TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Enforce Tac

 

        РУСЬ
     
Как стать спецназом. Чечня. 1994—1996
     
 

ТЕЛОХРАНИТЕЛИ

После Буденновска кардинально изменилась не только общая ситуация в республике, но и характер действий федеральных сил. Наступившее затишье было заполнено бесконечными переговорами с лидерами незаконных вооруженных формирований. Бандиты, словно получившие глоток свежего воздуха после басаевского рейда, вели себя нагло, вызывающе, чувствуя моральную победу.

После Буденновска ситуация в Чечне резко изменилась. Лето 1995 года — пора относительного затишья в боевых действиях, пора бесплодных и затяжных переговоров с сепаратистами...
После Буденновска ситуация в Чечне резко изменилась. Лето 1995 года — пора относительного затишья в боевых действиях, пора бесплодных и затяжных переговоров с сепаратистами...

Основными задачами, поставленными перед отрядом летом 1995 года после событий в Буденновске, стали охрана и сопровождение высших должностных лиц командования внутренних войск, Министерства внутренних дел, Правительства России, представителей миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), прибывающих в Чечню для ведения переговоров с представителями незаконных вооруженных формирований. Именно тогда, с момента назначения генерала Романова командующим Объединенной группировкой федеральных войск в Чечне (эту должность он принял у генерала Анатолия Куликова, убывшего в Москву занять пост министра внутренних дел), его охрану и сопровождение во всех выездах для участия в переговорном процессе выполняли бойцы отряда «Русь». Встречи командующего с лидерами боевиков шли довольно интенсивно.
Столь специфические и ответственные задачи постепенно сформировали и свою, присущую только отряду тактику охраны высших должностных лиц. С каждым днем опыта в этом вопросе прибавлялось. Вечером в командирской палатке до мельчайших деталей разбирался план предстоящего выезда, оговаривались маршруты и порядок движения, даже последовательность размещения техники в колонне, «до слез» инструктировались командиры групп сопровождения по действиям в чрезвычайной ситуации. Кроме этого в отряде сформировался оптимальный состав групп сопровождения и охраны. Опыт показал, что вполне хватает 6 человек. При этом было ясно, что количество людей на броне никак не определяет боевые возможности группы. Шести человек, каждый из которых в случае нападения на колонну знал свой маневр, как показала практика, было вполне достаточно, чтобы отразить нападение бандитов. Те, как правило, всегда рассчитывали на внезапность, которая сеет панику среди попавших в огневую засаду. Однако, встретив грамотный и решительный отпор со стороны спецназовцев, боевики предпочитали покинуть поле боя, не ввязываясь в безрезультатную для них перестрелку. Также в отряде были выработаны наиболее эффективные способы размещения личного состава на БТРах, позволяющие при нападении на колонну, быстро покинуть броню и развернуться в боевой порядок. В каждом конкретном случае отвечавший за выезд командир группы определял, где будут размещены и бойцы сопровождения, и сам охраняемый — под броней, на броне или в автомобиле, следующем в колонне. Естественно, ни в каких уставах порядок охраны высших должностных лиц прописан не был. Ко всему приходили сами, опираясь на опыт, советовались с коллегами из МВД, Федеральной службы охраны. Получая от них информацию, творчески ее переосмысливали, применяя к своим задачам. Все-таки охрана при поездке по Москве и по Грозному в боевой обстановке имеет существенные отличия.
Бойцы отряда обеспечивали охрану практически всех представителей российской власти, а также командования федеральной группировки в Чечне во время  их переговоров с сепаратистами.
Бойцы отряда обеспечивали охрану практически всех представителей российской власти, а также командования федеральной группировки в Чечне во время их переговоров с сепаратистами.

Спецназовская мысль пошла и дальше. По инициативе командующего группировкой внутренних войск генерал-лейтенанта Игоря Рубцова умельцы отряда приварили специальные дуги на боковые люки БТРа. На них навешивались бронежилеты. В устроенной таким образом «укрепленной огневой точке» располагался снайпер или пулеметчик, способный вести наблюдение за большим, нежели из штатной бойницы БТРа, сектором. Неплохо защищенный боец мог вести со своего места более прицельный и эффективный огонь по противнику в случае нападения на колонну.
Все переговоры, как правило, проходили в Грозном, поэтому в течение короткого времени отряд знал город так, как могут знать хитросплетение улиц, переулков и тупиков только опытные таксисты, исколесив столицу Чечни вдоль и поперек. Доверие со стороны командования к действиям отряда по организации охраны было полным. С принятым командиром отряда решением никто не спорил. Для любого выезда готовились, как правило, 3-4 маршрута, при этом движение по ним всегда менялось в хаотическом порядке, дабы избежать засад.
То, что опасность организации засад на высших должностных лиц федеральных войск даже в период затишья, когда шли переговоры, оставалась объективной реальностью, подтвердил случай летом 1995 года.
Итогом долгих переговоров с лидерами дудаевских незаконных вооруженных формирований должно было стать подписание неких окончательных соглашений о ходе дальнейшего урегулирования в Чечне. С этой целью в Чечню прилетел генерал Анатолий Куликов, имевший в тот период уже ранг министра внутренних дел. Завершив переговоры в Грозном, Куликов должен был улетать обратно. Накануне Погодин вместе с генералом Павлом Голубцом, руководившим действиями подразделений МВД внутри республики, дотошно разрабатывали все возможные варианты движения большой «министерской» колонны по городу, порядок размещения в ней техники, взвешивая все «за» и «против», определяли место министра. Вместе пришли к единому решению. С Куликовым выехала группа сопровождения, наиболее опытные бойцы отряда.

В Чечню для участия в переговорах с представителями незаконных вооруженных формирований прибыл секретарь Совета безопасности России Олег Лобов (на фото с командующим группировкой войск генерал-лейтенантом А.Романовым).
В Чечню для участия в переговорах с представителями незаконных вооруженных формирований прибыл секретарь Совета безопасности России Олег Лобов (на фото с командующим группировкой войск генерал-лейтенантом А.Романовым).

Сам же Погодин в этот день с группой разведки направился в ГУОШ (Главное управление оперативного штаба) для получения оперативной информации для работы по адресам в Грозном. На одном из перекрестков города Погодин встретил колонну министра. Та, двигаясь из Старых Промыслов, повернула на Петропавловское шоссе и пошла в аэропорт Северный. Министр, видимо, принял решение улетать в Москву не из Ханкалы.
Погодин поехал в центр по одному из маршрутов, подготовленному для движения министерской колонны на Ханкалу. При подъезде к мосту через Сунжу, где стоял блокпост, разведчики попали под обстрел, который велся из нескольких многоэтажных домов, стоящих невдалеке. Подъехав к мосту, бойцы отряда спешились и заняли оборону внутри блокпоста, где отчаянную ответную стрельбу вели около десятка охранявших его омоновцев. Погодин быстро оценил ситуацию. Евгения Николаевича смутила почти демонстративная стрельба, открытая боевиками. Никакого серьезного урона укрывшимся за бетонными блоками она принести не могла. Погодин рассредоточил бойцов внутри блокпоста так, чтобы сразу организовать круговую оборону.
Серьезные опасения вызывали здания, стоящие чуть поодаль. Там вполне мог засесть снайпер. Опасения оборвались в тот момент, когда вдруг резко вскинул голову один из омоновцев. Из его горла хлестала кровь. Так и есть — из тех самых домов, стоявших в стороне, начал работать снайпер. Прицельным огнем из БТРа отряда огневые точки бандитов удалось быстро подавить. Стрельба моментально стихла, боевики ушли. Замысел бандитов, устроивших прямо у блокпоста засаду, стал ясен. Скорее всего они ждали не одинокий БТР разведки, а колонну министра. Приняв бронемашину за головной дозор, открыли огонь в надежде на то, что перед мостом колонна, попавшая под обстрел, снизит скорость, а то и вовсе остановится. И тут в дело должны были вступить снайперы. Однако Куликов принял решение вылетать не из Ханкалы, а из Северного. Замысел бандитов сорвался.
Кроме организации охраны летом 95-го года отряд принимал активное участие в специальных операциях совместно с СОБРом, ОМОНом, работая по информации, полученной в Главном управлении оперативного штаба (ГУОШ). Как правило, действовали по конкретным адресам в чеченской столице, разделившись на несколько групп захвата. Этим занимались практически через день, при этом порядок взаимодействия с милицейскими подразделениями был отработан четко.

Отряд обеспечивал охрану и сопровождение должностных лиц командования внутренних войск.
Отряд обеспечивал охрану и сопровождение должностных лиц командования внутренних войск.

Возвращаясь к организации охраны, отметим, что опыт отряда в этом вопросе был столь существен, что позволил разделить вероятные маршруты по категориям сложности, точнее, опасности. Хотя абсолютно безопасных путей не было вообще. Безопасность охраняемого лица в любом случае зависела от командира отряда и командира группы сопровождения, их предусмотрительности, профессионализма. В число маршрутов, по которым двигаться можно было только в экстренных случаях, а лучше бы не ездить вовсе, входил путь по Ханкальской улице через тоннель на площади Минутка. Присвоить этому маршруту высшую категорию опасности заставили несколько происшествий, случившихся с группами отряда на Минутке и вблизи нее.
В один из дней командующий группировкой внутренних войск на двух БТРах отряда выехал в населенный пункт Пригородное для расследования произошедшего там преступления — в селе ночью расстреляли целую семью русских жителей. Возвращаясь в Ханкалу, БТРы на Минутке попали в неприятную ситуацию. Бронемашины, выезжая из тоннеля, столкнулись с двигавшейся им навстречу массовой похоронной процессией чеченцев. Люди в толпе были озлоблены и шли прямо в тоннель. БТРы замедлили движение. Двигаться назад машины уже не могли, свернуть с дороги, пропуская процессию, тоже — справа и слева были бетонные стены. Командиру группы, сопровождавшей командующего, следовало немедленно решить, как действовать дальше. В той сложной ситуации он принял единственно правильное решение. Задраив все люки, посадив людей под броню, командир дал команду водителю ехать медленным ходом сквозь толпу. Люди вынуждены были расступаться, чтобы пропустить бронемашины. В Ханкалу прибыли без происшествий, однако стало ясно, что если боевики выберут такой способ организации нападения на колонну, то достичь успеха им будет несложно.
Здесь же, вблизи Минутки, на Ханкальской улице БТР, на котором находилась группа во главе с заместителем командира отряда подполковником Владимиром Ивановым, был обстрелян из гранатомета прямо со стороны моста над тоннелем. В результате двое бойцов отряда получили ранения. Благодаря грамотным и решительным действиям спецназовцев, которые мгновенно рассредоточились на местности вокруг тоннеля и, заняв выгодные позиции, нанесли бандитам решительное огневое поражение, больших потерь удалось избежать. Место для организации засады было очень удобным. На Минутке еще в январе артиллерия и авиация разнесли все окружающие высотные дома, кругом были битые железобетонные конструкции, которые никто не контролировал. Поэтому в дальнейшем движение по этому маршруту в отряде старались исключать.

 

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Тот, кто господствует на море, хозяин положения.

Марк Туллий ЦИЦЕРОН

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum