на тренировках в пункте постоянной дислокации. Спустя некоторое время командовавший боевыми тройками капитан Игорь Дудин доложил на командный пункт, что боевик обнаружен, но, к сожалению, он мертв. В это мгновение из кустов раздались автоматные очереди, и бойцы увидели еще одного бандита. Завязалась перестрелка, в ходе которой боевик, видимо, получив ранение, упал.
Ситуация явно осложнялась, потому что первоначальная информация об одном бандите оказалась неверной. Нельзя было исключать и того, что в зарослях скрывается не один и не два бандита, а значительно больше. Возможно, и основные силы гелаевцев. К месту боестолкновения немедленно подъехал БТР, и под прикрытием брони бойцы «Руси» начали медленно прочесывать местность, закидывая участок, лежащий перед ними, гранатами. Заросшая поляна выглядела очень удобной для укрытия от огня стрелкового оружия и осколков гранат. Здесь несколько лет назад местные жители добывали камень, всюду были вырыты глубокие ямы, траншеи, густо поросшие кустарником. Спецназовцы методично продвигались вперед, постепенно блокируя участок, обходя его с двух сторон, отрезая бандиту пути отхода.
В это мгновение в 15-20 метрах от командного пункта и боевых порядков спецназовцев из кустов появился еще один бандит и, идя в полный рост, прямо от пояса открыл стрельбу длинными очередями по спецназовцам. Дуэль с ним длилась несколько секунд — стрельба велась почти в упор, в результате чего боевик был убит на месте. Как только бандит, сраженный пулей, упал, окружающие заросли леса озарились вспышками выстрелов. Спецназовцы немедленно залегли и открыли ответный огонь. В течение нескольких минут над заросшей кустарником поляной стоял сплошной грохот. «Русь» была вынуждена развернуть расчет гранатомета АГС-17 на прямую наводку, что в принципе практически никогда не делали до этого, и прямо в упор стрелять по позициям бандитов. Боевики сопротивлялись ожесточенно и, судя по всему, намеревались забрать с собой подстреленных спецназом подельников. Стало абсолютно ясно, что отряд снова наткнулся на крупную группу боевиков, о чем немедленно доложили в штаб спецоперации, запросив подкрепление.
Резерв в составе боевых групп «Руси» и 20-го отряда спецназа прибыл к месту боя достаточно быстро и тут же вступил в бой. Однако вскоре стрельба стала затихать — бандиты ушли в лес. По указанному квадрату был нанесен артиллерийский удар.
Когда бандиты ушли с места боя, спецназ наконец смог осмотреть и позиции боевиков, и убитых бандитов. Было видно, что здесь, в каменных выработках, бандиты устроили место передышки. Возможно, планировали напасть на Шалажи, при этом небольшой опорный пункт внутренних войск, стоящий на окраине села, они бы смяли, однако приход спецназа спутал их карты, вступать в бой в планы боевиков не входило. Потеряв троих убитыми, они вынуждены были снова уйти в горы, унося с собой раненых.
У троих убитых обнаружили паспорта граждан иностранных государств, множество прекрасно изготовленных топографических карт местности — цветных, запаянных в целлофановую пленку, чтобы избежать попадания влаги. Тщательно подобранное для действий в горах обмундирование: шерстяные свитера, штаны, кожаные непромокаемые чулки на ногах, добротная форма иностранного образца и, конечно, множество боеприпасов, средств связи. Все трое имели огромные бороды, но спецназовцев больше поразили их болезненная худоба, истощенные тела. Это особенно бросилось в глаза, потому что во время боя боевики выглядели гораздо внушительнее, а без снаряжения и обмундирования — напротив, было ясно, что и им поход по горам дается очень тяжело. У одного из боевиков в нагрудном кармане куртки спецназовцы нашли сложенный в несколько раз небольшой листок бумаги. Каково же было удивление бойцов, когда, развернув его, они увидели, что это одна из многочисленных пропагандистских листовок, довольно часто сбрасываемых авиацией над местами вероятного базирования бандитов в труднодоступных горных районах. Листовка призывала бандитов сдаться федеральным властям. Наемник-профессионал хранил клочок бумаги, видимо, рассчитывая когда-нибудь воспользоваться им как пропуском в другую, мирную жизнь.
Забрав с собой трупы, бандитское снаряжение и оружие, спецназовцы вернулись на базу. За два дня на счету «Руси» было уже 6 убитых наемников. Раненых, которых бандиты унесли с собой в лес, судя по всему, было в несколько раз больше.
В следующие дни на поиск уходили снова, все дальше продвигаясь в горы. Точно так же на своем участке действовал 20-й отряд спецназа.

Спецназовцы десантировались из вертолетов, а дальше в горы уходили пешком, нередко действуя в отрыве от основных сил.
Спецназовцы десантировались из вертолетов, а дальше в горы уходили пешком, нередко действуя в отрыве от основных сил.

Спустя несколько дней для того, чтобы сократить выросшую до предельных величин протяженность маршрутов поиска, командование группировкой создало в горах на удалении от основных сил промежуточную базу, на которой разместили десантников, минометную батарею, сюда же подтянули бронетехнику. На этой базе расположились и два отряда специального назначения. Уже отсюда спецназ, выходя на поиск, сумел зайти далеко в горы, куда до них, почти в буквальном смысле не ступала нога человека — бандитов, блуждающих по диким тропам высокогорья, этим словом назвать как-то не получается.
После двух серьезных боестолкновений спецназовцы сделали вывод: в лесу боевики ходят крупными группами, по нескольку десятков человек. Поэтому, чтобы эффективно противостоять им, в горы стали уходить по три разведывательно-поисковые группы спецназа, одна при этом оставалась на базе в качестве резерва. Как оказалось, недаром.
10 октября, во время поиска на значительном удалении от основных сил, в отряде произошло несчастье: с одного из крутых отвесных склонов сорвался в пропасть сержант-контрактник Свиридов. Парень получил тяжелые травмы. На базу о случившемся доложил командир группы и запросил помощь. Спустя пару минут к месту происшествия вышла резервная группа, которая сумела практически точно выйти к указанному месту. Двигаясь по хребту, ошиблись всего на несколько десятков метров. Но эти метры нужно было преодолеть, спустившись вниз, в ущелье, где лежал сорвавшийся боец. Тяжелейший спуск по сыпучему склону, который в буквальном смысле слова уходил из-под ног, занял у спецназовцев больше часа, при этом они сами ежесекундно рисковали сорваться в пропасть. Потом несколько часов Свиридова, получившего множественные переломы, выносили на себе. Для его эвакуации было задействовано 8 человек. Уже на базе, куда пострадавшего с неимоверным трудом, по горным тропам, сквозь бурелом все же доставили, Мишин, собрав командиров групп, особо указал на необходимость максимально беречь личный состав даже от мелких ранений и травм. Случай со Свиридовым лишний раз подтвердил: с горами шутки плохи. Если в группе двое травмированных или раненых, то, по сути дела, подразделение теряет свою боеспособность, потому что все силы оказываются задействованы на эвакуации.
Вот почему, даже учитывая колоссальные физические нагрузки, которым подвергались бойцы во время разведывательно-поисковых действий в горах, от них требовали обязательного ношения шлемов «Маска» и бронежилетов. Хотя в бронежилетах 5-й степени защиты (с боекомплектом и оружием) выполнять задачи в горах очень сложно, физически тяжело. Никакой даже самый подготовленный боец в течение многочасового марша по горным тропам не вынесет эту тяжесть. Поэтому, чтобы, с одной стороны, хоть как-то обеспечить защиту, а с другой — максимально облегчить вес бронежилета, спецназовцы вытаскивали стальные пластины, оставаясь лишь в кевларовой рубашке. Такая облегченная форма обеспечивала защиту от мелких осколков, пуль, находящихся на излете, и в то же время позволяла передвигаться в горах. Этот способ в дальнейшем подтвердил свою жизненную правоту.

Для того, чтобы сократить выросшую до предельных величин протяженность маршрутов поиска, командование группировки создало в горах на удалении от основных сил промежуточную базу, куда подтянули бронетехнику.
Для того, чтобы сократить выросшую до предельных величин протяженность маршрутов поиска, командование группировки создало в горах на удалении от основных сил промежуточную базу, куда подтянули бронетехнику.

Банде, которая продолжала блуждать в горах, спецназовцы то и дело наступали на хвост. В тот момент, когда эвакуировали сержанта Свиридова, на участке действий 20-го отряда шел сильный бой. «Русь» слышала отдаленные звуки выстрелов, но не могла прийти на помощь «двадцатке» — слишком далеко, по горам не добраться.
А события, разворачивающиеся там, были действительно драматичными.
Головной дозор одной из разведывательно-поисковых групп 20-го отряда настиг в лесу крупную банду. Чтобы не дать уйти боевикам, командир дозора принял решение открыть огонь, дабы, сковав их боем, задержать и дождаться основных сил. Боевики также заметили спецназовцев и двинулись им навстречу. Бой длился несколько часов, в результате 10 бандитов было убито, немало ранено. Однако по горным тропам резерв никак не мог пробиться к товарищам. Ожидаемых ударов артиллерии по скоплению бандитов так и не было сделано. Спецназовцев постепенно стали охватывать в кольцо боевики, которые имели значительное численное превосходство. Только после этого старший группы 20-го отряда принял решение отойти. Бойцы уходили, отстреливаясь от идущих следом бандитов. Спецназовцам было очень тяжело: они несли на себе тяжело раненного бойца — Николая Исаева, который в первые минуты боя спас жизнь командиру группы, заслонив его своим телом от бандитской пули. Вертолет, высланный командованием для огневой поддержки спецназовцев и эвакуации раненого Исаева, не мог сесть — всюду был густой горный лес, кроны деревьев не позволяли машине опуститься ниже. На базу группа шла 6 часов. Все это время Исаев находился в сознании, но потерял очень много крови. Позже от полученных ран он скончался. За свой подвиг сержант Николай Исаев посмертно был удостоен звания Героя Российской Федерации.

Действовать и ориентироваться в лесу всегда непросто, особенно трудно это делать на незнакомой местности, как это было в горном лесном массиве под Шалажами.
Действовать и ориентироваться в лесу всегда непросто, особенно трудно это делать на незнакомой местности, как это было в горном лесном массиве под Шалажами.

Следующие дни прошли в многодневном поиске бандитов. Какое-то время спецназовцы шли буквально по их пятам. Неоднократно обнаруживали места их ночевок, многочисленные следы на горных тропах. Было видно, что боевики используют вьючных животных. Казалось, еще чуть-чуть, и спецназ догонит гелаевцев. Но те ушли так далеко в горы, что настичь и окружить их необходимыми для этого силами не представлялось возможным, помощь артиллерии и авиации в этих условиях также не играла существенной роли.
То, что пришедшей из Ингушетии крупной бандгруппе спецназ нанес существенный урон, сомнений не вызывало.
В трех боестолкновениях спецназовцы уничтожили более 16 боевиков, по меньшей мере, в два раза больше ранили. Имея опыт ведения боевых действий в горах, офицеры прикидывали арифметику боев: в горах при неоказании квалифицированной первой медицинской помощи человек рано или поздно умрет от потери крови или воспаления. Так что раненые боевики, скорее всего, расстались с жизнью. Моральный дух банды, до этого, судя по всему, рассчитывавшей в горной Чечне найти убежище для передышки после долгого изнурительного похода из Грузии, был сильно подорван. По следу шел спецназ, всякий раз нанося банде урон, ведь в ходе трех боестолкновений с преследующими их разведывательно-поисковыми группами федеральных сил боевики постоянно несли потери. После первых же стычек со спецназом они вынуждены были тратить силы на эвакуацию своих раненых, значит, боеспособность их отряда значительно снизилась. Решение гелаевцев отказаться от дальнейших боевых действий и уйти как можно дальше в дикие горные леса было вполне понятным: бандиты спасали свою шкуру.

Во время действий разведывательно-поисковые группы постоянно поддерживали связь с базой, используя как хорошо известные радиостанции Р-159, так и портативные рации типа «Эрика», «Кенвуд».
Во время действий разведывательно-поисковые группы постоянно поддерживали связь с базой, используя как хорошо известные радиостанции Р-159, так и портативные рации типа «Эрика», «Кенвуд».

Спецназ за почти две недели тяжелейших действий в горах сделал все что мог.
Вскоре после этого операция была свернута, от дальнейшего преследования боевиков пришлось отказаться, чтобы напрасно не рисковать людьми. Весь октябрь «Русь» продолжала выполнять различные разведывательные задачи в Урус-Мартановском районе и в предгорьях, однако боестолкновений, подобных тем, что произошли под Шалажами, больше не было.

 

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Скажи мне, как ты отдаешь приказание, и я тебе скажу, каково будет исполнение.

Михаил Драгомиров

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum